Авторизация

Приоткроем дверь в еврейскую спальню

Виктория МАРТЫНОВА

Невероятно, но факт: в Америке и России бестселлерами стали книги, посвященные проблемам еврейского секса. Правда, не всякого, а того, который практикуют ультрарелигиозные семьи. А свет­ские люди живут рядом и многих тайн этой странной жизни не знают. Хотя давно пора бы. Итак, заглянем в еврейскую спальню, где вроде все, как у всех, но вместе с тем несколько по-другому...

Priotkroem_dver_v_evreyskuyu_spalnyu

Даже при беглом взгляде на религиозные семьи, производит потрясающее впечатление их совершенно иная, другого темпа и ритма жизнь. Их уклад кажется раздражающе старомодным и вызывающе прочным: много детей, и «всю дорогу» одна семья. Кое-кто из светских завидует: мол, счастливые, никаких проблем... Большинство же косятся вслед: работать не надо, вот и заводят детей, сколько Б-г даст, ну а при десяти-то отпрысках, какой уж там развод...

Особое отношение вызывают дважды израильтяне, «вернувшиеся к ответу», ставшие религиозными. Потому и решили мы заглянуть в кварталы, куда не всякий из нас отваживается зайти. Наш проводник и консультант – профессиональный психолог, лектор Эстер Офенгенден. Она – член группы, специально организованной для помощи русскоговорящим «хозрим бэ-тшува». Вместе с мужем Гецелем она дает советы таким семьям.

Три стороны треугольника

– Эстер, как так получается, что наши люди, выросшие в советской среде, пережившие разводы и неприятности в родительских семьях, став религиозными в Израиле, вдруг становятся идеальными женами и мужьями, заводят много детей и еще других к себе притягивают, так сказать, личным примером.

– Ну начнем с того, что все это далеко не так. Действительно, у тех, кто сам вырос в религиозной семье, где было много детей и папа с мамой хорошо знали свои роли, процент разводов очень низкий. В израильском ультрарелигиозном секторе процент разводов – менее одного-двух от общего числа пар, в то время как в светском он приближается к пятидесяти. Но эта ситуация характерна лишь для тех, кто вырос в семьях с еврейскими традициями. У тех же, кто рос в обычных советских семьях, переживал разводы, ситуация иная. Нормы среды здесь совершенно иные. Мои дети учатся в школах для ультрарелигиозных, и в их классах нет ни одного ребенка, родители которого состоят в разводе. А я вот училась в хорошей московской школе и была лишь одной из трех одноклассников, у кого родители продолжали состоять в браке. Да и то, отчим моего отца вступал в брак пять раз. А бабушка дважды выходила замуж. Социальные потрясения, произошедшие на нашей «неисторической» родине, здорово повлияли на еврей­ские семьи, разрушили традиционный уклад, и теперь, когда люди пытаются к нему вернуться, они испытывают огромные трудности. Они не знают тех самых ролей жены и мужа, матери и отца, которые хорошо знали наши не столь уж дальние предки, жившие в еврейских общинах. Потому трудностей в отношении семейной жизни, которые испытывают те, кто вернулся к традициям, очень много.

– Но почему потребовалось создавать специальные группы поддержки из религиозных психологов, при том, что в Израиле психологов явное перепроизводство?

– Потому что обычные психологи, которые принимают посетителей, руководствуются американским подходом: тебе плохо в сложившейся обстановке, тебя что-то не устраи­вает в партнере, – так зачем терпеть, разойдись, и живи себе спокойно. Но, во-первых, этот подход не соответствует тому представлению о браке, которое декларирует Тора. А во-вторых, религиозные люди, прожившие пять-шесть лет в браке и попавшие на консультацию, имеют другое мнение о ценности семейных уз, кроме того, обычно у них уже есть, как минимум, трое детей, и понятно, что развод для них крайне нежелателен. Поэтому возникла необходимость консультировать людей, испытывающих проблемы в семейной жизни, с другой точки зрения, с позиции Торы, хотя и, безусловно, со знанием всех современных теорий, существующих в сексологии.

– И как выглядит основной постулат?

– Психологи говорят, что семейная жизнь – это всегда треугольник. Например: он, она и ребенок. Или он, она и теща. (Этот вариант треугольника часто приводит к разводам.) В еврейском же толковании треугольник выглядит так: муж, жена, и Всевышний. Мы считаем, что пара, ставшая под хупу, получила благословение Б-га. И сбалансированность отношений в этом треугольнике и делает семью счастливой. Если супруги ведут себя так, как им предназначено Всевышним, то у них все хорошо.

– Позвольте, а где же дети, почему их роль в семье не подчеркивается? Однажды у Габриэля Гарсиа Маркеса я прочла, что дети для супружества – совсем не основная опора. Более того, он рассматривает потом­ство как наименее значимую часть супружества. Что за странности! Ведь это сказано вопре­ки мнению, которое складывалось годами. Но неужели и для еврейского дома дети – не главное? И это при том, что их может быть даже десять, а то и больше?

– Представьте себе, что да: дети не являются одной из сторон этого треугольника, потому что они не являются опорой конструкции. Так заведено, чтобы дети могли оставаться свободными, чтобы дом уцелел и после того, как они его покинут. Настоящая еврейская мамочка не должна довлеть над своими сыновьями, в этом и состоит главный принцип. Чтобы не было, как, помните, у сатирика Задорнова, молодой человек знакомится с девушкой и все время ей говорит: «Это я спрошу у мамы, и это я спрошу у мамы...» Он несвободен, и это неправильно.

– Так что же тогда главное?

– Психология, сексуальные отношения и «нида» – законы чистоты семьи. Тора считает сексуальные отношения между мужем и женой суперважными.

– Кажется, наши люди, даже те, которые весьма далеки от религии, наслышаны о том, что запрет на сексуальные контакты в определенные (так называемые «критические») дни женщины являются основным для семей, которые хотят соблю­дать обычаи. Но как это работает на практике?

– «Нида» – один из устоев еврейского семейного укла­да. Считается, что евреи испытывают высшие мгновения откровения лишь в нескольких случаях – в Йом Кипур, в Рош-ѓа Шана, в Песах – когда открывают дверь для Элияѓу ѓа-Нави, в Шавуот и... всякий раз, когда муж и жена «вместе», и «если они все сделали правильно».

Интересно, что странная на первый взгляд еврейская идея о том, что муж и жена должны иметь запретные дни, когда им запрещено приближаться друг к другу, поддерживается современными психологами. Описание необходимости запрета на сексуальную жизнь в определенные дни месяца есть, например, у Келли, у Джонса. Уже давно в перечень практических советов супругам включается и пожелание периодически ночевать в разных постелях.

Так что пресловутая раздвижная кровать, которая кажется «нелепостью» кое-кому из светских, вполне оправдана специалистами, даже теми, кто не имеет отношения к иуда­изму­.

Между прочим, в обеспе­ченных семьях во многих стра­нах принято мужу и жене иметь отдельные спальни. 
Но у запрета, продиктованного принципами «нида», обнаруживается и нечто мистическое.

– Это все теория, но как люди, которые так жить не привыкли, к этому приспосабливаются?

– Конечно, им совсем не просто. Особенно много сложностей возникает там, где муж и жена приближаются к религии, так сказать, в разном темпе. Была у нас, к примеру, пара, где она очень хотела соблю­дать все требования законов чистоты еврейской семьи, а он был еще совершенно к этому не готов.

– Легко представить себе гнев такого «неподготовленного» мужа, когда кроме привычной причины отказа в ласке типа «голова болит», ему пришлось выслушать, что у нее «запретные дни» и что она должна их все соблюсти...

– Да, на самом деле муж почувствовал себя глубоко оскорбленным. Он достаточно спокойно и снисходительно относился к тому, что жена слушает лекции на религиозные темы, но когда она захотела изменить сложившийся уклад­ их жизни, он выразил – и достаточно активно – протест! А не стоит ли за этим настоящая измена?! Проверив и убедившись, что соперника нет, он, тем не менее, не испытал облегчения. От того, что происходила «измена со Всевышним», ему легче не стало! Он по-прежнему отчаянно ревновал. Он не мог и не хотел ждать. Потребовались долгие и неоднократные беседы для того, чтобы он попытался понять жену.

– А наоборот бывает? Когда женщина, что называется, «хочет», а он отказывается от близости, потому что считает, что она в эти дни для него запретна?

– Да. И этот вариант обычно оказывается значительно более тяжелым. Потому что если женщина считает, что ею пренебрегли и ее чары поставлены под сомнения, она применит тысячи способов обольщения, и устоять мужчине будет трудно. И если при этом его притягивает традиционный образ жизни, он будет мучиться и страдать. Одна такая пара пришла к нам на консультацию после... семи лет мук, разлуки и сомнений в себе и друг в друге. Жена не приняла стремления мужа к еврейскому закону. Изо всех сил она старалась притянуть его к себе, изобретала всевозможные способы повышения женской привлекательности, и он страдал, заставляя себя удерживаться от соблазна. Поэтому при первой же возможности он сбежал из дому и поселился в другом городе. Иногда он приезжал навестить детей, но к жене не подходил. Она смотрела на него, и у нее от обиды и боли сжималось сердце. Нам пришлось долго убеждать жену в том, что его требования не каприз и что их можно принять для собственной пользы.

Впрочем, этот запрет, сам по себе лишь выявляет противоречия, существующие между супругами. Если кто-то из них привык диктовать, то ему трудно смириться с изменением привычек, которые предлагает ему партнер.

– Ну а кашрут? И проблемы вокруг «это ешь, это не ешь»?

– По степени сложности никакая из проблем, в том числи и кашрут, не сравнятся с проблемами в сексуальной сфере. Мы пытаемся помочь нашим подопечным разрешить их и стать счастливыми.

Добро пожаловать в реальность!

Решившись задавать вопро­сы о еврейской спальне, не миновать и главного: а имеют ли право предохраняться религиозные жены? Современные светские женщины, особенно на нашей «неисторической» родине, вопрос о количестве детей решали по принципу: «Четыре? Три? Два? Один!» И предпочитали иметь всего лишь одного ребенка. Большинство семей в Израиле заводят трех-четырех. Но десять-то зачем? Глядя на усталую, «хронически беременную» женщину, за которой мал мала меньше семенит выводок детишек, светские сочувственно вздыхают: понятное дело, давно бы остановилась, да религиозные законы не позволяют...

– Неужели в религиозных семьях и поныне не допускаются контрацептивы? – спросила я Эстер Офенгенден.

– Прежде всего, я хочу заметить, что светские и религиозные смотрят на одну и ту же проблему совершенно по-разному. Светские думают: «Вот уж бедняги эти религиозные, и уж умучалась женщина рожать без конца, света белого не видит, за границей не бывает, одни кормления да подгузники, и на организм нагрузка какая – семь-восемь родов подряд... Кто же это выдержит? Так ведь муж не разрешает к врачу обратиться...»

А религиозные, напротив, встретив на улице симпатичную светскую женщину, рядом с которой бегут всего два малыша, думают: «Вот невезуха! И ведь наверняка ей хочется еще детей, да муж, видать, против. Хоть бы к раввину, что ли, сходила за советом, подсказал бы как мужа убедить...».

Таково противоречие. Разница подходов. Женщина, которая следует традициям, стремится иметь большой дом, большую семью и много детей. Это центральная идея ее мировоззрения. В мечтах она видит себя окруженной толпой детей. Она жаждет этого и горюет, если идеал по той или иной причине для нее не достижим. Еврейская женщина готова терпеть многое во имя рождения ребенка, ей очень трудно действовать наоборот, стараться, чтобы его не было.

Приведу пример из соб­ствен­­ной жизни. В первые месяцы семейной жизни у меня вдруг появились новые ощущения: начало тошнить, я порой испытывала боли. Все вокруг­ немедленно решили, что я беременна, со всех сторон посыпались поздравления, и я очень спокойно относилась к неприятным ощущениям, понимая, что они оправданы тем замечательным процессом, который происходит во мне. Но вскоре мне провели обследование и точно установили, что это никакая не беременность, а камень в почках, – и боли вдруг стали невыносимыми. Какие бы анальгетики я ни принимала, ничто не действовало в достаточной степени, я чувствовала себя ужасно, – а ведь физически ничего не изменилось...

– Но идеал – это, конечно, хорошо и замечательно, тем более, при нашей демографической ситуации. Однако позвольте рассказать эпизод, который я лично наблюдала в семье приятелей.

В доме «вернувшихся к религии» Н. четверо детей. Все они родились недоношенными, всех с трудом спасли, и сейчас эти дети страдают разными заболеваниями, их предстоит еще долго приводить в норму, на что не хватает сил и времени. Один ребенок умер вскоре после рождения. Мама переносит беременность очень тяжело. И тем не менее, она не останавливается. Окружающие уверены, что ей просто не разрешают сделать передышку.
Так ответьте, пожалуйста, на конкретный практический вопрос: все-таки, можно предохраняться или нельзя?

– Да, самое время сделать поворот, который называется: «Добро пожаловать в реальность!» Идеал – штука хорошая, но реальность далеко не всегда соответствует нашим ожиданиям, в том числе и в вопросах деторождения. И мне прекрасно известны ситуации, когда мысленно женщина и десять бы родила, но на самом деле две-три беременности едва вытянула. О конкретной ситуации мне что-то сказать трудно. Надо видеть человека. Но из своей практики я делаю вывод, что неприятности происходят у тех, кто недостаточно знает отношение религии к этой теме. На ваш прямой вопрос даю вам прямой ответ: да, еврейский подход предусматривает, что, если беременность вредна женщине по медицинским или психологическим причинам, она должна принять меры, чтобы предохраниться. Об этом говорят наши консультанты еще, когда готовят невесту к свадьбе.

Другое дело, что она старается к этим средствам не прибегать, чтобы выполнить свою миссию так, как она ее понимает. Тут, конечно, необходим совет со стороны. Я в таких случаях говорю: «Посмотри на себя, у тебя двое малышей-погодков, и ты с ними едва справляешься, стала нервной, вспыльчивой. А если сейчас еще и третий появится, ты совсем замучаешься… И в результате не сможешь потом иметь столько детей, сколько планируешь. Не лучше ли подождать и родить спустя какое-то время? Однажды мне пришлось часа два уговаривать молодую женщину обратиться за разрешением на предохранение – она ни в какую не хотела. Далеко не каждая из вновь обретших религию готова прислушаться к моим словам. Потому что моя собеседница именно с тем и шла в религию, чтобы построить настоящую большую семью. И считает своей обязанностью рожать детей.

Моя подруга, которой пришлось принимать противозачаточные таблетки по медицинским показаниям после первых тяжелых родов, говорила, что они отняли у нее как минимум половину кайфа от сексуальной жизни. Потому что эти препараты создавали некое мысленное препят­ствие между ней и мужем, ведь осознание того, что она может забеременеть, тоже дает женщине чувство удоволь­ствия и вносит дополнительные оттенки в интимные отношения. Впервые испытав «секс ради секса», она не получила от него той радости, которую привыкла испытывать.

– Медики много говорят о том, что нынешнее поколение молодых женщин физически гораздо слабее своих предшественниц. Может, религиозных женщин, за исключением особых случаев, это не касается?

– Еще как касается... Тут очень важно поговорить о медицинском аспекте проблемы. Некоторые еврейские жены просто переоценивают свои силы. Ведь нынешнее поколение молодых женщин физически далеко не такое выносливое не только по сравнению с нашими праматерями, но и просто – со старшим поколением, с теми, кому за сорок. Именно молодые женщины почему-то испытывают всевозможные сбои и недомогания. Одна моя ученица иронически называет свой цикл «мои квартальные». И поэтому, понятно, слабый организм не в состоянии выдержать нагрузку в виде ежегодной беременности. Поэтому, если я вижу, что какой-то женщине требуется перерыв в процессе деторождения, то я советую ей пойти к раввину, который специально консультирует по этим вопросам, и он порекомендует, какое средство лучше выбрать, и подскажет, к какому врачу лучше обратиться. 
Вопреки распространенному в светской среде мнению, здоровье женщины для нас превыше всего. Поэтому, когда она, оценив свое состояние, просит помощи, ей не откажут. По традиции запрещено мужское предохранение: мужчина не может пользоваться презервативом из-за особого подхода к ценности мужского семени. То, что для нас совершенно недопустимо, – это полная стерилизация, которая исключает в дальнейшем возможность иметь детей, типа перевязки фаллопиевых труб и так далее.

Еврейская девочка усваивает, что в семье должно быть много детей еще будучи совсем маленькой. Много детей в семье для тех, кто вырос в религиозной среде, – это норма. В моей семье только трое детей, мы долго ждали, когда же в дополнение к нашим первенцам, двойняшкам, Б-г пошлет нам еще ребенка. Дети мечтали иметь брата или сестру. Помнится даже такой случай. Воспитательница позвонила мне и рассказала, что моя дочь по­шла в угол молиться самостоятельно и просила: «Всевышний, ну когда же ты пошлешь нам хотя бы щенка?». 
Теперь у нас есть еще малышка, старшие стали гордиться, что благодаря ей у нас семья как семья, только ревниво поглядывают на соседей – там уже по второму кругу пошли, а у нас – все опять застряло. Еврейский круг, вечный еврей­ский круг...

Источник: http://www.migdal.ru/times/102/18720/