Авторизация

Гилель и причины гнева

Рав Аарон Фельдман

1hilel  

Брак не был бы таким большим испытанием, если бы в нем были сосредоточены лишь те проблемы, о которых мы уже говорили: соблюдение заповедей об отношениях между людьми, примирение с натурой женщины, соблюдение правил вежливости. Однако перед каждой супружеской парой встает более серьезная проблема: гнев. Именно гнев, более чем что-либо другое, подрывает взаимоотношения между мужем и женой.

 

Раздражение может быть выражено по-разному. Чаще всего о нем свидетельствует повышенный, угрожающий тон, сарказм в голосе, обида или досада. Если вы хотите мира в своем доме, следует научиться избегать вспышек гнева или, по крайней мере, контролировать его формы.

Прежде чем обсуждать, как бороться с гневом, следует точно указать вызывающие его причины и обстоятельства, из-за которых его трудно контролировать.

К счастью для нас, Мудрецы указывают, что все причины гнева перечислены в широко известной истории о Гилеле и человеке, который пытался его рассердить.

Два человека поспорили. «Тот, кто сумеет разгневать Гилеля, — сказали они, — получит 400 зузов».

…Дело было в канун шабата, и Гилель мыл голову. Один из спорщиков, проходя мимо дома Гилеля, закричал: «Кого это здесь зовут Гилель? Кого это здесь зовут Гилель?» Гилель завернулся в плащ и вышел к нему. «Сын мой, — сказал мудрец, — чего ты хочешь?»

"У меня есть вопрос», — начал мужчина. «Спрашивай, сын мой, спрашивай», — ответил Гилель.

«Почему у вавилонян головы такие круглые?»

«Ты задал очень важный вопрос, — ответил Гилель. — Потому что у них нет опытных повитух».

Мужчина подождал немного, пока Гилель снова не начал мыться. Затем он воскликнул: «Кого это здесь зовут Гилель? Кого это здесь зовут Гилель?»

Гилель завернулся в плащ и вышел к нему. «Сын мой, чего ты хочешь?»

«У меня к тебе вопрос», — сказал мужчина.

И опять Гилель ободрил его: «Спрашивай, сын мой, спрашивай».

«Почему у талмудитов такое слабое зрение?»

И опять Гилель ответил: «Ты задал очень важный вопрос. Ибо они живут среди песчаных дюн».

Мужчина ушел, выждал немного, вернулся и закричал в третий раз: «Кого здесь зовут Гилель?»

Гилель завернулся в плащ и вышел к нему. Он спросил: «Сын мой, чего ты желаешь?»

 И опять мужчина повторил: «У меня к тебе вопрос».

 «Спрашивай, сын мой, спрашивай», — последовал спокойный ответ.

 «Почему у африканцев такие широкие ступни?»

 «Сын мой, ты задал очень важный вопрос. Это потому, что они живут среди болот».

 Окончательно расстроенный мужчина предпринял еще одну попытку: «У меня еще много вопросов, но я боюсь, что ты рассердишься».

 Гилель спокойно сел перед ним и предложил:

 «Задавай мне все вопросы, которые у тебя накопились».

 В отчаянии мужчина спросил: «Ты и есть тот самый Гилель, кого называют духовным наставником еврейского народа?»

 «Да»

 «Если это действительно ты, то пусть не будет подобных тебе во всем Израиле!»

 «Почему, мой сын, почему?» «Потому что я из-за тебя потерял 400 зузов». «Сдерживай себя, — сказал Гилель, завершая разговор. — Лучше ты потеряешь два раза по 400 монет из-за Гилеля, нежели Гилель выйдет из себя».

 Все способы, которыми этот человек пытался разгневать Гилеля, происходят из понимания им очень важного принципа: гнев — это не что иное, как гаава — гордость2 — в крайнем ее выражении. Мудрецы сравнивают греховную склонность человека к гневу с наличием внутри него ложного бога.3 Этот ложный бог на самом деле является богом самопоклонения. Мы начинаем гневаться, когда что-либо угрожает нашему преувеличенному чувству собственного достоинства.

 Обнаружив эту угрозу, мы глубоко в нашем подсознании желаем уничтожить ее источник. Однако наши убеждения и воспитание не позволяют нам сделать это, и мы овладеваем собой. Результатом становится подавленное насилие, иными словами, гнев. Громкий голос гнева содержит скрытую угрозу навредить человеку, который бросил вызов нашей гордости. Поток гневных слов, направленных на него, должен умалить его достоинство. Все это мы делаем, чтобы отомстить за свою униженную гордость.

 Человек, который пытался разозлить Гилеля, очень хорошо это понимал. Более того, он также отдавал себе отчет в тех психологических обстоятельствах, которые затрудняют контроль над гневом. Поэтому он использовал весь арсенал способов, затрудняющих сдерживать чувство оскорбленной гордости.

 Начал он с того, что выкрикивал у порога дома Гилеля: «Кого это здесь зовут Гилель?» Делая так, он показывал, что Гилель — самый уважаемый человек в еврейском мире — настолько ему не знаком, что он даже не уверен в правильности имени и адреса. Унижение чувства собственного достоинства Гилеля предназначалось для облегчения последующей атаки, для которой он выбрал эрев шабат — канун шабата, то есть наиболее загруженное время. Поскольку неотложные дела затрудняют контролирование гнева, эрев шабат — идеальное время для того, чтобы вывести человека из себя. Спорщик также выждал, когда Гилель намочит голову, потому что выйти за дверь с мокрыми волосами очень неприятно, и этот дискомфорт затруднит сдерживание гнева.

 И, наконец, особенно трудно сдерживать гнев, когда ты уверен в своей правоте. Если человека прерывают во время исполнения заповеди, он склонен оправдать свой гнев: он может сказать себе, что под угрозой находится не только его честь, а честь Всевышнего, который обязывает соблюдать данную заповедь. В таком случае моральные ограничители как бы отключаются и человек не сдерживает себя. Именно поэтому спорщик выжидал, пока Гилель не начнет исполнение заповеди подготовки к шабату и, следовательно, не станет наиболее уязвимым.

 Этот мужчина перебивал великого человека, не давая ему исполнить заповедь, он мешал ему в самое неподходящее время недели — все это само по себе могло послужить причиной сильного гнева у большинства людей. Более того, этот подстрекатель прерывал Гилеля нелепыми вопросами, которые вообще не имели никакого смысла.

 Чем больше накапливается обид, тем более вероятна вспышка гнева; чем чаще повторять обидные действия, тем труднее сдержать гнев. Жертва хочет ответить не только на последнее оскорбление, но. и отплатить за все предыдущие. Кроме того, с каждым разом обида становится все более и более мучительной. В первый и даже во второй раз обиду можно расценить как непреднамеренную. Но в третий раз можно не сомневаться, что ты являешься мишенью преднамеренной атаки. Гилель тем не менее оставался спокойным и терпеливым.

 Когда все попытки провалились, спорщик решил выбрать другой подход: нанести Гилелю прямую обиду.

 Прежде чем нанести удар, он попытался уменьшить побуждение Гилеля к самоконтролю: «У меня много к тебе вопросов, но я боюсь, что ты рассердишься». Говоря так, он признавал право Гилеля рассердиться. Затем он постарался укрепить в Гилеле чувство собственной значительности. Когда человеку дают почувствовать его важность, он становится более уязвимым для последующей обиды, ибо написано: «Перед падением — гордость».4 Поэтому мужчина и спросил: «Ты и есть тот самый Гилель, кого называют духовным наставником еврейского народа?» Когда Гилель ответил утвердительно, он и нанес, как ему думалось, решающий удар: «Пусть не будет подобного тебе в Израиле!»

 Но и это не смогло рассердить мудреца. Гилель никак на это не отреагировал, ибо гнев возникает лишь тогда, когда наносят обиду нашей репутации. Гилель же был настолько смиренным человеком, что считал себя не заслуживающим чести. У него просто не было гордости, которую можно было бы атаковать.

 Из замечания Гилеля «сдерживай себя» мы выводим, что рассердился сам спорщик. И это не удивительно. Вдребезги была разбита его гордость, проиграно пари и крупная сумма денег впридачу. И во всем этом он обвинил Гилеля. Но эти потери, как пояснил ему Гилель, не могут оправдать гнева, ибо нет ничего более ценного, чем способность сдерживать гнев. Гнев, этот быстрый способ получения наслаждения, ни в коей мере не сравним с непреходящей ценностью — способностью к самоконтролю.

 Итак, основные выводы из этой истории таковы:

 а) гнев это реакция человека с раненой гордостью;

 б) дискомфорт и затруднительные обстоятельства не позволяют контролировать гнев;

 в) чувство собственной правоты понижает способность к самоконтролю;

 г) когда обида повторяется, с каждым разом становится все труднее бороться с гневом. В следующих двух главах мы постараемся применить полученные выводы.

 

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 7

 1. Шабат 30б-31а.

 2. Виленский Гаон, Беур аль кама агадот.

 3. Шабат 105б.

 4. Мишлей 16:18.

 Источник: http://toldot.ru/jfamily/adam/adam_3957.html