Авторизация

Ростки Веры. Воспитание детей

Эстер Оффенгенден

Rostki_veri

Большой стакан и маленькие стаканчики

Как воспитывать детей, чтобы у них была вера в Б-га?

Вера рождается в сердце. Нужно очень постараться, чтобы она распространилась на остальные наши части.

Р. Нахман из Бреслава

Если дети уже родились, начинать их воспитывать — поздно.

Хорошо, что никогда не становится окончательно поздно.

Ребе из Гур, автор Бейт Исраэль

Интересное наблюдение — чем выше духовный уровень родителей, чем серьезнее они думают о своих отношениях с Всевышним, тем более важным им кажется вопрос «Как воспитывать детей, чтобы они верили в Б-га?». Чем меньше сами родители заинтересованы в духовности, тем более тривиальным и простым считают они этот вопрос.

В ставшей классической книге рава Вольбе «Сеять и строить в воспитание детей» сказано: настоящим воспитателем веры может быть только тот родитель, который может воспитать веру в себе.

Р. Вольбе приводит пример Авраама Авину. Всевышний изменил ему имя. Авраам — «отец многих народов». Огромному количеству народов он «показал» реальность Всевышнего. Он сам воспитал веру в огромном количестве людей. Посмотрите, что получается. Авраам не родился в такой семье, где его научили бы верить во Всевышнего. Сначала он сам воспитал в себе веру, и когда в нем этот огонь стал сильным, чистым, ярким, — загорелись другие.

Представьте, что нужно перелить воду из большого стакана в маленькие стаканчики. Если воды в стакане мало, возникают две проблемы. Первая — это сложно сделать. Вторая — вода быстро закончится.

А если стакан наполнен так, что вода переливается через край, стаканчики наполняются как бы сами собой, потому что их достаточно только поднести к переполненному стакану, никаких других усилий делать не нужно.

Итак, изначально воспитание веры и построено на воспитании веры в себе.

Совет: когда мне кажется, что моим детям не достаёт веры и я хочу им помочь, сначала следует спросить себя: «Где я сам относительно Всевышнего?»

Что такое вера?

Вначале голубю очень мешали крылья. «Крылья — чтобы летать!» — сказал ему Б-г.

Мидраш Бэрейшит

Есть вещи, с которыми человек рождается. Например, инстинкт самосохранения, чувство голода и жажды. Этому не нужно учиться. Иначе мы бы не выжили.

Одно из качеств, присущих нам от рождения — вера. Мы верим в любом случае. Выбор человека — это только во что верить.

В одном университете провели интересный эксперимент. Оказалось, что из 3 тысяч профессоров примерно 2 тысячи пользуются услугами гадалок и им подобных. И это люди, которых уже никак нельзя обвинить в отсутствии образования!

Человек верит в любом случае. Вопрос — во что. Наша способность верить проявляется каждую секунду. Мы приходим в магазин, покупаем нечто в закрытой банке, на которой написано «Соленые огурцы», — верим. Кто сказал «Откройте и докажите»? Или «Почему я должен платить деньги за то, что я не вижу?»? Мы ничего этого не делаем — без проблем. Были случаи, когда люди открывали банку, а там оказывалось… что-то другое! Все равно продолжаем покупать.

Представьте: больной сбежал из сумасшедшего дома, забегает в магазин, за ним погоня. А вы в этот самый момент покупаете хлеб. И вот он, пробегая мимо вас, громко кричит: «Люди! В этом магазине все отравлено!». И несется дальше. Тут его скручивают, затаскивают в машину и увозят. И все это случается прямо на ваших глазах.

Вы купите хлеб в этом магазине? Поставили такой эксперимент, и оказалось, что абсолютное большинство людей к этому магазину не подойдут. И когда этих людей спрашивали, неужели они поверили сумасшедшему, они отвечали, что, конечно, не поверили, но сомневаются, и… аппетит пропал.

Мы верим всему, чему угодно. Верим постоянно.

«Откуда он знает? Если сказал, значит знает…»

«Одна женщина сказала. Мы с ней стояли в очереди, и она сказала — точно».

«В газете написано».

Масса источников, железные данные! — и мы верим. Невозможно жить по принципу: не верь никому и ничему и всегда все проверяй. Это нереально. Мир построен на доверии. Самый болезненно недоверчивый человек, не выходящий из своей квартиры, заказывает еду по телефону. И верит в то, что он положит в рот.

Вдруг, когда дело доходит до Творца мира, Которого можно увидеть в каждой молекуле… Можно почитать, поучить, сегодня есть такое количество литературы! Говорят: «Что-то я не верю!», «Очень тяжело поверить!», «Я такой человек, мне везде и во всем нужны доказательства». Такой человек, а консервы покупал — без доказательств.

2 вывода:

1. Некоторые считают веру чем-то особенным. Бывает только у особенных людей или в особый момент жизни. Очень важно знать, что вера — это одна из основ человеческой личности.

2. Человек не может жить, не веря. Раши пишет, что яма вообще не бывает пустой. Если она не будет наполнена водой, то в ней соберутся пауки и скорпионы. Пустой она не будет. Или вода — это намек на Тору, или всякая гадость. Если человек не будет верить в Тору, он будет верить во все, что угодно — оглянитесь вокруг. Попробуйте найти хоть одного неверующего человека. Каких только идеологий вы не встретите. Деньги, здоровый образ жизни (только ортодоксально — такой!!!), секты, измы — все, что угодно. А этот  выгодный бизнес — придумывать религию самостоятельно?

Поэтому вопрос о путях воспитания детей в вере имеет особое значение. Не люксус: сделаю ребенку подарок, помогу увидеть, что есть Всевышний. Сделаю себе подарок — начну жить с ощущением, что есть Всевышний. Это — основа! Ведь если я не буду верить искренне и честно, что Он есть, у меня там столько «пауков и скорпионов» поселится!

Очень интересно разбираться самому с собой — сколько верований и суеверий у нас внутри, например:

— Я верю, что отношения между людьми должны быть только такими, а не иными.

— Я верю, что мой муж и дети должны поступать так, а не иначе.

— Я верю, что в моей жизни все должно случаться так, а не иначе.

И когда оно не так, я страшно разочарована!

Вера — одна из мощнейших энергий, за счет которых мы живем. Представьте себе только, сколько мы этим пользуемся! Просто атомная станция внутри нас. Или она движет нас вперед, или «устраивает» внутри нас такие противоречия!

Пройдя муки концлагеря, Виктор Франкл в своей знаменитой книге «Человек в поисках смысла» говорит: если держишься за Всевышнего, можно вынести все. Если каждый раз ищешь, за что ухватиться, невозможно вынести практически ничего.

Как можно коротко сформулировать, что такое вера?

Варианты, которые я получила на последнем занятии с родителями:

«Я знаю, что Он есть»,

«Я знаю, что Он есть и что Он меня направляет»,

«На все Его воля»,

«Все, что есть, — Он»,

«Все мои страдания — это тренировка, чтобы я что-то сделала с собой»,

Еврейское определение веры звучит так: «Нет ничего, кроме Него».

Я хочу, чтобы вы обратили внимание на маленькое отличие по сравнению с высказываниями, приведенными раньше. Т.е не просто «Я знаю, что Он есть» и не просто «Все от Него». — «Нет ничего, что было бы не от Него».

И тут действительно очень интересно себя проверить. Когда я страшно переживаю за все, что угодно: за то, что денег на счету не хватает, волнуюсь за здоровье, о ребенке, о своих отношениях с кем-то — в моем мире действительно «нет ничего, что не от Него»? Или — «Еще как есть! Хотя Он тоже есть».

Воспитание ребенка должно начинаться с воспитания себя.

Какие у меня с Ним отношения? Близкие? Или мы с Ним — «дальние родственники»? Иногда встречаемся…

Я Ему молюсь — потому что мое сердце к Нему рвется, Он мне нужен! У меня есть проблемы — это возможность попросить Его мне помочь.

Или мою молитву можно сравнить со звонком подростка из летнего лагеря. Знает, что должен каждый день звонить маме. И вот позвонит и говорит скороговоркой: «Мама, все в порядке, я занят, я побежал» — ?

Вера = доверие + тренировка

Очень интересно — у слова «вера» (эмуна) на иврите есть однокоренные слова — «доверие» (эмун) и «тренировка» (имун). О воспитании веры можно сказать так: доверие плюс тренировка равняется вера.

Доверие к родителям

Ребенок не может представить себе Б-га, потому что у него нет еще абстрактного мышления. Но ребенок видит своих родителей и может им доверять. Ребенок, который доверяет своим родителям, сможет доверять Б-гу. Ребенку, который не доверяет родителям, будет сложнее доверять Всевышнему.

Насколько мы как родители честны. Насколько отвечаем за свои слова, выполняем свои обещания. Насколько наше «нет» — действительно «нет». Умеем ли устанавливать границы. Берем ли на себя ответственность. Можем ли признаться в ошибке и попросить прощения. И т.д.

Ребенку, который растет с ощущением, что нет стены, на которую можно опереться, нет руки, которая остановит и не даст сделать глупость, будет сложнее простроить веру.

Постоянные тренировки

Вера растет в ребенке, когда родители обращают на это внимание, открыты разговорам на эту тему, открыто ему показывают, насколько для них самих важно то, что с этим связано.

Настраивая антенны

У каждой профессии есть свои инструменты. Инструмент воспитателя — любовь к детям.

Рабби из Клойзенбурга

Можно поиграть в ассоциации. Когда мы слышим слово, обозначающее какое-то понятие, первая ассоциация показывает, каково в действительности для нас содержание этого понятия. Очень интересно послушать, что у ребенка ассоциируется со словами «вера» или «молитва».

У некоторых подростков, например, со словом «вера» ассоциируется — «страх», или «наказание». Рядом со словом «молитва» бывает слово «занудство», «скука».

Мы, взрослые, понимаем, что это не относится ни к вере, ни к молитве. Зато сколько ответов о ребенке, его чувствах, о том, какая помощь ему необходима, о том, как ему преподносится понимание духовных основ, можно получить!

Возможно, мама такого подростка чувствует, что ее назначение в этом мире состоит в том, чтобы поймать момент, когда ее ребенок ошибается, делает плохо, поймать его на «горяченьком» — чтобы помочь исправиться, разумеется! «Как ты помыл руки? — Иди, перемывай!» А если помыл хорошо, то это естественно и просто не замечается.

Создается иногда ощущение, будто глаза мам — это специальные «антенны», предназначенные «ловить» на плохом.

Первое, что мы должны сделать для себя: наши «шпионские» органы, умеющие, как с увеличительным стеклом, находить все проблемы свои и близких, — настроить на поиск положительного.

Если в данный момент у меня в жизни задача — учить детей вере, что я делаю? Я, как шпион, ищу с увеличительным стеклом, когда они сделают что-то хорошее, за что их можно похвалить, восхититься ими, порадоваться за них. Это может касаться мицвот, молитвы, общения с Всевышним, интересного вопроса, всего, что угодно, что каким-то образом связано с верой. И, найдя это, — умираю от счастья!

Чтобы это сделать искренне, надо вначале настроиться. Мидраш сравнивает воспитание детей со стрельбой из лука. Чтобы стрелять из лука, необходимо сделать 3 вещи: нужна цель, нужен лук и нужно вовремя стрелу отпустить. И сейчас мы формулируем цель.

Например, моя цель: помочь ребенку полюбить молиться. Для этого необходимо: найти, когда ребенок ошибся, забылся и сам по себе, без моего напоминания, взял и помолился. Совсем неважно, почему он это сделал. Ведь моей целью было: не упустить этот момент. И когда я смогла — ура! Теперь можно: описать, какой он молодец, какое замечательное дело сделал, воспользоваться знанием о том, что для него действительно важно, и поощрить (например, использовать 5 языков любви, и т.п.).

Самопожертвование

Моя душа в протянутой руке. Я Тору не забыл. Тэилим, 119, 109

Высшее проявление веры — готовность к самопожертвованию. Это тяжелая для современного человека тема, но важно ее понимать и уметь объяснить.

Обратите внимание: «За весь период войны общее число награждённых за героизм распределялось: русские составляли 66,49%, украинцы — 18,43%, белорусы — 3,35%, татары — 1,88%, евреи — 1,73%, казахи — 1,04%».

В расчёте на 100 000 населения эти цифры выглядят следующим образом: русских — 6149, евреев — 5324, украинцев — 4804, татар — 4054, белорусов — 3759, казахов — 3116 чел.

Все знают о баснословном проценте евреев, погибших «За Родину, за Сталина».

И такие примеры можно найти на любой странице нашей истории.

Например, в венгерской освободительной войне принимали участие евреев 0,4 процента. А погибли — 12%.

Мы, евреи, умудряемся геройствовать, погибать, воодушевляться в любой ситуации. Мы умудряемся героически отдавать душу за разные идеалы. Самопожертвование — эта наша национальная особенность. Очень важно правильно воспитывать детей и себя. Человеку необходимо знать — ради чего живу и ради чего готов умереть.

Мы хотим, чтобы дети знали: единственное, ради чего стоит отдать свою жизнь, — это действительно идеалы веры. Если человека заставляют совершать предательство или убийство и если его заставляют, как делали это фашисты, проклинать Тору ради унижения его человеческого достоинства. Когда человека заставляют убить. Т.е. есть определенные единичные случаи, когда Тора требует, чтобы мы были готовы «умереть, но не нарушить».

Очень важно научить этому детей по двум причинам. Первая — потому что это заповедь. А второе: если не научим, будет самопожертвование за чужие идеалы, «за Родину, за Сталина» и т.п. Всегда найдется, куда употребить это самопожертвование.

Как мы это можем делать? Рекомендуется — через рассказы. При этом выбирать такие рассказы, в которых люди в сложных, действительно трагических ситуациях, были готовы к самопожертвованию. Им было трудно, но для них это было действительно важно и они это делали. Не рассказывать детям истории про то, как люди ломались, не выдерживали и т.д. Особенно — не рассказывать об этом маленьким детям. Когда они подрастут, тогда уже можно им показывать разные варианты. Но мир маленьких детей — черно-белый.

Вопросы!!!

Без вопросов нет ответов.

Правило в учебе.

Всем известно, что дети — страшные «почемучки», что они любят задавать вопросы, которые касаются веры, Всевышнего, устройства мира. Спрашивая, они проявляют свое доверие к нам. И эти вопросы — самая классная, самая замечательная вещь для воспитания веры, которая только может быть.

Это благословение, если ребенок задает вопросы, любые. В том, что касается веры, — нет «нехороших» вопросов. Понятно, что дети задают вопросы по возрасту. Маленький ребенок спросит, кто сделал звезды. И это классная возможность рассказать ему о Всевышнем, но это надо делать с умом. Часто родители не отвечают, а отмахиваются.

«Кто все это сделал?»

Например, родители хотят воспитать ребенка верящим в Б-га. Ребенок спрашивает: «Кто сделал звезды?». «Всевышний», — отвечают ему. «Кто сделал небо?» — «Всевышний». «Кто сделал дом?» — «Всевышний». «Кто сделал море?» — «Отстань, я тебе уже сто раз это сказал — Всевышний!». После такого объяснения ребенок идет по улице, видит строящийся дом и говорит: «О, вот это Всевышний?»

Очень важно не перепутать, чего же я на самом деле хочу. Я хочу дать ему понять, кто же такой Всевышний, или я хочу отделаться от его вопросов и заняться своими делами. Если хочу сказать ребенку, что мир сотворил Всевышний, это не значит, что я должен сказать ему: «Дом сотворил Всевышний». И если подумаю, я найду способ объяснить ребенку различие между «Кто сделал звёзды?» и «Кто сделал дом?». Я могу сказать ему о том, что Всевышний дал людям возможность приобрести знания, необходимые для построения дома, благодаря которым архитекторы, проектировщики, инженеры смогли вначале нарисовать дом, составить чертежи каждой его части, а затем рабочие смогли воплотить это все в жизнь. Всевышний дал людям силы, при помощи которых они могут построить дом.

Это дерево выросло из зерна, из семени. Зерно вышло из прошлого дерева. А вот первое дерево было создано Всевышним.

«Где Всевышний?»

Или есть такой замечательный вопрос, все дети его задают: «А где Он вообще находится, этот Всевышний, почему я Его не вижу?».

Ответ на этот вопрос зависит от возраста ребенка. Рав Вольбе пишет, что очень важно ни в коем случае не сказать маленькому ребёнку: «На небе». У ребенка при таком ответе автоматически возникает следующий вопрос: «Что Он там делает?». На самом деле, это просто вариант ответа: «Дом строит Всевышний». У ребенка сразу возникает ассоциация — по небу летит самолет, а если там и Всевышний, как они не сталкиваются? И вообще, что это — небо, и что мы имеем в виду, когда говорим это слово. Рав Вольбе рекомендует ответ: «Везде». Всевышний везде и во всем. Есть такая детская песенка на иврите: «Б-г и здесь, и там, и Он со всех сторон».

Но если ребенок еще маленький и подвержен ночным страхам, ни в коем случае не следует говорить ему: «Он здесь, но ты Его не видишь». Для нас значение слова «везде» очевидно: если «везде», то здесь тоже. Для ребенка же это вовсе не очевидно. Везде — это знание. А если Он здесь, а ты Его не видишь, а потом тебя уложили спать и вышли из комнаты, а здесь Кто-то такой невидимый остался, поди знай, Кто, а ты еще маленький, а этот Невидимый здесь, и Он везде. И от Него невозможно спрятаться даже под одеяло.

Главная идея всего нашего воспитания — все, что касается Всевышнего, должно идти только на положительных ассоциациях.

«Почему есть боль и злодеи?» 

Одна мама рассказала: «Когда у меня заболел младший ребенок, старший спрашивал, почему ему больно, он плачет, зачем Всевышний так сделал, что ему больно? Я ответила, что Всевышний хочет, чтобы он научился преодолевать трудности. Для него это был хороший ответ».

Вы знаете своего ребенка, вы чувствуете, как с ним надо поговорить, что ему надо сказать. Идея такая: ребенок должен быть уверен, что Б-г его любит, что Всевышний — это хорошо, это добро. С маленькими детьми вообще не говорим про наказание.

Мы уже обсуждали, как ответить, если ребенок задает вопрос, почему есть зло, воры, убийцы. Это замечательная возможность сообщить ребенку несколько вещей. Одна из них — что у каждого человека есть свобода выбора. И свобода выбора — это очень-очень важная тема, и нужно как можно раньше дать ребенку понять, что он выбирает, и эти люди, о которых он спрашивает, они тоже выбирают.

Всевышний дал им жизнь, Он дал им способности. Он дал им возможность выбирать хорошее или плохое, и они сами сделали свой выбор. Человек, к сожалению, может выбрать плохое. Но, к счастью, человек может исправиться.

«Я правда в это верю?»

Бывает, что даже дети, выросшие в религиозных семьях, в определенном возрасте начинают говорить о том, что они в Б-га не верят. Сомнения, поиск себя — это типичная ситуация у подростков.

Учительница в религиозной школе обсуждала с подростками такой вопрос: «Что лучше: быть “вернувшимся к вере” или родиться в религиозной семье?».

Она хотела показать девочкам, что есть люди, которые вернулись к вере, и все, что они делают — прочувствовано. Они Всевышнего по-настоящему ищут, по-настоящему хотят к Нему приблизиться. Мы же так родились, поэтому возможно, наше выполнение того, что от нас требуется, — привычка и что-то мы делаем автоматически. Учительница говорила о том, что в какой-то момент жизни любой человек должен задать себе вопрос: «Я правда в это верю?».

Многие дети заинтересовались, пришли взбудораженные и продолжили обсуждение дома. Такой урок позволил родителям поговорить с детьми, показать книги, интересные статьи по этой теме, посовещаться, какие доказательства существования Всевышнего можно привести на следующем уроке и какие из них интереснее.

Обратите внимание. Пойман момент, когда ребенок сам над этим задумался, заинтересовался, захотел узнать об этом подробнее, когда у него появились вопросы!

«Не хочу молиться»

«У меня вопрос о молитве в школе. В прошлом году у моего сына была учительница, она объясняла все, давала тексты с нэкудот (огласовками), все у него было прекрасно. А в этом году другая учительница, у нее другой подход и отношение совсем другое. И сын жалуется, что ему очень тяжело, не хочет молиться, и я не знаю, что с этим делать.

Мальчику стало тяжело молиться. Нэкудот не дают, соревнования, кто сделает это лучше, тоже нет. А мальчик еще говорит, что в классе есть один ребенок, который просто очень быстро говорит, и он за ним не успевает».

Мне кажется, что это фантастическая возможность поговорить с ребенком о том, зачем мы молимся. Можно предложить ему написать, чего бы ему в жизни хотелось, чего ему не хватает. И чтобы эта записка была рядом с ним. «Слушай, как здорово! Вам в школе дают специальное время на молитву, положи себе в книгу этот список. Ты для себя каждый день можешь решать, что для тебя важнее, что ты сильнее хочешь попросить у Всевышнего».

«Молюсь, а не получаю»

«Вопрос: как объяснить ребенку ситуацию, если он просит-просит, а выходит все ровно наоборот? Это же не идет как обмен: я Тебе сейчас молюсь, а за это Ты мне должен дать то-то и то-то. Ребенок, допустим, хотел велосипед и получил его. Или не получил его. Бывает же по-разному».

Если ребенок уже достаточно взрослый, можно спросить у него: как он думает, если он будет просить что-то, ему точно это дадут? И вместе прийти к выводу, что бывает — получает точно то, что просит, бывает — получает только частично, а бывает, что совсем не получает. Можно обсудить с ним — почему так бывает.

На самом деле, интересный вопрос: что мы рассказываем детям. Истории, которые мы выбираем. Если вы чувствуете, что ребенок может быть разочарован, что молитва не получилась, стоит ему рассказать историю, когда человек очень искренне и долго молился о чем-то, не получил то, что так сильно хотел, а молитва взлетела на небо и очень-очень помогла его близким. Есть много таких красивых рассказов. Эти истории дадут ребенку ощущение, понимание, насколько все — не зря.

Источник: http://toldot.ru/jfamily/children/children_13933.html