Архив метки: Ваишлах

Недельная глава Ваишлах. 2019 Г.

(И поослал)

(Быт. 32:4-36:43)

3 И послал Иаков пред собою вестников к брату своему Исаву в землю Сеир, в область Едом, 4 и приказал им, сказав: так скажите господину моему Исаву: вот что говорит раб твой Иаков: я жил у Лавана и прожил доныне;   5 и есть у меня волы и ослы и мелкий скот, и рабы и рабыни; и я послал известить [о себе] господина моего, дабы приобрести благоволение пред очами твоими.  (Быт.32:3-5)

Смысл слов, которые Иаков поручил своим вестникам Исаву, заключался в следующем:

— признание за ним, Исавом, первородства;

— признание того, что он, Иаков, не претендует на наследство отца, поскольку у него достаточно

  своего богатства:« есть у меня волы и ослы и мелкий скот, и рабы и рабыни».

И все это он сделал для того, чтобы тот гнев, который Исав затаил на него, и который возможно еще не утих, этими заверениями, как бы приглушить.

Поскольку он знал натуру Исава, и понимал, что тот, если что-то захочет, то может добиться.

Не зря Исаак возлагал на Исава многие свои надежды, в плане того, чтобы Исав стал во главе его рода, а Иаков как бы был его духовным наставником.

Но вернемся л этому эпизоду.

И так, Иаков приближается к родным местам, и страх перед братом вновь охватывает его.

Прошло много лет (двадцать лет), однако вполне вероятно, что Исав не забыл обиду и хочет отомстить Иакову и его детям.

А слова Иакова «я жил у Лавана и прожил доныне», как бы говорят, что те благословения, которые он получил от отца «Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов, и да даст тебе благословение Авраама, тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму!», исполнилось лишь частично, поскольку 14 лет он практически был в рабстве у Лавана.

Да и последующие шесть лет, никак не напоминали безоблачную жизнь, поскольку надо было быть постоянно в напряжении, так как Лаван мог в любой момент лишить его того состояния, что он нажил своим тяжелым трудом.

То есть, Иаков как бы говорил Исаву, через своих посланников:« то благословение, что я взял у отца, не принесло мне никакой пользы, поэтому прошу тебя простить меня и не гневится».

6 И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек.  7 Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. 8 И сказал: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись.  (Быт.32:6-8)

Но как только вестники вернулись от Исава, и сообщили Иакову, что его брат идет ему навстречу, с крупным отрядом,  то последний сразу понял, что противостояние сохраняется.

Мы видим здесь Исава как вполне состоятельного человека, который может позволить себе содержание охранного отряда, в количестве 400 человек.

Что касается Иакова, то ему понадобилось двадцать лет тяжкого труда, чтобы добиться того, что сейчас имеет.

И так, мы видим разительный контраст между Иаковом, который держал брата за пятку, когда они родились, и Исавом, «уже состоятельным человеком».

Как бы столкнулись два непримиримых принципа, в лице Иакова и Исава, от исхода которого определился ход мировой истории.

И это противостояние, которое длилось порядка тысячи лет, привело к тому, что потомки Исава – идумеи – еще долго противостояли Израилю, и даже смогли образовать отдельную царскую линию Израиля, через своего лидера – Ирода Великого, как его называют историки.

Но после поражения евреев, во Второй Иудейской войне, и царственная линия Ирода, и идумеи как племя, совершенно сошли с исторической сцены.

Этот экскурс в историю потребовался для того, чтобы мы могли понять, что скрывалось за противостоянием Исава и Иакова.

И почему Иаков разбил свой стан на две части – «если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись».

9 И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! 10 Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана. 11 Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми. 12 Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества. (Быт.32:9-12)

И так, Иаков обратился с молитвой к Творцу:« Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе….».

Молитва Иакова показывает то чувство благодарности, которое он испытывает по отношению к Всевышнему.

Пережитые им трудности и невзгоды не ожесточили его сердце, а напротив, породили ощущение еще большей связи с Творцом.

Но ответа в тот момент он не получил.

Ответ придет к нему позже, с опытом, которым обогатят его последующие события.

13 И ночевал там [Иаков] в ту ночь. И взял из того, что у него было, в подарок Исаву, брату своему: 14 двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, 15 тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц, десять ослов. 16 И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада. 17 И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это [стадо] пред тобою? 18 то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами. 19 То же приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его; 20 и скажите: вот, и раб твой Иаков за нами. Ибо он сказал [сам в себе]: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною, и потом увижу лице его; может быть, и примет меня. 21 И пошли дары пред ним, а он ту ночь ночевал в стане. 22 И встал в ту ночь, и, взяв двух жен своих и двух рабынь своих, и одиннадцать сынов своих, перешел через Иавок вброд; 23 и, взяв их, перевел через поток, и перевел все, что у него [было]. (Быт.32:13-23)

Кроме обращенных к Богу молитв о помощи, Иакову пришлось умиротворять Исава подарками из своего имущества, чтобы  если не полностью отвести его гнев, то в какой-то мере смягчить его.

При этом, Иаков сделал так, чтобы пастух каждого стада убеждал Исава в том, что он вот-вот встретит своего брата.

Но за первым стадом Исав встречал второе, за вторым третье и так далее.

Иаков был неплохим стратегом. встречал Исав, мало по малу размягчали его, что давало возможность, при встрече обойтись без его ярости, и удовлетворить корыстолюбие Исава, щедростью подношения.

Кстати, что касается подарков:« двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, 15 тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц, десять ослов».

Для человека современного, эти цифры ничего не говорят.

Ну, может быть разве то, что живности Иаков брату выделил не мало.

Но Иаков пастух, и при том профи.

И он знает, сколько надо на то или иное число самок самцов, чтобы стадо нормально разрасталось.

Знал это и Исав.

Сделай Иаков другую пропорцию, то тогда стадо годилось только на мясо.

Но именно перспективой размножения подаренного стада, то есть умножением богатства, возможно Иаков и хотел задобрить сердце Исава.

24 И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; 25 и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. 26 И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. 27 И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. 28 И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. 29 Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там. 30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, [говорил он], я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. 31 И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое. 32 Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что [Боровшийся] коснулся жилы на составе бедра Иакова.

(Быт.32:24-32)

Очень непростое для трактовки место.

Поскольку весь отрывок построен как бы на полунамеках, а не на прямом повествовании.

Так, в чем же «изюминка» этого отрывка?

Начнем вот с этого предложения:«Иаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари».

Но ведь ранее было сказано, что «Иаков же остался один», а тут вдруг «боролся с ним некто до утренней зари».

Как это понимать?

В богословии, поломано немало копий, по поводу того, кто же это такой таинственный «некто», кто боролся с Иаковом?

Тот вариант, что это был ангел-хранитель Исава, как то очень уж натянутый.

А также то, что это иная духовная личность, которая хотела испытать Иакова на прочность, то же не имеет библейского основания.

Ну и так далее.

В Торе ясно говорится по поводу того, кто имеет право власти над человеком:

Видите ныне, что это Я, Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей. (Втор.32:39)

Именно опираясь на это место, можно делать вывод, что Иаков не боролся физически, с потусторонними личностями.

Ну хотя бы потому, что с ними просто невозможно бороться.

Поскольку они не материальны.

Тем более, что тут всплывает еще одна загвоздка: «как можно физически спать, и физически бороться».

Поэтому, если сильно не углубляться во всякие мистические домыслы, то мы увидим, что наиболее приемлемый вариант тот, что данный эпизод рассказывает о борьбе двух человеческих начал, в одном теле — духовное и материальное – что и происходило в душе Иакова.

Духовное, которое связанно с Небесами, и пришло оттуда, и материальное — которое ищет опору только в материальном начале.

Говоря проще — шла молитвенная борьба, где с одной стороны выступал уповающий на Бога Иаков, а с другой стороны, Иаков уповающий, лишь на свои силы.

Вот такой интересный расклад сил.

И так, отправив своих жен и детей за реку, он остается один.

Чувство одиночества и беззащитности, перед надвигающимися событиями, навевают мрачные мысли, о предстоящей встрече с Исавом.

И как бы нет явного ощущения защиты Всевышнего, которую Он обещал ему.

Поэтому Иакову кажется, что он может полагаться только на свои очень ограниченные человеческие силы.

И вот обуреваемый такими мрачными мыслями он засыпает, и во сне начинается развиваться описанная выше борьба.

«и, увидев, что не одолевает его» — стоп, если это не человек, а духовная личность, которая  обладает невероятными возможностями, то как может Иаков его одолеть?

Это, во-первых.

А во-вторых, как можно одолеть нематериальную личность?

Вот почему я придерживаюсь мнения, что Иаков во сне боролся со своими внутренними тревожными чувствами, которые переполняли его, перед встречей с Исавом.

На это, косвенно указывает вот этот отрывок:«Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем?».

Ну примерно как:« неужели ты не знаешь своего имени?».

Но тогда что обозначает вот это место:

Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним. 

Ну хорошо, если он не боролся физически ни с кем, то как можно «вывихнуть бедренный сустав»?

Да так же, как можно от испуга получить инфаркт, или стать заикой.

Или от эмоционального стресса, потерять сознание, или на всю жизнь заработать фобию.

И так далее.

Что касается ситуации с суставом Иакова, то можно принять (как вариант) перенапряжение именно этого сустава, во время эмоционального возбуждения.

Вот такой сложный отрывок, и такое видение на его трактовку.

Точнее одно из многочисленных пониманий этого отрывка.

Но в этом отрывке, есть еще одно примечательное место:« И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом».

«ибо ты боролся с Богом» — что это значит?

Если предположить, что Иаков боролся с Богом, то как он мог Его одолеть?

А вот если принять вариант, что Иаков боролся не с Богом, а совместно с Богом, и победил своего, назовет это «ветхого человека», и именно за это, получил имя Израиль, что значит «борющийся в союзе с Богом».

Как вам такой вариант?

Ну а что касается:« отпусти меня, ибо взошла заря», то тут нет ничего удивительного.

Природа человека так устроена, что даже при сильной усталости, сон человека ослабевает на рассвете.

Более того, как уже выяснили ученные, даже «многосерийные» сны длятся считанные мгновения, перед тем, как человек проснется. 

Кстати, эта ночная борьба Иакова, в чем-то напоминает сон Авраама, когда Бог заключил с ним Завет Земли:

12 При захождении солнца крепкий сон напал на Аврама, и вот, напал на него ужас и мрак великий. 13 И сказал [Господь] Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет, 14 но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении; после сего они выйдут с большим имуществом, 15 а ты отойдешь к отцам твоим в мире [и] будешь погребен в старости доброй; 16 в четвертом роде возвратятся они сюда: ибо [мера] беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась. 17 Когда зашло солнце и наступила тьма, вот, дым [как бы из] печи и пламя огня прошли между рассеченными [животными]. 18 В этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата:

(Быт.15:12-18)

1 Взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав, и с ним четыреста человек. И разделил детей Лии, Рахили и двух служанок. 2 И поставил служанок и детей их впереди, Лию и детей ее за ними, а Рахиль и Иосифа позади. 3 А сам пошел пред ними и поклонился до земли семь раз, подходя к брату своему. 4 И побежал Исав к нему навстречу и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали. 5 И взглянул и увидел жен и детей и сказал: кто это у тебя? [Иаков] сказал: дети, которых Бог даровал рабу твоему. 6 И подошли служанки и дети их и поклонились; 7 подошла и Лия и дети ее и поклонились; наконец подошли Иосиф и Рахиль и поклонились.  (Быт.33:1-7)

Иаков при встрече с братом смутило то, что несмотря н подарки, Исав не распустил свое войско.

Поэтому ему пришлось «разделить» свою семью на три части, чтобы в случае нападения Исава, и его войска, хоть кто-то имел бы шанс на спасение, путем бегства.

Ну и естественно, что в конце, Иаков поместил самых любимых ему людей – Рахиль и её сына Иосифа

Что касается «И побежал Исав к нему навстречу и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали», то нам не надо забывать, что Исав таки потомок Авраама, и ни что человеческое ему не чуждо.

Поэтому поцелуй, и слезы Исава, вероятней всего были искренними.

Кроме всего прочего, Иаков еще раз подчеркивает, что он полностью признает превосходство Исава.

8 И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? И сказал Иаков: дабы приобрести благоволение в очах господина моего. 9 Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя. 10 Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей, ибо я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне; 11 прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял 12 и сказал: поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою. 13 Иаков сказал ему: господин мой знает, что дети нежны, а мелкий и крупный скот у меня дойный: если погнать его один день, то помрет весь скот; 14 пусть господин мой пойдет впереди раба своего, а я пойду медленно, как пойдет скот, который предо мною, и как пойдут дети, и приду к господину моему в Сеир. 15 Исав сказал: оставлю я с тобою [несколько] из людей, которые при мне. Иаков сказал: к чему это? только бы мне приобрести благоволение в очах господина моего! 16 И возвратился Исав в тот же день путем своим в Сеир. 17 А Иаков двинулся в Сокхоф, и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши. От сего он нарек имя месту: Сокхоф.  (Быт.33:8-17)

Тут надо сразу сделать поправку, вот на это место «как бы кто увидел лице Божие».

Дело в том, что в оригинале написано «как увидел лицо ангела».

Как видим разница существенная.

То есть, Иаков говорит Исаву, что он его принимает как послание от Бога.

Это обычное и понятное в устах древнего еврея приветствие к тому, которого он почитает.

Теперь что касается «Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя».

Он не слукавил, поскольку после ухода Иакова, и его двадцатилетнего отсутствия, практически все состояние Исаака перешло во владение Исава.

Но появление на арене Иакова, возможно встревожило его мыслью, что придется с ним делится, после смерти отца, этим достоянием.

Может быть это и была еще одна причина, почему он выехал навстречу Иакову, с такой «свитой».

Поэтому, слова Иакова «прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все», в определенной степени успокоило его от этих предчувствий.

Ну, а что касается первоначального отказа Исава от подарков, то тем самым, он как бы хотел подчеркнуть свое превосходство над Иаковом.

Что же касается фразы «Иаков двинулся в Сокхоф, и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши. От сего он нарек имя месту: Сокхоф», то как говорят комментатор, Иаков, со всем своим хозяйством, пробыл в этом месте восемнадцать месяцев — лето и зиму и лето.

Кущи — на лето; дом — на зиму; и опять кущи — на лето

Так утверждают иудейские комментаторы, исходя из значения оригинального текста.

18 Иаков, возвратившись из Месопотамии, благополучно пришел в город Сихем, который в земле Ханаанской, и расположился пред городом. 19 И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет. 20 И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева. (Быт.33:18-20)

Впоследствии этот город находился на территории колена Гада, на западном берегу Иордана.

Возможно, Иаков прожил в этом месте довольно продолжительное время.

Кроме всего прочего, здесь упоминается о втором участке земли, который перешел во владение семьи Иакова:«купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет», который Иаков выкупил за деньги.

Что же касается «благополучно пришел в город Сихем», то это говорит о том, что та хромота, которую Иаков приобрел во время  ночной борьбы прошла.

То есть, это было временным явлением, как знак того, что в его судьбе произошло что-то нечто значительное.

Это что касается телесно.

Что же касается духовной стороны вопроса, то Иаков, за двадцать лет пребывания у Лавана, не только не растерял тот духовный багаж, который приобрел, когда был «человеком шатров», но и смог привить Божий Дух всей своей семье.

И еще вот эта фраза:« И поставил там жертвенник и призвал имя Господа Бога Израилева».

Когда Израиль будет разделен на Южное и Северное царства, то именно в этом месте будет возведет альтернативный Иерусалимскому Храму капище, где установят «золотого тельца», чтобы евреи Северного царства поклонялись ему в этом капище, и не ходили в Иерусалим на поклонение в Соломонов Храм.

Но это будет в будущем, а пока мы видим, что у Иакова начался второй ханаанский период жизни.

И подобно Аврааму, поставившему по прибытии в Ханаан жертвенник в Сихеме, Иаков тоже ставит здесь жертвенник, и призывая теперь уже Бога Израиля, то есть своего, а не только Бога Авраама.

1 Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. 2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. 3 И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. 4 И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену. 5 Иаков слышал, что [сын Емморов] обесчестил Дину, дочь его, но как сыновья его были со скотом его в поле, то Иаков молчал, пока не пришли они. 6 И вышел Еммор, отец Сихемов, к Иакову, поговорить с ним.  (Быт.34:1-6)

Эта глава посвящена дочери Иакова от Леи — Дине, и событиях связанные с ней.

Юный возраст — это время больших открытий, и открытий, которые не всегда проходят безболезненно.

Что собственно и произошло с Диной.

Само слово «вышла», которое применено в этом стихе, имеет значение «покидать свою естественную среду», и несет оттенок несколько тайного процесса.

В том плане, что Дине нужно было приложить усилия, чтобы оказаться в кругу жительниц той земли.

Но как это сделать, если заранее знаешь, что твоя семья не одобрит этот поступок?

Поэтому единственный вариант — покинула дом тайно.

Иначе как с ней могли такое случиться, что случилось, будь она в сопровождении родных или  близких ей людей.

И кстати, зачем эта молодая девушка, захотела вдруг посмотреть на других женщин? 

Видимо её привлекло то, что было в этот день, в этом городе.

Иудейский писатель, Иосиф Флавий, рассказывая эту историю, говорит, что Дина пошла в Сихем на религиозный праздник, чтобы посмотреть на наряды других женщин и «красоту» его празднования.

Как это иногда похоже на нас с вами, не так ли?

И как часто нас не устраивает уклад нашей семьи — физической или духовной.

А там за забором эти свободные народы и племена, и свободные нравы.

Там можно то, что дома запрещают!

А ограничения и запреты, которые на самом деле служат к сохранению нашей чистоты и непорочности, нередко представляются «как насилие над личностью».

Вот такая получилась прелюдия, в преддверии разразившейся, через время трагедии.

И как результат этого «эксперимента» Дины:

2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. (Быт.34:2)

7 Сыновья же Иакова пришли с поля, и когда услышали, то огорчились мужи те и воспылали гневом, потому что бесчестие сделал он Израилю, переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать.   (Быт.34:7)

В этом отрывке, уже видно, что сыновья Иакова становятся продолжателями дела Авраама, Исаака и  Иакова.

Они, братья, воспринимают себя не как конкурентов в борьбе за наследство, а как на единое целое – то есть основу будущего народа.

8 Еммор стал говорить им, и сказал: Сихем, сын мой, прилепился душею к дочери вашей; дайте же ее в жену ему; 9 породнитесь с нами; отдавайте за нас дочерей ваших, а наших дочерей берите себе. 10 и живите с нами; земля сия пред вами, живите и промышляйте на ней и приобретайте ее во владение. 11 Сихем же сказал отцу ее и братьям ее: только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете мне; 12 назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне, только отдайте мне девицу в жену. 13 И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; 14 и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; 15 только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; 16 и будем отдавать за вас дочерей наших и брать за себя ваших дочерей, и будем жить с вами, и составим один народ; 17 а если не послушаетесь нас в том, чтобы обрезаться, то мы возьмем дочь нашу и удалимся. 18 И понравились слова сии Еммору и Сихему, сыну Емморову. 19 Юноша не умедлил исполнить это, потому что любил дочь Иакова. А он более всех уважаем был из дома отца своего. (Быт.34:8-19)

Похитив Дину, Сихем держал ее в своем доме в заточении и начал вести переговоры с Иаковом.

В благоприятном исходе этих переговоров он почти не сомневался.

В ходе переговоров он вел себя с подобающей корректностью, предложил семье Дины приличную «денежную компенсацию» и заверил, что Дину ждет обеспеченное будущее.

Какой отец в данной ситуации ответит отказом?

Тем более, что исправить создавшееся положение было уже невозможно.

В те времена вряд ли кто согласился бы взять в жены обесчещенную девушку, тем более что об этом стало известно во всей округе.

В конце концов, рассуждал Сихем, он — из знатной семьи, и Иаков с сыновьями не могли не увидеть, что он искренне влюблен в Дину.

Найден как бы прекрасный выход из этого патового положения.

Но лишь с одной оговоркой — а мог ли Сихем, так же поступить и с девушкой из своего племени?

Ответ однозначный — нет!

Поскольку горожане, его бы просто напросто убили.

А вот с пришлыми, почему бы и нет.

Поскольку, если будут возмущаться, то как минимум, можно их изгнать.

А будут сильно упираться, так недолго и уничтожить.

И так, согласиться на предложение Сихема — значит узаконить пренебрежительное отношение к семье Иакова в будущем, что грозило не только потерей того обетования, что Бог им даровал, но и растворению семьи Иакова, в среде жителей Ханаана, поскольку сихемцы относились к ним.

Поэтому, чтобы вызволить Дину из плена, (а она действительно стала пленницей Сихема)  братья пошли на хитрость:

И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; (Быт.34:13-15)

Как царь, так и его сын, согласились на эту уловку братьев.

Но не просто так, а с пристрелкой на будущее.

И вот как они объяснили выгоду этого момента, своим горожанам:

И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего, и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами. (Быт.34:20-23)

Вот и вся их «чистота» помыслов.

И жители Сихема согласились.

25 На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; 26 и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. 27 Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. 28 Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; 29 и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили все, что было в домах. 30 И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. 31 Они же сказали: а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею!  (Быт.34:25-31)

Здесь говорится о действиях, которые заслуживают порицания и для которых незачем искать оправдания.  

Если бы Симеон и Левий убили только Еммора и Сихема, их едва ли можно было упрекнуть за это. Но они не пощадили беззащитных и безоружных людей, оказавшихся в их власти.

Они разграбили город, заставили всех жителей заплатить за преступление, совершенное, так сказать, господином их поместья.

Этому не может быть оправдания.

Поэтому Иаков упрекает их:« И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой».

Кроме этого, они предприняли эти действия, не посоветовавшись с отцом.

Единственное оправдание этого поступка заключается в том, что:« а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею!».

Ведь сихемовцы никогда бы не простили своего гражданина города, если бы он совершил подобное действие, по отношению к одной из их дочерей.

Вот почему отчасти можно понять действия Симеона и Левия, по отношению ко всем сихемовцам.

Их вина заключалась в том, что ни один из них, не осудил действия Сихема, что можно воспринять как согласие с тем, что с иноплеменниками можно поступать так, как считаешь нужным.

Но в то же время, пока люди на земле будут уважать лишь тот закон, который поощряет насилие, Иаков, а точнее Израиль будет вынужден держать меч в руках.

Чтобы пресечь беззаконие по отношению к своему народу.

 В данный момент, Симеон и Левия хотели заставить других бояться их, чтобы впредь никто никогда не смел так с ними так поступить.

Не будут дочери Израиля зависеть от милости других народов.

Кстати, позже, уже на смертном одре, Иаков произносит осуждение неоправданному насилию своих сыновей, но в тоже время он возносит молитву и благословляет те мотивы и тот дух, которые породили этот поступок.

Тот же меч, который Леви обнажил против внешнего врага, чтобы спасти честь сестры, мы снова увидим позже (в случае с золотым тельцом – Исх. 32:26), когда левиты безжалостно обратили его против собственных братьев дабы спасти их от морального падения.

Итак, черты, обнаруженные здесь и далее в семье Иакова, самой первой еврейской семье, должны показать, насколько необходимо было укрепить и очистить эту человеческую общность, чтобы они стали  в будущем средством спасения всего человечества.

Кстати, в апокрифической книге Заветы 12 Патриархов, вот как описывает эти события сам Левий:

Глава 5

И в то время открыл мне Ангел врата небесные, и я увидел Святого и Всевышнего, на престоле сидящего. 2. И Он сказал мне: «Левий! Тебе Я дал благословения священства, доколе Я, пришедши, не буду обитать в среде Израиля». 3. Тогда Ангел низвел меня на землю, и дал мне щит и меч, и сказал мне: «Сотвори отмщение в Сихеме за Дину, сестру твою, и я буду с тобою, ибо Господь послал меня». 4. И я умертвил в это время сынов Эммора, как написано в скрижалях отцов. 5. Я же сказал ему: «Молю тебя, Господи, научи меня имени твоему, чтобы мне призывать тебя в день скорби». 6. И он сказал: «Я — Ангел, ходатайствующий за род Израилев, чтобы не поражать их». 7. И после сего я, будучи пробужден, благословил Всевышнего.

Глава 6

И когда я пошел к отцу моему, то нашел медный щит, посему и имя горы Аспис, что вблизи Гевала, направо от Авимы. 2. И я сохранял слова сии в сердце своем. 3. После же сего я совещался с отцом моим и Рувимом, чтобы он сказал сыновьям Еммора, да примут они обрезание, ибо я возревновал из-за мерзости, какую они совершили над сестрой моей. 4. И я прежде убил Сихема, и Симеон Эммора. 5. И после сего братья мои, пришедши, избили город сей острием меча. 6. И услышал отец мой это, и, разгневавшись, опечалился, что они приняли обрезание и умерли; и в благословениях он пренебрег нас. 7. Посему мы согрешили, поелику против его воли совершили это; и он заболел в тот день. 8. Но я знал, что решение Божие было злое на Сикиму; поелику они хотели и с Саррою и Ревеккою поступить (так же), каким образом поступили с Диною, сестрою нашею, и Господь воспрепятствовал им. 9. И они преследовали Авраама, отца нашего, бывшего чужеземцем, и вредили стадам во время беременности их, и Иевлая, домочадца его, очень мучили. 10. И вот так они поступали со всеми чужеземцами, насилием похищая чужеземок, и изгоняли их. 11. Постиг же их гнев Божий до конца.

То есть, автор апокрифа говорит нам, что жителей Сихема, наказывали все братья.

Отчасти, это опирается вот на этот момент из вше приведенной выдержки:« И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их».

То есть, тут как бы все сыновья готовятся к акту возмездия.

Вот такой интересный момент, можно найти в апокрифах, который был составлен в I веке, до нашей эры.

Что же касается слов Иакова:« У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой», то не надо забывать, что в сердце Иакова, еще не изгладились события встречи с Исавом, когда безопасность всего его семейства висела на волоске.

Потому и была такая реакция Иакова, на действия Симеона и Левия.

1 Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего. 2 И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; 3 встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил. 4 И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. 5 И отправились они. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.   (Быт.35:1-5)

И так, событие, о котором рассказывалось в предыдущей главе, показывает, что пребывание Иакова среди обитателей Ханаана подвергло опасности всю его семью.

Возможно потому, что Иакову не следовало селиться в непосредственной близости к хананеям.

Поскольку Бог еще в Харане сказал ему:

 3 И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобою.  (Быт.31:3)

Прежде всего ему нужно было пойти в то место, откуда он покинул родительский дом, и заложить в нем краеугольный камень будущего своего семейства.

То есть, ему следовало уйти в родные места, которые его родители и родители его родителей сочли подходящими для спокойного создания семьи в духе Авраама.

Там уважали их память, и она как бы служила защитой, как Иакову, так и его семье.

Вот поэтому, Бог второй раз повторяет ему повеление «встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего».

Что и сделал Иаков.

Но тут есть еще одно интересное место:« И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши», которому тоже надо посвятить несколько строк.

Конечно же, мы помним, что Рахиль тайно хранила идолов отца.

Кроме этого, не надо забывать, что кроме жен и детей Иакова, в его стане присутствовали разношерстные представители разных народов.

Это и вольные его пастухи, со своими семьями, и рабы.

И все они поклонялись различным идолам.

И не просто поклонялись, но и носили их изображения с собой.

Кроме этого, сама одежда могла быть оккультного направления.

Вот почему, прежде чем вести свой народ, в уже освященные места, Иаков приказал полностью освободиться от всего идольского, что сопровождало его семью, с самого Харана.

И как написано:« И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема».

Путешествие в Вефиль — место, где Бог явился их отцу — было столь же важно для семьи Иакова, как и собрание на горе Синай для его будущих потомков.

6 И пришел Иаков в Луз, что в земле Ханаанской, то есть в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним, 7 и устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль, ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего. 8 И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача.  (Быт.35:6-8)

Сначала уделим внимание вот этому стиху:« И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача».

В прошлой недельной главе мы уже говорили, каким образом кормилица Ривки, оказалась в стане Иакова.

Она выполняла обещание Ривки, относительно Иакова:« и теперь, сын мой, послушайся слов моих, встань, беги к Лавану, брату моему, в Харран, и поживи у него несколько времени, пока утолится ярость брата твоего,  пока утолится гнев брата твоего на тебя, и он позабудет, что ты сделал ему: тогда я пошлю и возьму тебя оттуда».

Именно с поручением того, чтобы Иаков возвращался в землю отцов, и пошла Девора в Харан, но сама Ривка в это время умерла.

И Девора осталась с Иаковом, как с самым близким ему человек, после матери своей.

И вот при переходе в в указанное Богом место, умирает Девора, которая была для Иакова как мать.

Потому и говорится в этом отрывке:« И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача».

9 И явился Бог Иакову по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, 10 и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. 11 И сказал ему Бог: Я Бог Всемогущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих; 12 землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам тебе, и потомству твоему по тебе дам землю сию. 13 И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. 14 И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему [Бог], памятник каменный, и возлил на него возлияние, и возлил на него елей; 15 и нарек Иаков имя месту, на котором Бог говорил ему: Вефиль. (Быт.35:9-15)

Если мы читаем внимательно текст Торы, то замечаем, что приведенное выше благословение на Иакова, аналогично благословению Аврааму, и Исааку.

И оно почти полностью повторяет то благословение, которое дал Исаак Иакову перед тем, как он выходил в Харан.

Кроме одного новшества:« отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль».

Если во время сна, когда с Иаковом боролся «некто», и который нарек ему имя «Израиль», то тут, Бог уже подтверждает этот вердикт, что отныне это имя будет носить не только Иаков, но и тот его  народ, образование которого уже идет полным ходом.

Но почему надо было давать Иакову новое имя.

Дело в том, что имя «Иаков» переводится как «оставлять след; пята; запинать».

То есть те качества, которые помогли Иакову добиться духовного первенства, относительно Исава.

Что же касается имени «Израиль», то оно переводится как «борющийся с Богом».

То есть «борющийся совместно с Богом».

А народ, которому суждено было произойти от него, должен быть единым по отношению к внешнему миру.

Но внутри себя он должен состоять из множества объединенных элементов.

Каждое колено должно представлять собой этническую индивидуальность со своими собственными чертами.

И этот народ Иакова, который постепенно становится Израилем, должен показывать другим народам силу Бога, наполняющую человечество и формирующую его.

Он призван показать всему человечеству, что разные по своим признакам этнические группы, могут мирно сосуществовать друг с другом.

Именно благодаря этому, весь мир должен понять, что посвященная Богу жизнь человека, не налагает ограничений на его занятия, и не зависит от особых этнических характеристик.

Человечество во всем его многообразии способно воспринять концепцию монотеизма, которой учит Израиль, и сложить множество человеческих и национальных индивидуальностей в единое царство Бога.

16 И отправились из Вефиля. И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны. 17 Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын. 18 И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином. 19 И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем. 20 Иаков поставил над гробом ее памятник. Это надгробный памятник Рахили до сего дня.  (Быт.35:16-20)

Надо сказать, что иудейские мудрецы разъясняли, что вместе с каждым сыном, родоначальником того или иного колена, рождалась его сестра-близнец.

Так и с Вениамином родилась еще одна сестра-близнец.

А имя, которое ему дал Иаков, соответствует тому, что он единственный сын, который родился в земле Ханаан, в её южной части.

Поэтому его имя переводится как «бен»-«сын»,а «ямин»-«правая сторона».

Что соответствует «сын любимой жены».

А некоторые иудейские толкователи трактуют это имя, как «сын юга», поскольку он родился на юге Ханаана.

Что касается смерти Рахиль, и её причины, то ни один комментатор, который чтит Слово Бога, не берет на себя смелость определить ТОЧНУЮ причину её смерти.

Умерла по воле Бога – это наврное будет самое правильное определение.

Её могила до сих пор сохраняется в Израиле, и является одним из святых мест для иудеев.

Нередко женщины, которым Бог не дает долгое время детей, приходят на её могилу, и просят Бога, во имя заслугу Рахиль, дать им потомство.

Кстати, в Евангелии от Матфея есть один стих, в котором упоминается её имя:

18 глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет. (Матф.2:18)

Дело в том,  что с именем Рахиль связана традиция, что она и после своей смерти, является защитницей всех еврейских детей.

Матфей знал эту традицию, и использовал её в своем Евангелии.

21 И отправился Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. 22 Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего. И услышал Израиль. Сынов же у Иакова было двенадцать. 23 Сыновья Лии: первенец Иакова Рувим, [по нем] Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон. 24 Сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин. 25 Сыновья Валлы, служанки Рахилиной: Дан и Неффалим.   (Быт.35:21-25)

Крайне неграмотный перевод.

На самом деле, речь идет не о прелюбодеянии, а о осквернении постели Валлы, кормилицы Рахиль.

Пока Рахиль была жива, Иаков держал своё ложе в её шатре, а других жен посещал в их шатрах.

Но когда Рахиль умерла, Иаков перенёс своё ложе в шатер Валлы, которая была наставником Рахили, тем самым, показывая свою преданность Рахель, даже когда её не стало.

Однако, Рувим, старший сын Лии, перенёс ложе Иакова в шатёр своей матери, тем самым как бы говоря отцу, что теперь его мать стала для него важнее всех женщин в его шатрах.

Это вторжение в частную жизнь отца, рассматривалось так серьёзно, что Тора приравнивает его практически к прелюбодеянию.

Поэтому Рувим и потерял свое право на первородство.

Но ведь во многих переводах написано:« Рувим пошел и переспал с Валлою».

Но как вы думаете, если бы Рувим реально переспал с женой отца, то, что его, и Валлу могло ожидать?

Как минимум — побитие камнями.

Ну а вообще-то сжигание на костре.

А тут вдруг такое «либеральное» решение — всего на всего, лишить второй доли наследства, которая положена как первенцу.

Вспомним, как за бесчестие Дины, был наказан весь мужской род Сихема.

Так неужели сыны Иакова могли простить Рувиму бесчестие отца.

Да и в последующем благословении Иакова, этот момент более подробно разъясняется:

Рувим, первенец мой! ты — крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества; но ты бушевал, как вода, — не будешь преимуществовать, ибо ты взошел на ложе отца твоего, ты осквернил постель мою, взошел. (Быт. 49:3-4)

Осквернить ложе отца — это значит коснуться его.

Именно поэтому, Иаков лишил его первородства, но не лишил его определенного благословения.

27 И пришел Иаков к Исааку, отцу своему, в Мамре, в Кириаф-Арбу, то есть Хеврон где странствовал Авраам и Исаак. 28 И было дней [жизни] Исааковой сто восемьдесят лет. 29 И испустил Исаак дух и умер, и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его.  (Быт.35:27-29)

Поскольку Ривка здесь не упоминается, мы можем предположить, что она умерла до того, как Иаков вернулся в родительский дом.
Исаак же был жив еще и тогда, когда Иосиф уже был продан братьям в рабство, что произошло намного раньше.

Но как отмечалось раньше, Тора не всегда придерживается хронологического принципа при описании событий.

Так и здесь сообщается о смерти Исаака только в связи с перечислением сыновей Иакова, и рассказ о его смерти подводит черту под определенным периодом в истории праотцов.
Что касается прихода обоих братьев на похороны отца, то это напоминает приход Исаака и Ишмаэля, пришедших проводить Авраама в последний путь.

Когда смерть родителя, пусть хоть на время, но примиряет братьев.

И теперь, когда Иаков становится полностью во главе рода Авраама и Исаака, давайте немного подробней охарактеризуем этого патриарха, по пути вспоминая о его отце.

Сама личность Исаак отличается от Авраама и Иакова.

Авраам открывает новую эпоху в истории человечества, он неустанный борец, повсюду провозглашающий имя Всевышнего, и его жизнь полна событиями.

Иаков на чужбине в тяжелейших условиях создает семью, не поддаваясь языческому окружению.

Но как мы раньше рассматривали, жизнь Исаака не богата событиями.

Именно поэтому он остается загадкой для последующих исследователей.

Основное его дело — это духовное самосовершенствование.

В процессе своей жизни, он достигает такого духовного уровня, что Всевышний запрещает ему покидать Святую Землю.

И это его качество в большой степени выразилось в важнейшей черте характера Иакова, о котором сказано, что «он человек цельный».

1 Вот родословие Исава, он же Едом. 2 Исав взял себе жен из дочерей Ханаанских: Аду, дочь Елона Хеттеянина, и Оливему, дочь Аны, сына Цивеона Евеянина, 3 и Васемафу, дочь Измаила, сестру Наваиофа. 4 Ада родила Исаву Елифаза, Васемафа родила Рагуила, 5 Оливема родила Иеуса, Иеглома и Корея. Это сыновья Исава, родившиеся ему в земле Ханаанской. 6 И взял Исав жен своих и сыновей своих, и дочерей своих, и всех людей дома своего, и стада свои, и весь скот свой, и все имение свое, которое он приобрел в земле Ханаанской, и пошел в [другую] землю от лица Иакова, брата своего, 7 ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их. 8 И поселился Исав на горе Сеир, Исав, он же Едом. 9 И вот родословие Исава, отца Идумеев, на горе Сеир…………

33 И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры. 34 Умер Иовав, и воцарился по нем Хушам, из земли Феманитян. 35 И умер Хушам, и воцарился по нем Гадад, сын Бедадов, который поразил Мадианитян на поле Моава; имя городу его Авиф. 36 И умер Гадад, и воцарился по нем Самла из Масреки. 37 И умер Самла, и воцарился по нем Саул из Реховофа, что при реке. 38 И умер Саул, и воцарился по нем Баал-Ханан, сын Ахбора. 39 И умер Баал-Ханан, сын Ахбора, и воцарился по нем Гадар: имя городу его Пау; имя жене его Мегетавеель, дочь Матреды, сына Мезагава. 40 Сии имена старейшин Исавовых, по племенам их, по местам их, по именам их: старейшина Фимна, старейшина Алва, старейшина Иетеф, 41 старейшина Оливема, старейшина Эла, старейшина Пинон, 42 старейшина Кеназ, старейшина Феман, старейшина Мивцар, 43 старейшина Магдиил, старейшина Ирам. Вот старейшины Идумейские, по их селениям, в земле обладания их. Вот Исав, отец Идумеев. (Быт.36:1-43)

Как это похоже это разделение «И взял Исав жен своих и сыновей своих, и дочерей своих, и всех людей дома своего, и стада свои, и весь скот свой, и все имение свое, которое он приобрел в земле Ханаанской, и пошел в [другую] землю от лица Иакова, брата своего, ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их», на то разделение, которое произошло в свое время между Авраамом и Лотом.

Тому, Лоту, тоже было тесно «ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их».

И помним финал жизни Лота, от которого, через его дочерей, пошли народа, которые впоследствии, стали препятствием для Израиля.

Так и в случае с Исавом — мирно разделившись, он создал народ, одно племя которого стало родоначальником антисемитизма.

Мы говорим о племени Амаликян, прародителем которого стал Амалик, правнук Исава.

И так, в этом вполне мирном расставании братьев, и в разделении земли их проживания, реализуется идея Бога на отделении «святого от «будничного».

И на котором держится сегодня весь наш мир.

Ибо границу между этими положениями начертил сам Всевышний.

Земля на запад от Иордана дана сынам Авраама, Ицхака и Иакова, как земля явного пребывания Бога на ней.

А земля, которая на востоке от Иордана, дана амонитянам, моавитянам и эдомитянам, народам — которые произошли от Лота и Эсава.

Граница между этими землями — это граница разделения между святым и будничным, между светом и тьмой, между Израилем и народами.

Но давайте все-таки по порядку:

1 Вот родословие Исава, он же Едом…. (Быт.36:1)

Мы не будем подробно рассматривать родословие Исава, а лишь остановимся на некоторых моментах, которые нам пригодятся в будущем.

И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры.  (Быт.36:33)

Многие исследователи, сходятся во мнении, что под именем Иовав, скрывается легендарная личность — то есть Иов, книга которого, вошла в канон ТаНаХа:

1 Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла. (Иов.1:1)

Ну и другое место:

Фамна же была наложница Елифаза, сына Исавова, и родила Елифазу Амалика. (Быт. 36:12)

Ну, кто такой Амалек, думаю что особо не стоит описывать.

Ну разве что, показать, где он «высветился», и что Бог сказал о нем:

И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме…. И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной. (Исх. 17:8; 13-14)

И еще раз, но уже потомок Амалека, а не он сам, мелькнет в книге Эстер:

После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него; и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц … И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман. (Есф. 3:1-2; 5)

Аман — это не кто иной, как потомок, того самого Амалека.

И именно неспровоцированная агрессия, как Амана, так и его прадедушки — Амалека, стала характерной чертой этого рода.

Сам же Амалек, как мы уже говорили, это правнук Исаака.

Иными словами, он восходит к тому же святому источнику, что и Иаков с его потомками. 

Однако Амалек обращает весь этот потенциал на ненависть к евреям, к избранникам Всевышнего. Он всем существом своим не приемлет идеи избрания и видит в ней только одно — расизм, «зловещий всемирный еврейский заговор», который надо истребить.

И истребляет евреев, на всем протяжении истории существования Израиля.

Правда уже не сам Амалек, а уже его психология антисемитизма.

И эта психология, сохранилась и до наших дней.

Недельная глава Ваишлах. 2018 г.

Недельная глава Ваишлах

(И послал)

(Быт.32:4-36:43)

3 И послал Иаков пред собою вестников к брату своему Исаву в землю Сеир, в область Едом, 4 и приказал им, сказав: так скажите господину моему Исаву: вот что говорит раб твой Иаков: я жил у Лавана и прожил доныне; 5 и есть у меня волы и ослы и мелкий скот, и рабы и рабыни; и я послал известить [о себе] господина моего, дабы приобрести благоволение пред очами твоими. (Быт.32:3-5)

И так, Иаков избежал конфликта с Лаваном, и теперь может идти «в землю отцов».

Но вместо страха перед Лаваном, возникает другой более РЕАЛЬНЫЙ страх — страх встречи с братом Исавом, который в свое время обещал его убить за тот, как он считал обман, при получении благословения от отца.

И этот страх, не давал ему покоя, несмотря на то, что Бог обещал его хранить, на всех его путях.

Что касается его обращения к Исаву «господин мой», и «раб твой», со стороны Иакова — это не только акт признания старшего над младшим (не надо путать с первородством, который не всегда определяется по старшинству), но и акт вежливости, принятый на востоке, того времени.

Ну и естественно прием, через который Иаков хочет смягчить сердце Исава, перед своей с ним встречей, которой невозможно избежать.

Поскольку Исав, каким-то образом узнал, что Иаков возвращается в «родные пенаты».

Как говорит мидраш, ему эту новость сообщил Лаван, после того, как его бог предупредил,  чтобы он не трогал Иакова.

6 И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек. 7 Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. 8 И сказал: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись. 9 И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! 10 Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана. 11 Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми. 12 Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества. (Быт.32:6-12)

И так, Иаков откровенно признается Богу, что он боится Исава.

И просит Его защиты, от возможного насилия с его стороны.

Тем более, что Иаков получилось тревожное известие, что Исав идет на встречу с 400 мужей.

По тем временам, это считалось значительным воинским подразделением.

И страх, еще больше проник в сердце Иакова.

Естественно, что не только за себя, но и за всю свою семью.

Соответственно этому он употребляет прежде всего чисто человеческое средство защиты ожидаемых враждебных действий от Исава.

В дополнение ко всему, внутреннее беспокойство Иакова, вызывалось еще упреками его совести, за тот обман, который он совершил в отношении Исава.

Но стоит ли нам осуждать Иакова, за эти мысли и действия?

Думаю, что не надо спешить с вынесением строгого вердикта, пока сами хотя бы раз в жизни, не окажемся в такой же, реально угрожающей обстановке.

Умирать никому, и никогда не хочется.

Как сегодня, так и тогда.

И даже когда это глубоко верующий человек, ему не чуждо предпринимать такие действия, которые могут свести к минимуму надвигающуюся угрозу.

Естественно, что не исключая при этом, надежду на Всевышнего.

Что собственно мы и видим в действиях Иакова.

Но повторюсь — в сознании недостаточности человеческих сил и средств, как орудий защиты от предстоящей опасности, Иаков обращается с молитвою к Богу отцов.

Кстати, эта, первая в Торе молитва (если не считать ходатайства Авраама за содомлян), которая имеет все признаки смирением пред Ним, и полной надежды только на Него одного.

13 И ночевал там [Иаков] в ту ночь. И взял из того, что у него было, в подарок Исаву, брату своему: 14 двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, 15 тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц, десять ослов. 16 И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада. 17 И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это [стадо] пред тобою? 18 то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами. 19 То же приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его; 20 и скажите: вот, и раб твой Иаков за нами. Ибо он сказал [сам в себе]: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною, и потом увижу лице его; может быть, и примет меня.  (Быт.32:13-20)

Иаков исключает из своего плана, спасение от Исава бегство, как нереальное решение и решается идти прямо навстречу Исаву.

Но посылает впереди себя, обильные подарки, дабы усладить его сердце.

Кстати, в выборе лучшего из скота, и в порядке отправления подарков — видно знание Иаковом помыслов человеческого сердца того времени, и средств примиряющего воздействования, даже на самое гневливое сердце.

21 И пошли дары пред ним, а он ту ночь ночевал в стане. 22 И встал в ту ночь, и, взяв двух жен своих и двух рабынь своих, и одиннадцать сынов своих, перешел через Иавок вброд; 23 и, взяв их, перевел через поток, и перевел все, что у него [было].   (Быт.32:21-23)

Поток Иавок, теперь он называется Зерка, берет начало из гор Васана и впадает в Иордан с левой стороны, где-то посередине, между озером Генисерет, и Мертвым морем.

И тут происходит событие, которое отразилось на будущей судьбе всего народа, произошедшие от Иакова:

24 И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; 25 и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. 26 И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. 27 И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. 28 И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. 29 Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там. 30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, [говорил он], я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. (Быт.32:24-30)

Очень непростое для трактовки место.

Поскольку весь отрывок построен как бы на полунамеках, а не на прямом повествовании.

Так, в чем же «изюминка» этого отрывка?

Начнем вот с этого предложения:«Яаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари».

Но ведь ранее было сказано, что «Яаков же остался один», а тут вдруг «боролся с ним некто до утренней зари».

Как это понимать?

В богословии, поломано немало копий, по поводу того, кто же это такой таинственный «некто», кто боролся с Иаковым?

Тот вариант, что это был ангел-хранитель Исава, как то очень уж натянутый.

А также то, что это иная духовная личность, которая хотела испытать Иакова на прочность, то же не имеет библейского основания.

Ну и так далее.

В Торе ясно говорится по поводу того, кто имеет право власти над человеком:

Видите ныне, что это Я, Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей. (Втор.32:39)

Именно опираясь на это место, можно делать вывод, что Иаков не боролся физически, с потусторонними личностями.

Ну хотя бы потому, что с ними просто невозможно бороться.

Поскольку они не материальны.

Тем более, что тут всплывает еще одна загвоздка: «как можно физически спать, и физически бороться».

Поэтому, если сильно не углубляться во всякие мистические домыслы, то мы увидим, что наиболее приемлемый вариант тот, что данный эпизод рассказывает о борьбе двух человеческих начал, в одном теле — духовное и материальное — происходившей в душе Яакова.

Духовное, которое связанно с Небесами, и пришло оттуда, и материальное — которое ищет опору только в материальном начале.

Говоря проще — шла молитвенная борьба, где с одной стороны выступал уповающий на Бога Иаков, а с другой стороны, Иаков уповающий, лишь на свои силы.

Вот такой интересный расклад сил.

И так, отправив своих жен и детей за реку, он остается один.

Чувство одиночества и беззащитности, перед надвигающимися событиями, навевают мрачные мысли, о предстоящей встрече с Исавом.

И как бы нет явного ощущения защиты Всевышнего, которую Он обещал ему.

Поэтому Иакову кажется, что он может полагаться только на свои очень ограниченные человеческие силы.

И вот обуреваемый такими мрачными мыслями он засыпает, и во сне начинается развиваться описанная выше борьба.

«и, увидев, что не одолевает его» — стоп, если это не человек, а духовная личность, которая  обладает невероятными возможностями, то как может Иаков его одолеть?

Это, во-первых.

А во-вторых, как можно одолеть нематериальную личность?

Вот почему я придерживаюсь мнения, что Иаков во сне боролся со своими внутренними тревожными чувствами, которые переполняли его, перед встречей с Исавом.

На это, косвенно указывает вот этот отрывок:«Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем?».

Ну примерно как:«неужели ты не знаешь своего имени?».

Но тогда что обозначает вот это место:

Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним.

Ну хорошо, если он не боролся физически ни с кем, то как можно «вывихнуть бедренный сустав»?

Да так же, как можно от испуга получить инфаркт, или стать заикой.

Или от эмоционального стресса, потерять сознание, или на всю жизнь заработать фобию.

И так далее.

Что касается ситуации с суставом Иакова, то можно принять (как вариант) перенапряжение именно этого сустава, во время эмоционального возбуждения.

Вот такой сложный отрывок, и такое видение на его трактовку.

Точнее одно из многочисленных пониманий этого отрывка.

Но в этом отрывке, есть еще одно примечательное место:« И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом».

«ибо ты боролся с Богом» — что это значит?

Если предположить, что Иаков боролся с Богом, то как он мог Его одолеть?

А вот если принять вариант, что Иаков боролся не с Богом, а совместно с Богом, и победил своего, назовет это «ветхого человека», и именно за это, получил имя Израиль, что значит «борющийся в союзе с Богом».

Как вам такой вариант?

Ну а что касается:«отпусти меня, ибо взошла заря», то тут нет ничего удивительного.

Природа человека так устроена, что даже при сильной усталости, сон человека ослабевает на рассвете.

Более того, как уже выяснили ученные, даже «многосерийные» сны длятся считанные мгновения, перед тем, как человек проснется.  

Кстати, эта ночная борьба Иакова, в чем-то напоминает сон Авраама, когда Бог заключил с ним Завет Земли:

12 При захождении солнца крепкий сон напал на Аврама, и вот, напал на него ужас и мрак великий. 13 И сказал [Господь] Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет, 14 но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении; после сего они выйдут с большим имуществом, 15 а ты отойдешь к отцам твоим в мире [и] будешь погребен в старости доброй; 16 в четвертом роде возвратятся они сюда: ибо [мера] беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась. 17 Когда зашло солнце и наступила тьма, вот, дым [как бы из] печи и пламя огня прошли между рассеченными [животными]. 18 В этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата:

(Быт.15:12-18)

Ну и далее:

30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, [говорил он], я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. 31 И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое. 32 Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что [Боровшийся] коснулся жилы на составе бедра Иакова. (Быт.32:30-32)

Точное географическое положение Пенуэла неизвестно, хотя оно упоминается впоследствии и в истории Гедеоном (Суд 8:8), и в истории с Иеровоамом (3 Цар 12:25).

Что же касается обычая не употреблять в пищу «жилы, которая на составе бедра», то это связанно с тем, что оно принимается как важное напоминание, коренящуюся в том историческом событии, которое мы рассмотрели выше. 

Кстати, такое ограничение в пище, упоминалось лишь в иудейской литературе, и стало постоянным напоминанием о том, что когда Иаков ослабел в борьбе с Богом, победителем из нее вышел Израиль.

Что же касается «я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя», то он видел невидимого Бога не глазами, а это было особое переживание, как бы приравненное к зримой встрече с Ним.

И Бог помог «побороть» в сердце Иакове, упование только на свои собственные силы.

Результатом этой борьбы, стало то, что он был избавлен от смерти, при будущей встречи с Исавом.

1 Взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав, и с ним четыреста человек. И разделил детей Лии, Рахили и двух служанок. 2 И поставил служанок и детей их впереди, Лию и детей ее за ними, а Рахиль и Иосифа позади. 3 А сам пошел пред ними и поклонился до земли семь раз, подходя к брату своему. (Быт.33:1-3)

Несмотря на то, что Бог дал Иакову гарантию того, что у него, и его семьи, есть твердое будущее, он тем не менее, не пренебрегает человеческими мерами предосторожности.

Членов своей семьи, он располагает в порядке их степени близости к своему сердцу — рабыни с их сыновьями, Лия с ее детьми, и Рахиль с Иосифом.

Тут мы видим, что Иаков еще не до конца победил страх, в благополучном исходе встречи с Исавом.

Кажется кощунственным подобные действия Иакова, но ненадо забывать, что это было за время.

Когда противник проигрывал битву, то победитель поражал весь мужской род побежденного, в том числе и детей, дабы в последствии, когда они повзрослеют, не ожидать от них мести.

И так, встреча состоялась, и Иаков, своими поклонами до земли, дает понять Исаву, что он признает господство своего старшего брата над собой, и как бы раскаивается в той несправедливости, которая  была  им допущена, при получении благословения от отца.

4 И побежал Исав к нему навстречу и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали. 5 И взглянул и увидел жен и детей и сказал: кто это у тебя? [Иаков] сказал: дети, которых Бог даровал рабу твоему. 6 И подошли служанки и дети их и поклонились; 7 подошла и Лия и дети ее и поклонились; наконец подошли Иосиф и Рахиль и поклонились. (Быт.33:4-7)

Исав принял эти знаки раскаяния, и оба, растроганные встречей, плакали.

8 И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? И сказал Иаков: дабы приобрести благоволение в очах господина моего. 9 Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя. 10 Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей, ибо я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне; 11 прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял  (Быт.33:8-11)

Тут надо сразу сделать поправку, вот на это место «как бы кто увидел лице Божие».

Дело в том, что в оригинале написано «как увидел лицо ангела».

Как видим разница существенная.

То есть, Иаков говорит Исаву, что он его принимает как послание от Бога.

Это обычное и понятное в устах древнего еврея приветствие к тому, которого почитают.

Теперь что касается «Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя».

Он не слукавил, поскольку после ухода Иакова, и его двадцатилетнего отсутствия, практически все состояние Исаака перешло во владение Исава.

Но появление на арене Иакова, возможно встревожило его мыслью, что придется с ним делится, после смерти отца, этим достоянием.

Может быть это и была еще одна причина, почему он выехал навстречу Иакову, с такой «свитой».

Поэтому, слова Иакова «прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все», в определенной степени успокоило его, от этих предчувствий.

12 И сказал: поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою, 13 Но он сказал ему: господин мой знает, что дети нежны, а мелкий и крупный скот у меня дойный; и если гнать его день один, то помрет весь скот. 14 Пусть же пойдет господин мой впереди раба своего, а я поведу медленно, поступью скота, что предо мною, и поступью детей, пока не приду к господину моему в Сэир. 15 И сказал Эйсав: так приставлю к тебе из людей, которые при мне. А он сказал: к чему это? Только бы мне найти благоволение в очах господина моего. 16 И возвратился Эйсав в тог же день путем своим в Сэир. (Быт.33:12-16)

И так, мы видим в этом отрывке, последние минуты свидания и расставание Исава и Иакова.

Исав предлагает Иакову продолжать путь совместно, но Иаков отклоняет это предложение под благовидным предлогом, что быстрое движение с Исавом и его спутниками может оказаться гибельным и для маловозрастных и нежных детей его, и для скота, в котором есть тоже молодые животные и дойные матки.

На самом же деле Иаков, хочет избавится от постоянной «заботы» брата, поскольку их взгляды, на многие вещи, кардинально противоположные.

И предлагает Исаву идти вперед одному, а самому идти настолько медленно, насколько позволят малые дети и скот, с обещанием прибыть к нему в Сеир.

При этом, Иаков прекрасно понимает, что его обещание невыполнимо, по причине недоверия к Исаву.

В виду этого, он даже отказывается, чтобы люди Исава, в целях безопасности их путешествия, охраняли его стан.

Тогда Исав прощается с Иаковым, и следующая их встреча, произойдет только во время похорон отца.

И еще касательно «И возвратился Эйсав в тог же день путем своим в Сэир».

Дело в том, что Исав, все еще жил в шатрах Исаака.

Но, как говорят исследователи, Сэир уже служил для него, своего рода фамильным полигоном, и как потом показали события, после разделения с Иаковым, он перейдет в Сэир на постоянное жительство.

17 А Яаков двинулся в Суккот и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши, поэтому он нарек имя месту Суккот. 18 И пришел Яаков благополучно в город Шехэм, который в земле Кынаанской, по пути его из Паддан-Арама, и расположился пред городом. 19 И купил участок поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Хамора, отца Шехэма, за сто кысит. 20 И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева. (Быт.33:17-20)

Суккот — место на восточном берегу Иордана, куда прибыл Иаков, со своим станом, и где, предположительно пробыл от полутора, до двух лет.

Затем, перейдя Иордан, расположился перед городом Шехэм, где купил себе участок земли.

Это второе место в Ханаане, купленное потомками Авраама, и перешедшее в их полное владение.

Впоследствии, оно перейдет во владение Иосифа, и его колена, и где он будет погребен.

Что касается выражение «благополучно», то некоторые исследователи Торы, предполагают, что к этому моменту, Иаков исцелился от той травмы, которая ему была нанесена, во время ночной борьбы с «некто».

И еще «и призвал имя Господа Бога Израилева» — когда Израиль будет разделен на Южное и Северное царства, то в этом месте будет возведет альтернативный Иерусалимскому Храму капище, где установят «золотого тельца», чтобы евреи Северного царства поклонялись ему, и не ходили в Иерусалим на поклонение.

Но это будет в будущем, а пока мы видим, что у Иакова начался второй — ханаанский период жизни.

И подобно Аврааму, поставившему по прибытии в Ханаан жертвенник в Сихеме, Иаков тоже ставит здесь жертвенник, и призывая теперь уже Бога Израиля, то есть своего, а не только Бога отцов.

1 Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. 2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. 3 И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. 4 И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену.

(Быт.34:1-4)

Эта глава посвящена дочери Иакова от Леи — Дине, и событиях связанные с ней.

Юный возраст — это время больших открытий, и открытий, которые не всегда проходят безболезненно.

Что собственно и произошло с Диной.

Само слово «вышла», которое применено в этом стихе, имеет значение «покидать свою естественную среду», и несет оттенок несколько тайного процесса.

В том плане, что Дине нужно было приложить усилия, чтобы оказаться в кругу жительниц той земли.

Но как это сделать, если заранее знаешь, что твоя семья не одобрит этот поступок?

Поэтому единственный вариант — покинула дом тайно.

Иначе как с ней могли такое случиться, что случилось, будь она в сопровождении родных или  близких ей людей.

И кстати, зачем эта молодая девушка, захотела вдруг посмотреть на других женщин? 

Видимо её привлекло то, что было в этот день, в этом городе.

Иудейский писатель, Иосиф Флавий, рассказывая эту историю, говорит, что Дина пошла в Сихем на религиозный праздник, чтобы посмотреть на наряды других женщин и «красоту» его празднования.

Как это иногда похоже на нас, не так ли?

И как часто нас не устраивает уклад нашей семьи — физической или духовной.

А там за забором эти свободные народы и племена, и свободные нравы.

Там можно то, что дома запрещают!

А ограничения и запреты, которые на самом деле служат к сохранению нашей чистоты и непорочности, нередко представляются «как насилие над личностью».

Вот такая получилась прелюдия, в преддверии разразившейся, через время трагедии.

И как результат этого «эксперимента» Дины:

2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. (Быт.34:2)

И далее, Тора повествует:

И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену. (Быт.34:3,4)

Похитив Дину, Сихем держал ее в своем доме в заточении и начал вести переговоры с Иаковом.

В благоприятном исходе этих переговоров он почти не сомневался.

В ходе переговоров он вел себя с подобающей корректностью, предложил семье Дины приличную «денежную компенсацию» и заверил, что Дину ждет обеспеченное будущее.

Какой отец в данной ситуации ответит отказом?

Тем более, что исправить создавшееся положение было уже невозможно.

В те времена вряд ли кто согласился бы взять в жены обесчещенную девушку, тем более что об этом стало известно во всей округе.

В конце концов, рассуждал Сихем, он — из знатной семьи, и Иаков с сыновьями не могли не увидеть, что он искренне влюблен в Дину.

Найден как бы прекрасный выход из этого патового положения.

Но лишь с одной оговоркой — а мог ли Сихем, так же поступить и с девушкой из своего племени?

Ответ однозначный — нет!

Поскольку горожане, его бы просто напросто убили.

А вот с пришлыми, почему бы и нет.

Поскольку, если будут возмущаться, то как минимум, можно их изгнать.

А будут сильно упираться, так недолго и уничтожить.

И так, согласиться на предложение Сихема — значит узаконить пренебрежительное отношение к семье Иакова в будущем, что грозило не только потерей того обетования, что Бог им даровал, но и растворению семьи Иакова, в среде жителей Ханаана, поскольку сихемцы относились к ним.

Поэтому, чтобы вызволить Дину из плена, (а она действительно стала пленницей Сихема)  братья пошли на хитрость:

И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; (Быт.34:13-15)

Как царь, так и его сын, согласились на эту уловку братьев.

Но не просто так, а с пристрелкой на будущее.

И вот как они объяснили выгоду этого момента, своим горожанам:

И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего, и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами. (Быт.34:20-23)

Вот и вся их «чистота» помыслов.

И жители Сихема согласились.

Ну а дальше события, после обрезания сихэмцев, начали принимать стремительный оборот:

На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили все, что было в домах (Быт. 34:25-29)

Ответ за насилие был довольно таки жесткий.

Но если сыновья поступили праведно, то за что же тогда прогневался на них Иаков:

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. (Быт.34:30)

Дело в том, что прошло совсем немного времени, когда миновала РЕАЛЬНАЯ угроза расправы над семейством Иакова, со стороны Исава, а тут опять проблема, но уже с целым народом, которые могут восстать против этого семейства, и в принципе стереть их в порошок.

Иаков прекрасно это понимал.

Сам же он, давал добро только на освобождение Дины, но никак на разбой.

И этот эпизод, он, Иаков, потом припомнил Левию и Семиону, во время благословения свои сыновей, перед своей смертью:

Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их; в совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя, ибо они во гневе своем убили мужа и по прихоти своей перерезали жилы тельца; проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле.  (Быт.49:5-7)

Иаков осудил действия Симона и Левия, только потому, что, по его мнению, их поступок не дал никаких позитивных результатов.

А само существование, будущего еврейского народа, оказалось в опасности.

И еще один момент, связанный с расправой над сихемцами — на момент побоища, Левию, младшему брату Симеона, было тринадцать лет.

И в будущем, в Израиле утвердится этот возраст, для прохождения Бар Мицвы — Сын Заповеди.

То есть, с этого времени, мальчик начинает отвечать перед Богом, за все свои поступки.

Вот почему был такой ответ Иакова, на эти их действия:« сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня».

1 Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего. 2 И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; 3 встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил. 4 И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. 5 И отправились они. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.  (Быт.35:1-5)

И так, то, что сделали Симеон и Левия, сделало небезопасным дальнейшее пребывание семьи Иакова в окрестностях Сихема.

 Понимая это, Бог повелевает Иакову вернуться в Вефиль, где он во сне увидел лестницу, уходящую в небо.

Под влиянием этого повеления, Иаков требует от всех членов семьи своей полного очищения — то есть, отвержения всех языческих примесей, которые могло быть занесено в семью Иакова как рабами его, так и не обдуманными действиями членов семьи.

Ведь мы помним, что Рахель, все еще хранила идолов отца.

Мотивом к этому действию, Иаков выставляет свое чувство благодарности Господу за помощь в бедствиях, на всем пути их шествия.

Иаков тайно закапывает эти предметы в землю (согласно преданию, чтобы никто в будущем не извлек их обратно), под дубом близ Сихема.

Что касается «И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых», то тут мы больше видим воздействие руки Божьей, на ханаанские племена, которым Он внушил страх, перед семьей Иакова.

Потому и написано «И был ужас Божий».

6 И пришел Иаков в Луз, что в земле Ханаанской, то есть в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним, 7 и устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль, ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего. 8 И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача. (Быт.35:6-8)

Мы уже ранее говорили, что Иаков начал собираться назад в Ханаан от Лавана, когда пришла Девора, и сообщила ему о смерти матери.

По крайней мере, этой версии придерживаются немалое число комментаторов.

А опираются они на тот факт, что мы не встречаем в Торе её имени, после ухода Иакова к Лавану.

Кроме этого, Тора не описывает момент её смерть.

Но зато мы знаем, что кормилица, никогда не оставляет свою госпожу, пока та жива.

Именно из этих косвенных свидетельств, и был сделан вывод, что Девора покинула шатры Исаака, когда умерла её госпожа, и видимо исполняя её предсмертную просьбу, направилась в семью Иакова, с этим известием.

И в последствии осталась у него, до самой своей смерти.

Став ему как бы вместо матери, поскольку вместе с Ривкой воспитывала его, пока тот набирался житейской мудрости.

Потому и описывается скорбь Иакова по ней:«и назвал [Иаков] дубом плача».

9 И явился Бог Иакову по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, 10 и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. 11 И сказал ему Бог: Я Бог Всемогущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих; 12 землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам тебе, и потомству твоему по тебе дам землю сию. 13 И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. 14 И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему [Бог], памятник каменный, и возлил на него возлияние, и возлил на него елей; 15 и нарек Иаков имя месту, на котором Бог говорил ему: Вефиль. (Быт.35:9-15)

И так, мы видим вторичное явление Бога Иакову, после возвращения его от Лавана (первый раз было когда он убегал от Исава к Лавану).

То и другое видение имеет место в Вефиле, одно при начале странствования в Харан и при произнесении обета Иаковом, а другое при возвращении его на родину и исполнении обета.

И там, и здесь повторяются обетования Божии Аврааму.

Причем в последнем случае Бог утверждает за Иаковом имя Израиля, приобретенное им во сне, когда он боролся с «некто».

16 И отправились из Вефиля. И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны. 17 Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын. 18 И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином. 19 И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем. 20 Иаков поставил над гробом ее памятник. Это надгробный памятник Рахили до сего дня. 21 И отправился Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. (Быт.35:16-20)

И так, Иаков теряет свою любимую жену, которая умирает во время родов второго сына.

Думаю, что нет смысла описывать чувства, как Иакова, так и сына Рахель — Иосифа.

Безвозвратно уходил от них целый период их жизни, и самый любимый ими человек.

И похоронена была при дороге в Вифлеем.

И с тех пор, и до сегодняшнего дня, имя Рахель, ассоциируется с матерью заступницей, всех детей Израилевых.

21 И отправился Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. 22 Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего. И услышал Израиль… (Быт.35:21,22)

Крайне неграмотный перевод.

На самом деле, речь идет не о прелюбодеянии, а о осквернении постели Валлы, кормилицы Рахиль.

Пока Рахиль была жива, Иаков держал своё ложе в её шатре, а других жен посещал в их шатрах.

Но когда Рахиль умерла, Иаков перенёс своё ложе в шатер Валлы, которая была наставником Рахили, тем самым, показывая свою преданность Рахель, даже когда её не стало.

Однако, Рувим, старший сын Лии, перенёс ложе Иакова в шатёр своей матери, тем самым как бы говоря отцу, что теперь его мать стала для него важнее всех женщин в его шатрах.

Это вторжение в частную жизнь отца, рассматривалось так серьёзно, что Тора приравнивает его практически к прелюбодеянию.

Поэтому Рувим, как первенец, потерял это право.

Но ведь во многих переводах написано:«Рувим пошел и переспал с Валлою».

Но как вы думаете, если бы Рувим реально переспал с женой отца, то, что его, и Валлу могло ожидать?

Как минимум — побитие камнями.

Ну а вообще-то сжигание на костре.

А тут вдруг такое «либеральное» решение — всего навсего, лишить второй доли наследства, которая положена как первенцу.

Вспомним, как за бесчестие Дины, был наказан весь мужской род Сихема.

То неужели сыны Иакова могли простить Рувиму бесчестие отца.

Да и в последующем благословении Иакова, этот момент более подробно разъясняется:

Рувим, первенец мой! ты — крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества; но ты бушевал, как вода, — не будешь преимуществовать, ибо ты взошел на ложе отца твоего, ты осквернил постель мою, взошел. (Быт. 49:3-4)

Осквернить ложе отца — это значит коснуться его.

Именно поэтому, Иаков лишил его первородства, но не лишил его определенного благословения.

22 … Сынов же у Иакова было двенадцать. 23 Сыновья Лии: первенец Иакова Рувим, [по нем] Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон. 24 Сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин. 25 Сыновья Валлы, служанки Рахилиной: Дан и Неффалим. 26 Сыновья Зелфы, служанки Лииной: Гад и Асир. Сии сыновья Иакова, родившиеся ему в Месопотамии.  (Быт.35:22-26)

И так, с рождением Вениамина исполнилось число сыновей Иакова — 12.

Но как говорят мидраши, с рождением каждого сна, рождалась и их сестра.

А вот с рождением Вениамина, Рахэль родила двух девочек.

Потому и написано «и роды ее были трудны».

27 И пришел Иаков к Исааку, отцу своему, в Мамре, в Кириаф-Арбу, то есть Хеврон где странствовал Авраам и Исаак. 28 И было дней [жизни] Исааковой сто восемьдесят лет. 29 И испустил Исаак дух и умер, и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его. (Быт.35:27-29)

И так, Иаков завершает свои странствования с приходом в урочище Мамре, место обитания Авраама и Исаака.

И после его возвращения, Исаак умирает «будучи стар и насыщен жизнью».

И хоронят его сыны — Исав и Иаков.

Заметили — сначала Исав, а потом Иаков.

То есть, Иаков окончательно признает за Исавом его первородство, несмотря на то, что оно было ему так легкомысленно продано им.

Первородство, но ни как не благословение отца.

Что же касается его смерти, то возможно, она потребовалась так «поздно», для того, чтобы братья смогли окончательно примириться.

Ну и в конце этой недельной главы, речь поведется о роде Исава.

Но сначала вот этот эпизод:

6 И взял Исав жен своих и сыновей своих, и дочерей своих, и всех людей дома своего, и стада свои, и весь скот свой, и все имение свое, которое он приобрел в земле Ханаанской, и пошел в [другую] землю от лица Иакова, брата своего, 7 ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их. (Быт.36:6,7)

Как это похоже на разделение Лота с Авраамом.

Тому тоже было «ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их».

И помним финал жизни Лота, от которого, через его дочерей, пошли народа, которые в последствии, стали препятствием для Израиля.

Так и в случае с Исавом — мирно разделившись, он создал народ, одно племя которого стало родоначальником антисемитизма.

Мы говорим о племени Амаликян, прародителем которого стал Амалик.

В этом вполне мирном расставании братьев, и в разделе земли их проживания, реализуется идея Бога на разделения «святое» и «будничное», на котором держится сегодня весь наш мир.

Ибо границу между этими странами начертил сам Всевышний.

Земля на запад от Иордана дана сынам Авраама, Ицхака и Иакова, как земля явного пребывания Бога на ней.

А земля, которая на востоке от Иордана, дана амонитянам, моавитянам и эдомитянам, народам — которые произошли от Лота и Эсава.

Граница между этими землями — это граница разделения между святым и будничным, между светом и тьмой, между Израилем и народами.

Но давайте по порядку:

1 Вот родословие Исава, он же Едом…. (Быт.36:1)

Мы не будем подробно рассматривать родословие Исава, а лишь остановимся на некоторых моментах, которые нам пригодятся в будущем.

И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры.  (Быт.36:33)

Многие исследователи, сходятся во мнении, что под именем Иовав, скрывается легендарная личность — то есть Иов, книга которого, вошла в канон ТаНаХа.

Ну и другое место:

Фамна же была наложница Елифаза, сына Исавова, и родила Елифазу Амалика. (Быт. 36:12)

Ну кто такой Амалек, думаю что особо не стоит описывать.

Ну разве что, показать, где он «высветился», и что Бог сказал о нем:

И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме…. И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной. (Исх. 17:8; 13-14)

И еще раз, но уже потомок Амалека, а не он сам, мелькнет в книге Эстер:

После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него; и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц … И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман. (Есф. 3:1-2; 5)

Аман — это не кто иной, как потомок, того самого Амалека.

И именно неспровоцированная агрессия, как Амана, так и его прадедушки — Амалека, стала характерной чертой этого рода.

Сам же Амалек, как мы уже говорили, это правнук Исаака.

Иными словами, он восходит к тому же святому источнику, что и Иаков с его потомками. 

Однако Амалек обращает весь этот потенциал на ненависть к евреям, к избранникам Всевышнего. Он всем существом своим не приемлет идеи избрания и видит в ней только одно — расизм, «зловещий всемирный еврейский заговор», который надо истребить.

И истребляет евреев, на всем протяжении истории существования Израиля.

Правда уже не сам Амалек, а уже его психология антисемитизма.

И эта психология, сохранилась и до наших дней.

Недельная глава Ваишлах. 2017 г.

Недельная глава Ваишлах

(И послал)

(Быт. 32:3 — 36:43)

Интересное начало этой недельной главы.

Иаков посылает слуг оповестить Исава о том, что он возвращается в землю отца своего, и слуги возвратившись оповещают его, что Исав идет ему навстречу, и с ним четыреста человек.

Можно понять реакцию Иакова, с учетом того, как они расстались двадцать лет тому назад:

И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек. Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. (Быт.32:6,7)

Убегать поздно, обороняться нет смысла, уж очень неравные были силы.

Тогда что остается делать?

Уповать на Всевышнего, что собственно он и делает:

И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана. Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми. Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества.  (Быт.32:9-12)

И опять, мы встречаем эпизод откровения во сне, как это примерно случилось с лестницей:

 Иаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари.Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним. Он сказал: Отпусти меня, ибо взошла заря. Тот сказал: Не отпущу тебя, прежде чем благословишь меня. Он сказал: Как зовут тебя? Тот ответил: Иаков.  Он сказал: Не будешь больше называться Иаковом, но Израилем, ибо приобрел ты силу передБогом и людьми, поскольку одолел. Иаков спросил и сказал: Прошу тебя, скажи мне свое имя? Тот ответил: Для чего ты спрашиваешь мое имя? И благословил его там. Иаков назвал это место Пениэль: «Потому что я увидел Божественное лицом к лицу, и моя душа устояла». (Быт.32:25-31) (Пер. Ш.Р. Гиршу)

В чем «изюминка» этого отрывка?

Вот в этом «Яаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари.».

Ведь сказано, что «Яаков же остался один».

Поломано немало копий, по поводу того, кто же это «некто», кто с ним боролся?

Вариант того, что это был ангел-спаситель Исава, как то очень уж натянутый.

А также то, что это иная духовная личность, которая хотела испытать Иакова на прочность, то же не имеет библейского основания.

Ну и так далее.

В Торе ясно говорится по поводу того, кто имеет право власти над человеком:

Видите ныне, что это Я, Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей. (Втор.32:39)

Именно опираясь на это место, можно делать вывод, что Иаков не боролся физически, с потусторонними личностями.

С ними просто невозможно бороться.

Они не материальны.

Тем более, как можно спать, и бороться.

Поэтому, если отбросить всякие мистические домыслы, то мы увидим, что данный эпизод рассказывает о борьбе двух человеческих начал — духовное и материальное — происходившей в душе Яакова.

Отправив своих жен и детей за реку, он остается один.

Чувство одиночества и беспомощности, перед надвигающимися событиями, навевают мрачные мысли.

И нет ощущения защиты Всевышнего, которую Он обещал ему.

И Иакову кажется, что он может полагаться только на свои очень ограниченные собственные силы.

И вот с такими мыслями он засыпает.

Когда мы читаем библейский текст, то хорошим помощником в его понимании, может служить ситуация, когда мы попытаемся поставить себя на место библейского героя.

Пусть не один в один, но хотя бы настолько, насколько нам позволяет знание той ситуации, и наше воображение.

И вот с таких позиций, мы попробуем поподробней,  рассмотреть это место:

Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним.

Но если он не боролся физически не с кем, то как можно «вывихнуть бедренный сустав»?

Да так же, как можно от испуга получить инфаркт, или стать заикой.

Или от эмоционального стресса, потерять сознание, или на всю жизнь заработать фобию.

И так далее.

Что касается ситуации с суставом Иакова, то можно принять (как вариант) перенапряжение именно этого сустава, во время эмоционального возбуждения.

И далее:

 Он сказал: Отпусти меня, ибо взошла заря. Тот сказал: Не отпущу тебя, прежде чем благословишь меня.

Как часто нам приходится бороться самим с собой.

Когда наша «ветхая натура», противостоит «нашему Божественному началу»?

И притом не в течении жизни, а в течении каждого дня.

Как иногда хочется пожалеть «себя любимого», и отложить на потом (а может и навсегда), то или иное дело, которое реально приближает нас к Творцу.

Ведь мы так устали, да и дело, которое нам надо сделать, нам практически не по силам.

Можно предположить, что в такой ситуации, оказался и Иаков.

Но вышел из неё победителем:

«Не отпущу тебя, прежде чем благословишь меня» — предвосхищающий результат этой борьбы.

Ну и финал этого сна:

Он сказал: Как зовут тебя? Тот ответил: Иаков. Он сказал: Не будешь больше называться Иаковом, но Израилем, ибо приобрел ты силу перед Богом и людьми, поскольку одолел.

«ибо приобрел ты силу перед Богом» — то есть, Божественное начало, вышло победителем над «ветхой натурой» Иакова.

Такое же обетование, есть и у нас с вами.

ЕСЛИ мы не будем пасовать перед теми трудностями, что встречаются на нашем жизненном пути.

И так:

Иаков спросил и сказал: Прошу тебя, скажи мне свое имя? Тот ответил: Для чего ты спрашиваешь мое имя? И благословил его там.(Быт. 32:29)

Да, действительно, странно спрашивать у самого себя, как тебя звать.

Но когда идет борьба «двух начал», и на кону стоит «кто будет верховодить по жизни у человека — Бог или животное начало», то тогда есть смысл уточнить субординацию.

Поэтому Иаков земной, благословил Иакова от Бога, открыв ему его новое имя — Израэль.

Вот и весь секрет этого отрывка, без всяких там мистических начал.

То есть, самая тяжёлая, самая удивительная, самая героическая битва в нашей жизни, всегда бывает с самим собой.

И еще одна особенность не только Торы, но и всего библейского текста, которую часто упускают из виду, когда читают текст Писания — в нем мы не встретим описание ЛИЧНОСТЕЙ.

Что касается Бога, то его действительно описать невозможно, поскольку Его никто не видел.

 А касательно ангелов, и библейских героев, то их не описывают потому, чтобы впоследствии, из них не сделали идолов.

Как это сделали со змеем, которого изготовил Моше, и которого потом, Езекии, пришлось уничтожить, поскольку ему начали поклоняться как богу.

Сами посмотрите, мы не встретим описание патриархов, описание Моше, Давида, пророков.

В некоторых апокрифах это есть, но в текстах канона нет.

Это отступление потребовалось для того, чтобы мы случайно не ушли в свои фантазии, изобретая того, о чем даже не намекает текст Писания.

Взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав, и с ним четыреста человек… (Быт. 33:1)

Особенность этой встречи, наверное, нет смысла описывать, поскольку при всей своей интриге, она заканчивается окончательным примирением братьев.

Иаков не претендует на богатства, что Исав поимел от того, что полностью завладел от отца.

А Исава особо не интересует духовное служение Иакова, как первенца.

И вот на этом молчаливом договоре, стороны примирившись, расходятся каждый в свой удел:

И возвратился Исав в тот же день путем своим в Сеир. А Иаков двинулся в Сокхоф, и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши. От сего он нарек имя месту: Сокхоф. Иаков, возвратившись из Месопотамии, благополучно пришел в город Сихем, который в земле Ханаанской, и расположился пред городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет. И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева.  (Быт.33:16-20)

В следующий раз, они встретятся уже только на похоронах Исаака — их отца.

Следующая глава посвящена дочери Иакова от Леи — Дине, и событиях связанные с ней.

Для начала, мы сосредоточим наше внимание на таком стихе:

Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. (Быт.34:1)

Юный возраст — время больших открытий, которые подчас бывают очень болезненные.

Что собственно и произошло с Диной.

Само слово «вышла», которое применено в этом стихе, имеет значение «покидать свою естественную среду», и несет оттенок несколько неестественного процесса.

В том плане, что Дине нужно было приложить усилия, чтобы оказаться в кругу жительниц той земли.

Но как это сделать, если заранее знаешь, что твоя семья не одобрит этот поступок?

Единственный вариант — покинула дом тайно.

Иначе как с ней могли бы такое случиться, то, что случилось, будь она в сопровождении родных или  близких ей людей.

И кстати, зачем эта молодая девушка, захотела вдруг посмотреть на других женщин? 

Видимо её привлекло то, что было в этот день, в этом городе.

Иудейский писатель, Иосиф Флавий, рассказывая эту историю, говорит, что Дина пошла в Сихем на религиозный праздник, чтобы посмотреть на наряды других женщин и «красоту» его празднования.

Как это иногда похоже на нас, не так ли?

И как часто нас не устраивает уклад нашей семьи — физической или духовной.

А там за забором эти свободные народы и племена, и свободные нравы.

Там свободная любовь, там можно то, что дома запрещают!

А ограничения и запреты, которые на самом деле служат к сохранению нашей чистоты и непорочности, нередко представляются «как насилие над личностью».

Вот такая получилась прелюдия, в преддверии разразившейся, через время трагедии.

И как результат этого «эксперимента» Дины:

2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. (Быт.34:2)

И далее, Тора повествует:

И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену. (Быт.34:3,4)

Похитив Дину, Сихем держал ее в своем доме в заточении и вел переговоры с Иаковом.

В благоприятном исходе этих переговоров он почти не сомневался.

В ходе переговоров он вел себя с подобающей корректностью, предложил семье Дины приличную «денежную компенсацию» и заверил, что Дину ждет обеспеченное будущее.

Какой отец в данной ситуации ответит отказом?

Тем более, что исправить создавшееся положение было уже невозможно.

В те времена вряд ли кто согласился бы взять в жены обесчещенную девушку, тем более что об этом стало известно всей округе.

В конце концов, рассуждал Сихем, он — из знатной семьи, и Иаков с сыновьями не могли не увидеть, что он искренне влюблен в Дину.

Найден как бы прекрасный выход из этого патового положения.

Но лишь с одной оговоркой — а мог ли Сихем, так же поступить и с девушкой из своего племени?

Ответ однозначный — нет!

Поскольку горожане, его бы просто напросто убили.

А вот с пришлыми, почему бы и нет.

Поскольку, если будут возмущаться, то как минимум, можно их изгнать.

А будут упираться, так недолго и уничтожить.

Помните, как в случае с Исааком:

И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь. 13 И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей, и Филистимляне стали завидовать ему. И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его Авраама, Филистимляне завалили и засыпали землею. И Авимелех сказал Исааку: удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас. И Исаак удалился оттуда, и расположился шатрами в долине Герарской, и поселился там. (Быт.26:12-17)

Но мы пойдем дальше по тексту:

И так, согласиться на предложение Сихема — значит узаконить пренебрежительное отношение к семье Иакова в будущем, что грозило не только потерей того обетования, что Бог им даровал, но и растворению семьи Иакова, в среде жителей Ханаана, поскольку сихемцы относились к ним.

Поэтому, чтобы вызволить Дину из плена, (а она действительно стала пленницей Сихема)  братья пошли на хитрость:

И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; (Быт.34:13-15)

Как царь, так и его сын, согласились на это условие.

Но не просто так, а с пристрелкой на будущее.

И вот как они объяснили выгоду этого момента, своим горожанам:

И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего, и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами. (Быт.34:20-23)

Вот и вся «чистота» их помыслов.

И жители Сихема согласились.

Ну а дальше события начали принимать стремительный оборот:

На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили все, что было в домах (Быт. 34:25-29)

Но если сыновья поступили праведно, то за что же тогда прогневался на них Иаков:

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. (Быт.34:30)

Дело в том, что прошло совсем немного времени, когда миновала РЕАЛЬНАЯ угроза расправы над семейством Иакова, со стороны Исава, а тут опять проблема, но уже с целым народом, которые могут восстать против этого семейства, и в принципе стереть их в порошок.

Иаков прекрасно это понимал.

Сам же он, давал добро только на освобождение Дины, но никак на разбой.

И этот эпизод, он, Иаков, потом припомнил Левию и Семиону, во время благословения свои сыновей, перед своей смертью:

Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их; в совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя, ибо они во гневе своем убили мужа и по прихоти своей перерезали жилы тельца; проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле.  (Быт.49:5-7)

Иаков осудил действия Симона и Левия, только потому, что, по его мнению, их поступок не дал никаких позитивных результатов.

А само существование, будущего еврейского народа, оказалось в опасности.

Далее опасения Иакова лишь подтверждаются.

Мы читаем: 

И отправились они. И был страх перед Всевышним в городах, которые вокруг них, и не преследовали сынов Яакова» (Бер. 35:5).

Иными словами, если бы не прямое вмешательство Всевышнего, семья Яакова не избежала бы нападения.

Хотя можно понять и гнев сыновей:

31 Они же сказали: а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею! (Быт.34:31)

Общество, которое не реагирует на притеснение беззащитных; общество, которое полностью одобряет и поддерживает преступление — это общество, лишено будущего.

А зло, которое остается ненаказанным, оно разлагает и разрушает общество.

Поскольку физическое насилие в обществе всегда имеет порочные духовные корни.

Терпимость к злу создает благотворную почву для последующей реализации негативного потенциала, этого общества.

Только на такой почве способны осуществить свои дурные намерения те, в ком от рождения заложена склонность к насилию.

Следующий интересный эпизод, в этом семействе:

Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего. И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил.  (Быт.35:1-3)

Оказывается, в его доме до сих пор находятся и идолы, и те, кто поклоняются им.

Поэтому Бог предъявил ему, Иакову, ультиматум — нужно строить жертвенник Единому, на Земле Обетования, а у тебя до сих пор в семействе и идолы, и всякого рода оккультные штучки, которые ну никак не могут сосуществовать вместе с Богом.

Поэтому и последовал такой приказ Иакова.

И как результат:

И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. (Быт.35:4)

Вот так, через всевозможные испытания, Бог, как Иакова, так и нас с вами, делает своими последователями.

Через падения и взлеты, а также через воспитание своих детей, чтобы они, идя своим путем, не забывали, откуда у к ним пришел этот дар жизни.

И жизнь библейских праведников — нам тому пример.

Иаков понимал это, и потому Бог был с ним.
И потому Он ему сказал:

И явился Бог Иакову по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. (Быт. 35:9-10)

То есть, та молитвенная борьба во сне, теперь отразилось наяву, как благословение от Бога.

Благословением, как Иакову, так и будущему народу, произошедшего от него.

И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача.  (Быт.35:8)

Это та самая Девора, которая воспитывала Ривку, а потом и самого Иакова.

И та самая Девора, которая принесла Иакову весть о смерти матери, когда он пребывал у Лавана.

А впоследствии осталась в семье Иакова, до самой своей кончины.

А о том, что Иаков любил её так же, как и свою мать, говорит тот факт, что после её смерти:

… погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача.   

И отправились из Вефиля. И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны. Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын. И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином. И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем. Иаков поставил над гробом ее памятник. Это надгробный памятник Рахили до сего дня.   (Быт.35:16-20)

Мы не будем рассматривать эмоции Иакова, по поводу смерти его любимой жены.

В этом нет надобности, поскольку Тора сама охарактеризовала их взаимоотношения:

[Иаков] вошел и к Рахили, и любил Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других. (Быт.29:30)

И в будущем, мы увидим, как Иаков убивался по Иосифу, когда тот был продан в рабство.

А убивался потому, что он был сыном, от любимой жены.

Но это будет в следующей недельной главе, а сейчас мы рассмотрим другой эпизод:

Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего. И услышал Израиль. …  (Быт.35:22)

Крайне неграмотный перевод.

На самом деле, речь идет не о прелюбодеянии, а о осквернении постели Валлы, кормилицы Рахиль.

Пока Рахиль была жива, Иаков держал своё ложе в её шатре, а других жен посещал в их шатрах.

Но когда Рахиль умерла, Иаков перенёс своё ложе в шатер Валлы, которая была наставником Рахили, тем самым, показывая свою преданность Рахель, даже когда её не стало.

Однако, Рувим, старший сын Лии, перенёс ложе Иакова в шатёр своей матери.

Это вторжение в частную жизнь Иакова рассматривалось так серьёзно, что Библия приравнивает его практически к прелюбодеянию.

Поэтому Рувим, его первенец, потерял это право.

Но ведь во многих переводах написано:«Рувим пошел и переспал с Валлою».

Но как вы думаете, если бы Рувим реально переспал с женой отца, то, что его, и Валлу могло ожидать?

Как минимум — побитие камнями.

Ну а вообще-то сжигание на костре.

А тут вдруг такое «либеральное» решение — всего навсего, лишить второй доли наследства, которая положена как первенцу.

Да и в последующем благословении Иакова, этот момент более подробно разъясняется:

Рувим, первенец мой! ты — крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества; но ты бушевал, как вода, — не будешь преимуществовать, ибо ты взошел на ложе отца твоего, ты осквернил постель мою, взошел. (Быт. 49:3-4)

И при этом, не лишил его определенного благословения.

И было дней [жизни] Исааковой сто восемьдесят лет. И испустил Исаак дух и умер, и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его. (Быт.35:28,29)

Как мы уже говорили раньше, после ухода Иакова к Лавану, Тора не упоминала больше о Исааке, до этого момента.

И как говорят комментаторы, от момента его, Исаака, рождения, до момента благословения и расставания с Иаковым, Исаак выполнил полностью, возложенную на него Богом миссию.

Что же касается его смерти, то возможно, она потребовалась так «поздно», для того, чтобы братья смогли окончательно примирится.

Но это, всего навсего, мое предположение.

Итак, мы видим, что братья вполне искренне примирились.

А вскоре за этим примирением последовало такое же мирное разделение земли по линии Иордана, как некогда между Авраамом и Лотом:

И взял Исав жен своих и сыновей своих, и дочерей своих, и всех людей дома своего, и стада свои, и весь скот свой, и все имение свое, которое он приобрел в земле Ханаанской, и пошел в [другую] землю от лица Иакова, брата своего, ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их. И поселился Исав на горе Сеир, Исав, он же Едом. (Быт. 36:6-8).

В этом вполне мирном расставании братьев, и в этом разделе земли их проживания, реализуется идея того разделения на «святое» и «будничное«, на котором держится наш мир.

Ибо границу между этими странами начертил сам Всевышний.

Земля на запад от Иордана дана сынам Авраама, Ицхака и Иакова, а земля, которая на востоке от Иордана, дана амонитянам, моавитянам и эдомитянам, народам — которые произошли от Лота и Эсава.

Граница между этими землями — это граница разделения между святым и будничным, между светом и тьмой, между Израилем и народами.

Что касается тридцать шестой главы, то она полностью посвящена потомству Исава.

Мы её подробно не будем рассматривать, кроме двух интересных мест:

И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры.  (Быт.36:33)

Многие исследователи, сходятся во мнении, что под именем Иовав, скрывается легендарная личность — Иов, книга которого, вошла в канон ТаНаХа.

А второе место:

Фамна же была наложница Елифаза, сына Исавова, и родила Елифазу Амалика. (Быт. 36:12)

Ну кто такой Амалек, думаю что особо не стоит описывать.

Ну разве что, показать, где он «высветился», и что Бог сказал о нем:

И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме…. И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной. (Исх. 17:8; 13-14)

И еще раз, но уже потомок Амалека, а не он сам, мелькнет в книге Эстер:

После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него; и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц … И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман. (Есф. 3:1-2; 5)

Аман — это не кто иной, как потомок, того самого Амалека.

И именно неспровоцированная агрессия, как Амана, так и его прадедушки — Амалека, стала характерной чертой этого рода.

Сам же Амалек, как мы уже говорили, это правнук Исаака.

Иными словами, он восходит к тому же святому источнику, что и Иаков с его потомками. 

Однако Амалек обращает весь этот потенциал на ненависть к евреям, к избранникам Всевышнего. Он всем существом своим не приемлет идеи избрания и видит в ней только одно — расизм, «зловещий всемирный еврейский заговор», который надо истребить.

И истребляет, на всем протяжении истории существования Израиля.

Правда уже не сам Амалек, а уже его психология.

И эта психология Амалека, сохранилась и до наших дней.

Недельная глава Ваишлах. 2016 г.

Недельная глава Ваишлах

(И послал)

(Быт. 32:4-36:43)

Итак, наша глава начинается с того, что Яаков, наконец-то возвращается в родные края.

Но впереди его ждет встреча с Эсавом, и у Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить.

Хотя прошло уже двадцать лет, после известных событий, и кажется, что все уже должно быть забытым, но где гарантия, что старые обиды, вдруг не выплывут на верх.

И предполагая подобный сценарий,  Яаков делает три вещи:

— собрал богатый подарок брату

— помолился Богу

— и приготовился к войне.

Начнем обсуждение действий Яакова с третьего.

Всех своих спутников, и скот, и верблюдов Яаков разбил на два отряда.

Расчет у него был простой — если погибнет один отряд, то может спастись второй.

Но почему Яаков боялся Эсава?

Ведь Бог ему обещал:

И вот Я с тобой, и буду хранить тебя везде, куда ты ни пойдешь, и возвращу тебя на эту землю. Ответ мы находим во втором действии Яакова, точнее в его молитве:

9 И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе!

10 Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана.

11 Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми.

12 Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества. (Быт.32:9-12)

Яаков верил, что Бог выполнит свое обещание.

Но ведь Он обещал только ему.

А где гарантия, что Он заступится и за жен с детьми.

Тогда Яаков что?

Не доверял Богу.

Маловероятно.

Но у человека внутри, всегда присутствует маленькая «червоточина» сомнения «а вдруг …».

Это было и в те времена, это присутствует среди нас и сегодня.

Вероятно, это было присуще и Яакову.

Вот почему он предпринял, подобные действия.

Кроме разделения своей группы, на два лагеря, Яаков предпринял дополнительные действия, с целью задобрить брата и избежать войны.

И отправил Эсаву, довольно таки шикарный, по тем временам подарок — 200 коз, 20 козлов, 200 овец, 20 баранов, 30 верблюдов, 40 коров и 10 быков, 20 ослиц и 10 ослов.

Вдобавок Яаков велел слугам преподнести его не сразу, но так, «чтобы насытились глаза Эсава«. То есть, посланцы должны были соблюдать в дороге, между собой дистанцию, и появляться перед Эсавом постепенно, первый — второй — третий и т.д.

Ну и молитва к Богу.

Но она описана очень интересным способом, и мы остановимся на этом моменте, поподробней.

Ночью Яаков перевел жен и детей через реку Ябок, и:

24 И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари;

25 и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним.

26 И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня.

27 И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков.

28 И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь.

29 Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там.

30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, [говорил он], я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя.  (Быт.32:24-30)

— И боролся Некто с ним до появления зари — что это за личность?

А с кем боролся Яаков, если написано:»И остался Иаков один«?

Определенная часть комментаторов утверждают, что Яаков боролся с ангелом Эсава.

Еще одна группа комментаторов считают, что Яаков, боролся с самим Богом

Но читая прямой текст этого места, лично я, не вижу подтверждений ни первому, ни второму варианту.

И вот по какой причине:

— во-первых, ангел может выполнять всего лишь одно задание.

  То есть, если это ангел Эсава, то он не должен был охранять его постоянно, не покидая ни на

  минуту.

— во-вторых, если предположить, что у Эсава был ангел хранитель, то тогда и у Яакова должен был

  быть, аналогичный ангел.

  И, стало быть, он должен бы защищать своего подопечного, то есть Яакова, от ангела Эсава.

  И тогда борьба, должна была быть между ангелами.

— а в христианских комментариях, упор чаще всего, делается на то, что Яаков боролся с Богом.

  И опираются эти комментаторы, вот на эту часть:» ибо ты боролся с Богом …».

  Но странно то, что они не допускают мысль, что Яаков действительно боролся с Богом, но не

  против Него, а в союзе с Богом.

Тогда с кем же боролся Яаков?

Я поддерживаю ту группу комментаторов, которые утверждают, что Яаков боролся с Яаковым.

Мы почему-то думаем, что обетование «родится свыше», достояние только последователей Мессии Иешуа.

Но фраза Иешуа, обращенная к Никодиму, касательно рождения свыше:»ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?», говорит о том, что это было присуще верующим в Единого, во все времена.

То есть, «ветхая натура» Яакова, боролась с зарождающим «новым человеком«.

И вот те факты, на которые опирается, это предположение:

Ну во-первых, это действие происходило вероятней всего во сне, поскольку сказано:» И боролся Некто с ним до появления зари; … И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря.».

Если это был ангел, то он не должен боятся света, поэтому заря не могла быть причиной для его бегства.

Во- вторых, интересен процесс вопросов:» И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль,…».

  Это одна сторона медали, а теперь посмотрим другую её сторону:» Спросил и Иаков, говоря:

  скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его

  там.».

То есть, если мы внимательно следим за развертыванием событий, то заметим, что кроме имени Яакова, больше никакого имени в этом отрывке не присутствует.

Даже названия «ангел«.

Но тогда как мог Яаков, бороться с Яаковым.

Давайте вспомним, что это была ночь, перед встречей с Эсавом.

Душу Яакова терзали и сомнения, и страх, из-за непредсказуемости этой встречи.

Поэтому и во сне, его душа металась в тревоге, не зная покоя.

И вот, во время этого сна, Яаков — человек Божий, боролся с Яаковым — человеком, полностью погруженным в сомнение и страх.

Сегодня это называется «борьба нового человека, с его ветхой натурой«.

Но в то время, такой терминологии небыло, а была борьба сомнений и надежды.

И в конце концов Яаков — человек Божий, одолевает Яакова «ветхого», и последний, видя, что его противник, сражался с ним не один, а с Богом, дает ему новое имя Израэль, что и означает «Бороться с Богом«, в том смысле, что в союзе с Богом.

То есть, мы видим пророческий сон Яакова, который указывает на его путь дальше, а не только до встречи с Эсавом.

Кстати, о хромоте Яакова:

31 И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое. (Быт.32:31),

— указывает на будущий, непростой путь Израиля через всю его историю существования.

И кстати, заключительный стих, этого отрывка, тоже говорит о том, что шла молитвенная Борьба Яакова с самим собой:»… я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя.».

То есть, еще раз показывает, что это была борьба противоположностей, где её исход, оказался на стороне патриарха Яакова и Бога.

Что же касается того, как можно в молитвенной борьбе, получить хромоту, то я не вижу здесь, никаких проблем.

Наверное у каждого из нас, бывают такие минуты в жизни, когда эмоционального напряжения, достигает такого состояния, что кажется еще немного и сердце остановится.

А у некоторых подчас и останавливается.

Или человек теряет дар речи, или наступает временная остановка работы тех или иных органов, ну и так далее.

И все это на базе эмоционального перенапряжения.

Подобное произошло и с Яаковым.

Но почему именно «жилы бедра»?

Тора этот момент опускает, за ненадобностью.

Случилось то, что случилось, вот и все.

Поэтому, тут нет никакого чуда, разве что в том плане, что Яаков вышел из этой борьбы победителем.

Кроме этого, как это уже было сказано выше, хромота Яакова, связана с его потомством.

Как же именно?

В духовном плане.

Израиль не раз нарушал тот Завет, который он заключил с Богом.

Кроме «локальных» наказаний (хананейцами, филистимлянами, и т.д.), было два глобальных их изгнаний из Эрец Израэль.

Да и сейчас, мы видим картину, когда основная масса израильтян, далеко не в союзе с Богом.

Ну а если ини, как носители Слова Бога, отошли от Него, то что говорить о других народах?

Но для Бога это не новость.

Господь Бог, через пророков это уже предвещал, что с приближением прихода Машиаха, люди все больше отходить от Него.

В том числе и евреи.

То есть нация начнем «хромать на обе ноги«, естественно, что в духовном плане.

И только приход Машиаха, может «излечить эту хромоту«.

 И так, эта ночь стала переломной, как для Яакова, так и для всего его потомства.
Именно в эту ночь, он ясно осознал, что только благословение Всевышнего играет решающую роль в судьбе человека.

Ни сила, ни мудрость, ни даже служение Ему.

Но суверенное благословение от Бога — вот на чем держится жизнь человека.

Теперь Яаков знал, что не своей силой он мог сейчас, и будет в будущем побеждать.

А это то, что Бог дал ему от рождения.
Яакову же оставалось, лишь противостоять, своему «ветхому «я«». 

Что он успешно и сделал, в эту знаковую ночь, и  получил за это, свое новое имя — Израэль.

И это стало его новой сущностью.

И не только его, но и всего его будущего рода.

Ну и теперь на очереди эпизод встречи с братьями.

Мы пропустим некоторые их «тонкости«, и начнем сразу с того места, где они уже успокоились от эйфории встречи, и теперь решают как быть дальше:

8 И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? И сказал Иаков: дабы приобрести благоволение в очах господина моего.

9 Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя.

10 Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей, ибо я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне;

11 прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял  (Быт.33:8-11)

Трудно сказать, действительно ли Эсав не хотел принимать дары Яакова, или это был чисто дипломатический ход.

Но одно можно с уверенностью сказать — дары смягчили сердце Эсава.

И как тут не вспомнить слова Павла:

18 Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. (Рим.12:18)

Оказывается и патриархи знали эту мудрость.

Есть еще одна версия, по которой Эсав быстро пошел на примирение.

Дело в том, что после ухода Яакова к Лавану, все состояние Ицхака, практически перешло в руки Эсава.

А после смерти Ривки, он стал абсолютным владельцем всех богатств Ицхака, поскольку отец был не в состоянии вести хозяйство, по причине своей слепоты.

Но, к наметившемуся приходу Яакова, Эсав, по закону, должен был передать ему две трети, всего состояния Ицхака, как первенцу.

Как тут не «опечалится«, и «с горя» не собрать  четыреста человек, чтобы решить»полюбовно» этот раздел имущества отца.

Яаков же зная Эсава, абсолютно игнорировал вопрос разделения, и дал понять Эсаву, что вообще не претендует ни на какую часть, из отцовского имущества:

11 прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял  (Быт.33:11)

И понравилось это Эсаву, и разошлись они весьма мирно.

Следующий «узелок на память«, этой недельной главы, посвящен дочери Яакова — Дине.

Представьте себе девочку, растущую с кучей братьев!

Интересы братьев — игры, охота, оружие, стада, драки… короче, постоянный адреналин.

А став девушкой, Дина хотела посмотреть на то, что представляет собой, девушка в принципе.

Как себя вести?

Как одеться?

И познать кучу всего остального, что интересует девушку. 

На первый взгляд безобидное желание.

А вылилось это все в большую беду.

Как показывают дальнейшие события, она видимо, она покинула дом тайно.

А иначе как с ней могли бы такое сделать, будь она в сопровождении няньки или братьев, матери?

Она захотела причаститься к благам оседлой, продвинутой цивилизации.

Кстати, еврейский историк Иосиф Флавий, рассказывая эту историю, говорит, что Дина пошла в Шхем на один из религиозных праздников, чтобы посмотреть на наряды других женщин.

Кстати, нас иногда тоже не устраивает уклад жизни нашей семьи — как в физическом плане, так и в духовном.

А вот у других все лучше, или почти все.

И воздух чище, чем в моем шатре, и любовь более романтичная, и запретов почти никаких.

Заманчиво, не так ли?

Но посмотрим, чем это закончилось, у Дины:

1 Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той.

2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. (Быт.34:1,2)

Ну то, что юный Шхем, сволочь порядочная — тут вопросов нет.

Только трусливый человек, может позволить себе, глумится над беззащитным.

Но что делала Дина в этом городе?

Как мы уже говорили, она услышав звуки праздника, пошла посмотреть как же веселятся иные племена.

То есть, она посчитала, что шхемовцы нормальные ребята, и их праздники интересны.

Не то, что у них в семье.

Но вот финал её любопытства, не совсем праздничный -юный Шхем, сын Хамора, правителя города Шхема, похитил Дину, дочь Яакова и обесчестил ее.

И не только обесчестил, но и запер в своих апартаментах, желая силой сделать её своей женой.

Но даже он понимает, что этот брак возможен, только если семья Дины будет готова принять его в качестве зятя.

Похитив Дину, Шхем идет на переговоры с Яаковом.

Кстати, в ходе переговоров, он вел себя с подобающей корректностью принца, предложив семье Дины приличную «денежную компенсацию«, и заверил, что Дину ждет обеспеченное будущее.

В конце концов, рассуждал Шхем, он — из знатной семьи, и Яаков с сыновьями не могли не увидеть, что он искренне влюблен в Дину.

Однако братья Дины, Шимон и Леви, не пожелали прощать нанесенное семье оскорбление.

Их возмутило поведение Шхема, и они решили, во что бы то ни стало освободить сестру.

И разработали следующий план.

13 И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их;

14 и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас;

15 только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан;  (Быт.34:13-15)

Дивиденты, которые ожидали Шхема, были весьма заманчивы:

23 Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами.

И Шхем пообещал, что обрезание совершит не только он сам, но и все жители города Шхема мужского пола.

Расчет Шимона и Леви был прост: они намеревались войти в город на третий день после того, как мужчинам Шхема сделают обрезание.

В этот день они будут еще слабы и не смогут оказать сыновьям Яакова сопротивление.

Яаков поддержал инициативу сыновей, но лишь в том, чтобы освободить Дину, убить Шхема и скрыться в горах.

Однако братья превысили «данные им отцом полномочия«.

Они разрушили город и истребили в нем все мужское население.

Из текста Торы мы узнаем, что Яаков так никогда и не смирился с их поступком.

Даже на смертном одре, благословляя своих детей, он вспомнил об этом и осудил сыновей.

Шимон и Леви, братья, орудия хищничества свойственны им, — сказал он. — В совет их да не войдет душа моя, с сонмом их не единись, честь моя! Ибо они в гневе своем убили мужей, и по их воле подрезали жилы вола. Проклят гнев их, ибо силен; и ярость их, ибо тяжела. Разделю их в Яакове и рассею их в Израиле (Быт. 49:5-7).

Учителя объясняют, что «разделение«, о котором говорит Яаков, воплотилось в том, что колено Леви не получило своего земельного надела.

Левиты были разбросаны среди других колен Израиля и жили от десятой доли, которую должны были выделять им представители других колен.

Что же касается сынов Шимона, то его потомками, было усилено, колено Иуды.

Теперь подведем итог, этого раздела.

Да братья, поступили жестоко, наказав все общество шхемовцев.

Но да и сам Шхем, со всей тщательностью выбрал жертву для удовлетворения своей страсти.

Дина принадлежала другому народу.

Поэтому, фактом стало то, что Шхем, надругавшись над дочерью Яакова, ни на йоту не потерял уважения среди своих сограждан.

Что же касается шхемовцев, то они не только не осудили юного принца, за насилие над беззащитной девушкой, но и согласились обрезаться, чтобы оправдать беззаконие их будущего царя, в глазах семьи Яакова.

И тем самым, они стали практически прямыми соучастниками беззакония.

А общество, которое не реагирует на притеснение беззащитных, и сами готовы принять в своей среде похитителя и насильника, и которое полностью одобряет и поддерживает преступление — достойно наказания.

 
Позднее мы узнаем, что причиной недовольства Яакова, поступком сыновей имело совсем другие причины.

По сути, действия, совершенные Шимоном и Леви, были коллективным наказанием.
Их поступок мог иметь лишь одно оправдание: население Шхема представляло собой порочное общество, а тот, кто был частью порочного общества и участвовал в его грехах, не может оставаться «невинным».

Единичное зло, оставшееся ненаказанным, разлагает и разрушает все общество.

А физическое насилие в своей основе, всегда имеет порочные духовные корни.

Если бы общество города Шхема не поощряло насилие, сын градоправителя, сумел бы обуздать свои низменные чувства и не совершил бы преступление.

Терпимость к злу, создает благотворную почву, для реализации негативного потенциала.

Только на такой почве способны осуществить свои дурные намерения те, в ком от рождения заложена склонность к насилию.

То есть, в своей основе, Шимон и Левий, поступили, почти правильно — наказали зло, и освободили сестру.

Яаков же, осудил действия Шимона и Леви, потому что, по его мнению, их поступок не дал никаких позитивных результатов.

Наоборот, само существование еврейского народа оказалось в реальной опасности.

30 И сказал Яаков Шимону и Леви: вы смутили меня, сделав меня ненавистным для жителей этой страны, для Кынаанеев и Пыризеев. А у меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. (Быт. 34:30).

Ведь согласно библейскому принципу, наказание должно защищать общество.
Но в данном случае, оно не только не защитило, но и подвергло само существование, нарождающей еврейской общины опасности.

Такие действия не имеют оправдания.

Поступок Шимона и Леви был продиктован их гневом, обидой за сестру.

Поэтому Яаков и не простил им « Проклят гнев их, ибо силен; и ярость их, ибо тяжела «.
Не зависимо от того, подлежали люди Шхема уничтожению, принципе или нет.

Кстати, далее опасения Яакова почти оправдались:

И отправились они. И был страх перед Всевышним в городах, которые вокруг них, и не преследовали сынов Яакова (Быт. 35:5).

Иными словами, если бы не прямое вмешательство Всевышнего, семья Яакова не избежала бы нападения.

А что сказали Шимон и Леви в свое оправдание:

31 Они же сказали: неужели как с блудницею поступать ему с сестрою нашею?(Быт.34:31)

Это общепринятый перевод на русский язык.

Но как говорят лингвисты, суть этого стиха несколько иная:

«Неужто мы, братья должны были повести себя так, будто нет у нашей сестры защиты, и каждый, кто захочет, может надругаться над ней?» — вот что сказали отцу Шимон и Леви.

Следующий стих из этой недельной главы, поможет нам увидеть картину это семьи более полно:

1 И сказал Бог Яакову: встань, взойди в Бэйт-Эйл и живи там: и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Эйсава, брата твоего.

2 И сказал Яаков дому своему и всем, которые с ним: устраните богов чужих, которые в среде вашей, и очиститесь, и перемените одежды ваши;

3 И встанем, взойдем в Бэйт-Эйл, и я устрою жертвенник Богу, который откликнулся мне в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил.

4 И отдали они Яакову всех богов чужих, которые в руках их, и серьги, которые в ушах их, и спрятал их Яаков под дубом, который близ Шехэма.  (Быт.35:1-4)

Стоп, оказывается, в его доме до сих пор находятся идолы.

Оказываются да были, как среди рабов, так и припрятанные у Рахели.

Ну, если с рабами можно понять, то зачем она их держала — непонятно.

Еще одна тонкость этого места — дело в том, что мы представляем себе идола, того времени, чаще всего в виде изваяния, то ли из дерева, то ли из глины, или из камня

И крайне редко из метала, поскольку метал тогда был очень дорогой.

Но дело еще в том, что предметами идольского поклонения, могли быть и нательные украшения — серьги, талисманы на цепочках или веревочках, короче разного рода оккультные украшения.

И именно от них, приказал Бог избавиться, поскольку Он начал вплотную создавать отдельный народ, для выполнения своего плана.

Кстати, забегая вперед, к истории «золотого тельца«, можно сказать, что его изготовили тоже из золотых украшений, мистического толка.

Далше мы видим в повествовании, ряд смертей, из семейства Ицхака, и Яакова:

8 И умерла Девора, кормилица Ривки, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал Иаков дубом плача.

9 И явился Бог Иакову [в Лузе] по возвращении его из Месопотамии, и благословил его,

10 и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль.  (Быт.35:8-10)

«И умерла Девора, кормилица Ривки,…» — и любимая нянька Яакова.

Именно Девора принесла Яакову весть о том, что умерла Ривка, его мать, когда он был еще у Лавана.

И после этой вести, Яаков начал собираться в обратный путь.

Кроме этого, в этом отрывке, Бог утверждает за Яаковым, его новое имя Израэль, которое впервые прозвучало, «в ту ночь борьбы«.

Следующий эпизод — рождение Биньямина, и смерть Рахели:

16 И отправились из Вефиля. [И раскинул он шатер свой за башнею Гадер.] И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны.

17 Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын.

18 И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином.

19 И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем.

20 Иаков поставил над гробом ее памятник. Это надгробный памятник Рахили до сего дня.

(Быт.35:16-20)

Смерть любимой жены, потрясла Яакова.

До самой своей смерти, он будет о ней тосковать, а любовь к ней, перенесет на её детей — Иосифа и Биньямина.

И еще одна смерть в этой недельной главе — смерть Ицхака — отца Яакова и Эсава:

27 И пришел Иаков к Исааку, отцу своему, [ибо он был еще жив,] в Мамре, в Кириаф-Арбу, то есть Хеврон [в земле Ханаанской,] где странствовал Авраам и Исаак.

28 И было дней [жизни] Исааковой сто восемьдесят лет.

29 И испустил Исаак дух и умер, и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его.  (Быт.35:27-29)

Как смерть Авраама, примирила Ицхака и Ишмаэля, так и смерть Ицхака, примирила Яакова и Эсава.

Хотя в последствии, как потомки Ишмаэля, так и потомки Эсава, будут на протяжении всей своей истории, противостоять Израилю.

И не только духовно, и даже не сколько духовно.

Ну и в заключение, этой недельной главы, идет пересчет сынов Эсава:

1 Вот родословие Исава, он же Едом.

2 Исав взял себе жен из дочерей Ханаанских: Аду, дочь Елона Хеттеянина, и Оливему, дочь Аны, сына Цивеона Евеянина,

3 и Васемафу, дочь Измаила, сестру Наваиофа….

 9 И вот родословие Исава, отца Идумеев, на горе Сеир….   (Быт.36:1-3; 9)

Все имена, мы не будем перечислять.

Но в этом списке, встречаются весьма интересные персоны.

Ну например «Фамна же была наложница Елифаза, сына Исавова, и родила Елифазу Амалика

Эту персону, мы встретим позднее, когда Моше будет выводить Израиль из Египта, а Амалек, неожиданно нападет на них.

И после этого, Бог сказал, чтобы стерли с лица земли, это имя.

И действительно, его почти разбили, в свое время, но все равно, потомки Амалика, не раз будут для Израиля, «как кость в горле«:

12 Так говорит Господь Бог: за то, что Едом жестоко мстил дому Иудину и тяжко согрешил, совершая над ним мщение,

13 за то, так говорит Господь Бог: простру руку Мою на Едома и истреблю у него людей и скот, и сделаю его пустынею; от Фемана до Дедана все падут от меча.(Иез.25:12,13)

И из этого племени, будет и Аман — человек, который чуть было не стал могильщиком Израиля.

История этого человека, описана в книге Эсфирь.

Еще одно историческое имя, мы встречаем, в этой родословной:» И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры.».

Иоав -предположительно, и есть тот самый Иов, судьба которого описывается в одноименной книге Иов:»1 Был человек в земле Уц, имя его Иов;…».