ПОЧЕМУ НЕПРЕМЕННО РАЗРУШЕНИЕ И ИЗГНАНИЕ?

ПОЧЕМУ НЕПРЕМЕННО РАЗРУШЕНИЕ И ИЗГНАНИЕ?

Р. Яаков Фильбер

Всевышний сказал Йехезкелю (18:23): «Разве Я хочу смерти нечестивого, – слово Г-спода Б-га! – а не того, чтобы обратился он oт путей своих и жив был»? Из этого мы учим, что наказания с Неба не являются местью. Их цель – не причинить человеку боль, а служить средством воспитания, чтобы помочь человеку исправить искривленное.

Но если так, то возникает вопрос: почему из всех наказаний, находившихся в распоряжении Высшего Управления, в конце эпохи Второго Храма было избрано наказание разрушением Храма, упразднением Иудейского царства и изгнанием Израиля из его Земли? – Как мы говорим в молитве: «Поскольку мы согрешили, мы изгнаны из нашей страны и удалены от Земли нашей»!

Казалось бы, Высшее Управление могло оставить Израиль на их земле и там накладывать на них иные наказания – голод, мор, меч и т.п. Почему изо всех наказаний было избрано именно наказание разрушением и изгнанием? Ответ на этот вопрос даёт рав Авраам Ицхак Кук в своей книге [комментариев к Талмуду] «עין איה».

Он объясняет там, что Высшее Управление наказало народ Израиля разрушением национального центра (Храма) и изгнанием Израиля из его Земли по той причине, что изгнание – единственный вид наказания, способный излечить недуг, поразивший еврейский народ. Почему так? Наши мудрецы благословенной памяти передали нам, что грехом, причинившим разрушение Второго Храма, была «напрасная ненависть». Этот грех пустил глубокие корни и распространился во всём народе – так, что не было иного пути выкорчевать их, кроме как рассеяв народ в изгнании, разрушив все старые формы, так чтобы целое распалось на единицы. И тогда каждый по отдельности сможет исправить себя, свои пути и свои поступки. А потом, когда изгнанники будут собраны в своей Земле, будет построен новый центр – теми, кто очистился в котле изгнания. Ибо до тех пор, пока действуют старые рамки взаимоотношений, будут оставаться в силе и все дефекты их поступков и качеств, не исчезнут те же злые нравы, что были в поколении разрушения.

В свете этого объяснения рава Кука, мы должны видеть в напрасной ненависти злокачественную болезнь, разрастающуюся и грозящую охватить весь народ в целом. Поэтому необходимо удалить её оперативным путём. При таком взгляде на положение дел, можно сказать, что просьба рабби Йоханана бен Заккая: «Дай мне Явне и ее мудрецов» — без всякой попытки удержать то, что есть [Йерушалаим], — была не простой уступкой реальным возможностям [что попросив больше, он рисковал бы не получить ничего], а выражала собственно план рабби Йоханана бен Заккая. Подобно тому, что соглашаются на удаление злокачесвенного образования, чтобы спасти всё тело.

Чтобы понять объяснение рава Кука, что наказание разрушением и изгнанием было единственной возможностью исправить грех общества, можно добавить следующее. Фактически, у Высшего Управления не было выбора. Даже если бы оно пожелало оставить народ на их земле и наказывать их там, это не помогло бы – вот по какой причине. Грех, за который разрушен Храм, состоял в напрасной ненависти. Суть этой ненависти объясняет НЦИВ (в предисловии к комментарию к книге Берешит). Он пишет, что люди того поколения «были праведны и добродетельны и усердно занимались Торой, но только не были прямодушны в мирских делах. Поэтому, из-за напрасной ненависти, которую они испытывали в сердце друг к другу, они подозревали того, кто вёл себя не так, как по их мнению следовало бы богобоязненному человеку, — подозревали его, что он сектант и еретик. И дошло до разрушения Храма».

Если мы вникнем в слова НЦИВа, мы увидим, что подозреваемые не были злодеями. Напротив, они были богобоязненны, и соответственно вели себя в своей повседневной жизни. Но их богобоязненность не соответствовала понятиям подозревавших. И ввиду этого различия, подозревавшие позволяли себе ненавидеть их. Ибо каждая группа считала, что истина – только у нее, а все остальные ошибаются и грешат. В ситуации, когда люди думают так, если бы все рамки общественных отношений оставались бы на своих местах, и Всевышний – вместо того, чтобы разрушить и изгнать – наказывал бы народ Израиля голодом или эпидемией и т.п., оставив их на своей земле, — исправило ли бы такое наказание грех ненависти? Ни в коем случае! Напротив, все эти наказания только отягощали и обостряли бы ненависть. Ибо каждая группа указывала бы пальцем на другую и говорила бы: из-за вас свалилась на нас эта беда! Так что наказание не только не исправляло бы греха «напрасной ненависти», но только усиливало бы его. Поэтому у Высшего Управления не было иного выхода, кроме как рассыпать старые группы и изгнать Израиль из его земли. Тогда народ может отстроиться заново. Как написал рав Кук: «И потом, когда изгнанники будут собраны в своей Земле, будет построен новый центр – теми, кто очистился в котле изгнания».
«И тут сын спрашивает»: чем же помогло изгнание, если и сегодня, когда мы возвращаемся из изгнания, нас раздирают споры?! На это есть два ответа. Во-первых, возможно, нынешняя ненависть – далеко не та, что была перед разрушением. И во-вторых, возможно, что именно это имели в виду наши мудрецы благословенной памяти, сказавшие, что избавление (геула) может прийти и без того, что Израиль предварительно совершил тшуву, — когда наступит намеченный срок. [Пророк Ишайя (60:22) завершает пророчество о предстоящем избавлении словами: «Я, Г-сподь, в назначенное время ускорю это». Мудрецы толкуют противоречивый оборот: «в назначенное время ускорю» как двоякую возможность – ускорю, если заслужите, а если нет, то — в назначенное время]. Это соответствует сказанному (Йехезкель 36:24): «И возьму вас из народов, и соберу вас из всех стран, и приведу вас в землю вашу». И только потом (там же 25-26): «И окроплю вас водою чистою, и очиститесь вы от всей скверны вашей … И дам вам сердце новое». Т.е., очищение от недостатков может прийти после собирания изгнанников. И я молюсь всей душой, чтобы всё это осуществилось с нами – вскорости и в наши дни!

Источник: http://machanaim.org/holidays/tzomot/av9_5.htm