Использование греческого языка Нового Завета в служении

Использование греческого языка Нового Завета в служении

Блек Дэвид Aлан

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие и благодарности.

Сокращения.

1. Экзегет и греческий Новый Завет

Пояснение целей и задач.

2. Библиотека экзегета

Выбор правильных пособий для греческой

экзегезы.

3. Получение ориентации

Природа и задача греческой экзегезы.

4. Развитие экзегетических навыков

Руководство к греческой экзегезе.

5. От теории к практике

Применение принципов.

ПРЕДИСЛОВИЕ И БЛАГОДАРНОСТИ

Эта книга предназначена тем, кто желает улучшить свои навыки в подготовке проповедей на тексты из Нового Завета. Надеюсь, что она найдет живой отклик как среди пасторов, которые несут служение, так и среди тех, кто готовится стать ими. Главная цель книги — побудить проповедников использовать греческий язык для прославления Бога. Как одному из тех, кто пропо­ведует на тексты из Нового Завета и осознает всю важ­ность этого, мне хочется видеть в церкви пробуждение и обновление, потому что церковь, а не семинария, является Божьим приоритетом в мире. Бели верую­щим действительно нужно расти и становиться зрелыми, и эффективными христианами, тогда нет никаких сом­нений в том, насколько важно, чтобы пасторы и другие служители церкви говорили своей пастве проповеди, основанные на Библии. В этой книге я попытался просто и доступно объяснить, какую важную роль в этом деле может играть знание греческого языка.

Не будем недооценивать важности нашей задачи. Однажды Павел писал Тимофею: «Старайся предста­вить себя Богу достойным, делателем не укоризнен­ным, верно преподающим слово истины» (2 Тим. 2:15). То старание, которое требовалось от Тимофея тогда, также требуется и от проповедников сегодня. Слово Божие необходимо преподавать верно, или не препода­вать его вообще.

Если вы прошли хотя бы годичный курс обучения греческому языку» но редко (если вообще когда-либо) используете его знание в служении, эта книга как раз то, что вам необходимо. Если же вы только приступили к изучению греческого языка, она поможет вам увидеть важность изучаемого предмета. Независимо от того. пастор виляли студент, я молюсь о том, чтобы вы, прежде всего, стремились быть истинным учеником Слова Божьего и чтобы эта книга помогла вам при­обрести больше навыков для этого.

Я хотел бы выразить свою искреннюю признатель­ность следующим людям, которые сделали возможным появление этой книга: Аллану Фишеру и Джиму Виверу (Allan Fisher, Jim Weaver) из Baker Book House, с самого начала верившим в осуществление этого проекта; Дэвиду Айкену (David Aiken), тщательно откорректи­ровавшему рукопись, а также составившему библио­графию; руководству библиотеки Biola University, разными путями помогавшему мне в исследовании; отцу Ансельму (Anselm) и общине The Prince of Peace Abbey, на протяжении нескольких дней предоставляв-шим мне доступ к своей библиотеке для размышления и написания этой книги; моим партнерам по молитве Майку Адамсу и Майку Кварри (Mike Adame, Mike Quarry), разделившим со мной в молитве бремя этой книги; моей церкви в Granada Heights Friends Church, которая позволяет мне использовать творческие способности в служении Христу; жене Бэкки (Becky) и сыновьям Натану Алану и Мэтью Дэвиду (Nathan Alan, Matthew David), создававшим мне благоприятную обстановку для жизни и служения; а также моим студен­там, изучающим греческий язык, даже не подозрева­ющим, сколько радости доставляют мне.

                                          1

          ЭКЗЕГЕТ И ГРЕЧЕСКИЙ НОВЫЙ ЗАВЕТ

                             Пояснение целей и задач

Цель написания этой книги

Они героически высиживают до конца продолжительные лекции, заучивают все новые и новые слова, заполняют книжные полки дорогостоящими томами, еле успевают сдавать письменные работы и проводят перед экзаменами бессонные ночи. Действительно, студентам, изучающим греческий язык, выпала нелегкая доля. Даже наблюдатель с зачерствевшим сердцем сжалился бы над положением, в котором они находятся. Но что происходит со всей этой образованностью после того, как сданы письменные работы и получены дипломы? Будет ли наведен мост черев ужасающую пропасть, которая находится между учебной аудиторией и кафедрой? Начнет ли свою работу неизбежный «мистический» процесс забывания?

Пастору и студенту, участвующим в служении и успешно окончившим годичный или двухгодичный курс обучения греческому языку» эти вопросы не кажутся теоретическими· С проблемой воплоще­ния изученного материала в проповедь встречаются если не все, то большинство молодых служителей. Вальтер Кайзер (Walter С. Kaller) видит эту проблему еще глубже, говоря об «определенном кризисе» в экзегетической методологии. Этот кризис является пропастью «между тем, что преподается по экзегетике в большинстве семинарий или в библейских классах и между суровой действительностью с которой каждую неделю встречаются  пасторы готовясь к проповедям».

 Проблема заключается но в том что пастору не у кого спросить совета относительно того что и как ему следует делать; советчиков много, Руководители деноминаций и члены их церквей ожидают не советчика, а человека» который был бы способен говорить проповеди на тексты из Нового Завета, основанные на тщательной экзегезе оригинального греческого текста. До сих пор среди пасторов еще существует сетование на то, что семинарии слишком мало делают для того, чтобы дать своим студентам хорошее руководство по экзегетике. Они просят помочь им узнать, как можно использовать греческий язык» чтобы увеличить свою эффективность как проповед­ников и преподавателей.

И я убежден, что это достаточно справедливая жалоба и законная просьба. Пересмотрев большое количество литературы по греческому языку, изданной на протяжении нескольких последних десятилетий, я был обеспокоен недостатком книг, в которых говорилось бы о том, как знание греческого языка Нового Завета может увеличить эффективность в служении. Владение библейскими языками постоянно подчеркивается как один из положительных факторов в служении. Но все еще отсутствует современное практическое руководство, которое могло бы помочь молодым (и не очень молодым}) пасторам создать реальную стратегию использования греческого языка в служении.

С этой целью и написана эта книга: подготовить вас к использованию греческого языка в служении. Материал, находящийся в ней, можно попользовать по-разному, в зависимости от ваших нужд и желаний. Если вам необ­ходим быстрый обзор греческой экзегезы, загляните в третью главу «Получение ориентации» ; она составлена для того, чтобы быть вашим руководством по толкова­нию Нового Завета, которое основано на оригинальном греческом языке. Нуждаетесь в совете при покупке наилучших книг по греческому языку для вашей лич­ной библиотеки? Прочитайте вторую главу «Библиотека экзегета»» и я уверен, что там вы найдете необходимую вам информацию. Интересуетесь, как правильно осу­ществлять анализ слов? В главе пятой «От теории к практике» вы найдете хорошее пояснение» как рабо­тать с основными частями речи. Хотите узнать, как составлять проповедь или как делать синтаксический или лексико-грамматический анализ текста? Желаете узнать, как персональный компьютер может помочь вам в изучении Писания? Учитывая многолетний опыт преподавания греческого языка Нового Завета, я попытался изложить для вас основы в каждой из вышеупоминаемых областей.

Конечно, все, что я или кто-нибудь другой может предложить вам в какой-либо из книг по использова­нию греческого языка, независимо от ее величины или поставленных целей, — это основные факты, прекрасные и ценные принципы, тщательно выбран­ные темы, и, в данном случае, акцент на практику (не только на теорию). Все это вам необходимо преобразовать в то, что вы считаете правильным для себя. В четвертой главе, например, вы найдете элементарные правила для тщательного разбора любого греческого текста. Но вам самим необходимо решить, как часто вы будете использовать их при подготовке проповеди. В той же главе находится материал по разрешению текстуальных проблем выбранного вами отрывка. Но вы должны определить для себя, когда именно следование этому совету будет наиболее эффективным для вас. Каждому из нас следует определиться в том, какой объем информации о гре­ческом языке мы будем использовать в нашей личной жизни и служении.

Да, вероятно, вы бы не читали эту книгу, если бы не были уверены в том, что знание греческого языка Нового Завета имеет практическую ценность. В опреде­ленное время вы открыли для себя, что изучение Нового Завета на оригинальном языке является не Только ловушка заключается в том, что даже самые лучшие наши намерения могут быть разрушены рас­сеянностью и изменчивым настроением. Поэтому перед тем» как перейти к изучению основ по использованию греческого языка в служении, было бы неплохо еще раз спросить себя: «Что побуждает меня к изучению этого языка?»

Цель и задача изучения греческого языка

Мартин Лютер однажды сказал: «Давайте будем ревностно держаться [библейских] языков… Языки являются ножнами, в которые вложен меч Духа Свя­того». Не случайным является тот факт, что должное библейским языкам воздает признанный выдающийся деятель евангельского христианства, и оно исходит из сердца Протестантской Реформации в Германии, предшествовавшей Великому Пробуждению в Америке. Знание библейских языков на протяжении долгого времени признавалось одним из требований для пастор­ского служения. Вероятно, никто не сможет глубоко осознать значения всего, что написано в Библии, пока не научится читать и, в некотором смысле, думать на еврейском и греческом языках.

Однако странным является тот факт, что в то время, как существует общее согласие относительно острой необходимости изучения библейских языков для эффективного служения проповедью, существует намного меньше согласия относительно того, какое место должны занимать языки в учебных программах семинарий. Например, отчет American Association of Theological Schools, в котором отмечен заметный упадок интереса к изучению библейских языков в американских национальных богословских учебных заведениях, гласит: «В то время, когда богословское и классическое образования были тесно связаны друг с другом, даже в тех школах, где все еще необходимо изучение языков, уровень требований часто был ниже обыкновенно принятого». Исследование указывало на то, что большинство студентов, вовлеченных в служе­ние, с трудом открывают для себя скрытые богатства библейского текста. Они останавливаются на безрадост­ной и тоскливой посредственности.

Проблемы в преподавании греческого языка

Такое положение дел не возникло внезапно само собой, но является результатом влияния различных факторов на протяжении многих десятилетий. После того, как мы рассмотрим их, нам будет легче понять некоторые вопросы, которые являются фундаменталь­ными в общем подходе, используемом в этой книге.

Во-первых, существующий недостаток в препода­вании греческого языка, по крайней мере, частично, является следствием того, что обучение языку имеет тенденцию быть во власти содержания, пренебрегая пониманием. Традиционный подход в преподавании греческого языка часто был абстрактным, интеллек­туальными даже эзотерическим. Иногда у студентов возникает такое чувство по отношению к своим преподавателям греческого языка, какое было у одного из Отцов Церкви — Святого Августина. «Трудности, — жаловался он, — обычные трудности при изучении чужого языка, окропили, словно желчью, всю прелесть греческих баснословии. Я не знал ведь еще ни одного слова по-гречески, а на меня налегали, чтобы я выучил его, не давая ни отдыха, ни сроку и пугая жестокими наказаниями»4. Конечно, это утверждение является преувеличением, но мне интересно было бы узнать, у скольких студентов семинарий возникают подобные чувства?

Критикуя чрезмерно интеллектуальный подход к преподаванию греческого языка, я не ставлю под сомнение необходимость изучения библейских языков. Студент или пастор чьи сердца горят желанием иссле­довать Слово Божье, готовы переносить неизбежные трудности, которые приходят с кажущимися бесконеч­ными списками слов и форм. Однако наступает время, когда, изучая различные склонения и спряжения частей речи, все, кроме наиболее посвященных учени­ков, начинают задавать вопросы: «Какая польза из всего этого? Как это может помочь мне как пастору?» Эти вопросы не являются ни глупыми, ни умными. Очень часто преподаватели греческого пытаются превратить свой курс в повторение собственной диссер­тации, а преподаватели еврейского читают в классе свои дипломные работы. И достаточно редко они думают о нуждах и способностях учеников, но обычно изо всех сил пытаются превратить свои курсы в интеллектуально приемлемые только для себя. В результате, из этого гибельного корня вырастает множество ядовитых рас­тений, которые превращают то, что должно было быть прекрасным садом, в дикую пустыню.

Источником этого кризиса в преподавании является объединение высшего духовного и светского образова­ния. Профессора семинарий, попавшие в ловушку между академическими требованиями и ценностями церкви, в конечном итоге выбирают академические требования. Последствием этого является то, что иногда в семинариях допускается подход в преподавании гре­ческого языка, который низводит Новый Завет до уровня предмета научных исследований, а греческий язык — до уровня академических упражнений. Таким образом, греческий язык Нового Завета превращается в источник информации с незначительной или совсем отсутствующей силой изменять жизнь человека, что, в конечном результате, наносит ущерб Церкви.

К счастью, этот процесс не является необрати­мым. Фактически, сегодня имеются признаки того» что преподаватели греческого языка больше, чем когда-либо, сознают потребность в пересмотре методологии, чтобы сделать свой материал более доступным студентам, участвующим в служении, и преодолеть ложное различие между академической подготовкой и практическим обучением. Нужно вдохновлять, стимулировать, призывать» а не заставлять преподавателей греческого языка идти к студентам в класс. Только в таком случае учитель может стать помощником и руководителем, а студент будет смотреть на изучение языка как на практическое средство достижения практических результатов. Однако до сих пор много преподавателей соглашается с тем, что еще недостаточно сделано для того, чтобы связать обучение языкам с «делом служения» (Бф.4:12). Количество книг, в которых делается попытка ликвидировать пропасть между учебным классом и церковной кафедрой, можно сосчитать на пальцах одной руки. Сегодня очевидно, что препода­вателям греческого языка необходимо пересмотреть свои педагогические подходы и сконцентрировать внимание на подготовке служителей.

Во-вторых, в настоящее время спад в преподавании греческого языка может быть последствием того, что в курсе экзегетики преподается слишком большой объем материала. Студенты устрашены «бушующим морем» мира как маленький голландский мальчик, который целую ночь пальцем закрывал отверстие в дамбе, предотвратив наводнение. Работа с греческим языком — это дело всей жизни, где даже от специалиста требуется много усилий, чтобы быть в курсе всех новых идей, возникающих одна за другой. Поэтому, если это тяжело для ученого, то не удивительно, что у большин­ства студентов существует тенденция к снижению интереса относительно греческого языка или искуше­ние изучать его только частично.

Эту проблему решить будет нелегко. Любой здраво­мыслящий педагог согласится с тем, что изучение язы­ков — хорошее дело, но польза от него часто может быть погребена под массой лингвистических мелочей. Кроме того, как только студент попадает в круговорот жизни, акцент драматически меняется с подготовки к урокам на их применение, где он использует лишь существенный материал, касающийся языков. Но опре­делить, что является «существенным», а что нет, тяжело, а еще тяжелее всегда помнить «существенное». Поэтому в этих грамматических джунглях необходима дорожная карта, т.е. передача наиболее важных средств и принципов экзегезы таким образом, чтобы они стимулировали к практическому использованию греческого языка. Дорожный атлас дает нам возмож­ность увидеть ситуацию в целом, но в то же самое вре­мя, по нему мы видим направление к тем областям, где можем непосредственно проводить более детальное исследование. Эту же функцию должно выполнять и ру­ководство по экзегезе, но для этого лучше использовать обычный учебник греческого языка.

Мое третье замечание относительно преподавания греческого языка является обобщением первых двух. Абстрактный и академический путь, которым следует большое количество студентов, изучающих язык, вносит небольшой вклад в то, что я называю целью семинарского обучения: готовить проповедни­ков Слова Божия, использующих объяснительный метод проповеди. На протяжении слишком долгого времени разум (экзегетика) и сердце (гомилетика) говорили друг другу: «Ты мне не надобна» (1 Кор. 12:21). Профессора семинарий часто чувствуют, что их ответственность в преподавании греческого языка заканчивается сразу же после объяснения грамматики. Очевидно, они полагают, что так или иначе их сту­денты сами смогут найти связь между экзегетикой и гомилетикой. Я даже знал некоторых преподавате­лей, которые преднамеренно избегали указания на применение греческого языка, думая, что применение следует автоматически. И более того, некоторые учеб­ники по экзегетике также придерживаются этой идеи, хотя очевидно, что применение является кульминацией, а проповедь — конечной целью экзегетического иссле­дования.

Кто-то может удивиться: «Почему Книга, которую Бог дал для того, чтобы преобразовывать жизни людей, кажется настолько неэффективной, когда про­поведуют на наиболее известные и любимые места из нее?» Ответ, по крайней мере, частично, заключается в отсутствии эффективного применения. Под словом «применение» я имею в виду процесс объяснения: насколько уместным является текст в наше время, а особенно, как знание греческого языка Нового Завета может быть преобразовано в действие и побуждать студентов к его использованию. Самая тяжелая задача в преподавании греческого языка — показать студен­там, как они могут особым образом определить умест­ность текста и донести это слушателю, а также вызвать у них определенную реакцию на проповедь. Если исключить один из этих компонентов, уместность или реакцию, то это приведет к тому, что греческий язык не будет содействовать духовному росту или развитию навыков в служении.

Последним фактором в существующей проблеме преподавания библейских языков является, несо­мненно, увеличивающаяся в образовании тенденция к субъективизму. Как подмечает Аллан Блюм (Allan Bloom): «Есть одна вещь, в которой должен быть уверен каждый профессор, что почти каждый студент, поступающий в учебное заведение, верит или говорит, что верит, что истина — относительна»5. К сожалению, духовные учебные заведения не готовы противостоять последствиям такой формы субъективизма. Во многих из них проблемой сейчас становится не поиск объек­тивной истины, а субъективное применение истины. Если истина относительна, тогда зачем стремиться к ней, особенно если при этом необходимо изучать еще еврейский и греческий языки? Одним из послед­ствий такого мышления является то, что экзегетика, как жизненно важный аспект богословского образова­ния, иногда затемняется программами, которые больше ориентированы на простое развитие навыков. Как указано в вышеупомянутом отчете American Association of Theological Schools, в программах духовных учебных заведений на протяжении последнего времени просле­живается неуклонный упадок интереса к экзегети­ческим дисциплинам. Отвержение библейских языков и экзегетических дисциплин говорит о том, что изучение оригинальных языков в американском богословском образовании вскоре может стать делом прошлого.

Принципы преподавания греческого языка

Борясь с этими проблемами, у меня возник вопрос, не совершал ли я когда-либо хотя бы один из этих педа­гогических «грехов»? Совершал. Честно говоря, иногда мне кажется, что когда я говорю о теории образования, то немного похож на Нерона, который говорит о том, что пожар не таит в себе никакой опасности. Но на про­тяжении многих лет я научился задавать себе вопрос: «Как практически можно мотивировать студентов использовать их знание греческого языка более эффек­тивным образом?» Размышляя над этим вопросом, в моем разуме появилось новое понимание и свежий подход к преподаванию греческого языка Нового Завета. Через некоторое время я пришел к трем основным заключениям.

Во-первых, я понял, что первичной целью препода­вания греческого языка является служение Телу Христа, т.е. Церкви. Обучение греческому языку Нового Завета может быть чрезвычайно важной частью учебной программы, заслуживающей внима­ния, но делает ее таковой, прежде всего, сердце слуги, руководимое любовью к Богу и к Божьим людям. Я открыл, что там, где есть сердце, посвященное Христу и Его людям, проповедь и другие виды применения греческого (и еврейского) языка приходят естествен­ным путем. Старая шотландская пословица гласит: «Греческий, еврейский и латинский языки находятся не на возглавии креста, куда поместил их Пилат, но у подножия его, в смиренном служении Христу». Говоря простым языком, успех богословского образо­вания должен измеряться не объемом грамматики и богословия, втиснутых в головы студентов, но тем, выпустили ли мы из учебного заведения зрелых людей, посвященных на служение Богу и людям своими наилучшими способностями.

Последняя фраза не отрицает потребности в биб­лейском знании. Сущностью эффективной проповеди является способность упрощать без того, чтобы стать примитивным. Но для этого необходимо понимание на очень глубоком уровне. Спраул (R.C. Sproul) однажды высказал наблюдение, что великие проповедники, подобно айсбергам, на поверхности показывают только около десяти процентов того, что находится внутри их сущности. Такая глубина всегда основана на точном и адекватном знании предмета. Но знание само по себе не является ни отправной точкой, ни целью обучения в духовном учебном заведении. Корнем истинного образования является радикальное посвящение применению знаний. Может быть, это звучит жестко, но в этом находится ключ к служению во всей его полноте. Бели мы стремимся к чему-либо меньшему, то согласитесь, что в таком случае лишь удовлетворяем гордость тех студентов, которым больше нужна научная степень, чем мудрость, и похвала, чем навыки в служении.

Во-вторых, я еще раз осознал, что знание греческого языка Нового Завета может служить источником духовного обновления. Я начал понимать, что целью обучения греческому языку является не только препо­давание методов решения экзегетических проблем. Особенно важной целью для меня сейчас является духовное развитие служителей, а через них и общин.

То, что знание греческого языка Нового Завета может служить источником духовного обновления, я открывал для себя не один раз. Еще в Базеле (Швейцария), будучи студентом, я узнал, что когда Эразм Роттердамский в 1516 году издал Новый Завет на греческом языке, то в Европе это вызвало большое беспокойство. Громче всех возмущались те, кто вели аморальный образ жизни или были духовно мертвы. Фроуд (J.A. Froude) в своей книге «Life and Letters of Erasmus» описывает то духовное потрясение, которое произвело появление на свет Нового Завета на греческом языке:

«Еще ни одну книгу не читали с такой жадно­стью. Только во Франции было продано несколько сотен тысяч экземпляров. Огонь распространялся так, как от лисиц, которых Соломон выпустил на поле. Шкура духовенства трещала от напряжения. С кафедр и возвышенностей они визжали так, что своими криками наполнили всю Европу»».

Многие на сегодняшний день открыли для себя, что Бог, Который говорил через Новый Завет, изданный Эразмом на греческом языке, взывает и сейчас к чувствительным сердцам. Чтение текста оригинала — это не просто понимание изложенных событий, а скорее, часть Божьего средства, с помощью которого мы можем почувствовать силу и влияние текста, а также испытать применение его истины в нашей жизни. Писание, кото­рое переполнено такой силой, невозможно читать пассивно. Другими словами, сам по себе греческий текст ничего особенного собой не представляет. Он су­ществует только как средство назидания. И если его содержание ограничивать лишь тем, что мы понимаем, то текст теряет пророческий характер, а с ним и свою целостность.

Если целью проповедников является понимание и провозглашение того, что хочет сказать Бог Своим людям для духовного роста, и если Бог открыл Себя в Новом Завете именно посредством греческого языка, то знание его является не предметом удовольствия, а необходимостью.

Мне неоднократно задавали вопрос относительно точности и убедительности переводов Писания, на который у меня всегда есть один ответ. Нет сомнения в том, что для верующего вполне достаточно любого перевода Библии, чтобы понять, как и при каких обстоятельствах ему необходимо правильно посту­пать. Но нет сомнения также и в том, что человек, который прилагает больше усилий для того, чтобы найти истину, будет вознагражден соответственно своим усилиям. Серьезный пастор, для которого Библия является самой важной книгой в мире, хочет чего-то большего, чем «среднее» понимание Божьего Слова, в особенности, если этот пастор хочет быть способным и других научить.

Только в контексте служения проповедования истины Слова Божия другим людям, проповедники могут ясно увидеть свою нужду в понимании всей сложности греческого языка. Учитель всегда должен знать больше своего ученика. Водителю необязательно уметь разбирать и собирать двигатель с завязанными глазами, но хорошему механику это необходимо. Доктор должен быть способным намного точнее поставить диагноз своему пациенту, чем сам пациент. Таким образом, разве не должны проповедники Слова Божия извлекать практическую помощь и вдохновение из греческого Нового Завета?

Представьте себе на минуту другую ситуацию. Пасторам, которые не знают греческого языка, необхо­димо черпать новые идеи из других источников. Они становятся рабами комментариев и не могут проверить их достоверности, потому что для них недостижимо наилучшее для этого средство. Не всегда можно дове­рять и переводу Библии. Но хуже всего то, что без осно­вательного изучения греческого языка некоторые пасторы могут обнаружить, что во имя Бога оправды­вают свое собственное невежество, основанное на ложных комментариях.

Позвольте мне повториться: я имею в виду не просто знание греческого языка. Его не следует изучать только лишь по причине того, что он существует подобно тому, как Эдмунд Хиллари (Edmund Hillary) покорил вершину горы Эверест только из-за того, что она есть. Но по этой же причине его не следует и игнорировать, потому что никакой проповедник не может быть назван профессионалом без обширного знания греческого языка.

Советы по использованию греческого языка в христианской среде

Таким образом, нашей целью в изучении греческого языка является использование его знания для служе­ния Христу и созидания Его тела. Не может быть слишком настойчивым или слишком частым напоми­нание о том, что цель греческой экзегезы — убеждать и побуждать к соответствующему отклику на провозгла­шаемое Божье Слово, а не просто давать информацию. Этот отклик должен состоять из покаяния, веры, послу­шания, любви, рвения и многих других добродетелей* но только не из сухого знания. Если вы считаете, что эта цель экзегезы является слишком узкой или слишком практической, то я должен буду смириться с этим, но я нигде не нахожу в Новом Завете какой-либо другой цели экзегетики. Надеюсь, что рассуждения, которые вы прочитаете ниже в этой книге, убедят вас в этом.

Но как нам достигнуть этой цели? Конечно, через молитву и с помощью Духа Святого. Мудрый пастор ни­когда не будет против того, чтобы следовать нескольким простым общеизвестным принципам. Если вы убеди­лись в необходимости использования греческого языка при подготовке к проповеди, позвольте мне предложить вам принять во внимание три совета.

Во-первых, помните, что легкого способа понимания Божьего Слова не существует. Несмотря на то, как это могут воспринять некоторые люди, я даже осмелюсь сказать, что греческая экзегеза не имеет в себе ничего магического. С помощью экзегетики нам будет легче изучать Библию, но серьезное изучение Библии требует времени и усердия. Даже при участии Духа Святого читать Новый Завет затруднительно, потому что через Свое Слово Бог нам открывает Свою бесконечную муд­рость. Великие умы, которые всю свою жизнь посвятили изучению Библии, также чувствовали себя так, будто они бродят по берегу бесконечного океана.

В христианстве великим парадоксом является то, что для каждого, кто серьезно хочет изучать Библию, она является книгой. На самом деле, ни с чем нельзя сравнить ту пользу, которую каждый извлекает для себя при тщательном исследовании библейского текста. Но эта польза не извлекается без труда в поте лица. Может быть, мы никогда не сможем достичь таких высот в понимании Библии, каких достигают ученые-библеисты, но если мы будем прилагать к этому все свое старание, то с уверенностью можно сказать, что не оста­немся без награды. Это также ощутил и псалмопевец три тысячи лет назад: «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью» С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои» (Пс. 126:6-6).

Во-вторых, мы, проповедники, используя греческий язык Нового Завета в служении, должны быть осто­рожны, чтобы не поддаться искушению духовной гор­дости. Наверное, наибольшей опасностью в изучении греческого языка является то, что он становится центром изучения, вытесняя, таким образом, Христа. И очень больно наблюдать, как подобное происходит со все большим количеством служителей. Вместо того, чтобы проповедовать, «содержа слово жизни» (Флп. 2:16), они выставляют напоказ себя и свои знания. Их кафедры являются не только местом, с которого преподается Библия, но и местом служения «твари вместо Творца» (Рим. 1:25).

Из-за того, что знание «надмевает» (1 Кор. 8:1), я советую своим студентам забывать о греческом языке, когда они становятся за кафедру. Наиболее одаренные служители, с которыми я знаком, имеют за правило «оставлять в мастерской пыль и строи­тельный мусор» экзегезы. Они понимают, что наи­больший вред может быть причинен теми людьми, которые используют греческий язык для того, чтобы что-то «доказать». Мы можем вынести определен­ный урок, глядя на служителей некоторых сект, которые любят показывать свое «превосходное» знание Писания, обращаясь к оригинальным языкам, чтобы доказать ошибочность традиционного понимания Библии. Печально, но факт, что большинство таких служителей сект имеют всего лишь поверхностное знание еврейского и греческого языков, если знают их вообще. Ответственный проповедник осознает, что истина никогда не доказывается и не утверждается на основании лишь греческой грамматики или значе­ния слов, но если кто-то все-таки разглагольствует о грамматике, то он еще не осознает этого, как бы красиво и убедительно ни говорил.

Вероятнее всего, наличие специальной лексики в проповеди (что может причинить много вреда) говорит нам о том, что проповедник потерял из виду цель экзегезы — насколько возможно яснее донести значение Слова Божьего. У проповедников есть опас­ность пытаться впечатлить людей своими великими экзегетическими способностями. Чем больше человек образован, тем реальнее эта опасность. Но истина заключается в том, что людей не впечатлишь знанием причастий и предлогов. Они совсем не проявляют интереса к вашему пассивному аористному императиву. От проповедника люди желают слышать: «Вот то, что говорит текст, а вот то, к чему он нас призывает!» Экзегетам также не следует забывать, что Новый Завет был написан на греческом разговорном языке, чтобы его читали понимали и простые люди того времени.

То же должно происходить и с нами. Каждый дол­жен осознавать, что с кафедры должен прославляться только Иисус Христос. Но если с кафедры проповед­ник показывает свое знание греческого языка, то это звучит слишком по-плотски, даже вульгарно. Вот как выразил эту мысль известный экзегет Робертсон (А. Т. Robertson): «Нет никакой необходимости в хвас­товстве или показухе. С кафедры нужно говорить только о результате, а не процессе экзегезы. Люди без богословского образования обычно сразу опреде­ляют, что проповедник уделил для подготовки своей проповеди достаточно большое количество времени, если вся она пылает жаром»7.

Мой последний совет является очень практичным и предназначен для тех, кто сейчас изучает греческий язык. Ваши шансы в успешном его использовании в служении будут намного больше, если вы, не откла­дывая, возьмете под контроль сам процесс изучения греческого языка. Ставя перед собой реалистичные цели, вы сможете выбрать наиболее подходящую для вас программу, если еще не сделали этого, или выяс­нить, какую пользу можно извлечь из программы, по которой вы уже обучаетесь. До тех пор, пока вы не профильтруете цели изучаемого предмета через свои личные цели, он для вас будет измеряться лишь количеством уроков в учебнике» часами, проведен­ными в классе, и объемом выполняемого домашнего задания, которое не имеет никакого отношения к реальной жизни. Твердо зная и помня свои цели, вы сможете выбрать наиболее подходящую вам справочную лите­ратуру и учебники. Более того, ставя для себя реалис­тичные цели, вам будет намного легче поддержать свой интерес к изучаемому предмету.

Для того чтобы легче было определить цели изучения языка, давайте проведем тест по системе, используемой в Foreign Service Institute Министерства иностранных дел США и в Educational Testing Service, издающей стандартизированные тесты. В зависимости от ваших желаний и нужд, вам необходимо будет достигнуть одного из нижеследующих уровней знания. Эти уровни называются R-levels (т.е. уровнями знания).

R-1 (Элементарный уровень знания). Первый уровень знания позволяет вам читать только простую прозу, состоящую из наиболее общеупотребительных слов и грамматических конструкций, и материал не сложнее того, который дается в учебниках в конце уроков для перевода. В определении значения слов вы почти полностью зависимы от словарей. Если этот уровень соответствует целям, которые вы для себя установили, тогда знание алфавита и основ греческой грамматики принесет вам больше пользы, нежели дополнительные курсы по грамматике. Достичь этого уровня знания языка, несомненно, может каждый, кто серьезно взялся за изучение языка.

R-2 (Средний уровень знания). Второй уровень знания позволяет вам читать не сложную, но подлин­ную прозу, которая также состоит из общеупотреби­тельных слов и простых предложений. При чтении более сложных текстов вы будете зависимы от словарей. Чтобы достигнуть среднего уровня знания, вам необ­ходимо лучше знать грамматику, иметь больший сло­варный запас и проявить больше старания и усердия» чем для уровня R-1.

R-З (Профессиональный уровень знания). Третий уровень знания позволяет вам читать обычную, но не сложную прозу без помощи словаря. Если вашей целью является достижение этого уровня, вам следует выучить наизусть определенное количество слов, которые не так часто употребляются в Новом Завете, а также купить хороший греческий словарь.

R -4 (Наивысший уровень знания). Последний уро­вень знания позволяет вам читать тексты на иност­ранном языке без словаря. Для того чтобы достичь этого уровня знания, необходимо читать тексты на изучаемом языке настолько часто, насколько это воз­можно. Ключом к четвертому уровню знания является большой запас слов. Как правило, только небольшое количество людей, включая преподавателей греческого языка, достигают этого уровня. Но эта цель является достижимой только для наиболее старательных.

Для того чтобы вы могли лучше использовать свои возможности во время учебы, постарайтесь определить уровень знания, к которому будете стремиться. Вам также будет легче достичь своей цели, потому что она будет более понятной и очевидной. Если ваши ожида­ния действительно очень велики и вы желаете на­учиться читать греческий Новый Завет свободно и почти без помощи словаря, то на это понадобятся несколько лет изучения. В общем, уровень знания К-2 является достижимым для каждого, кто изучал греческий язык Нового Завета, по крайней мере, один год. Если ваша цель — уровень Е-2, то необходимо удостовериться, что программа, по которой вы обучаетесь, включает в себя изучение грамматики и слов в таком объеме, что с помощью хорошего словаря вы сможете переводить тексты из греческого Нового Завета.

Забегая вперед

Может быть, это покажется кому-то излишне, но в за­ключение этой главы я еще раз хочу сказать, что знание греческого языка может оказать вам существенную помощь в служении, на которое определил вас Бог. Я написал эту книгу, чтобы вдохновить вас использовать греческий язык для прославления Бога и наставления Его людей. Но что вы хотите взять для себя из этой книги? Что вы найдете в ней?

В следующей главе мы рассмотрим наиболее важные пособия, необходимые для экзегезы, чтобы подгото­вить проповедь на основании текста из Нового Запета, Независимо от того, насколько вы будете способны самостоятельно изучать оригинальный текст, необходим определенный план, которому вы могли бы следо­вать, преодолевая трудные места, чтобы не потерять из виду цель. Главным образом, вы сможете готовить проповедь с минимумом посторонней помощи, но с уверенностью, что она получится высококачест­венной. Для тех, кто только начинает, во второй главе даются рекомендации относительно минимального количества книг, которые нужно иметь, чтобы начать использовать греческий язык Нового Завета в служе­нии; она также охватывает перечень тех книг, иметь которые не обязательно, но которые все равно являются важными для проповедника.

В третьей и четвертой главах предпринимается попытка применить основные герменевтические прин­ципы с целью развития практического подхода к экзе­гезе Нового Завета. Наша задача как проповедников состоит в том, чтобы идти «оттуда» (из древнего биб­лейского мира) «сюда» (в современный мир). Нам необ­ходимо выяснить, «что Бог сказал тогда» и «что Бог говорит сегодня». Проповедь — это попытка соедине­ния двух миров. Конечно, нести Слово Бога от Палес­тины до Певека и от Иерусалима до Ямала является нелегкой задачей. Перед тем, как прочувствовать благо­словение текста, проповедники должны быть готовы вступить сегодня в трудную борьбу. Соответственно мы представим некоторые основные правила и руково­дящие принципы для греческой экзегезы и покажем, как их применять при подготовке проповеди, т.е. во время продвижения от древнего библейского мире к современному. Мы рассмотрим три основных вопроса: 1. Как подобрать текст для проповеди? 2. Как узнать, что этот текст говорил своим первоначальным читателям? 8. Как применить этот текст к современной жизни? Этот раздел, определяющий каркас для историче­ского, грамматического и богословского толкования, является сердцем книги. Он показывает, как библей­ский текст закладывает основы для его применения в современной жизни.

Наконец, в пятой главе вам предлагается самому применить принципы, изложенные в этой книге, пора­ботав с отрывком из Нового Завета. Конечно, никакая книга не может дать вам соверешенный «рецепт» про­ведения экзегезы, но в данном случае мы постарались максимально приблизить вас к самостоятельному изу­чению библейского текста. Я хочу побудить вас при работе с отрывком использовать предложенные прин­ципы экзегетики, потому что основная задача пятой главы состоит в том, чтобы помочь вам приобрести необ­ходимый опыт самостоятельной работы с текстами.

Я мог бы указать еще на несколько особенностей этой книги, но уверен, что вы уже поняли ее главную идею. Однако прежде чем мы перейдем к следующей главе, позвольте дать вам несколько советов.

Сначала расслабьтесь. Беспокойство относительно того, будет ли понятна та или иная деталь, может ослепить кого угодно. Вместо этого попытайтесь просто насладиться чтением этой книги, а если она начнет вам надоедать, отложите ее в сторону на некоторое время, чтобы ваш мозг мог отдохнуть.

Во-вторых, не пытайтесь запомнить все, что вы прочитаете. Чрезмерные попытки запомнить что-либо при чтении наносят ущерб пониманию. Но если вы будете вначале стараться понять материал, то процесс запоминания пойдет естественным путем. Это очевидно из того, что в ооновном вы помните только то, что для вас действительно является важным.

И последнее, не сдавайтесь! Семена в земле могут пролежать несколько лет, но когда вы положите их в хорошую почву, дадите им достаточное количество воды и тепла, они начнут прорастать* Будьте терпеливы! И вашей наградой будет привилегия иметь доступ к сокровищам самого великого литера­турного произведения всех времен и столетий. «Иисус сияет со страниц греческого Нового Завета, — пишет

Робертсон (А.Т. Robertson). — Он сияет для тех, кто действительно хочет его увидеть. Он — Свет мира. Никто не может скрыть этот Свет и никто не может позволить себе пренебрегать Им. Греческий Новый Завет все еще является подставкой светильника Света мира».

Вопросы для размышления

Почему вы изучаете (или изучали) греческий язык Нового Завета? Достаточно ли вы убеждены в необходимости его использования в вашем служении? Почему? К какому уровню знания греческого языка вы стремитесь?

                                        2

         БИБЛИОТЕКА ЭКЗЕГЕТА

Выбор правильных пособий для греческой экзегезы

В наш век электроники может случиться так, что создание хорошей библиотеки станет наименее ожи­даемым делом со стороны пастора. На протяжении многих лет так называемые «предсказатели будущего» пророчили падение роли книги как средства обучения. Несмотря на это, я думаю, что с книгой не произойдет то же, что много лет назад произошло с динозаврами, и, более того, что писатели не прекратят писать книги. Иронично, но факт, что в то время как компьютеры становятся все более популярными, все большее количество людей, чем когда-либо, покупает и читает именно книги не в электронном формате.

Немногие из нас могли бы представить себе мир без книг. Это же подчеркивает и Хью Мартин (Hugh Martin) в предисловии к своей классической работе «Great Christian Books»: «Влияние книг едва ли может быть преувеличено. В конечном счете, писатель имеет больше власти и силы, чем полководец; только мыслящий человек может хорошо укомплектовать армию и руководить ею». Достаточно лишь подумать о Гегеле или Марксе для того, чтобы убедиться в правоте слов Хью Мартина (Hugh Martin). В христианском мире такие книги, как «Исповедь» Св. Августина или «Путешествие Пилигрима» Джона Буньяна, имеют не меньшее влияние.

     Если за каждым великим движением стоит мыслящий человек, то за каждым великим проповедником стоит библиотека. Книги для проповедника являются том, чем инструмент для плотника. Так же, как ника­кой плотник не сможет качественно выполнить свою работу без необходимых ему инструментов, так ни один пастор не может даже и надеяться на то, чтобы правильно толковать Библию без хороших книг. Для любого пастора было бы величайшей глупостью пытаться проповедовать Божие Слово без использова­ния надлежащих пособий по экзегетике и гомилетике. Мы не являемся настолько компетентными в нашем познании Священного Писания, чтобы позволять себе отвергать помощь, предлагаемую великими умами прошлого и настоящего.

Цель этой главы — предложить руководство по выбору и использованию книг, которые могут помочь вам в использовании греческого языка Нового Завета, чтобы понимать и передавать его смысл и значение более эффективно. Моя задача упрощается наличием многочисленных доступных библиографий книг и пособий по изучению Нового Завета. Наиболее полезными из них являются: Basic Bibliographical Guide for New Testament Exegesis (David M. Scholer), New Testament Boohs for Pastor and Teacher (Ralph P. Martin), и Bible Booh: Resources for Reading the New Testament (Erasmus Hort). Эти книги можно использовать наряду с книгой, которую вы сейчас читаете, а в особенности, практические советы Хорта (Hort) о том, как и где покупать книги. Я, подобно этим ученым, поощряю чтение книг не потому, что, будучи преподавателем греческого языка, считаю, что должен это делать (хотя я действительно должен), но потому, что вдумчивое чтение — это один из самых важных элементов экзегезы и что отказ пользоваться справочной литературой неизмеримо ободняет как проповедника, так и слушателя. В настоящее время фактически доступно такое изобилие хороших книг по экзегетике, что пастору, который пренебрегает ими, нечем оправдать свои поверхностные знания в этой области.

Естественно, такая краткая глава, как эта, имеет и свои определенные недостатки. С одной стороны, я посчитал необходимым предоставить не бесконечный список книг, а только часть из них, потому что моей целью является лишь помочь вам не затеряться среди бесконечно растущего числа пособий по Новому Завету. С другой стороны, в тех трудах, которые предложены здесь, аннотации к книгам даны в более полном объеме, чем вы сможете найти в большинстве библиографий. Надеюсь, что все написанное ниже послужит к лучшему пониманию этих книг, хотя не думаю, что я открыл что-то новое тем, кто часто ими пользуется. Моим наме­рением было порекомендовать вам литературу, кото­рая, согласно моему опыту, заслуживает того, чтобы занимать первое место в библиотеке пастора. Эти книги стоят дорого, а это означает, что вклад денег может быть довольно значительным, но вклад делается только однажды и на всю жизнь.

         Об использовании справочных руководств

Перед тем, как мы подойдем к непосредственному рассмотрению справочной литературы, мне хотелось бы поделиться некоторыми предварительными и очень важными соображениями относительно ее использования.

Во-первых, всегда имейте в виду, что не вся справочная литература имеет одну и ту же цель или ориентирована на одну и ту же определенную группу читателей. Некоторые книги являются обычными научными трудами, в то время как другие являются специфическими справочными пособиями. Для поль­зования многими из них требуется лишь беглое знакомство с греческим языком Нового Завета. Хорт (Hort) с оттенком сарказма называет эту последнюю группу справочных пособий «греческий — даром». Мое собственное представление о ней значительно менее цинично. Занятому пастору, который часами сидит у телефона и которому необходимо посещать больницы, не следует смущаться, когда возникает необходимость обратиться к так называемым «шпаргалкам», чтобы лучше постичь библейские языки. Один проповедник сказал следующее: «Иметь дурное дыхание изо рта лучше, чем не иметь его вообще». Подстрочники, руководства по синтаксическому анализу, аналитические словари или другие вспомога­тельные пособия могут и должны быть используемы без зазрения совести. Естественно, больше внимания вначале следует уделить тому, чтобы пополнить личную библиотеку книгами по изучению различных сфер служения. И только после того, как вы собрали основательную библиотеку, включая лучшие пособия по греческой экзегезе, можно позволить себе собирать специальную литературу.

Во-вторых, я решил не вносить в список так называе­мые вспомогательные пособия, которые большинство ученых считает никуда не годными и, в некотором смыс­ле, опасными. Они не заслуживают даже того, чтобы их относили к категории «греческий — даром». Такие кни­ги могут представлять собой интерес для любопытного и неосведомленного мирянина, но в действительности они хуже, чем просто бесполезные. Эти книги несут с со­бой вред и для проповедника, и для слушателя (к сожа­лению, они должны остаться неназванными).

В-третьих, я хочу подчеркнуть, что чтение несет с собой много преимуществ для вашего личного духовного роста во Христе. Главной заботой пастора является то, чтобы каждый служитель в отдельности развивался как исследователь Писания, работник Бога и проповедник. Волнение, зародившееся во время продолжительной подготовки к экспозицион­ной проповеди, не может быть скрыто подобно свече под сосудом. Однако не следует тешить себя тем, что, прочитав за один вечер какую-либо хорошую книгу, на утро вы будете уже другим человеком. Экзегетиче­ский разбор текста имеет своей целью привести нас к послушанию Богу и Духу Святому, Который доносит до нас Бго Слово. Следовательно, экзегезу нужно рас­сматривать не как приготовление к проповеди, но как приготовление к жизни. Потому что на самом деле она включает в себя процесс духовного питания и подкрепления души Божьим Словом.

И, наконец, последнее. Всегда необходимо помнить о том, что какими бы ценными ни были пособия по гре­ческому языку, они должны помогать, а не заменять непосредственное чтение Слова. Никакое пособие не может заменить свежесть понимания текста Павла или Петра во время чтения его на языке, на котором этот текст первоначально был написан. Недостаточно читать о Новом Завете; мы должны читать непосред­ственно Новый Завет. В действительности, пособия по изучению Писания наиболее полезны в том случае, если они заставляют нас задуматься о личном приме­нении текста, когда он становится как бы частью нашего естества.

Десять необходимых пособий для экзегезы

Таким образом, что нам нужно первоначально для того, чтобы использовать греческий язык Нового Завета в служении? Позвольте мне порекомендовать вам справочную литературу и книги из десяти основных разделов для вашей личной библиотеки. Хотя на протяжении всего времени моего служения как преподавателя и проповедника мной были приобретены сотни книг, я заметил, что снова и снова возвращаюсь к этим десяти основным пособиям, которые я рекомендовал многим пасторам, и уверен, что вы также найдете их полезными, если будете их использовать. (См. библиографию в конце книги, где находится полное описание книг, упоминаемых в этой главе).

1. Перевод Библии

Конечно, Библия в определенном смысле не является пособием. Она — объект нашего изучения. Однако, наряду с другими пособиями, мы рассмотрим выбор перевода Библии, так как перевод является попыткой точно передать то, о чем было написано в оригинале.

Какой перевод Библии необходимо использовать для серьезного исследования? Ответ: один перевод и все переводы. Один перевод. Этот перевод должен быть Библией, которую вы постоянно используете для личного изу­чения и проповеди. Для упрощения запоминания стихов следует использовать один из самых распрост­раненных переводов, например, на русском языке — Синодальный перевод, а на английском языке — КJV, NASB, NIV, NRSV и другие. А если Вы еще не оста­новились на каком-либо переводе, позвольте мне напомнить, что: (а) совершенного перевода не суще­ствует, потому что каждый перевод имеет свои сильные и слабые стороны; (б) наиболее популярный перевод не всегда является наиболее достоверным; (в) переводы, произведенные определенной группой людей, заслу­живают большего доверия, так как их содержание более достоверно, чем содержание авторского перевода; и (г) если вы остановились на использовании букваль­ного перевода для изучения Библии, то в добавление к нему следует также использовать, по крайней мере, один идиоматический перевод.

Другие переводы. Но наилучший способ использо­вать все богатство переводов, доступных на сегодняш­ний день, состоит в том, чтобы приобрести издание, предлагающее несколько переводов в одной книге. Эта сравнительная версия дает возможность быстрого нахождения и сравнения наиболее широко используе­мых сегодня переводов Библии.

Одним из таких изданий является The Bible from Twenty-six Translations под редакцией Куртиса Вауг-хана (Curtis Vaughan). Вместо последовательного раз­мещения переводов, Ваугхан взял за основу версию Короля Иакова и отметил каждое значительное рас­хождение с такими переводами, как The American Standard Version, Revised Standard Version, New American Standard Bible, New English Bible, Berkeley, Moffatt, Phillips, Knox, Goodspeed, Living Bible, Amplified Bible, Basic English New Testament, Weymouth, Twentieth Century New Testament, а также с переводами Lamsa, Conybeare (только послания Павла), Alford, Broadus, Williams и некоторыми другими. Эти переводы выступают в роли комментариев к версии Короля Иакова. Однако мне кажется, что лучше всего будет приобрести The Eight Translation New Testament, в котором предлагается полный текст Нового Завета в следующих переводах: King James Version, Living Bible, Phillips, Revised Standard Version, Today’s English Version, New International Version, Jerusalem-Bible и New English Bible. Никакое другое издание не содержит одновременно столько важных переводов, размещенных колонками одна за другой. Было бы невозможно, да и бесполезно, дать здесь полное описание всех переводов, но полезно будет кратко остановиться на каждом из включенных в The Eight Translation New Testament.

Версия Короля Иакова (1611 г.). Перевод Библии, известный как версия Короля Иакова (KJV), а также как Авторизованный Перевод (AV), является наи­более широко распространенным английским пере­водом. Этот перевод был осуществлен в Англии между 1604и 1611 гг. группой ученых Англиканской Церкви. Используя все доступные наилучшие ресурсы того вре­мени, эти ученые достигли такого стиля, великолепием которого восхищаются и сегодня. Греческий текст Нового Завета, с которого был осуществлен перевод, основан на манускриптах, уступающих по качеству обнаруженным со времен короля Иакова. В более древ­них греческих текстах отсутствуют такие отрывки, как Мк. 16:9-20 и Ин. 7:53-8:11. Но как бы там ни было, версия Короля Иакова в различных изданиях все еще широко используется среди протестантов. Из-за его литературных качеств английские профессора используют его чаще, чем богословы, несмотря на то, что многое из языка этого перевода стало архаичным.

Living Bible (1971 г.). Будучи консервативным по своей ориентации, перевод Living Bible (LB) является более парафразом, чем переводом. Фактически, это свободный пересказ, который в большинстве случаев представляет собой интерпретацию. Хотя издатели и сверяли его с греческим и еврейским текстами, но большей частью LB можно назвать версией Короля Иакова в современной обработке. LB также часто назы­вают парадоксом, потому что он является наиболее популярным среди тех, чей взгляд на Писание мог б» предотвратить подобный парафраз. Очевидно, никому нет дела до того, что преданность Священному Писа­нию была нарушена, когда оригинальный текст большей частью был не переведен, а пересказан.

Phillips (1958 г.). Филлипс (J.B. Phillips), британ­ский пастор, искал возможности осуществить пере­вод Библии на современный английский язык, Результатом является то, что его перевод считается одним из наилучших авторских переводов. Стиль щ полностью идиоматический и часто поражает своим содержанием. Например, 1 Кор. 8:2 в переводе Филяипса звучит так: «Сколько бы человек ни знал, ему нужно еще многому научиться». Или другой пример: «Я не бьюсь с тенью, я действительно борюсь!» (1 Кор. 9:26). Многим знакомо место из Рим. 12:2: «Не позволяйте окружающему миру втиснуть вас в его формы». Даже притом, что это свободный перевод, он заслуживает внимания проповедников.

Revised Standard Version (1952 г.). Этот перевод является попыткой объединить в себе точность английской версии 1881 года, американской версии 1901 года, литературное качество версии Короля Иа­кова, а также стиль и идиоматичность современного английского языка. Он предназначался как для общественных богослужений, так и для личного изучения. В то время как некоторые настоятельно критиковали перевод RSV, многое из этой критики было основано на недопонимании и невежестве. Например, RSV обвиняли в отрицании Божественности Христа, потому что слова сотника, стоявшего у креста, переведены как «один из Сынов Бога» (Мк. 15:39), вместо «Сын Божий». Однако в Евангелии от Луки слова сотника звучат следующим образом: «Истинно человек этот был праведник» (Лк. 23:47), что никак не сообразуется с темой Божественности. С другой стороны, Божественность Христа подтверждается в RSV в Тит. 2:13: «Наш великий Бог и Спаситель Иисус Христос». Однако RSV, как и большинство других переводов, можно успешно использовать, учи­тывая, что он является наиболее широко читаемым сегодня в мире переводом после версии Короля Иакова.

Today’s English Version (1966 г.). (TEV) является современным переводом Нового Завета на английский язык, который подготовил к изданию Роберт Братчер (Robert G. Bratcher). Американское Библейское Обще­ство издало его в 1966 году. Впоследствии, в 1976 году, был издан перевод целой Библии, известной как Good News Bible, хотя TEV все еще остается популярным. TEV предназначался как для тех, у кого английский язык является родным языком, так и для тех, у кото он — второй язык. Этот перевод широко используется во всем мире, главным образом благодаря содействию библейских обществ.

New International Version (1978 г.). Перевод New International Version (NIV) был осуществлен при помо­щи более ста евангельских ученых при спонсорской поддержке Международного Библейского Общества, находящегося в Нью-Йорке. Это не пересмотр более старой версии, а абсолютно новый перевод. Основной акцент сделан на точности перевода и удобочитаемости. Текст разделен на параграфы с заголовками в начале раздела или главы. Для духовно-назидательного чтения, NTV, возможно, не имеет равных. Вероятно, одним из недостатков этого перевода является наличие свободного пересказа в некоторых местах. Таким образом, он менее полезен для использования в иссле­довательских целях.

Jerusalem Bible (1966 г.). Осуществленный Домини­канским библейским университетом в Иерусалиме, перевод Jerusalem Bible (JB) является новым переводом с оригинальных еврейских и греческих текстов, а не с Вульгаты. Английская версия основана на первона­чальной французской версии. Все архаичные слова были устранены и заменены на их современные эквива­ленты. Таким образом, читатель имеет полностью совре­менный перевод Библии на понятном и величественном английском языке.

New English Bible (1970 г.). Этот перевод был осуществлен под руководством Шотландской церкви (наряду с другими Церквами Великобритании). New English Bible (NEB) является не пересмотром KJV, а абсолютно новым переводом, который предназначался как для богослужений, так и для изучения Библии. Язык величав и точен, ио многие американцы нашли его не совсем понятным для себя.

Заслуживает внимания еще один современный пере­вод Библии на английский язык, хотя он и не включен в The Eight Translation New Testament. Это New American Standard Bible (1971 г.). Изданный Lockman Foundation of La Habra, штат Калифорния, NAS В явля­ется пересмотренным переводом American Standard Version (1901 г.). Новый Завет, который вышел в свет в 1963 году, был переведен с более ранних греческих рукописей и очень близко приближен к оригинальному тексту. В тексте иногда просматривается склонность к следованию греческому порядку слов или машиналь­ному воспроизведению глагольных форм или времен оригинального греческого языка. Однако NASB явля­ется цельным переводом, осуществленным евангель­скими учеными. В дополнение хочу сказать, что RSV, NEB и JB теперь доступны в пересмотренных изданиях (The New Revised Standard Version [1989], The Revised English Bible [1989] и The New Jerusalem Bible [1985]). NRSV особенно заслуживает похвалы в свете его отли­чительной методологии перевода2.

Какие преимущества заключаются в возможности использовать такое количество переводов Нового Завета? Первое и самое главное — это то, что различ­ные переводы показывают, насколько мы были бы ограничены в своем понимании текста, используя всего один перевод. Во-вторых, переводы, в которых текст разделен на параграфы, помогают отождествить начало и конец мысли, особенно в таких сложных книгах, как Послание к Римлянам или Послание к Евреям. В-треть­их, сравнение различных английских переводов помо­гает узнать возможные разночтения в греческом тексте. Например, 1 Кор. 11:29 в переводе Короля Иакова гласит: «кто ест и пьет недостойно», в то время как в New International Version переведено «кто ест и пьет» без «недостойно». Вопрос, было или не было греческое слово в оригинале, переведенное в версии Короля Иакова как «недостойно», может побудить кого-то подвергнуть пересмотру достоверность текста перевода. В-четвертых, использование нескольких переводов помогает устранить любые неясные представления, появившиеся вследствие влияния одного перевода, который вы обычно используете для проповеди (например, в КJV Рим. 12:20 говорится: «угли огня», в то время как в NIV это переведено как «горящие угли»). В-пятых, используя несколько переводов, вы можете узнать о различиях в синтаксисе между переводами. Например, сравнение 2 ПетрЛ:1 КJV, где написано: «Бог и наш Спаситель Иисус Христос» (что предполагает наличие двух личностей) с RSV, где написано: «Наш Бог и Спаситель Иисус Христос» (что предполагает одну личность) приводит к синтаксической проблеме, каса­ющейся Божественности Христа. В-шестых, некоторые переводы являются более последовательными в пере­воде греческих слов. Например, существительное κρισις; в Ин. 5 гл. в КJV переведено тремя разными словами («суд» в ст. 22, «осуждение» в ст. 24 и «вечные муки» в ст. 29), в то время как в NASB это слово переводится в этих трех стихах одним словом «суд», сохраняя, таким образом, связь между этими тремя стихами. Наконец, наличие доступа к нескольким переводам одновременно позволяет улавливать нюансы в значении некоторых греческих слов и помогает выяснить, значение каких из них следует изучить более детально. Например, в Евр. 1:1 переводчик имеет несколько вариантов перевода греческих слов πολυμερως и πολυιροπως

КJV — в разное время и разными способами;

RSV — многими и различными путями;

NIV — много раз и различными путями;

NEB — по-разному и разными способами.

Очевидно, в экзегетическом анализе мы не можем ограничиться только использованием переводов, не включая во внимание греческий текст. Так как современные переводы, как никогда раньше, не согла­совываются между собой, пасторам необходимо на­дежное основание для их сравнения. А единственным адекватным основанием для этого сравнения, без сомне­ния, может быть только оригинальный греческий текст.

2. Современное издание Нового Завета на греческом языке

Следующим этапом после выбора текста из Нового Завета для экспозиционной проповеди является де­тальное его исследование. Как раз на этом этапе подготовки проповеди неоценимую помощь может ока­зать Новый Завет на греческом языке. Чтобы узнать точное значение текста, необходимо наилучшим обра­зом понять язык, лежащий в основе современных переводов Нового Завета.

Когда дело доходит до современного издания гре­ческого Нового Завета, большинство ученых пред­почитает использовать 26-е издание Nestle-Aland Novum Testament Graece. Такую же ценность предс­тавляет собой и 3-е (исправленное) издание The Greek New Testament, под редакцией Курта Аланда (Kurt Aland), Мэтью Блока (Matthew Black), Карло Мартини (Carlo М. Martini), Брюса Мецгера (Bruce М. Metzger) и Аллена Уикгрена (Allen Wikgren) (GNT). Это издание содержит тот же самый текст, что и 26-е издание, Nestle-Aland, но имеет более удобочитаемый формат. В критическом аппарате цитируется меньшее количе­ство вариантов, чем в тексте Nestle-Aland, но с более полной уверенностью. В предисловии редакторы пояс­няют это тем, что они преднамеренно сократили спра­вочный критический материал, оставив наиболее значимый для переводчиков. Они ввели систему оценки текста, чтобы подчеркнуть степень правдоподобности напечатанного в каждом случае разночтения. Оценоч­ная шкала состоит из четырех уровней оценки: А (твердая уверенность), В (некоторая степень сомне­ния), С (значительная степень сомнения), D (высокая степень сомнения). Читатель волен принимать любой вариант текста, включая и те из них, где степень разно­чтения оценена баллами С и D. Если вы хотите знать критерии, по которым издатели оценивали разночте­ния оригинального текста, вы можете обратиться к Textual Commentary (см. ниже п. 8).

Все ученые-специалисты по Новому Завету имеют, конечно, свою собственную точку зрения относительно вероятности каждого прочтения текста, и часто издатели GNT предпочитали толкования, которые отклонялись другими учеными.

Однако, как бы там ни было, GNT Курта Аланда является незаменимым пособием и по достоинству назван наиболее популярным изданием греческого текста. Пасторы оценят тот факт, что текст разделен на абзацы, и его разделы имеют заголовки. В Евангелиях эти заголовки сопровождаются ссылками на параллель­ные места.

3. Руководство по экзегетике

Вторым по важности этапом после приобретения гре­ческого Нового Завета является потребность в пособии, с помощью которого толкователь читал бы греческий текст и делал перевод на современный язык. Все, необ­ходимое для этого, предоставил Фриц Ринеккер (Frits Rienecker) в книге Linguistic Key to the Greek New Testament, переведенной с немецкого на английский язык и изданной Клеоном Роджерсом (Cleon L. Rogers Jr). Пока что это наилучшее из того, что имеется для обеспечения быстроты чтения. Для всех книг Нового Завета Ринеккер предоставляет грамматический анализ глаголов, дает их основные определения и пояс­няет некоторые аспекты грамматики. Несмотря на то, что эти определения довольно краткие, их достаточно для того, чтобы начать более детальное изучение. И хотя автор не прибегает к детальному лингвистическому анализу текста, в книге хорошо представлено решение тех проблем, с которыми встречаются переводчики. Од­ним из недостатков этой книги является присутствие в нескольких местах не неточности (например, в Рим. 12:2 императив совершенного вида с частицей μή не обязательно указывает на прекращение действия в процессе) и устаревших понятий лексикографии (в Флп. 1:12 существительное προκοπή не обязательно означает «успех»). Но это отдельные примеры, а в целом работа является образцом тщательного исследования и непредвзятого суждения.

4. Греческий словарь

В дополнение к основному руководству по экзегетике для толкования Нового Завета требуется словарь древне­греческого языка для исследования оттенков значения в пределах отдельных слов, а также точных значений тех слов, которые находятся в пределах рассматривае­мого отрывка. Стандартным словарем греческого языка Нового Завета, на который чаще всего ссылаются в ком­ментариях, является Greek-English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature, который был составлен Бауэром (Bauer), Арндтом (Arndt), Гин-ричом (Gingrich) и Данкером (Danker) (BAGD). Второе издание этого словаря (1979 г.) основано на пятом немецком издании 1958 года. Словарные статьи распо­ложены согласно греческому алфавиту и включают в себя информацию, извлеченную из исследования недавно найденных манускриптов, а также ссылки на раннехристианские тексты, литературу периода между Заветами. Изобилие библиографических ссылок на статьи и книги предоставляет большую помощь пасто­рам, желающим быть хорошо информированными отно­сительно исследований в прошлом. Частое обращение к этому словарю будет особенно полезно в том случае, когда вы изучаете противоречивые термины (напр., άνωθεν, αύθεντέω, επιούσιος, ίστορέω). Большая работа проде­лана также по анализу таких частей речи, как предлоги и союзы. Но какой бы ни была причина для обращения к греческому словарю, BAGD является одним из первых словарей, к которому следует обращаться. Может быть, единственным его недостатком является то, что иногда, как говорят в народе, одно дерево закрывает собой вид на целый лес. Недавно в Мюнстере Институтом исследований тек­ста Нового Завета было выпущено шестое издание сло­варя Бауэра (Bauer) на немецком языке. В него включе­но более двухсот новых статей, а внесение дополнений во многие первоначальные статьи лишь приумножает ценность более ранних изданий. Фактически, в шестом издании приблизительно третья часть статей является новой, включая большое количество материала из про­изведений христианских и нехристианских авторов. Среди авторов, цитируемых впервые, — Иустин Муче­ник, Ириней, Климент Александрийский и Ориген. Дополнительный материал позволяет изучать грече­ские слова Нового Завета и сравнивать их с употребле­нием более поздними авторами. Заметно увеличение количества цитат из Септуагинты и другой еврейской литературы, переведенной на греческий язык. Сейчас готовится перевод этого издания на английский язык.

Хотя греческие словари являются универсальными экзегетическими пособиями, нужно помнить, что лексикографам часто приходится принимать на себя роль экзегетов. Это означает, что данные, предостав­ленные лексикографами, должны всегда иметь первое место в экзегезе. Однако проповедника, ищущего лексическую помощь в словаре BAGD, ожидает насто­ящий сюрприз. Рассмотрите, например, значение слова τράπεζα в Деян. 6:2. Возможно, вы всегда предпо­лагали, что это выражение относится к попечению о «столах», но внимательный взгляд в BAGD откроет вам большую вероятность того, что это слово может быть ассоциировано в данном случае с банковским делом. Оно означает, что апостолы отказались от роли банкиров, а не просто дворецких. Подобным примером является и слово, переведенное в Лк. 2:7 как «гостини­ца». Когда вы прочитаете в BAGD о значении слова κατάλυμα, то станет ясно, что в данном месте существует проблема с переводом, так как «комната для гостей» встречается только в Лк. 22:11. Тот факт, что Лука использовал именно это слово, вместо πανδοχειον («гости­ница»), говорит о том, что эта комната фактически предназначалась для Иосифа и Марии, но, к сожале­нию, была уже занята ко времени их прибытия. 5. Vpvuccicitv словари для ишучения слов

 5. Греческие словари для изучения слов.

Если вы желаете сами исследовать значение слои, а не использовать BAGD то неплохим помощником может быть Theological Dictionary of the New Testament. (TDNT) авторами которого являются Герхард  Киттель (Gerhard Kittel) и Герхард Фридрих (Gerhard Friedrich). Его перевел и издал Джеффри Бpoyмили (Geoffrey W. Bromiley). Этот словарь считается одним из лучших трудов в данной области. Он состоит им девяти томов лексических исследований и одного тома со сносками. Этот словарь также доступен и в одно­томном издании. Однако статьи в более ранних его изданиях несколько устаревшие, и богословская ориентация — не консервативная. По этим и другим причинам я предпочитаю New International Dictionary of New Testoment Theology (NIDNTT) в четырех томах, Этот словарь перевел о немецкого Theologisches Begriffslixikon zum Neuen Testament и издал Колин Браун (Colin Brown). Под руководством Брауна группа консервативных ученых расширила первоначальный немецкий труд и составила полную библиографию на англий­ском и других языках. Организованный в алфавитной порядке, NIDNTT состоит приблизительно им 840 ста­тей, касающихся ключевых богословских тем Нового Завета. Вот преимущества словаря Брауна:

а) статьи более современного характера

б) изучение слов является чем-то сродним между точными определениями словаря и обширным пояснением в словаре Киттеля

в) он представляет собой лучшее, что есть среди евангельских научных трудов;

г) в нем часто дается обобщении того, что написано словаре Киттеля

д) шрифт словаря Брауна читается намного лучше, в отличив от мелкого шрифта словаря Киттеля

е)  полная стоимость словаря Брауна это третья часть стоимости словаря Киттеля. Кроме того, в третьем томе содержится ценное приложение Мюррел Харриса (Murray J, Harris) относительно употребления предлогов в греческом Новом Завете. Все эти преимущества делают словарь Брауна наиболее используемым пособием для пасторов и сту­дентов, изучающих Писание.

6. Греческая симфония

Словарь предлагает нам значение слов, а симфо­ния — список мест, где эти слова встречаются в Библии. Симфонии на Новый Завет можно разделить на две группы: относящиеся к греческому тексту и относящие­ся к языку, на который переведен Новый Завет.

К сожалению, симфонии на греческий Новый Завет являются чрезвычайно дорогими. В течение многих лет наиболее популярной из них была Concordance to the Greek New Testament авторами которой являются Уильям Мультон (William F. Moulton) и Альфред Геден (Alfred S. Geden ), Первоначально она была опубли­кована в 1897 и пересмотрена а 1978 году Гарольдом Мультоном (Harold К. Moulton). Основанная на тексте греческого Нового Завета Уэсткотта (Westcoott) и Хорта (Hort), изданном в 1881 г., симфония содержит в себе наиболее полный список греческих слов из Писания по сравнению о другими симфониями такого же типа. В ней также есть ссылки на Септуагинту, апокрифы и слова на еврейском языке, если это цитата из Ветхого Завета. Наиболее важным в этой симфонии является то, что возле греческих слов о помощью цифр обознача­ется особое употребление этого олова. Недавно ученые начали использовать Computer-Konkordanz zum Novum Тestamentum Graece изданную Хорcтом Бахманном (Horst Bachmann) и Вольфгангом Слейби (Wolfgang A. Slaby). Она основана на греческом Новом Завете Nestle-Aland, и предлагает описок всех греческих слов в Новом Завете, частоту их использования и цитаты из стихов, в которых они употребляются. Во время проведения экзегетического анализа обе эти симфонии могут быть успешно использованы, хотя для этого, может быть, понадобится доступ к хорошей богословской биб­лиотеке.

Возможно, наиболее полезным пособием для пасто­ров была бы Wigram’s Englishman’s Greek Concordance of the New Testament) в которой находится превосход­ный материал, несмотря на то, что английский текст основан на переводе KJV. В этой симфонии в алфавитном порядке даны все слова из греческого Нового Завета, под которыми указаны места (KJV) их употребления. Английский перевод греческого слова в цитате печата­ется курсивом. В ней также представлен адекватный контекст на английском языке и содержится довольно полный набор вариантов. Главное преимущество данной симфонии заключается в том, что студенту не нужно долго искать значения греческих слов, находящихся рядом с необходимым словом и, вероятней всего, не­знакомых. Если вам необходимо больше информации о каком-либо слове, вы можете обратиться к богослов­ским словарям Нового Завета (т.е. к таким, как NID-NTT).

The Englishman’s Greek Concordance является одним из наиболее полезных источников, которые экзегет должен иметь в личной библиотеке. Эту симфонию мож­но использовать для того, чтобы сравнивать различные варианты перевода одного и того же греческого слова, исследовать библейское развитие какой-либо доктрины, рассматривать важные параллельные отрывки и прово­дить другие виды исследования. Хотя в симфонии анг­лийский текст Библии считается устаревшим, однако лучше иметь такую симфонию, чем не иметь ее вообще.

7. Грамматика греческого языка Нового Завета

Грамматика включает в себя изучение склонений и спряжений слов, а также, связей между словами в предложении. Одной из самых больших помех в греческой экзегетике является чрезмерно упрощен­ный подход к грамматике в первый год обучения. Нам преподают, что «аорист» означает «действие! которое произошло до определенной точки во времени» I а «действительный условный период» может озна­чать «реально существующее условие, из которого проистекает реальное следствие», что «глагол несо­вершенного вида повелительного наклонения» всегда означает «делать что-то продолжительно, постоянно» и т. д. Каждое из этих утверждений потенциально вводит в заблуждение, и ни одно из них не претендует на абсолютную верность. Поэтому необходимо знать намного больше, чем просто основы терминологии и правила греческой грамматики.

Стандартной грамматикой греческого языка Нового Завета является A Greek Grammar of the New Testament and Other Early Christian Literature. Ее авторы — Фридрих Бласс (Friedrich Blass) и Альберт Дебрюннер (Albert Debrunner). Она переведена с немецкого языка Робертом Фанком (Robert W. Funk) (отсюда сокращение BDF). В английском переводе добавлено множество библиографических дополнений, а также улучшена структура материала в пределах параграфов. По ин­дексу библейских цитат проповедник может найти в учебнике интересующую его информацию относи­тельно какого-либо отрывка из Нового Завета.

Можно и не говорить о том, насколько большую роль играет грамматика в экзегетическом анализе. Напри­мер, некоторые авторы Нового Завета используют предлоги εις и 4у взаимозаменяемо, а некоторые нет. Следовательно, проповедники будут менее склонны строить «богословие предлогов» после того, как увидят различие в использовании этих слов авторами Нового Завета. Внимательный проповедник также пожелает понять использование Иоанном таких глагольных времен, как перфект и плюсквамперфект. Без посо­бия, подобного BDF, мы испытывали бы недостаток в знании и сотен других фактов: например, что αυτός может просто означать  «он», что ίδιος часто используется в значении τις, что некоторые глаголы в перфекте (как ηγγικά и πέττοιθα) могут иметь значение настоящего времени, что предлог    не всегда означает «для того, чтобы» и т. д. Знание этих фактов позволяет нам глубже понять текст, более тщательно сделать его экзегезу и подготовить лучшую проповедь.

8. Текстуальный комментарий

Существует более пяти тысяч сохранившихся ману­скриптов и фрагментов Нового Завета на греческом языке, а также много тысяч на других древних языках. Поэтому не удивительно, что между различными гре­ческими манускриптами имеются разночтения. В большинстве случаев они относительно незначи­тельны и касаются только небольшой части текста Нового Завета. Однако при подготовке проповеди про­поведник неизбежно столкнется с альтернативными чтениями, основанными на этих разночтениях. Вер­сия Короля Иакова была переведена с греческого текста, который называется Textus Receptus. С другой стороны, большинство современных английских версий основаны на эклектичном (смешанном) тексте, определенном не­посредственно переводчиками, и часто отличаются от версии Короля Иакова как греческим текстом, с кото­рого производился ее перевод, так и стилем языка.

В четвертой главе мы более подробно рассмотрим вопрос текстуального критицизма, к которому интерес ученых в последнее время значительно возрос, что про­должает порождать оживленные дискуссии. Тем, кто интересуется этим вопросом, я рекомендовал бы книгу Text of the New Testament. Автором этого, можно ска­зать, стандартного пособия является Брюс Мецгер (Bruce М. Metzger), хотя некоторые предпочитают менее научное пособие Гарольда Грин л и (J. Harold Greenlee) Introduction to New Testament Textual Criticism, От пастора не ожидается, что он будет много времени тратить на исследования в этой специфической области, но ему следует достаточно хорошо ознако­миться с вопросом текстуального критицизма, чтобы понимать дискуссии на эту тему в большинстве ком­ментариев.

Возможно, наиболее полезным пособием для озна­комления с разночтениями и причинами их возникно­вения в греческом тексте Нового Завета, изданном Объединенными Библейскими Обществами, является Textual Commentary on the Greek New Testament Брюса Мецгера. Тем, кто еще хорошо не знаком с вопросом текстуального критицизма, рекомендуется очень вни­мательно прочитать введение Мецгера, чтобы узнать как можно больше информации относительно крити­ческого аппарата греческого Нового Завета. Доступным языком он объясняет различные виды ошибок и поме­ток переписчиков в тексте, показывает, как произво­дить оценку какого-либо разночтения на основании внешних и внутренних критериев, а также дает краткий список свидетельств, относящихся к тексту Нового Завета. Эта информация еще больше впечатляет, если вы осознаете, сколько тысяч манускриптов пришлось изучить тем, кто готовил окончательный вариант гре­ческого текста Нового Завета. Большая часть пособия Мецгера описывает различные варианты чтения в гре­ческом тексте Нового Завета и предлагает максимально возможное объяснение каждого из них. Честно говоря, я не вижу более полезного пособия, несмотря на то, что в некоторых местах я не совсем согласен с объяснениями Мецгера.

Однако хочу вас предостеречь, что текстуальный критицизм в настоящее время является очень субъек­тивной наукой. Некоторые текстологи все еще следуют тексту Уэсткотта (Westcott) и Хорта (Hort), отдавая преимущество Александрийскому типу текста. Это похоже на случай с греческим Новым Заветом, который некоторые назвали «Новый Textus Receptus». Несмотря на то, что Александрийский тип текста действительно основан на ранних и превосходных манускриптах, ему часто дают ничем не оправданное предпочтение в вы­боре одного из вариантов прочтения при наличии раз­ночтения в тексте. Такая склонность также наблюда­ется и в текстуальном комментарии Мецгера, когда принимается тот или иной вариант прочтения на осно­вании «более убедительного» внешнего свидетельства, под которым подразумевается ранний Александрийский текст. Кроме того, хотя издатели греческого Нового Завета могли и теоретически допустить, что в некото­рых местах Византийский текст может содержать более ранние варианты прочтения, эти прочтения, по определенным практическим соображениям, почему-то отвергаются как «безосновательные» или «недостоверные». Таким образом» как ученые до девятнадцатого века больше полагались на Визан­тийский текст, так современные ученые больше полагаются на Александрийский текст. Но следует избегать и той, и другой крайности.

9. Синопсис Евангелий

Тот факт, что существует четыре повествования о жизни Иисуса Христа, заставляет экзегета хорошо изучать сходства и различия между Евангелиями, для этого ему необходимо иметь синопсис Евангелий (четыре текста, параллельных друг другу). Несмотря на то, что такой синопсис является приблизительным, он поможет нам понять язык и особенности Евангелий при их сравнении друг с другом.

Большинство ученых предпочитает Synopsis Quattuor Evangeliorum, изданный Куртом Аландом (Kurt Aland), т.е. «Синопсис четырех Евангелий», что указывает на то, что в него включено и Евангелие от Иоанна. Эта работа содержит полный критический аппарат с 26-го издания греческого Нового Завета Nestle-Aland, а также параллельные места у ранних Отцов Церкви и Евангелии от Фомы.

Однако для пастора более полезным будет Synopsis of the Four Gospels, который издан Куртом Аландом и является греческо-английской версией вышеупомя­нутого пособия. Хотя в этом синопсисе отсутствуют ссылки на вспомогательную литературу, его большое преимущество заключается в том, что он содержит в себе дословный английский перевод (RSV) текстов Евангелий. Каждое Евангелие в данном синопсисе воспроизводится от начала до конца (в каноническом порядке: Матфей, Марк, Лука, Иоанн) в четыре колонки. Критический аппарат внизу страницы ценен тем, что в нем отображены несколько вариантов пере­вода Евангелий на английский язык. Синопсис также содержит критический аппарат с разночтениями из 2в-го издания греческого Нового Завета Nestle-Aland. Таким образом, синопсис Алан да можно считать технической победой в том смысле, что в нем наравне с греческим текстом находится перевод на английский язык.

Важность «сравнительного» чтения Евангелий мы можем увидеть, изучив отрывки из Мф. 17:1-9, Мк. 9:2-10 и Лк. 9:28-36, которые говорят о Преображении Христа. Сравнив их между собой, мы обнаружим, что Евангелие от Луки насыщено незабываемыми выраже­ниями, которые характерны его повествованию:

1. Согласно Луке, Иисус взошел «на гору помо­литься» (9:28), и преображение произошло во время того, когда он «молился» (9:29).

2. Лука разъясняет слова Матфея и Марка «он преобразился» тем, что «вид лица Его изменился» (9:29).

3. Только у Луки записано, что с Иисусом говори­ли Моисей и Илия относительно Его «исхода» (εεοδος) в Иерусалиме (9:31).

4. В Евангелии от Луки ученики обращаются к Иисусу «Наставник» (9:33), вместо «Равви» у Марка и «Господи» у Матфея.

5. Порядок слов «Его слушайте» в греческом тексте подчеркнуто только у Луки (αυιου ακουειε) 9:35).

6. В словах Отца Лука заменяет слово «Возлюб­ленный» (Матфей и Марк) на «Набранный» (в греческом тексте).

Очевидно, что повествование Луки о Преображе­нии Христа требует тщательного изучения. Его не особенно интересует географическое расположение горы, на которой произошло Преображение, как это занимает, например, туристов или археологов, работающих в Святой Земле, потому что для него, прежде всего, гора это место поклонения. Следова­тельно, Лука подчеркивает, что преобразован был молящийся Иисус, — деталь, которая играет большое значение для преобразования жизни верующего в Иисуса (Рим. 12:2). Кроме того, более подробное описание Лукой Преображения Иисуса перекликается с преображением Моисея во время исхода израильтян из Египта, когда он сходил с горы Синай (Исх. 34:20) и «лицо Его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним». Упоминанием об «исходе» Лука подчеркивает и смерть Спасителя, и Его переход к Отцу, что является одной из последних тем типичной перспективы его бого­словия. Использование Лукой слова «Наставник» хорошо подчеркивает власть Иисуса, что подтверждает и голос с неба («Избранный» вместо «Возлюбленный»). Кульминацией повествования Луки о Преображении являются слова «Его слушайте», которые противо­поставляют слова Иисуса словам древних (т.е. что Наставник говорит с большей властью, чем Моисей и Илия вместе взятые). Наконец, в отношении обстоя­тельств, при которых произошло Преображение, Лука показывает, что оно было не в конце служения Иисуса и не в Кесарии Филипповой (что подчеркивается у Мат­фея и Марка), а связано с географической перспективой Луки: Иисус направляется в Иерусалим (предназначен­ный город), что перекликается с исходом Израиля из Египта в Ханаан (предназначенная земля).

К вышеупомянутому пониманию повествования Луки о Преображении также можно прийти и без синопсиса, изучив один из современных критических комментариев. И все же синопсис необходим, хотя свое понимание необходимо также проверять с помощью нескольких хороших комментариев. На своем опыте вы обнаружите, что некоторые различия между Еван­гелиями являются незначительными, но многие из этих различий высвечивают важные богословские аспекты.

10. Септуагинта

Каждый, считающий себя толкователем Нового Завета, должен иметь Септуагинту — греческий Вет­хий Завет (сокращенно LXX). Стандартной является Septuagtnt, изданная Альфредом Ральфсом (Alfred Rahlfs) и распространяемая American Bible Society. Те, кто желают иметь Септуагинту с параллельным пере­водом, могут приобрести The Septuagtnt Version of the Old Testament and Apocrypha. Пасторам хорошо было бы ознакомиться с Септуагинтой, поскольку она была Библией для большинства авторов Нового Завета, откуда они цитировали Писание, поэтому во многом повлияла на Новый Завет. Например, сравните Мф. 13:14-15 и Рим. 15:12. Даже книга Откровение, в ко­торой нет прямых цитат из Ветхого Завета, пронизана ветхозаветным языком. Кроме того, многие из новоза­ветных богословских терминов, такие как «закон» (νόμος), «праведность» (δικαιοσύνη) и «умилостивление» (Ιλασμός) были взяты из Септуагинты и их нужно пони­мать в свете того, как они были в ней использованы. Следовательно, Септуагинта также необходима для но­возаветной экзегезы, а такие словари как NDNT и NID-NTT подтверждают, что она является мостом между Ветхим и Новым Заветами,

Пополнение библиотеки экзегета

К настоящему моменту мы рассмотрели основные справочные издания, которые дают возможность иссле­довать глубины фактически любой области греческого Нового Завета. Несмотря на то, что многие из этих пособий доступны в библиотеках колледжей и семина­рий, было бы неплохо, если бы вы, по возможности, имели их и в своей личной библиотеке. В этом разделе мы рассмотрим еще несколько пособий, не таких извест­ных, как вышеупомянутые, но, тем не менее, важных.

В дополнение к BDF можно привести еще несколько книг по грамматике греческого языка Нового Завета, заслуживающих внимания. Студенты моего поколения учились по учебнику Дана (Dana) и Мантей (Mantey) Manual Grammar of the Greek New Testament, который остается все еще популярным в настоящее время и имеет определенные преимущества. Наряду с этой книгой очень рекомендовал бы вам написанную Му­лом (C.F.D. Moule) книгу Idiom Book of New Testament Greek, в которой представлены основные характери­стики греческого языка Нового Завета и рассматрива­ется несколько трудных для толкования отрывков. Однако не хочется оставить без внимания s четырех­томный труд Джеймса Мультона (James H. Moulton), Уильберта Говарда (Wilbert F. Howard) и Нигеля Тер­нера (Nigel Turner) A Grammar of New Testament Greek, Все четыре тома достойны того, чтобы их прочитать, но третий том, о синтаксисе (написан Тернером), явля­ется наиболее важным их них. И, наконец, однотомный труд Максимилиана Зервикка (Maximilian Zerwick) Biblical Greek, изданный в Риме Папским Библейским Институтом. Среди других пособий эта книга кажется бриллиантом. Прочитав, как Зервик поясняет упо­требление родительного падежа, я думаю, что вы согла­ситесь со мной.

Немного о словарях. В дополнение к BAGD нужно иметь хотя бы один небольшой словарь греческого языка. Таким словарем, вне сомнения, является Manual Greek Lexicon of the New Testament, автор Джордж Аббот-Смит (George Abbot-Smith), в котором даются основные определения греческих слов, их эти­мология, синонимы, а также цитаты из еврейского Ветхого Завета, если греческое слово является пере­водом определенного еврейского слова. К тому же, мно­гие студенты используют этот словарь из-за того, что в приложении к нему находится список неправильных греческих глаголов.

Библейские энциклопедии — это книги, которые пытаются пролить свет на различные научные аспекты во время изучения Библии. Хорошая энциклопедия включает в себя достоверную информацию, понятные объяснения специфических тем и библиографию для дальнейшего изучения. Наилучшим трудом еван­гельских ученых является International Standard Bible Encyclopedia (IS BE), вышедшая на данный момент пересмотренным изданием. Так как статьи написаны признанными специалистами в своей области и тщательно отредактированы Джеффри Бромилеем (Geoffrey W. Bromiley), то энциклопедия представляет собой очень хорошее введение в Новый Завет, и я часто обращаюсь к ней за ясными и простыми пояснениями. Ее четыре тома специально предназначены для пас­торов, преподавателей и студентов, а также простых читателей, поэтому в ней отсутствуют пугающие науч­ные обсуждения. Введения в Новый Завет объясняют многие проблемы в толковании и обсуждении новозаветных книг. Без преувеличения хочу сказать, что наилучшее из них это New Testament Introduction Дональда Гатри (Donald Guthrie), хотя неплохими являются Introduction to the New Testament Эверета Харрисона (Everett F. Harrison), New Testament Foundations Ральфа Мар­тина (Ralph P. Martin) и Survey of the New Testament Роберта Гандри (Robert H. Gundry). Какую бы из этих книг вы ни избрали, вам также понадобятся хорошие справочники по культурно-историческому фону Нового Завета, такие как New Testament History Ф. Ф. Брюса (F. F. Bruce), New Testament Era Бо Рикке (Во Reicke), New Testament Times Мэррилла Тенни (Merrill С. Tenney). Возможно, наиболее широко используемым и относительно недорогим из них является справочник Брюса, что не говорит о том, что он уступает по качеству двум другим.

Богословие Нового Завета очень тесно связано с греческой экзегетикой. Можно сказать, что New Testament Theology Дональда Гатри (Donald Guthrie) — это одна из наиболее известных книг из-за ее понятного изложения и удобочитаемости (т.е. включает в себя частые обобщения), но хочу обратить ваше внимание и на несколько других книг, которые могут оказаться полезными: Theology of the New Testament Джорджа Лэдда (George Б. Ladd) и New Testament Theology Леона Моррисса (Leon Morris). Студентам, интересующимся недавними исследованиями в области богословия Нового Завета, будет интересна книга Герхарда Хасела (Gerhard F. Hasel) New Testament Theology: Basic Issues in the Current Debate.

Кто из изучающих греческий язык не забывает слов? Но, благодаря издательствам, имеются несколько сло­варей, которые предназначены для того, чтобы помочь студентам не забывать их. Наиболее полезными из них являются Lexical Aids for Students of New Testament Greek Брюса Мецгера (Bruce M. Metzger) и Building Your New Testament Greek Vocabulary Роберта Ван Вюрста (Robert E. Van Voorst). В первом словаре представлен список слов греческого Нового Завета по частоте иx использования» а по втором даются корни слов и производные от них олова. Словарь Ван Вюрота очень хороший, но по содержанию и использованию ничто не может сравниться со словарем Брюоса Мецгера.

Так как в экзигетике существуют разные подходы то нужно будет и руководство по толкованию Нового Завета. Для начинающих студентов и занятых пасторов будет хорошей книга New Testament Critlcism and Interprétation ииданная Давидом Доккерн (David Dockery) и мной (David Alan Blaok), В ней представлены эссе девятнадцати авторов из шестнадцати евангельских семинарий и колледжей на тему толкования Нового Завета. Каждая глава — это разъяснение метода или вопроса толкования , а также специальные примеры из Нового Завета. В книге представлен здравый подход к вопросу отношений между « верой» и «критицизмом», и ее полезно было бы читать наряду с книгой New Testament Interpretation, изданной Говардом Mapшаллом ( Howard Mershall),

Не следует пренебрегать и специальными вспомогательными пособиями, хотя их часто игнорируют в семинариях. Подстрочник — это Новый Завет с буквальным переводом между строками греческого текста. На сегодняшний день уже существует много различных подстрочников, включая перевод Маршалла (Marshall) и Бэрри (Веггу), В дополнение к ним можно посоветовать Greek -English New Testament изданный Американским Библейским Обществом, который состоит из греческого текста Nestlé-Aland на одной стороне, и перевода RSV на другой. Хотелось бы представить еще одно полезное пособие — Greek New Testament Insert Бенджамина Чепмена (Benjamin Chapman), которое является дополнением к греческому Новому Завету, изданному Объединенными Библейскими Обществами (UBS). Оно включает в себя основы греческой грамматики и достаточно полный раздел по синтаксису. Чепмен также издал схемы о основами греческой морфологии и синтаксиса. А Greek New Testamеnt  Аnаlyzed  Пьерра Гулеметта (Pierre Guillemette) включает в себя склонение и спряжение всех слов греческого Нового Завета, даже  тех, которые находятся в критическом аппарате.

Превосходную информацию относительно экзегетики и гомилетики можно узнать из периодических изданий или журналов по изучению Библии. По моему мнению, пасторы» заинтересованные экзегетикой, могут получать серьезную помощь из следующих изданий; Bibliotheca Sacra (Dallas Seminary), Criswell Theological Review (Criswell College), Interpretation (Union Seminary), Review and Expositor (Southern Seminary) и Southern Journal of Theology (Southwestern Seminary).Каждый из этих журналов, с точки зрения ученого или готовящегося стать им, содержит много полезного и интересного для проповедника.

И последнее, в недавних исследованиях по греческо­му языку Нового Завета была предпринята попытка принять во внимание научный подход к изучению языка. Книга Linguistics and Biblical Interpretation Питера Коттерелле (Peter Cotterell) и Макса Тернера (Max Turner) предупредит читателя об опасности относительно недавних тенденций и откроет дверь к более амбициозным работам, таким как Biblical Words and Their Meaning Моисея Сильвы (Moisês Silva) и Semantics of New Testament Greek Иоханнеса Лау (Johannes P. Louw), Моя книга Linguistics for Students of New Testament Greek является попыткой оживить современные дискуссии вокруг грамматики греческого языка. Но нам еще предстоит ответить на вопрос» создан ли интегративный подход за один час или вследствие постоянных исследований в области греческого языка.

Говоря о лингвистических достижениях в изучении греческого Нового Завета необходимо отметить, что двухтомный словарь Greek- English Lexicon of the New Testament Based on Semantic Domains Иоханнеса Лау (Johannes P. Louw) и Юджина Найда (Eugene A. Nida) занимает одно из первых мест. Не в каждом словаре можно увидеть столько энтузиазма относительно одной темы, как в атом, Я сомневаюсь, что еще где-нибудь встречается более компактное эссе о значении слова, чем в четырнадцатистраничном введении к этому сло­варю; а также неоценимую пользу получат пользователи из второго тома -индекса к словарю, где находятся сноски. В самом словаре олова расположены не в алфавитном порядке, но под 93-я семантическими разделами значений слов. Целью этого является показать, насколь­ко некоторые греческие слова Нового Завета могут быть по значению похожи между собой или контрастиро­вать друг с другом. Например, нижеприведенные гре­ческие слова можно найти в одном семантическом разделе, что говорит о том, что по значению они похожи друг на друга: νους, καρδία, συνίδησις, φρήι и ττνεΟμα. Сло­варь Лау и Найда дополняют ΒΑGD информацией, которую больше нигде почерпнуть практически невоз­можно.

Несколько слов о компьютерах

В настоящее время открыты большие возможности для исследования библейских текстов с помощью компьютеров. Созданы программы, которые работают с греческими и еврейскими шрифтами. Кроме того, существуют несколько разных пакетов греческого Нового Завета в электронном формате. Определенная часть рутинной работы в подготовке к проповеди может быть произведена с помощью таких программ (напри­мер, поиск слов с учетом окружающего их контекста). Еще одну пользу из использования компьютеров можно извлечь в области грамматического анализа. Например, Gramcord, грамматическая симфония греческого Нового Завета, облегчает проведение син­таксического и морфологического анализа. С некото­рыми программами может работать сразу несколько пользователей через локальную компьютерную сеть учебной организации. Так как в компьютере можно хранить и обрабатывать большие объемы информа­ции, он становится необходимым средством для каждого проповедника.

В подготовке к проповеди большую помощь вам могут оказать следующие программы:

1. CDWorld. Пакет для исследования Библии, содержащий в себе четыре перевода Библии, греческий Ветхий и Новый Завет (включая апокрифы), два библейских словаря, три одно- томных комментария на всю Библию, три гре­ческих словаря и графику (карты и схемы). Все модули связаны между собой перекрестными ссылками. CD-диск с этим пакетом можно приобрести в Далласской богословской семина­рии. Необходимое оборудование; компьютер IBM и CD-ROM.

2. Holy Bible. Включает в себя три полнотексто­вых перевода Библии: NIV, RSV и KJV (а также апокрифы к RSV и KJV). Пакет можно приоб­рести через Linguist’s Software. Необходимое оборудование: Мае и 800 Кб свободного места на диске.

3. MacBible. Библейская программа, включаю­щая в себя такие переводы, как NIV, KJV, NAB и NRSV; а также примечания из NIV Study Bible и Encyclopedia of Bible Difficulties. Пакет можно приобрести через Zondervan Electronic Publishers. Необходимое оборудование: Mac Plus или выше, 1 Мб RAM и 800 Кб свободного места на диске.

4. MacConcord I (KJV). Этот пакет включает в себя симфонию на Новый Завет, которая представляет собой серию документов (MacWrite), содержащих более десяти тысяч справочных статей богослов­ского и практического характера. Пакет можно приобрести через Medina Software.

5. MacGreek New and Old Testament. В программу входит Новый Завет на греческом языке (UBS) и Септуагинта (полные тексты Александрийского и Ватиканского кодекса), изданная Ральфом (Rahlf). Пакет можно приобрести через Linguist’s Software.

6. Scripture Fonts. Пакет включает в себя греческие и еврейские шрифты. Его можно приобрести через Zondervan Electronic Publishers.

7. TLG Engine. Чтобы пользоваться этой програм­мой, необходимо иметь доступ к Thesaurus Linguae Graecae в University of California в Irvine. Он включает в себя 58,5 миллионов слов из грече­ской литературы до 600 года н.э. The TLG Engine конвертирует текст в кодировку SuperGreek ASCII, что позволяет читать греческий шрифт. Пакет можно приобрести через Linguist’s Software. Необходимое оборудование: Мае и 2Мб RAM. 8. Verse Search V5. Эта программа включает в себя несколько полнотекстовых переводов Библии (KJV-, NIV, NKJV, RSV и Reina Valera (испан­ский перевод) с возможностью поиска слов и фраз. Тексты переводов Нового Завета (KJV и NTV) — с номерами Стронга к греческим транс­литерированным словам. Пакет можно приобрести через Bible Research System. Необходимое обору­дование: Mac Plus и выше и 1Мб RAM.

Заключение

Тем, кто регулярно проповедует, необходимо больше времени посвящать изучению Библии. Мы также знаем о бесчисленных преградах на этом пути. Одной из главных преград является нехватка времени и энтузиазма. Иногда кажется, что самое тяжелое дело для проповедника — найти свободное время для личного изучения Слова Божьего. Существует целый легион грехов и искушений, которые мешают пастору найти это время. Как человеку, живущему на Земле, из-за недостатка мужества и постоянства мне чаще при­ходится заставлять себя делать что-то, чем ожидать, пока появится желание действовать. Комната для «изу­чения» предназначена для того, чтобы в ней учиться. Если пастор во время экзегетического анализа, напри­мер, начинает слушать радио, то экзегеза принесет ему столько же пользы, как «мертвому припарка».

Некоторые проповедники, с которыми я поделился этими жесткими правилами, уверяли меня, что это приведет к увеличению их круга обязанностей. На сегодняшний день у большинства пасторов, как минимум, три обязанности: пасторское душепопечительство, администрирование и проповедование, кото­рые требуют определенных навыков. Откровенно говоря, один человек не может качественно выполнять все три вида работы одновременно. Из этого следует, что пасторы из-за других нагрузок не могут достаточно времени уделять подготовке к проповеди. Но они не имеют права игнорировать серьезное изучение Биб­лии. Христианскую веру должно испытывать, обдумы­вать, проповедовать, а также сохранять. Отсюда становится понятно, что экзегетика является одним из важных средств этой деятельности. Поэтому ни один пастор не имеет права оправдывать недостаток времени для изучения Библии выполнением других должност­ных обязанностей.

Чем больше я проповедую, тем больше убеждаюсь, что на качество изучения Библии влияет и приобретен­ная мудрость из жизненного опыта. Может быть, у нас иногда есть искушение думать, что для того, чтобы понимать Писание, необходима только работа Духа Святого («Если во мне живет Дух Святой, то зачем мне необходимо знать двенадцать употреблений родитель­ного падежа?»). Однако Дух Святой не предоставляет нам информации, которую мы можем узнать сами. Очень хорошо по этому поводу высказался Хаддон Робинсон (Haddon W. Robinson): «Точность, не говоря уже о целостности, требует, чтобы мы развивали все­возможные навыки, которые могли бы нас предохра­нить от провозглашения от имени Бога того, что Дух Святой нам никогда не открывал»8. Разве это не явля­ется достаточной причиной, чтобы пополнять свою библиотеку соответствующими справочными пособиями и активно использовать их?

Вопросы для размышления

Какие справочные пособия, упомянутые в этой книге, вы уже имеете? Известны ли вам другие полезные книги, которые можно добавить в наш список? Составьте для себя список справочных посо­бий, которые вы хотели бы приобрести в первую очередь.

                                                3

       ПОЛУЧЕНИЕ ОРИЕНТАЦИИ

                       Природа и задачи греческой экзегезы

Экзегетика является одной из важных задач Церкви. Она существует для того, чтобы указывать людям на Христа и Его Царство. Этот факт более чем другие явля­ется причиной того, что в расписаниях евангельских учебных заведений предметы по изучению Библии зани­мают центральное место. Отдельно от Слова Божьего, которое читается и изучается, преподается и пропо­ведуется, Церковь не может быть Церковью Бога, сози­даемой и научаемой Его Словом; в противном случае, мир будет все больше влиять на нее.

К сожалению, иногда даже в самих семинариях служители часто чувствуют неопределенность отно­сительно своей задачи как экзегетов Священного Писания. Большое количество книг по библейской герменевтике служит нам примером того, как тяжело дать определение выражению «толковать Библию». В этой области все еще остается много работы, так как среди евангельских семинарий существует несколько подходов, которыми можно с успехом пользоваться. Но, несмотря на всю ценность изданных книг по еван­гельской герменевтике, неизбежным остается тот факт, что даже мнения профессионалов относительно природы и задачи экзегетики отличаются друг от друга. И очевидно, что на различные аспекты толкования (исторический, грамматический, синтаксический, структурный, богословский и т.д.) в разных поколе­ниях и культурах делается разный акцент.

Все это говорит о том, что ученые никогда не смот­рят на свою методологию беспристрастно, а неизбежно вносят в свои труды массу предположений, относя­щихся к традициям, среди которых выросли и получили образование. Более того, они не могут претендовать на то, что нашли окончательное и незаменимое определе­ние своей задачи. Все, на что может надеяться тот, кто пишет об экзегетике, — это представлять традицию, которую он принял и хорошо понимает, более широкому кругу людей. Поэтому в некоторых важных моментах я пришел скорее к личным выводам и прошу читателя рассматривать представленный здесь материал как можно более критично. Однако вполне возможно достиг­нуть согласия, по крайней мере, по общим параметрам экзегетики современной Церкви. Следуя этой цели, в следующем разделе мы попытаемся дать рабочее опре­деление экзегетики, которое станет основой более глубо­кой дискуссии ниже.

Определение экзегетики

Позвольте начать с постановки трех вопросов, которые мы будем задавать себе всякий раз, принимаясь за изучение отрывка из Нового Завета:

1. Знаю ли я контекст, в котором находится отрывок?

2. Уверен ли я в том, что правильно понимаю значение отрывка?

3. Будет ли кому-нибудь польза от моей проповеди на этот текст?

На мой взгляд, эти три вопроса в экзегетике являются крайне важными. Их можно сформулировать в один вопрос: обладаю ли я достаточным пониманием текста, как в свете его первоначального контекста, так и с точки зрения его современного применения? Каждый пропо­ведник, говоря объяснительную или экспозиционную проповедь, неизбежно поднимает эти три основопола­гающих вопроса. Более того, существует логический порядок в том, как мы их задаем. Мы не начинаем с вопроса: «Что значит этот текст?» — но, вместо этого, — «Что значил этот текст?» Каким-то образом мы чувствуем, что текст, находись он в Библии или в другом современном произведении, нужно восприни­мать в свете его собственного исторического фона. С другой стороны, мы также понимаем, что недоста­точно остановиться только на вопросе о том, что текст значил, потому что, в конечном счете, Писание побуж­дает нас задать вопрос о том, как можно с его помощью пролить свет на современные проблемы.

В нашем веке — веке визуальной ориентации — эти вопросы, может быть, легче будет рассмотреть, прибегнув к геометрическим понятиям. Экзегетика включает в себя подход к тексту с трех разных, но все же связанных между собой перспектив. Во-первых, в экзегетике мы смотрим на текст, безжалостно атакуя его вопросами, чтобы определить библейский и исторический фон. Под выражением «смотреть на» подразумевается, что мы находимся «над» текстом, пытаясь увидеть целое «с высоты птичьего полета». Во-вторых, в экзегетике мы должны посмотреть внутрь текста, как бы находясь «внутри» его, извлекая значение с помощью всевозможных филологических правил. Экзегетика предназначена для того, чтобы дополнить первый шаг, устанавливая соответствующие собственные правила и процедуры грамматического толкования. В-третьих, экзегезу нельзя считать закон­ченной до тех пор, пока мы не посмотрим за текст, потому что мы, как проповедники, должны истолковать его для наших современников, включая самих себя, а не пытаться понять Писание ради него самого. В этот момент мы находимся «под» текстом, готовые повиноваться ему и возвещать его спасительную истину таким образом, что она становится личной и очень важной.

Толкователь, посвятивший себя библейской пропове­ди, всегда будет находиться «над», «внутри» и «под» текстом. Эти три перспективы и составляют сущность экзегетической задачи. Выражаясь более простым языком, в экзегетике существуют три основных области исследования, которые мы называем контекстом, значением и применением. Вопросы контекста являются как историческими, так и литературными. Исторический контекст имеет дело с религиозной, политической и культурной ситуацией, окружающей автора и конкретного слушателя. А литературный контекст — с тем, каким образом текст вписывается в непосредственный контекст, а также, с формой (жан­ром) документа, в которую воплощен текст. Вопросы значения имеются шести типов: текстуальные (рассматривают оригинальный порядок слов), лекси­ческие (рассматривают значение слов), синтаксические (рассматривают отношения слов друг с другом), струк­турные (рассматривают общее построение текста), ри­торические (рассматривают отношения между формой и содержанием) и вопросы, относящиеся к критике традиций (рассматривают традицию «под» и «внутри» текста). Наконец, вопросы применения включают в себя два понятия: богословие — что мы слышим, и провоз­глашение — что мы проповедуем.

Об экзегетическом процессе мы узнали достаточно, чтобы перейти к экзегетическому плану, используя концепции, рассмотренные выше. Конечно, возможны и другие подходы (знать, на чем сделать особенное уда­рение — один из увлекательнейших аспектов экзегети­ки), и предлагаемый ниже подход является одним из возможных вариантов, как можно рассматривать задачу экзегета:

1. Вид «сверху»:                                           В каком контексте нахо­дится отрывок?

а. исторический анализ                                В какой ситуации нахо­дились автор и читатели?

б. литературный анализ                      Какое значение имеет этот отрывок в контексте всей книги?

2. Вид «изнутри»:                                       Что сообщал отрывок первоначальному чита­телю?

а. текстуальный анализ                               Как отрывок выглядел в оригинале?

б. лексический анализ                                 Какие слова в отрывке являются важными?

в. синтаксический анализ                           Как соотносятся слова друг с другом?

г. структурный анализ                                  Как автор организовал отрывок?

д. риторический анализ                               В какой форме автор пере­дает значение отрывка?

е. анализ традиции                           О каких возможных тра­дициях автор упоминает в отрывке?

3. Вид «под»:                          Каким образом приме­нить отрывок к совре­менной жизни?

а. богословский анализ                        Какая библейская истина очевидна в этом отрывке?

6. гомилетический анализ               Как я могу лучше всего донести эту истину слу­шателю?

Теперь становится ясно, что работа экзегета состоит из серии отдельных, но взаимозависимых дисциплин. Хотя сам текст находится в библейском каноне, довольно часто существует историческая и литера­турная неопределенность в том, каким образом его истолковать. Поэтому экзегет должен уделять внима­ние определению исторического фона текста так же, как и общему характеру изложения, в котором текст расположен. Далее, в игру вступает лингвистическая компетенция экзегета — в усилии понять сам текст. И, наконец, толкователь старается оценить то, что говорит автор, и актуальность его слов для современ­ного читателя.

Подводя итоги, можно сказать, что экзегеза начинается с тщательного изучения библейского контекста. Ни один текст не может быть истолкован без учета данных литературных и исторических факторов, не связанных с самим текстом, но, тем не менее, необходимых для понимания его значения. Далее экзегетика требует точного понимания самого текста, которое достигается благодаря внимательному изучению мысли автора, выраженной записанными словами. И последнее, экзегетика требует глубоких познаний из жизненного опыта, чтобы направить ее на осмысленное применение, а не на простое сообще­ние фактов из текста.

Проповедь также имеет три измерения. У нее есть историческое измерение, так как она устанавливает связь с древней традицией, возвращая людей назад, еще к временам Ранней церкви и даже к жизни самого Иисуса Христа. Второе измерение — грамматическое, потому что она помогает человеку войти в независимый мысленный мир автора и понять его. У проповеди есть и личное измерение, так как ее целью является усвоение личностью проповедуемой и слушаемой вести. Поэтому, находясь «над» текстом как сторонний наблюдатель, «внутри» текста — как кропотливый толкователь, и «под» текстом — как верный ученик, проповедник в состоянии предоставить современному слушателю достойное доверия толкование текста.

Значение экзегетики

Допустим, что вышеприведенный план анализа является довольно точным описанием экзегетической задачи, но решает ли это проблему герменевтики? Едва ли. В процессе преподавания экзегетики я не раз слышал такое замечание: «Это звучит интересно, но действительно ли нужно все это знать, чтобы понять текст?» Данный вопрос возникает не из-за намерения поспорить; наоборот, можно оправдать подозрение студентов, несущих служение, к любой форме «крити­цизма», которая могла бы подорвать авторитет Писания. Я разделяю это опасение. Какой бы важной ни была экзегетика, фактически она может помешать проповеди, если состоит лишь из грамматического разбора текста, который играет второстепенную роль для понимания и передачи значения текста.

Однако я уверен, что если экзегет выполняет свою работу ответственно, то ему не следует переживать о том, что чья-либо вера может поколебаться. Вместо того, чтобы бояться экзегетики, необходимо признать, что большая часть работы с текстом ориентирована на гомилетику, а также, что разнообразные компоненты экзегетики являются актуальными и сегодня и могут быть перенесены на современное применение текста. И перед тем, как идти дальше, было бы полезно дать определение некоторым практическим аспектам экзе­гетических методов, которые были рассмотрены выше.

               Работа с текстом

              Исторический анализ

Исследование исторического и литературного кон­текста является основой качественной экзегезы. Исто­рический анализ включает в себя изучение информации об авторе, слушателях, дате, причине и цели книги Нового Завета, о веяниях культуры и общества, а также изучение других компонентах, имеющих отношение к происхождению новозаветного документа. Серьезное отношение к этим вопросам не вызовет зевоту, как на лекциях по древней истории; достаточно будет кратко объяснить самые важные детали. Френсис Шеффер (Francis Schaeffer), например, делает вступление к своей проповеди «Вода Жизни» (Ин. 7; 1-39) следующим ис­торическим примечанием:

«Праздник Кущей был назван так потому, что Бог заповедал иудеям ежегодно в определенное время жить в кущах (хижинах), чтобы напомнить о том, как им приходилось жить во временных жилищах, когда они кочевали по пустыне после исхода. С тех пор на протяжении столетий и до сегодняшнего дня иудеи соблюдали эту традицию-напоминание» Когда они ходили по пустыне, Бог дважды давал им воду из скалы — праздник повто­ряет также и это действие. И на самом деле, воспо­минание об этом было развито, как специфическая сторона праздника, и имело огромное значение. В последний, «великий день праздника», прово­дился величественный ритуал возлияния воды в присутствии народа, чтобы показать заботу Бога о Его народе в пустыне. Небиблейские источники свидетельствуют, что пока люди ожидали этого излияния, страсти, доходившие до предела, были почти невыносимыми. Но после ВОЗЛИЯНИЯ воды праздник подходил к своему завершению».

Именно в этот момент, продолжает Шеффер, Иисус встал и провозгласил перед всеми присутству­ющими: «кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7:37-38). Здесь вся проповедь продиктована историческими элементами, окружавшими праздник Кущей. Хотя и не каждая проповедь может и должна быть настолько увязана с историей, в данном случае упустить возможность связать служение Иисуса с этим периодом истории было бы фатальной ошибкой для правильного понимания Его слов.

Не только Евангелие от Иоанна, но и каждая книга Нового Завета требует знания исторической ситуации, в которую уходят ее корни. Например, большинство посланий Нового Завета рассматривают конкретные ситуации или проблемы, возникающие в адресуемых церквах. Цель книги по обзору Нового Завета — дать необходимую информацию о происхождении этих книг: «Кто написал текст? Когда и где он был написан? Кому он был адресован?» Хотя такая информация может показаться скучной или не имеющей отношения к делу, необходимо чтобы текст рассматривался в понятиях его первоначального окружения. Поэтому книги по обзору Нового Завета имеют далеко идущее применение для изучения конкретных текстов Нового Завета.

Литературный анализ

Литературный контекст, в дополнение к вопросу об историческом контексте, рассмотренном выше, также требует к себе внимания. Обычно выделяют три уровня литературного анализа: канонический, не связанный с рассматриваемым отрывком и непосредственный. Канонический контекст — это место отрывка в самой Библии. Контекст, не связанный непосредственно с от­рывком, охватывает абзацы, главу или даже всю книгу Писания. Непосредственный контекст состоит из тех стихов или абзацев, которые непосредственно предше­ствуют или следуют за текстом.

Нет необходимости демонстрировать то, что внима­тельное отношение к литературному контексту при­носит проповеди огромную пользу. В своей книге «Изложение проповеди» Хаддон Робинсон (Haddon W. Robinson) напоминает, что «помещение конкретного текста в расширенный контекст предоставляет Библии те же возможности, какие имеет автор любой книги». Множество людей заучивают отдельные стихи Писания, не осознавая, что эти стихи — всего лишь компоненты более обширного контекста. Например, Рим. 3:23 — это только часть предложения, однако мы помним лишь эту часть и не знаем остальной. Подобный слу­чай — обетование Божественной помощи в Евр. 13:56 («Не оставлю тебя и не покину тебя») не имеет смысла» если мы игнорируем заповеди в стихе 5а: «Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть». Скажу более: в современной проповеди есть опасная тенденция выталкивать «восстающий» и «кричащий» текст из его контекста прямо на кафедру. Отчасти в тенденции к фрагментированию мы можем обвинить французского печатника Роберта  Эстинна  (Robert  Estienne), (Stephanus) чье издание греческого Нового Завета (1551 г.), разбитого на стихи, создает ошибочное представление о том, что каждый стих стоит сам по себе, вне окружающего его контекста. Версия Короля Иакова последовала этому примеру, а последующие версии невольно увековечили это искажение.

В своем толковании третьей главы Послания Иакова МакГорман (J.W. MacGorman) искусно де­монстрирует важность и гомилетическое использова­ние каждого контекстуального уровня, упомянутого выше. Его тема — сдерживание языка. МакГорман начинает с замечания о том, как эта тема была популярна в иудейской литературе мудрости, осо­бенно в книге Притч. Иаков, основываясь на этой традиции, тоже был обеспокоен грехами языка. Да­лее МакГорман переходит к отдаленному контексту, показывая, что увещевания Иакова о языке основаны на его более ранних предупреждениях: верующие должны быть «медленны на слова» (1:19); «гнев человека не творит правды Божией» (1:20); вера, «которая не делает верующего способным обузды­вать своего языка», напрасна (1:26); христиане, когда говорят, должны осознавать то, что вскоре они будут судимы Богом за то, что сказали (2:12). В заключение МакГорман показывает, что предупреждение Иакова было конкретным обращением к определенным людям, которые безрассудно рассчитывали на должность учителей церкви (3:1-12). Все толкование МакГормана является фактически объективным уроком по уровням контекста в проповеди. Полное значение текста становится понятным только тогда, когда мы увидим, как его части взаимодействуют друг с другом.

Основываясь на данном обзоре контекстуального ана­лиза, можно сделать, по меньшей мере, два вывода отно­сительно подготовки к проповеди. Первый вывод — текст, выбранный для проповеди, должен быть единым неразрывным отрывком. Следовательно, текст для про­поведи обычно нужно выбирать после того, как вся книга была изучена и распланирована. Второй вывод —

——————————————————— пропуск страниц 76,77.

содержащийся в десятитомном Theological Dictionary of the New Testament не всегда достаточно полно рас­крывает влияние отдельного контекста на значение слова. И все же изучение слова дает экзегезе огромное преимущество, особенно тогда, когда толкователь стара­ется увидеть, какую роль играло это слово для понима­ния выражения, в котором оно находится.

Время от времени проповедник может находить иллюстрации для проповедей, вырастающие из лекси­ческих семян, посеянных в тексте. Давайте рассмот­рим Гал. 1:8-9, где Павел употребляет слово  (анафема, т.е. «да будет проклят»), говоря об участи лжеучителей. В древней литературе это слово иногда использовалось для обозначения жертвоприношения по обету, установленному в храмах, а иногда для обоз­начения чего-то, отданного на уничтожение. Подоб­ный двойной смысл заключен и в еврейском слове herein, которое часто переведено в Септуагинте как αναθεμα. Во Втор. 7:25-26 αναθεμα (и herem) применяются к истуканам или богам хананеев, а в Нав. 6:17-19 — к Иерихону. В Новом Завете αναθεμα шесть раз встреча­ется для обозначения объекта проклятия и только один раз в смысле жертвоприношения по обету (в одном из разночтений Лк. 21:5). Возможно, что в Послания к Галатам это слово подразумевает то, что «проклятые» будут преданы гневу Божию за то, что проповедовали лжеевангелие. В этот момент применения практически обрушиваются на проповедника. Люди могут подделы­ваться под евангелистов, внешне соответствуя религи­озным постановлениям, а в действительности быть объектами гнева Божьего за то, что извращают Еван­гелие Христа!

Иногда одно греческое слово может подсказать вступительную проповедь на целую книгу Нового Завета. Заключительным словом книги Деяний Апостолов является ακωλυιως; («беспрепятственно») Оно также встречается в ключевых моментах повест­вования и кратко выражает главную тему Деяний — для Благой Вести о спасении в Иисусе не являются препятствиями такие барьеры, как этническая само­бытность, язык, география и религиозные обряды. Вопреки распространенному мнению, Деяния не просто рассказывают нам о том, как Евангелие пришло из Иеру­салима в Рим. С такой же значимостью оно говорит нам о том, как Павел, изнемогая в тюрьме за проповедь, кото­рой он разрушал исключительное положение иудаизма, тем не менее мог открыто провозглашать эту Весть.

Хотя лексический анализ и играет значительную роль, он является ограниченным инструментом, скорее слугой, чем властелином. Как преподаватель греческого языка, я никогда особенно не беспокоюсь о способностях моих студентов проводить исследование слова; намного больше меня беспокоит то, что они на этом и остановятся. Слишком много проповедей на тексты из Нового Завета склонны «ограничиваться словом», и игнорировать более широкий контекст, в котором это слово находится. В частности, Джеймс Барр (James Barr) подчеркнул значение контекста в экзегетике так: «Именно предложение (и, конечно, более крупный литературный раздел, такой как законченная речь или стихотворение), а не слово (лексическая единица), является обычно лингвисти­ческим носителем богословского утверждения». Барр говорит, что уникальность Нового Завета заклю­чается не в создании новых «христианских» слов, а в новых их сочетаниях. Эта мысль удачно передана в истории о шейхе, предложившему сделать одному из своих подчиненных подарок, на что польщенный подчиненный сказал: «Ну, может быть, несколько гранат с юга». Через некоторое время он получает теле­грамму следующего содержания: «Купил крупную партию у китайцев и сейчас веду переговоры с военны­ми заводами в Ираке». А подчиненный, конечно, имел в виду обычные плоды граната, которые можно есть!

Синтаксический анализ

После завершения лексического анализа время переходить к синтаксическому, который включает в себя тщательное изучение связей простых предложений в составе сложного и других смысловых еди­ниц, больших, чем отдельные слова. Сюда также отно­сятся такие понятия, как время, залог, наклонение, лицо, число и падеж отдельных слов. Так как синтаксис крайне необходим при изучении образа мыслей автора, то греческий язык должен сыграть здесь особенно важную роль. Течение мысли нельзя ограничить структурой только русского языка, даже при буквальном переводе. Кроме того, часто синтакси­ческие проблемы возникают даже в греческом ориги­нале, которые изредка прослеживаются и в переводе. По этим причинам, если для лексического анализа зна­ние греческого языка важно, но не обязательно, то для синтаксического анализа оно обязательно.

В синтаксическом анализе важную роль в понима­нии греческого глагола играет его время. Например, когда проповедник, проповедуя на текст из 1 Кор. 15:3-4, читает, что Христос умер , был погре­бен, явился, но был воскрешен, то он открывает само содержание Евангелия, которое является основой всего благовествования Нового Завета, но в большинстве переводов является просто похороненным. Глагол, переведенный фразой «был воскрешен», находится в совершенном времени (per­fect), подчеркивая, что Христос воскрес и сейчас живой, т.е. вневременность воскресения и его последствий по сравнению с временностью смерти, погребения и яв­лений Христа.

Иногда вся проповедь может быть основана на гре­ческом синтаксисе. В. А. Крисвелл (W. A. Criswell) свою проповедь на текст из Еф. 5:18, которая называется «Заповедь исполняться Духом», начинает с разбора слова «исполняться» (πληροω), сравнивая его с другими синонимами из Нового Завета. Дальше проповедь раз­вивается, основываясь на грамматических нюансах глагола πληρουσθε («исполняйтесь»):

1. Бог повелевает, чтобы мы исполнялись Духом, (глагол стоит в повелительном наклонении).

2. Исполнение Духом — это повторяющееся пере­живание (глагол стоит в настоящем времени).

3. Мы должны открыть себя влиянию Святого Духа (глагол стоит в пассивном залоге).

В этой проповеди греческий синтаксис заложил прочное основание, как стальные брусья, залитые бето­ном. Независимо от того, является ли каждая пропо­ведь настолько пропитанной грамматическим разбором или нет, проповедник, тем не менее, ответственен за проведение синтаксического анализа текста.

Знание греческого синтаксиса может также стать важным элементом в экзегетике проблемных отрыв­ков. Например, в Евр. 6:4-6 описывается отпадение исповедовавших свою веру христиан. Разве покаяние невозможно для этих людей, даже если они выражают желание покаяться? И здесь греческий синтаксис дает надежду: сила причастий настоящего времени в шес­том стихе предполагает, что таких отступников можно восстановить, если они не продолжают «распинать» (άνασταυροΰυτας) Сына Божья и богохульствовать (παραδειγματιζοντας). С другой стороны, автор, кажется, говорит, что от того, кто последовательно отказывается от Христа, в конце концов Он откажется Сам.

Структурный анализ

Как только толкователь принимает решение относи­тельно формы и синтаксиса рассматриваемого отрывка, возникают вопросы, связанные с более широкой компо­зицией текста. Если синтаксис рассматривает значения слов в комбинациях друг с другом, то структурный ана­лиз — пути соединения между собой частей сложного предложения и крупных смысловых единиц, объеди­ненных одной мыслью. Изучение структуры отрывка является необходимым компонентом экзегетики, так как до тех пор, пока в некотором смысле не решишь, что значит «все», трудно сказать, что означает «что-то». Структура отрывка не может быть в точности переведена на другой язык, потому что переводчикам необходимо использовать грамматическую систему исследуемого языка. Если толкователи пользуются только переводом, то нередко их усилия сводятся к попыткам угадать, где в тексте оригинала главные, а где второстепенные мо­менты.

Очень часто структурное изображение текста помо­гает толкователю определить саму структуру текста. В эту процедуру входит переписывание отрывка для того, чтобы увидеть, как отдельные части складываются в целое. Хаддон Робинсон (Haddon W. Robinson) назы­вает этот прием определения структуры отрывка «механической разметкой», в то время, как Вальтер Кайзер (Walter С. Kaiser) отдает предпочтение термину «синтаксическое изображение», а Гордон Фи (Gordon D. Fee) — «схематический поток предложения» и дает несколько примеров для изучения. Наверное, самым полезным подходом является метод Йоханнеса Лау (Johannes P. Louw) «колон-анализ», который основав на практике древних греков. Однако, важно не столько название, сколько необходимость того, чтобы экзегет оценивал отрывок с точки зрения его базовых смысло­вых единиц и общей композиции.

Каким образом структурный анализ может внести ясность в проповедь? С одной стороны, это гомилети­ческая конструкция. Планы лучших проповедей выте­кают непосредственно из структуры самого текста. Приведенный ниже анализ Евр. 12:1-2 показывает, как проповедник находит логичность текста, благодаря пониманию его структуры.

«Посему и мы с терпением будем проходить предле­жащее нам поприще,

имея вокруг себя такое облако свидетелей,

свергнем с себя всякое бремя и запинающий вас грех,

взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест,

пренебрегши посрамление, воссел одесную престола

Божия».

В данном тексте базовые смысловые единицы броса­ются в глаза, как белые линии на футбольном поле. Тема вынесена налево, а большая часть подчиненных элементов группируется справа. В самой первой строке структурного анализа, которая содержит независимый личный глагол (τρέχωμεν), мы сразу же видим главную мысль автора: проходить поприще с терпением. За ним следуют три причастных придаточных предложения, характеризующих «поприще»: 1) благодаря тому, что настоящее поколение бегунов знает, что другие пробе­жали эту дистанцию до них, они могут надеяться на то, что также пробегут ее; 2) однако ни один из бегунов не может надеяться на то, что достигнет цели, если не будет с отвращением взирать на свой личный грех; и 3) бегун должен смотреть на Иисуса, «начальника и совершителя веры». Оставшиеся пункты — это опи­сание Христа, которое показывает, как главная мысль — «проходить поприще» — достигает своей кульмина­ции в «Иисусе — в том, Кто Он есть». Сводя эти эле­менты в план, проповедник может от структурного анализа сразу же перейти к созданию проповеди:

Текст:      Евр.12:1-2

Название: Бежать, чтобы победить!

Тема:      Христианин призван следовать примеру Иисуса Христа в своей жизни через подчинение и смирение («будем проходить с тер. пением»)

План:      1. Наше ободрение («имея вокруг себя такое облако свидетелей»)

                2. Наши препятствия («свергнем с себя всякое бремя»)

                3. Наш пример («взирая на Иисуса»)

Этот простой план ясно показывает нам, как через анализ греческого текста проповедник может перейти от теории к практике. Используя при оформлении своего плана контуры внутренней структуры текста, можно подчеркнуть главные идеи автора, не заостряя внимания на второстепенных и не вчитываясь в текст своих любимых тем. Но я не хочу сказать, что каждая проповедь должна по своей форме следовать именно форме текста. Например, притчи Иисуса никогда не предназначались для того, чтобы грядущие поколения с помощью дедуктивного метода исследования натяги* вали на них «смирительные рубашки». Тем не менее, форма текста часто может быть формой проповеди, даже если ее окончательный вариант определяется другими соображениями.

Риторический анализ

Основываясь на структурном анализе и учитывая литературные характеристики отрывка, экзегет всту­пает в сферу риторического анализа. Хотя риториче­ский или жанровый анализ изначально применялся в основном к Ветхому Завету, он является желаемым и крайне необходимым дополнением при изучении Нового Завета. Риторический анализ — это, по сути, попытка прояснить то, как мы понимаем библейский текст, изучая литературные приемы. Древние авто­ры часто пользовались ими для того, чтобы помочь читателям понять главную мысль текста или убедить их в истинности излагаемого. Как искусство чтения текста, риторический анализ требует пристального внимания к границам данного отрывка (его началу и концу), образу речи (сравнение или метафора), ком* позиционной технике (например, параллелизм или хиазм), и определения взаимоотношений между фор­мой и содержанием. Поэтому толкователь должен всегда допускать вероятность того, что риторические аспекты текста имеют прямое отношение к экзегети­ческим вопросам.

В течение последних двух десятилетий стремительно возросло исследование риторических особенностей Но­вого Завета. В1 Ин. 2:12-14, например, три группы лю­ден, обозначенные словами τανία/ιταιόία («дети»), πατερες («отцы») и νεανίσκοι («юноши») причиняли неудобства толкователям, начиная с первых столетии. Однако отрывок сразу же становится более понятным, если экзе­гет усматривает в нем риторическую форму distributio. В distributio  вначале представляется обобщающая группа, а потом ее составляющие. Так, «дети» — это обобщающий термин, за которым следует обращение к духовно зрелым («отцы») и новообращенным («юно­ши») в церкви. Далее этот вывод подтверждается самим Иоанном, так как он применяет в Евангелии термины — τανία  и παιδία для всех верных, в то время как πατερες или νεανίσκοι нигде не употребляются для обозначения всех верующих. Здесь риторически настроенный проповед­ник мог бы позволить в своей проповеди использовать характеристики текста, т.е. описать сначала всю цер­ковь перед тем, как обратиться к двум группам верую­щих, неизбежно присутствующих в любом собрании.

Риторический критицизм — это цветущий сад, в котором был посеян ряд многообещающих семян в которые дают значительный рост уже сейчас. Но два того, чтобы собрать какой-то урожай, толкователь дол­жен остановиться и с любовью «побродить» по тексту, так как красота обычно избегает случайных прохо­жих. Например, выше мы показали, как структура Евр. 12:1-2 притягивает внимание к личности и валу Христа. Давайте теперь рассмотрим, как эта мысль подтверждается риторической структурой текста:

А имея вокруг себя такое облако свидетелей

Б   свергнем с себя всякое бремя и запинающий

нас грех

В и с терпением

Г будем проходить предлежащее

нам поприще

X взирая на начальника и

совершителя веры,

Иисуса

Г’ Который, вместо предлежавшей

Ему радости

В’ претерпел крест

Б’ пренебрегши посрамление

А’ и воссел одесную престола Божия

В риторике этот прием известен под названием хи­азм — перевернутый параллелизм, в котором основ­ное ударение делается на центральную строку. Обна­ружение этой формы параллелизма свидетельствует не только об артистичности автора, но также указы­вает на взаимосвязь между отдельными строками отрывка и притягивает внимание к центру всего абзаца («взирая на Иисуса»). Если кто-то проповедует на этот отрывок, то можно опубликовать подобный анализ в церковном бюллетене для того, чтобы дать людям в церкви возможность более глубоко понять этот текст.

Анализ традиции

Пять вышеприведенных методов анализа играют ведущую роль для понимания библейского отрывка. Однако здесь нелишне было бы упомянуть еще несколько других методов, проливающих дополни­тельный свет на текст. Их принято считать видами «критицизма» — подходящее слово, если не примешивать к нему антибиблейских оттенков. Если раньше в евангельских кругах к ним подходили с некоторым подозрением, то сейчас использование этих методов как инструментов экзегетики постоянно возрастает.

Для удобства мы сгруппируем их под общим названием «анализ традиции». В данном случае употребление анализа традиции имеет отношение к таким понятиям, как подлинность и размеры источников, которые могли быть положены в основу данного документа, вероятная композиционная при­рода книги, и вклад автора в традиции, которые были использованы при составлении данной книги. Анализ традиции показал, что иногда книги Нового Завета являются конечным продуктом долгого и сложного процесса собирания, написания и редак­тирования. Исследователи Библии рассматривают эти аспекты анализа традиции, как критику источ­ника, критику формы и критику редакции.

Первый метод, критика источника, был разрабо­тан между 1863 и 1924 годами. Он пытается дать ответ на вопрос: «Что из материалов Нового Завета уже существовало до того, как авторы поставили перед собой задачу его написания?» Традиция, существо­вавшая до Нового Завета, могла быть как простым исповеданием «Иисус есть Господь» (1 Кор. 12:3), так и детальным изложением Евангелия в 1 Кор. 15:3-5. Большинство евангельских ученых, придер­живающихся подхода критики источника, работают над предположением, что большая часть материалов синоптических Евангелий (Матфей, Марк и Лука) взята из литературных источников. Приверженцы критики формы также рассматривают возможность литературной взаимосвязи между этими Евангелиями. Ведущая гипотеза, объясняющая литературную взаимосвязь между Матфеем, Марком и Лукой, на­зывается гипотезой «Двух документов», так как в ней отдается приоритет документу Марка, который впоследствии использовали Матфей и Лука при написании своих документов, плюс существование источника изречений (называемого «Q»), который тоже был использован Матфеем и Лукой. Альтерна­тивные теории, отстаивающие первое место за Матфеем или Лукой, делают синоптический критицизм слишком сложным, но все-таки необходимым для экзегетики. Проще говоря, критика формы требует от нас серьезного отношения к высокой степени подлинности каждого из этих авторов, настолько высокой, что любое из синоп­тических Евангелий можно считать написанным первым!

Движение, возникшее непосредственно из критики источника и основанное на нем, называется критикой формы. Этот подход был разработан между первой и второй мировыми войнами. Цель критики формы — заново изучить источники, использованные евангелис­тами в период устной передачи (30-50 гг.), выделить и проанализировать отдельные литературные единицы в синоптической традиции. Эти единицы, называемые «перикопами», можно классифицировать по таким категориям, как притчи, истории чудес, истории об Иисусе, плачи и т.п. В дополнение к жанровой класси­фикации, критика формы также дает оценку функции перикопы в жизни ранней церкви. Основное предполо­жение критики формы следующее; само сохранение традиции об Иисусе повлияло на форму, в которой она была создана. Когда возникал вопрос о соблюдении субботы, или о разводе, или по каким-то другим темам, то совершенно естественно, что вспоминали то, что говорил или чему учил по этому поводу Христос. Выде­ление этих единиц первичной традиции и рассмотре­ние их употребления в жизни церкви помогает толко­вателю обрести правильную оценку социологических и литургических аспектов, стоящих за текстом. Так, например, история о сирофиникиянке (Мк. 7:24-30) вначале запомнилась как ответ на вопрос: «Как Иисус относился к тем, кто вне иудаизма?» Именно «жиз­ненное окружение» ранней церкви — в проповеди, учении, поклонении и спорах объясняет, почему были сохранены и записаны многие перикопы Евангелий. Хотя временами критика формы бывает крайне субъективной, она, тем не менее, может внести ясность как в процесс, ответственный за запоминание и записывание текста, так и привести к более глубо­кой оценке жизни текста в опыте ранней церкви.

Критика редакции, возникшая в конце второй мировой войны, является самой современной из трех отраслей анализа традиции. Слово редакция относится к редакторской работе, посредством которой еванге­листы пользовались своими источниками при оформ­лении дошедшего до нас Евангелия. Критика редакции считает писателей не просто собирателями традиций, но полноправными авторами. При чтении каждого из описаний искушений Иисуса, например, толкователь обнаруживает, что только Марк включает деталь, что Иисус «был со зверями» (1:13). Возможно, что это упо­минание Марком животных служило для того, чтобы показать римским читателям, что некоторым из них предстояло, самое меньшее, выйти на арену со львами, что ничего из того, что они могут пережить, не чуждо переживаниям их Господа. Можно привести и много других примеров того, как работает критика редакции; самое же важное, о чем должен помнить экзегет, что изучаемый текст может обнаружить редакционные особенности, которые станут путеводной нитью к более глубокому пониманию отрывка.

Применение текста

Кроме методов анализа, которые помогают нам при толковании контекста конкретного отрывка и его зна­чения, требуются также и специальные методы, кото­рые перенесут нас от главной мысли текста к его применению. Поэтому сейчас нам должно быть ясно, что все вышеизложенные методы относятся к задачам проповедников, даже если традиционно их не считают «гомилетическими» по природе. Например, чем больше мы понимаем исторический и литературный контекст текста, тем больше открывается возможностей для проповеди, так как проповедь в большой степени зависит от того, насколько мы в состоянии подобрать современ­ные ситуации, аналогичные адресованным в тексте. Грамматическая экзегеза является также необходимой прелюдией к проповеди, в которой самому библейскому тексту часто не хватает ясности, может быть, из-за изменений при его передаче или по причине лингвистических или исторических пробелов между текстом и современным читателем (область исследования лек­сического, синтаксического, структурного, ритори­ческого, критического анализа и анализа традиции). Даже прихожане, не читающие на оригинальных язы­ках, могут видеть эти проблемы через подстрочные примечания современных переводов. Следовательно, чем лучше мы умеем определить оригинальное (автор­ское) значение, тем более тщательным становится экзегетический процесс и богаче результаты проповеди.

Теперь ясно, почему этот третий аспект экзегетиче­ского толкования, рассматривающий значение текста для современного читателя, так важен и неизбежен. Там, где Библия почитается как Писание, а не просто как анализируемый «объект», компетентная экзегетика является такой же основополагающей для призвания проповедника, как и любое другое умение. Как мы уже видели, тщательная экзегеза открывает множество способов передачи в проповеди значения текста для современников. Следовательно, в экзегетическом про­цессе не отметаются религиозные убеждения экзегета, но наоборот: так как сам текст существует для того, чтобы говорить что-то к верующим, то и сам пропо­ведник должен высказать свое личное мнение о приме­нении, а также и других видах применения текста.

Но тогда какую роль в этом заключительном шаге, при переходе от текста к проповеди, играет греческий язык? С моей точки зрения, эта роль существенно важна и рекомендуема. Говорить о роли греческого, как о рекомендуемой, не значит унижать значение языка. Скорее всего, здесь имеется в виду использование гре­ческого языка для того, чтобы обеспечить проповедника поддерживающей базой, которая поможет ему тща­тельно обосноваться в исторических и грамматических аспектах текста. Приведу в качестве примера мысль, заимствованную у другого преподавателя Нового Завета: «Когда преподаватель Нового Завета пишет о библей­ских принципах проповеди, то он не «барахтается» в какой-то посторонней области науки (например, гомилетике)… Он просто работает над одним из важ­ных аспектов своей работы в той области, которая имеет или должна иметь для него наибольшее значение». Другими словами, экзегетика Нового Завета не законче­на до тех пор, пока текст не имеет применения к жизни современного мира, потому что применение к жизни — это первая причина, почему была написана Библия.

Конечно, ответ на этот вопрос очевиден, но, к сожале­нию, слишком часто во время подготовки к проповеди мало обращаются к тексту, а иногда и вообще не обраща­ются. Хаддон Робинсон (Haddon W. Robinson) так опи­сал эту проблему: «Иногда проповедник, читающий текст, показывает ловкость ума: только что был текст, и его уже нет. Текст и проповедь для него — это как двое случайных прохожих, прошедших мимо кафедры. Даже более: игнорировать или избегать в проповеди то, чему учит отрывок, значит, насиловать кафедру». Робинсон хочет сказать, что мы не можем выбирать следовать тексту или нет, потому что это неотъемлемая характе­ристика библейской проповеди. Проповедники не дела­ют текст актуальным, но они должны глубоко проник­нуть в его содержание, чтобы найти его актуальность. И поэтому, если текст Писания рассматривается добро­совестно, греческий язык имеет преимущество, так как придает проповеди библейский смысл и предлагает цен­ные советы о том, какую форму она должна принять.

Заключение

Мы рассмотрели, что цель библейской экзегетики в том, чтобы выяснить значение текста для первона­чальной аудитории, а также для слушателей сегодня. Ведущий экзегетический принцип заключен в следую­щем: значение текста — это то значение, которое имел в виду автор, а не то, «что это значит для меня». Именно внутри этих рамок, т.е. намерений автора и граммати­ческой формы, имеет место настоящее библейское толкование.

Мы также увидели, что библейское толкование — это тщательная работа, которая включает в себя вопро­сы «контекста», «значения» и «применения». Вопросы контекста помогают нам увидеть текст в свете культурно- исторического фона, хронологически очень удаленном от нашего собственного. Цель этого этапа — добиться широкого, панорамного видения книги с перспективы ее исторического и литературного кон­текстов. Вопросы значения проводят нас через сам текст предельно осторожно и тщательно для того, чтобы понять, что имел в виду автор, когда писал своим совре­менникам. И, наконец, вопросы применения помогают нам свести все воедино, взвешивая результаты контекс­туального и грамматического анализа и принимая реше­ние о том, каким образом они относятся к общей картине толкования и применения текста Библии. Историче­ский и литературный контекст, текст оригинала, лек­сическое значение, синтаксис, структура формы, рито­рическая форма, традиция-история — все это углубляет наше понимание текста, но это еще не цель. Цель экзе­гетики — понимать текст как живое и пребывающее слово Бога.

Назначение этой главы было в том, чтобы предста­вить основные шаги, необходимые для достижения этой цели. Огромное разнообразие рассмотренных экзегетических подходов призывает нас сделать еще три заключительных вывода. Во-первых, моей целью было не столько объяснить, как работает каждый экзегетический подход, сколько свести воедино области исследования, иногда далеко отстоящие друг от друга. Защищая таким образом глобальный подход к экзегетике, я косвенно выступаю против современной тенденции к фрагментации в экзегетическом процессе. Каждый подход, рассмотренный в этой главе, — это всего лишь один из аспектов широкого круга методоло­гий которые должен применять студент Библии. Более того, каждый из видов изучения будет более плодотвор­ным, если его развитие и практика происходят в условиях компетентной консультации с законами и опытом всех других подходов. Сегодня перед нами стоит задача толкования как единого целого, и частью этой задачи является разрушение барьеров, которые были возведены между разными методами толкова­ния. Это похоже на то, как если бы три путешественника решили исследовать Америку по трем разным маршру­там: один пошел бы с запада на восток, другой бросил бы все силы на северо-западный берег Тихого океана, а тре­тий ограничился бы лишь восточным побережьем; и они бы решили, что находятся в трех разных странах! Много­образная в своих проявлениях Америка — это тем не менее единая страна. Также можно описывать и биб­лейский текст, начиная с многочисленных стартовых площадок, но ни один из подходов к тексту нельзя рас­сматривать как исчерпывающий по значению.

Во-вторых, выстроив рассмотренные выше аспекты экзегетики по порядку, я не хотел внушить вам, что экзегетический процесс — это механическая последо­вательность шагов или что нужно одинаково приме­нять все шаги ко воем отрывкам. Наш разговор необходимо понимать только как изображение общей схемы экзегетики; в действительной практике экзеге­тический процесс может проходить совершенно по-другому. Для некоторых отрывков первостепенную роль будут играть вопросы истории, в то время как для других — это лексические или синтаксические вопросы. Кроме того, может показаться, что необходимо ставить «значение» перед «применением» (принцип, вопло­щенный в Библии толкователя), но такое резкое разделение просто невозможно. На практике мы часто будем видеть себя в движении от толкования к приме­нению и обратно. Действительно, тот проповедник, который не научился, как двигаться в обоих направле­ниях, вероятнее всего напишет проповедь, которая навязывает тексту современные вопросы, или, наоборот, в которой грамматический анализ перепутан с пропо­ведью Евангелия. Особенно важно подчеркнуть необхо­димость следования всем шагам, чтобы не упустить какой-то важный аспект значения. Это включает соотно­шение друг с другом разных аспектов экзегетики, оценка их применения и принятие решения о том, какой вклад они делают в толкование в целом.

И, наконец, хорошо, когда мы помним, что экзеге­тика — это такое же искусство, как и наука. Толкуя Новый Завет, мы быстро обнаружим, что в нем столько же ответов, сколько вопросов. Однако это не значит, что все ответы правильны в равной степени. Экзегетика требует от нас бросить все силы на то, чтобы сохранить Писание (и нас) от предвзятых толкований. Наша зада, ча — это в своем роде алхимия: превращение стен отделяющих нас от текста, в стекло, через которое текст становится ясным и понятным. Но чтобы сделать это, нам необходимы конкретные базовые принципы толкования, которые не дадут нам превратить эту стек­лянную стену в зеркало, в котором наше собственное отражение затмевает текст Библии. Следовательно экзегетика необходима, если мы позволяем тексту самому говорить за себя, и не меняем его для того, чтобы приспособить к своим предположениям.

Вопросы для размышления

Можете ли вы коротко описать каждый из шагов анализа, приведенных в этой главе, и тот вклад, который они делают в процесс экзегетики? Есть ли какие-то шаги, которые кажутся вам ненужными? Какой еще подход к экзегетике, помимо показанного нами, вы бы использовали?

                            4

РАЗВИТИЕ ЭКЗЕГЕТИЧЕСКИХ НАВЫКОВ

Руководство к греческой экзегезе

Проводить связь между древнегреческим текстом Нового Завета и современным миром всегда было нелегкой задачей. Однако, как мы увидели, эта задача необходима и, с Божьей помощью, выполнима. Теперь мы готовы рассмотреть методологию, без которой на данном этапе не обойтись. Все, о чем говорилось в пре­дыдущих главах, было подготовкой к достижению цели, над которой мы работаем. Мы сейчас готовы с уверен­ностью и пониманием войти в мир греческой экзегезы, в котором не останемся без награды.

Давайте посмотрим, насколько близко мы подошли к этой главе. В первой главе объяснялась потребность в экзегезе, а также были предложены общие советы по использованию греческого языка в служении. Во вто­рой главе была подчеркнута важность иметь хорошую библиотеку с необходимыми книгами для того, чтобы строить проповедь на основании текста. В третьей главе были представлены этапы выполнения греческой экзеге­зы, а также то, что необходимо для толкования Нового Завета, и, наконец, мы рассмотрели, в чем заключается польза от использования греческого языка в нашем служении.

Итак, мы приблизились к тому моменту, где с приобретенными уже навыками узнаем преимущества от чтения греческого текста. Десять нижеследующих эта­пов греческой экзегезы являются более детальным разбором того, что мы обсуждали в третьей главе, и они помогут нам не только при подготовке проповеди, но и в личном изучении Библии. Ниже мы подробнее остановимся на каждом из них, но сейчас я хочу предложить краткое резюме, чтобы нам иметь общее пред­ставление об этом процессе.

1. Исторический анализ. Мы всегда должны толко­вать текст в свете первоначальной исторической обстановки. Текст не будет иметь никакого зна­чения или может быть понят неправильно, если не учитывать исторического контекста.

2. Литературный анализ. Перед тем, как изучать отдельные отрывки, нужно иметь представле­ние о книге в целом. Постарайтесь проследить развитие мысли автора и понять, как ваш отрывок вписывается в контекст книги.

3. Текстуальный анализ. В основном, все разно­чтения в тексте отражены в критическом аппа­рате к греческому Новому Завету. Может быть, вам редко придется говорить о них с кафедры, но вы должны убедиться для себя в том, как первоначально выглядел текст.

4. Лексический анализ. Изучите каждое важное   слово вашего отрывка.

5. Синтаксический анализ. Обратите внимание на синтаксические особенности, которые имеют непосредственное отношение к толкованию вашего отрывка.

6. Структурный анализ. Стремитесь понять движе­ние мысли автора и взаимосвязь между главными идеями отрывка.

7. Риторический анализ. Авторы Нового Завета часто использовали различные литературные приемы, чтобы донести свои идеи до читателей. В какой бы форме ни была их идея, особенно важной целью вашей экзегезы является стремление узнать, чего хотел добиться автор.

8. Анализ традиции. Ищите в вашем отрывке ре­дакционные особенности, которые указывают на отличительные литературные и (или) бого­словские особенности

 9. Богословский анализ. Отыщите те идеи вашего текста, которые касаются современного верую­щего. Затем одним предложением запишите главную идею отрывка.

10. Гомилетический анализ. После экзегетического исследования составьте рабочий план таким образом, чтобы вечные идеи отрывка касались определенных нужд ваших слушателей.

Эти этапы экзегетического исследования древнегре­ческого текста могут преобразить нашу жизнь. Но они работают только при условии, если работаем мы. Если мы овладеем этими шагами, то сможем уверенно поль­зоваться Новым Заветом на греческом языке, а также откроем для себя лично неиссякаемый источник радости.

Слово предостережения. Овладеть большинством из этих этапов можно только при совместном изучении других областей толкования, включая культурно-исторический фон, текстуальный критицизм, греческий синтаксис, и гомилетику. Ниже, принимая во внима­ние, что вы уже знакомы с герменевтикой и имеете небольшой навык перевода с греческого языка, пред­лагается только основное руководство по проведению экзегезы. В библиографию я также включил некото­рые наименования книг в надежде, что вы действи­тельно будете использовать их.

Анализ 10-ти шагов

Шаг 1. Исторический анализ

Лучше всего будет начать с изучения культурно-исторического фона книги, частью которой является выбранный вами отрывок. Ключевым здесь является вопрос: «Какая историческая обстановка предшест­вовала ее написанию?» Некоторую часть этой инфор­мации вы можете почерпнуть непосредственно из книги, а некоторую часть из такой справочной литературы, как введение в Новый Завет, хороший комментарий или библейский словарь (см. вторую главу). Постарайтесь определить следующее: Кто написал книгу?

Кому она была адресована?

Какие взаимоотношения были между автором и читателями?

В какой ситуации была написана книга?

Является ли цель книги четко выраженной?

Где жили читатели?

Какие были у читателей проблемы?

Основой этих вопросов является предположение, что документы Нового Завета не были написаны случайно, иными словами, что причиной их написания послужили определенные обстоятельства, в которых находился автор или читатели. Чем лучше мы поймем эти обстоя­тельства, тем правильнее сможем применить биб­лейский текст к современной жизни.

По культурно-историческому фону могут быть полезны следующие книги:

Frederick F. Bruce. New Testament History. Garden City, N.Y.: Doubleday, 1971.

Charles K. Barrett. The New Testament Back­ground: Selected Documents* Revised edition. SanFrancisko: Harper/London: SPCK, 1987.

Everett Ferguson. Backgrounds of Early Chris­tianity. Grand Rapids: Eerdmans, 1987.

David E. Garland. ^Background Studies and New Testament Interpretation». Pp. 349-76 in New Testament Criticism and Interpretation. Edited by David Alan Black and David S. Dockery. Grand Rapids: Zondervan, 1991.

Шаг 2. Литературный анализ

Второй шаг основан на двух предположениях: во-первых, что основным объектом экзегезы является параграф — отдельная группа предложений, которые объединены одной темой, а во-вторых, что мысль обычно выражается несколькими взаимосвязанными друг с другом идеями. Новый Завет не состоит из случайно собранных в одну книгу произведений. Его можно сравнить с картинкой, которая складывается из отдельных маленьких частей. Сама по себе каждая такая часть не может дать представление о картинке в целом, но, соединив их друг с другом, мы увидим прекрасное изображение. Имея перед глазами такой пример, это поможет нам избежать выдергивания отдельных стихов из контекста книги.

Вначале выясните жанр книги, частью которой яв­ляется ваш отрывок. Четырьмя основными жанрами Нового Завета являются Евангелия, Деяния, Послания и Апокалипсис. Каждый из них подразделяется на сле­дующие типы: рассказ, история, чудо, притча, мудрое высказывание, гимн, увещевание, цитата, пророчество, обетование и так далее. Литературные жанры Нового Завета влияют на наше понимание текста так же, как влияет на нас различие между рассказом, статьей и некрологом при чтении газеты. Поэтому, перед тем как определять главную идею вашего отрывка, очень важно определить жанр, в котором он написан.

После того, как вы выяснили литературный жанр, ознакомьтесь с планом книги. Постарайтесь прочи­тать ее за один присест. Разделите книгу на подразделы, которые отражают движение мысли автора. Затем определите границы отрывка, избранного вами для проповеди, учитывая синтаксис и логическую завер­шенность мысли. Особое внимание обратите на союзы и частицы. Ищите такие слова, как «поэтому», «тогда как», «с этой целью» и «потому что». Кроме некото­рых других, эти слова почти всегда указывают на начало нового параграфа. Следует также обратиться к введениям в Новый Завет или комментариям. Может быть, будет также полезно обратить ваше внимание на то, как разбит на параграфы текст Нового Завета на греческом языке по сравнению с несколькими другими переводами. Если необходимо, подкорректируйте длину выбранного вами отрывка таким образом, чтобы он соответствовал естественным границам текста.

Для хорошего ознакомления с литературными жанрами Нового Завета, можно прочитать следующую книгу; Craig L. Blomberg. «The Diversity of Literary Genres in the New Testament», pp. 507-32 ш New Testament Criticism and Interpretation* Edited by David Alan Black and David S, Dockery, Grand Rapids: Zondervan, 1991.

Попытка разобраться во внутреннем единстве и структуре текста называется анализом дискурса или рассуждения. В этой области вам поможет книга:

David Alan Black (ed.). Linguistics and New Testa­ment Interpretation: Essays on Discourse Analysis, Nashville: Broad man, 1993.

Шаг 3. Текстуальный анализ

Подавляющее большинство разночтений между греческими манускриптами Нового Завета не имеют существенного значения. Число значительных разно­чтений равняется приблизительно двум тысячам. Боль­шая часть из них тщательным образом проработана в Текстуальном комментарии Брюса Мецгера, который обязательно должен быть у каждого специалиста по Новому Завету (см. вторую главу). Если есть какие-либо значительные альтернативные чтения вашего отрывка, вам необходимо будет исследовать свидетельства в под­держку каждого из них. Должны быть взвешены и внешние, и внутренние свидетельства, К вопросам внешнего свидетельства относятся:

Какое чтение наиболее старое?

Какое чтение имеет наиболее широкое географическое распространение?

Как чтение поддерживается несколькими манускрип­тами?

К вопросам внутреннего свидетельства относятся следующие;

Какое чтение наилучшим образом поясняет наличие остальных?

Какое чтение можно отнести в ошибке переписчика?

Какое чтение наилучшим образом подходит к стилю автора и соответствует его мысли?

Из-за того, что текстуальный анализ имеет дело с раз­личными разночтениями в существующих греческих манускриптах, необходимо кое-что знать я о видах ошибок, которые в них встречаются. Вот два основных их вида: случайные и намеренные. Случайные ошибки часто возникали в результате того, что переписчики полагались на свой слух, когда чтец читал текст вслух (см. Рим. 5:1, где есть два варианта прочтения:  [мы имеем мир] и  [давайте иметь мир]). Другие типы случайных ошибок происходят из-за недопонимания или забывчивости переписчика (т.е. изменения порядка слов, замещение слова синонимом, ненамеренная гармонизация с другими похожими отрывками и т.д.). Намеренные ошибки включают в себя изменения, с помощью которых переписчик хотел исправить кажущуюся очевидной ошибку (см. Мк. 1:2), гармонизацию с другими похожими отрыв­ками (см. Лк. 11:2-4) и доктринальные поправки (см. Рим. 8:1).

Для того чтобы вам самим производить текстуаль­ный анализ, необходимо ознакомиться с материалами, используемыми для определения первоначального текста (т.е. греческими рукописями, древними версия­ми и цитатами ранних отцов церкви), ориентироваться в справочном критическом материале вашего Нового Завета на греческом языке и знать, как принимается решение в пользу того или иного прочтения текста. Этих вопросов мы здесь касаться не будем, поскольку им посвящены целые труды. Для краткого ознакомле­ния с основными вопросами текстуального анализа Но­вого Завета, вам следует прочитать, по крайней мере, одну из следующих книг:

Bruce M. Metzger. «Introduction», pp. xiii-xxxi in A textual Commentary on the Greek New Testament. New York/Löndon United Bible Sociétés, 1971.

Gordon D. Fee. «The Textual Criticism of the New Testament*, pp. 419-33 in The Expositor’s Bible Commentary, vol. 1. Edited by Frank E. Gae-belein. Grand Rapids: Zondervan, 1979.

Michael W. Holmes. «Textual Criticism*, pp. 101-34 in New Testament Criticism and Interpretation. Edited by David Alan Black and David S. Dockery. Grand Rapids: Zondervan, 1991.

David Alan Black. «New Testament Textual Criti­cism.* In Holman Bible Introduction. Edited by David S. Dockery et al. Nashville: Broadman, forthcoming.

Если вы располагаете временем, то можете также просмотреть некоторые книги, упомянутые во второй главе (т.е. Metzger’s Text of the New Testament или Greenlee’s Introduction to New Testament Textual Criticism).

Шаг 4. Лексический анализ

На слова всегда нужно обращать внимание из-за их важности, потому что они являются основными состав­ляющими языка. Некоторые отрывки состоят из слов, значение которых не совсем ясное, неоднозначное или богословски важное. Если вы чувствуете, что не совсем понимаете смысл таких слов, то в этом вам может помочь их изучение. Как правило, каждое слово имеет несколько значений. Но при нормальных обстоятель­ствах в определенном контексте оно имеет лишь одно значение. Поэтому, наша задача — узнать то значение слова, которое подразумевал автор. При изучении слов вам помогут следующие вопросы:

Каковы возможные его значения? Какое значение наилучшим образом вписывается в контекст?

В каком значении используется это слово тем же

самим автором в других местах? Имеет ли слово особое коннотативное (дополнительное)

значение (напр., прокаженный, самаритянин, раб)? этого слова, которые могли бы помочь в определе­нии его значения?

Примите во внимание следующие ошибки:

Этимологизация (определение значения слова исклю­чительно на основании его происхождения).

Применение всех значений слова к каждому тексту, где оно встречается.

Слово принимают за главную идею текста, забывая, что идея очень редко выражается на уровне только одного слова.

Большой акцент па изучение слов и пренебрежение другими приемами экзегезы.

Эти ошибки очень легко совершать, и они являются самыми «проповедуемыми», но их нужно избегать любой ценой. Проповедники, которые больше любят говорить о «правильном» значении слова, обычно обращаются к их происхождению (этимологии). Ключ к лексическому анализу — помнить, что слово может иметь несколько значений, и только одно из них является семантически приемлемым в каждом конкретном предложении, где оно встречается. Для изучения большинства слов я предлагаю следу­ющую процедуру. Сначала узнайте значение изучае­мого слова по словарям (таких как, BAGD или Louw and Nida’s Lexicon), чтобы получить представление о диапазоне его значений. Затем, с помощью греческой симфонии посмотрите, как и где еще используется это слово. И, наконец, если вы чувствуете, что вам этого недостаточно, загляните в NIDNTT.

Нижеприведенный список книг поможет вам развить навыки в изучении слов:

Moisés Silva. Biblical Words and Their Meaning: An Introduction to Lexical Semantics. Grand Rapids: Zondervan, 1983.

Donald A. Carson. Exegetical Fallacies. Grand Rapids: Baker, 1984 (esp. chap. 1: «Word Study Fallacies* David Alan Black. Ungulsttce for Siudenie of New Testament Greek! A Survey of fiaelc Concept* and Application*. Qrand Rapida: Baker, 1988 (eap. chap, б; «Semantics: Determining Meaning*)·

Noai Windham. New Tmtame.nt Greek for Preacher* and Teacher*, Lanham, Md.: Univeralty Preea of America, 1991 (eap. chap. 5: «Wordi end Phrases: Determining the Meaning of New Testament Vocabulary*).

Шаг 5. Синтаксический анализ

Синтаксис включает в себя грамматические и семан­тические отношения, существующие между словами. Изучение синтаксиса будет неизбежно направлять вас к греческому тексту, а после чтения комментариев у вас возникнут вопросы, на которые вы будете искать ответы. Поэтому главной задачей синтаксического анализа является решение максимально возможного количества грамматических недопониманий, которые могут при­вести к неправильному толкованию текста. Вот на что следует обратить особое внимание при экзегезе:

Наличие или отсутствие определенного артикля.

Время и залог глагола.

Падеж имени существительного или местоимения.

Порядок слов, фраз и предложений, являющихся частью сложного предложения.

 Предлоги.

Союзы.

Сталкиваясь с вопросами синтаксиса, вы, может быть, пожелаете наряду с BDF проконсультироваться и с другими источниками:

James A. Brooke and Carlton L. Winbery. Syntax of

New Testamenl Greek. Lanham, Md*: University

Preae of America, 1979. H. E. Dana and Julius R. Man toy. A Manual

Grammar of New Testament Qreeh. New York:

Macmiilan, 1927. J. Harold Greenlee. A Concise JCxegettcal Grammar of New Testament Greek* Wh edition Grand Rapide: Eerdmans, 1986.

Д

ля более детального обзора глагольных аспектов и порядка слов, фраз и предложений, являющихся частью сложного предложения, вы можете обратиться к следующему пособию:

David Alan Black. Learn to Read New Testament Greek. Nashville; Broadman, 1993 (eap. chap* 26: « Reading Your Oreek New Testament: Six Areas of Application»).

Шаг 6 Структурный анализ

Структурный анализ текста — это изучение взаимо­отношений между простыми предложениями и предло­жениями, являющимися частью сложных предложе­ний. Для сложных отрывков будет полезно сделать полный структурный анализ. Цель структурного анализа состоит в том, чтобы перестроить порядок слов текста таким образом, чтобы стала очевидной главная идея автора. Анализ также поможет выяснить отноше­ния, существующие между главным и второстепенными предложениями текста. Главное предложение обычно указывает на главную идею текста, в то время как вто­ростепенные предложения обычно дополняют ее. Но я хочу предостеречь вас о том, что иногда второстепенное предложение греческого текста может быть главным предложением перевода, или наоборот. Поэтому, на­сколько это возможно, необходимо работать с грече­ским текстом.

Не существует единственного правильного способа проведения структурного анализа текста, в том числе образца или процедуры этого метода изучения. Вы должны сами для себя определить процедуру, которая наилучшим образом соответствовала бы вашим потреб­ностям и желаниям. Процедура, которую я обычно использую, состоит из трех основных шагов:

1. Разместить все неподчиненные элементы к левому краю страницы,

2. Разместить все подчиненные элементы с помощью отступов на нижеследующей строке под словом (или словами), которые они определяют.

3. Пересказать своими словами то, что имел в виду автор.

На этой стадии экзегезы вы делаете «набросок» текста, пытаясь связать его части друг с другом в единое целое. И снова вашей целью является как можно яснее восстановить первоначальную идею автора. Вот пример на основании текста из Флп. 1:9-11:

И молюсь о том [τούτο προσεύχομαι] чтобы [ΐι>α] любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве чтобы [ίνα] познавая [άς τό δοκίμαζαν ύμας] лучшее вы были чисты и непреткновенны в день Христов

исполнены [πέπληρωμέΐΌΐ] плодов праведности Иисусом Христом в славу и похвалу Божию

Развитие мысли этого отрывка можно выразить следующим образом:

Я молюсь о том, чтобы ваша любовь друг к другу изобиловала познанием и проницательностью. Цель такой проницательной любви состоит в том, чтобы помочь вам определить то, что лучше, так, чтобы вы были чистыми и непорочными, когда возвратится Христос. Такая святая жизнь возможна только по причине того, что вы уже исполнены праведности Божией через Иисуса Христа. Бог сделал это, чтобы возвеличить и прославить Себя.

Такой тип анализа дает возможность более точно понять главную идею автора. И по этой причине структурный анализ для многих проповедников приносит много радости и удовольствия во время изучения греческого текста, потому что это один из самых эффективных путей узнать главную идею отрывка.

Следуя проделанному структурному анализу, вы можете составить план текста (см. гомилетический анализ). Там, где вы не можете уследить движение мысли автора, лучше всего будет обратиться к коммен­тариям или другим переводам. Прежде всего, никогда не принимайте решения на основании того, что вы хотели бы, чтобы текст говорил. Придерживайтесь той структуры текста, которую Дух Святой первоначально установил для него.

Для структурного анализа текста вам будут полезны следующие книги:

Johannes P. Louw. Semantics of New Testament Greek. Philadelphia: Fortress/Chico, Calif.: Scho­lars Press, 1982 (pp. 67-158).

Gordon D. Fee. New Testament Exegesis: A Hand­book for Students and Pastors. Philadelphia: Westminster, 1983 (pp. 60-77).

Walter L. Liefeld. New Testament Exposition; From Text to Sermon. Grand Rapids: Zondervan, 1984 (pp. 45-56).

Шаг 7. Риторический анализ

Очень часто то, каким образом что-то сказано, на­столько же важно, как и то, что сказано. Поэтому, изучая выбранный вами отрывок, необходимо учи­тывать и его жанр. При анализе текста необходимо учитывать и литературную форму. Пренебрегать жанром — это то же самое, что прикрывать от зрите­лей большой собор обычным куском фанеры. Вот на что следует обратить особое внимание:

Аллитерация (повторение слов, начинающихся с одной и той же буквы).

Асиндетон (пропуск союзов там, где обычно ожидается их наличие).

Хиазм (риторическая инверсия слов и мыслей).

Парономазия (намеренная игра двумя подобно звуча­щими словами).

Полисиндетон (частое повторение союзов).

Объем наблюдений, которые вы делаете на этой стадии экзегезы, изменяется в зависимости от того, сколько времени уделяется изучению текста. Не рас­страивайтесь, если у вас при изучении литературного жанра не сразу все получится. С практикой ваши на­блюдения увеличатся и по количеству, и по качеству. Могу вам для чтения предложить следующее:

Eugene A. Nida, Johannes P. Louw, A. H. Snyman, and J. v. W. Cronje. Style and Discourse, with Special Reference to the Text of the Greek New Testament. Cape Town: Bible Society of South Africa, 1983.

David Alan Black. Linguistics for Students of New Testament Greek: A Survey of Basic Concepts and Applications. Grand Rapids: Baker, 1988 (pp. 132-36; в этой книге много материала подчеркнуто из труда Найда).

Шаг 8, Анализ традиции

Не тратьте слишком много времени на выяснение источника определенной книги или отрывка; ваше внимание должно быть сфокусировано на окончатель­ной форме текста. Важно заметить, что в Евангелиях (и в меньшей степени в других новозаветных книгах) различные авторы описывают одни и те же события по-разному. Если вы изучаете текст из Евангелий, то очень важно в таком случае обратиться к синопсису Евангелий. Попытайтесь определить, каким образом содержание отрывка взаимосвязано с обстоятельствами жизни евангелиста. Чем лучше вы узнаете, какое значение он имел в то время для тех читателей, тем более конкретной вы сможете сделать применение вашей проповеди.

Информацию об анализе евангельских событий вы можете почерпнуть из следующих книг:

Scot McKnight. Interpreting the Synoptic Gospel»,Guides to New Testament Exegesis 2. Grand Rapids: Baker, 1988.

Grant R. Osborne. «RédactionCriticism*, pp. 199-224in New Testament Criticism and Interpretation. Edited by David Alan Black and David S. Dockery. Grand Rapids: Zondervan, 1991.

Шаг 9. Богословский анализ

На данном этапе вы начинаете фокусировать ваше внимание непосредственно на применении текста. На отдельном листе бумаги запишите основные идеи отрывка. Затем отыщите ту идею, которая поясняется другими связанными с ней идеями. Это и есть ключевая мысль, которая должна быть раскрыта, как первона­чальная истина этого отрывка. Вообще говоря, сущест­вует только одна главная идея текста, а не несколько. Выразить ее можно разными путями, но истина остается одной и той же.

Например, просьба Павла к Кводии и Синтихий «мыслить то же о Господе» (Флп. 4:1-2) первоначально предназначалась для Филиппийцев. Значение этого стиха можно выразить таким образом: «Еводия и Синтихия должны перестать ссориться друг с другом и жить мирно в Господе», Но это также относится и ко всем христианам независимо от культуры, в которой они живут. Вот главная идея, извлеченная из этого отрывка: «Христиане, которые ссорятся, должны пере­стать это делать и жить мирно». И этот принцип, что христианам следует мирно жить друг с другом, сегодня настолько же актуален, как и в те дни, когда жили Филиппинцы.

В изучении Писания этот шаг в экзегезе является основным. Пройдут годы, и вы будете полагаться на него как на главную опору при подготовке к проповеди, потому что самая большая нужда сегодняшних церк­вей — применение истины. Не будем забывать, что Новый Завет был написан не для того, чтобы быть справочником, откуда можно почерпнуть необходи­мую информацию, а для того, чтобы наши жизни преображались под его воздействием. Поэтому нужно проводить время в размышлении над главной идеей текста, изменяющей жизнь.

Шаг 10. Гомилетический анализ

Вы теперь готовы «передать верным людям» то, что изучили (2 Тим. 2:2). Составление проповеди состоит из двух основных действий: определение библейской истины (шаг 9) и изложение ее в виде связанной структуры проповеди (шаг 10). Целью этого является достижение единства между библейской истиной и структурой проповеди. Чтобы структура проповеди была сильной и красивой, она должна соответство­вать структуре библейского текста.

Начните с определения главной идеи вашего отрывка (шаг 9) и выразите ее своими словами в полном предло­жении, но так, чтобы она точно соответствовала перво­начальной идее автора. Затем разместите в логической последовательности те идеи, которые поясняют глав­ную идею. Помните, что форма и содержание вашей проповеди должны соответствовать форме и содержанию библейского текста. Составьте гомилетический план таким образом, чтобы слушатели легко могли следовать за вашей проповедью с помощью их собственных Биб­лий. Озаглавьте вашу проповедь и основные ее пункты. Наконец, запишите проповедь (включая иллюстрации), тщательно раздумывая над каждым пунктом, чтобы вся она соответствовала главной идее библейского текста.

На данном этапе экзегезы полезными могут быть следующие книги:

Haddon W. Robinson. Biblical Preaching: The Development and Delivery of Expository Messages.

Grand Rapide; Baker, 1980.

 John R. W. Stott. Between Two Worlds: The Art ofPreaching in the Twentieth Century. Grand Rapids:

Eerdmans, 1982.

Walter L. Liefeld. New Testament Exposition: From Text to Sermon, Grand Rapids: Zondervan, 1984.

Вот такие шаги необходимо проделать» двигаясь от текста к проповеди. В начале этого процесса не пугайтесь новизны подхода или разнообразия методов. Выберите ваш собственный уровень сложности, добавляя разно­образные шаги по мере того, как вы становитесь все более опытными. Вы не обязаны соблюдать строгую последовательность в выполнении вышеописанных шагов (хотя шаги 1-8 должны быть сделаны перед шагами 9-10); вы можете разработать собственный метод согласно своим приоритетам и количеству вре­мени, которым располагаете.

Вы должны решить для себя, в каком объеме будете проводить исследование, а также будете ли вы сами делать структурный анализ текста или прочтете о значении слова в NIDNTT. Я бы посоветовал вам попробовать себя на каждом этапе, особенно на таких этапах, как исторический и литературный контекст (шаги 1-2), структурный и синтаксический анализ (шаги 5-6) и создание гомилетического плана таким образом, чтобы он соответствовал главной идее библейского текста (шаги 9-10). Всякий раз, познавая эти ключевые факторы в действии, вы имеете возмож­ность прийти к правильному пониманию текста.

Прежде всего, имейте в виду, что истинно библей­ская проповедь никогда не может быть оторванной от главной, первоначальной идеи библейского текста. Это не означает, что вы не имеете права проповедо­вать о второстепенных идеях, которые имеют свою ценность для слушателей в современном мире. Подобно дирижеру оркестра, в определенном случае вы можете вывести звучание того или иного инстру­мента на первый план. Однако, независимо от того, основывается ли полностью ваша проповедь на биб­лейском тексте или только ссылается на него, вашей ответственностью является произвести его экзегети­ческий анализ.

Применение шагов экзегетического анализа; 1 Фес. 6:16-18

Если вы уже немного ориентируетесь в этих шагах и хотите двигаться дальше, то у вас, может быть, поя­вится желание сделать экзегетический анализ этого отрывка самому, а затем сравнить результаты вашей экзегезы с моими результатами. Например, предполо­жим, что вас попросили сказать проповедь на текст из 1 Фес. 5:16-18: «Всегда радуйтесь. Непрестанно моли­тесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе».

Шаг 1. Исторический анализ

Начните непосредственно с прочтения всего Первого послания к Фессалоникийцам. Отмечайте любую деталь, которая говорит об исторической обстановке Павла и фессалоникийских верующих. Ваше обобще­ние может выглядеть приблизительно таким образом:

Первое послание к Фессалоникийцам было написано сразу же после того, как Павел был вне­запно изгнан из Феесалоник. Враждебное отноше­ние к нему все еще существовало, и некоторые из фессалоникийских новообращенных были на грани потери надежды. Более того, в церкви начали появляться такие грехи, как безнравственность (4:3-8), безделье (4:9-12) и отсутствие единства (5:12-13). Этим младенцам во Христе нужно было ободрение!

В любом хорошем Библейском словаре вы можете получить дополнительную информацию о культурной, политической и религиозной обстановке города, а котором находилась церковь. Библейские коммента­рии также часто предоставляют полезный материал.

Шаг 2. Литературный анализ

Большинство толкователей соглашается с мнением о том, что Первое послание к Фессалоникийцам подраз­деляется на два основных раздела: одобрение верности (1:2-3:13) и практические советы для исправления (4:1-5:22). С одной стороны, для Павла служит ободре­нием тот факт, что фессалоникийцы остались верными Христу, несмотря на гонения (3:8); с другой стороны, он глубоко озабочен тем, «чего недоставало» их вере (3:10).

Во второй части письма (5:16-18), находится триада увещеваний, особенно в 5:12-22. В этих стихах Павел умоляет фессалоникийцев быть духовнее. Увещевания в 5:12-22 начинаются с того, как правильно относиться к лидерам церкви (ст. 12-13) и к членам церкви (ст. 14-15). Заповедь Павла «всегда радоваться, непрестанно молиться и за все благодарить» связана непосредственно с этими стихами. Жизнь, согласно тому, что написано в стихах 12-15, возможна лишь при наличии тесных взаимоотношений с Богом (ст. 16-18). Другими словами, если внутри мы не являемся чистыми, то исполнение нами Божьей воли по отношению к другим людям будет невозможным. Поэтому в стихах 16-18 Павел говорит о внутренней жизни верующего.

Шаг 3. Текстуальный анализ

Обратившись к справочным критическим материа­лам Нового Завета на греческом языке или к Текстуаль­ному комментарию Мецгера, мы увидим, что тексту­альные разночтения в этом отрывке отсутствуют, поэтому мы можем переходить к следующему шагу.

Шаг 4, Лексический анализ

В 1 Фес. 5:16-18 ключевыми словами являются гла­голы «радуйтесь», «молитесь» и «благодарите». Ниже следуют наблюдения относительно этих слов, взятые из BAGD и из лексикона Louw and Nida: χαίοεκ («радоваться») отличается по значению от глаголов ύφρα(νομαι («радоваться», выражать свое счастье) и συνήδομαι («радоваться», по причине чего-либо). Очевидно, что Павел предлагает радоваться радостью, независимой от обстоятельств.

ιιροσεύχ6σθ€ («молиться») означает «молиться вообще», в противоположность к δέομαι, которое больше означает «молиться конкретными молитвами за конкретные нужды». Ходатайство является важ­ной частью молитвы (см. 3:10), но в данном случае Павел использует слово, включающее в себя и другие формы молитвы (т.е. благодарить, ст. 18).

ευχαριστείτε («благодарить») является основным тер­мином в Новом Завете для выражения благодар­ности. Почти во всех случаях оно используется в смысле благодарения Богу, а не людям. Слово «евхаристия» («Вечеря Господня») происходит от этого глагола.

Шаг 5. Синтаксический анализ

Результаты синтаксического анализа могут выгля­деть следующим образом:

Все три глагола стоят в повелительном наклонении. Из этого следует, что для нас радоваться, молиться и благодарить является повелением, а не пожела­нием.

Все три глагола имеют форму настоящего времени, что говорит о том, что радость, молитва и благода­рение должны быть постоянными, привычными для нас, а не временными.

Хотя слово «такова» (τοΟτο) в стихе 18 стоит в един­ственном числе, оно, возможно, относится ко всем трем повелениям. Другими словами, они пред­ставляют три аспекта одного отношения, а не три разных отношения к жизни. Поэтому их нужно использовать все три одновременно.

εν παώτι (ст. 18) означает не просто «за все благодарить», но «благодарить во всех обстоятельствах». Павел имеет я виду быть благодарными не за все, а во всем.

Слово «воля» (θελημα) Павел использует без определен­ного артикля. Это говорит о том, что он описывает не всю волю Божью, но один из ее аспектов. Божья воля включает в себя и много других важных аспектов (см. 4:3).

Фраза εν Χρισιω (ст. 18) является классическим выражением Павла, подчеркивающим, что в центре всего, что делает верующий человек, должен находиться Христос. Мы не можем знать того, что Бог ожидает от нас без открытой Им воли во Христе, и мы не можем исполнять Его волю, если в нас не присутствует Христос.

Шаг 6. Структурный анализ

Структура этих стихов является довольно простой. Павел перечисляет три действия, которые должны характеризовать христианина, ставя их в основу воли Божьей во Христе Иисусе:

ст. 16       радуйтесь ст.

17       молитесь ст.                                     воля Божья во Христе Иисусе

18       благодарите

Течение мысли Павла можно сформулировать сле­дующим образом: «Радость, молитва и благодарение являются неотъемлемой частью жизни христианина. Этого ожидает Бог от тех, кто возложил свою веру и на­дежду на Христа».

Шаг 7. Риторический анализ

Риторические особенности 1 Фес. 5:16-18:

Аллитерация: повторение буквы π¨ παντοτε…προσευχεσθε…παντι Эта особенность сразу же становится очевид­ной при прочтении текста вслух и является одним из связующих звеньев между этими стихами.

Асиндетон (отсутствие союзов между стихами 16-18). Автор обращается с духовными требованиями к нашему слуху краткими предложениями без союзов.

Хиазм (всегда обращает наше внимание на элемент, находящийся в самой середине структуры. В дан­ном случае, верующий обязан непрестанно молиться):

Б   παντοτε (ст. 16)

А προσευχσθε (ст. 17)

Б εν παντι (ст. 18)

«Правило тройственности»: (1) радоваться, (2) молить­ся, (3) благодарить. Это «правило» дает чувство баланса и цельности текста и в этом послании встречается еще в нескольких местах (см. 1:3; 2:10,19; 5:8,23).

Шаг 8 Анализ традиции

Предписание постоянно молиться происходит от по­хожей идеи в притче о неправедном судье в Лк. 18:1-8 (если неправедный судья уступил неотступным прось­бам вдовы, то что тогда говорить о нашем Боге и Отце!). Подобная тема прослеживается также и в притче о неотступном друге в Лк. 11:5-8. Из этого ясно, что сам Господь учил нас, насколько важной является неотступная молитва!

Шаг 9. Богословский анализ

Свяжите стихи вместе в одну «большую идею». Запишите ее своими словами в полном предложении: «Бог хочет, чтобы мы постоянно радовались, молились и благодарили».

Шаг 10. Гомилетический анализ

Целью этого шага является соотношение ключевой мысли автора с исторической обстановкой, отображен­ной в книге, и проблемами, с которыми встречается веру­ющий человек сегодня. Тек как у фессалоникийцев основной проблемой было беспокойство среди жизнен- них трудностей и так как Павел обращает их внимание от беспокойства к радости, молитве и благодарению, то на основании этого мы можем составить следующий гомилетический план (под каждым из трех главных пунктов я включил соответствующие иллюстрации):

Заглавие:    Божий план победы над беспокойством

Тема: Бог хочет, чтобы мы с помощью радости,

молитвы и благодарения побеждали беспокойство

План: I. Введение: какова Божья воля для нас среди жизненных трудностей?

           П. Основная часть

                A. Чтобы мы радовались

                Б. Чтобы мы молились

                B. Чтобы мы благодарили

Ш. Заключение: формула Павла для победы над беспокойством.

Содержание проповеди:   Фессалоникийскими верующими овла­дело беспокойство. Совсем недавно обра­тившись Богу, они не были готовы к тем тяжелым испытаниям, которые встрети­лись им после внезапного изгнания Павла из Фессалоник. Собравшись вместе в доме Иассона, они распечатали письмо, отправ­ленное им Павлом. Апостол много хвалит их, но также дает и некоторые практи­ческие советы. Среди жизненных трудно­стей, говорит Павел, очень легко потерять радость и надежду. Есть ли у Бога что сказать нам в подобной ситуации?

В 1 Фес. 5:16-18 Павел говорит, что, несмотря на обстоятельства, верующий может иметь победу над беспокойством, радуясь, молясь и благодаря. Первое его повеление, «всегда радуйтесь» (ст. 16), тесно взаимосвязано с тем, о чем он пишет в ст. 15: когда о нами поступили неправильно* не следует воздавать алом за зло, а искать добра» Наша радость не зависит от благоприятных обстоятельств или отношения других людей к нам. Страдания являются частью христианской жизни (3:1-5), но мы ие должны позволять им нарушать наше самообладание. Мы можем иметь песню в наших сердцах, потому что мы «во Христе»» и наслаждаться этим плодом Его Духа (Гал. 5:22). (Иллюстрация: преследования и бедность фессалоникийцев. Они больше думали о Христе, чем о земных трудностях (1:6)].

Следующее повеление Павла, «непрестанно молитесь» (ст. 17), имеет ту же самую идею постоянства, что и «всегда радуйтесь». Радость во Христе, которая не зависит от внешних обстоятельств, напоминает нам, что мы в любой момент нашей жизни можем обратиться к Нему за помощью. Молитва является главным выра­жением нашей зависимости от Христа. Джеймс Пакер  в своей книге «Познание Богa», гово­рит о том. что люди, познавшие Богa, прежде всего являются людьми молитвы. Однако молиться    это не только просить у Богa что-либо. Слово, которое Павел использует здесь, означает общее посвящение, набожное отношение. Истинная молитва сосредотачи­вается на Боге и Его самодостаточности, а не только на наших потребностях. Хотя мы не всегда можем молиться непосредственно словами, однако   всегда должны пребывать в молитвенном духе. [Иллюстра­ция: тексты посланий Павла часто прерываются ого спонтанными молитвами (особенно это относится к двум Посланиям к фессалоникийцам). Молитва для него была такой же естественной, как и дыхание. Снова и снова его молитвенный дух находил свое выражение в словах молитвы.

Свое трио духовных характеристик Павел заканчи­вает повелением «за все благодарите» (ст. 18). Как и два предыдущих, это повеление исходит от центральной идеи пребывания «во Христе». Когда мы пребывали в мире, наша жизнь была всего лишь вопросом случая. Но когда мы заняли положение «во Христе», все изме­нилось. Теперь мы знаем, что даже самые тяжелые обстоятельства нашей жизни любящий Вот использует в Своих целях для нашего блага. Когда мы осознаем это, то можем начать благодарить Его во всех жизненных обстоятельствах, хотя не обязательно за все. [Иллюстрация: Павел имел много причин, чтобы благо­дарить Богa, и часто выражал эту благодарность в мо­литве. Например, он постоянно благодарил Господа за фессалоникийцев (см. 1:2 «всегда благодарим Бога за всех вас»)].

Каждое из этих качеств радость, молитва и благода­рение — ото Божья воля для нас (ст. 18). Они являются не просто пожеланием Павла, но Божественным пове­лением. Для Павла радость, молитва и благодарение настолько же важны, как и надлежащее этическое поведение. Более того, никогда не должно быть в на* шей жизни времени без радости, молитвы и благодаре­ния. Ведь смысл заключается в том, чтобы они стали неотъемлемой частью нашей жизни.

В заключение Павел говорит, что действительно су­ществует решение волнующих нас проблем. Вот его формула победы над беспокойством: прославление + молитва + признательность = мир. Соблюдение этой формулы услаждает наш дух и наполняет смыслом и целью нашу жизнь. Прославление означает радость в том. кем является Бог и что Он делает в нашей жизни. Молитва означает жизнь в постоянном и сознательном понимании Его присутствия, цели и власти. Признательность означает благодарение Богу за то, что Он контролирует нашу жизнь и все, что происходит с нами, превращает для нашего блага и Своей славы. Запомните формулу: прославление + молитва + признательность = мир. [Если бы мне пришлось проповедовать на этот текст, то я бы поместил эту формулу большими буквами в самом верху плана воскресного богослужения. Я бы также посоветовал поместить ату формулу на видное место в доме и на работе. Кроме того» предложил бы каждому члену церкви выучить текст 1 Фес. б;1б~18 наизусть и повторять его каждое утро и каждый вечер, пока они твердо его не запомнят» чтобы, когда придет беспокойство и они не будут знать, что делать, могли сказать об этом Господу и дать Ему возможность помочь им. Они будут радоваться, что Он является их Другом и благодарить Его за то, что Он выше всех проблем. И они будут успешно идти по пути преодоления беспо­койства].

Заключение

В заключение остается сказать, что то, что я предло­жил в этой главе, является размышлениями человека, который больше стремится научиться чему-либо у своих друзей-проповедников, чем научить их чему-либо. Моя собственная привычка состоит в том, чтобы прохо­дить эти шаги от начала до конца. Для меня это означает приблизительно восемь-десять часов чтения и раз­мышления, но, сколько времени необходимо, чтобы пройти от анализа культурно-исторического фона до гомилетического плана, зависит от каждого проповед­ника в отдельности. Дух Святой является суверенным, поэтому, завершив исследования, мы должны отдать все наши приготовления в Его руки.

Вопросы для размышления

Как бы вы сделали экзегетический анализ 1 Фес. 5:16-18? Есть ли что-то в моем анализе, что кажется неясным, неуместным, навязчивым? Чувствуете ли вы, что уже сами можете производить экзегетический анализ текста?

                               5

          ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

                         Применение принципов

Следующий пример взят из Послания к Флп. 2:1-4, призыв к единству и смирению перед лицом разделе­ний и споров. Самостоятельная работа с этим отрывком поможет вам улучшить ваши навыки, которые вы приобрели, и развить личный метод проведения экзеге­тического анализа. Вы можете делать записи в местах, предоставленных между названиями этапов.

Делая экзегетический анализ этого текста, как можно больше используйте Новый Завет на греческом языке, но не упускайте из виду и такие книги, как сим­фония, комментарий и грамматика греческого языка. Очень важно также определить литературный жанр текста. В кратком эссе под названием «Paul and Christian Unity: A Formal Analysis of Philippians 2:1-4  я постарался пролить свет на литературную форму этого отрывка, так же, как и Моисей Сильва (Moises Silva) в своем недавно вышедшем комментарии на Послание к Филиппийцам. Геральд  Хауторн (Gerald F. Hawthorne) очень хорошо освещает вопросы исторического контекста этого послания в World Biblical Commentary. Чем лучше вы узнаете мир перво­начальных читателей, тем лучше сможете проиллюстрировать применение его. Особое внимание нужно также уделить главной идее этого текста. Нам необходимо задать вопрос: «Что этот отрывок говорит о Боге и Его работе по спасению нашей жизни?» Бели мы найдем ответ на этот вопрос, то можем с уверенностью пропове­довать на этот текст. Я надеюсь, что вам, как толковате­лям Божьего Слова для Божьих людей, это упражнение поможет развить вашу собственную методику объясни­тельной проповеди.

Сейчас я хочу сказать вам «до свидания», так как вы стали на путь объяснительного проповедования на тексты из Нового Завета, который никогда не закон­чится и на котором вы не останетесь без награды. Пускай вас Бог благословит на этом пути!

Этап 1. Исторический анализ

Этап 2. Литературный анализ

Этап 3. Текстуальный анализ

Этап 4. Лексический анализ

Этап 5. Синтаксический анализ

Этап 6\ Структурный анализ

Этап 7. Риторический анализ

Этап 8. Анализ традиции

 Этап 9. Богословский анализ

Этап 10. Гомилетический анал

БИБЛИОГРАФИЯ

Эта библиография состоит из полного списка названий книг и статей, упоминаемых во вто­рой главе (кроме переводов Библии).

Abbot-Smith, George. A Manual Greek Lexicon of the New Testament. New York: Scribner/Edinburglr T &T. Clark, 1921.

Aland, Kurt (ed.). Synopsis of the Four Gospels. 4th/5th edition. [New York:] United Bible Societies, 1982.

_ Synopsis Quattuor Evangeliorum. 13th edition. Stuttgart: Wbrttembergische Bibelanstalt, 1985 (3d corrected printing in 1988).

Aland, Kurt, and Barbara Aland (eds.). Greek-English New Testament, 5th edition. Stuttgart: Deutsche Bibelgesellschaft, 1990.

Aland, Kurt, Matthew Black, Carlo M. Martini, Bruce M. Metzger, and Allen Wikgren (eds.). The Greek New Testament, 3d (corrected) edition. [New York:] United Bible Societies, 1983.

Bachmann, Horst, and Wolfgang A. Slaby (eds.). Com­puter-Konkordanz zum Novum Testamentum Graece. Berlin/New York: de Gruyter, 1980.

Bauer, Walter. A Greek-English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature. Translated and adapted by William F. Arndt and F. Wilbur Gingrich. 2d English edition revised Dy F.Wilbur Gingrich and Frederick W.DanKer. Chicago: University of Chicago Press, 1979.

Berry, George R. Interlinear Greek-Englisnnew Testament. Reprinted Grand Rapids: Baker, хуу*-

Black, David Alan. Linguistics for Students of New Testament Greek: A Survey of Basic Concepts and Applications. Grand Rapids: Baker, 1988.

Black, David Alan, and David S. Dockery (eds.). New Testament Criticism and Interpretation. Grand Rapids: Zondervan, 1991.

Blass, Friedrich, and Albert Debrunner. A Greek Grammar of the New Testament and Other Early

Christian Literature. Translated by Robert W. Funk. Chicago: University of Chicago Press, 1961.

Bromiley, Geoffrey W. (ed.). The International Standard Bible Encyclopedia. Revised edition. 4 vols. Grand Rapids: Eerdmans, 1979-88.

Brown, Colin (ed.). The New International Dictionary of New Testament Theology. 4 vols. Grand Rapids:

Zondervan, 1975-86.

 Bruce, F. F. New Testament History. Garden City,N.Y.:Doubleday, 1971. Chapman, Benjamin. Greek New Testament Insert.Grand Rapids: Baker, 1978.

Cotterell, Peter, and Max Turner. Linguistics and Biblical Interpretation. Downers Grove,  111.: InterVarsity, 1989.

Dana, H. E., and Julius R. Mantey. A Manual Grammar of the Greek New Testament. New York: Macmillan,1927.

The Eight Translation New Testament. Wheaton, HI.:Tyndale, 1974.

Greenlee, J. Harold. Introduction to New Testament Textual Criticism. Grand Rapids: Eerdmans, 1964. Guillemette, Pierre. The Greek New Testament Analyzed. Scottdale, Pa.: Herald, 1986.

Gundry, Robert H.A Survey of the New Testament. Grand Rapids: Zondervan, 1981.

Guthrie, Donald. New Testament Introduction. Downers Grove, 111.: InterVarsity, 1965. _. New Testament Theology. Downers Grove, 111.: InterVarsity, 1981.

Harrison, Everett F. Introduction to the New Testament.2d edition. Grand Rapids: Eerdmans, 1971.

Hasel, Gerhard F. New Testament Theology: Basic Issues in the Current Debate. Grand Rapids: Eerdmans, 1978.

Hort, Erasmus. The Bible Book: Resource» for Reading the New Testament. New York: Crossroad, 1983.   

Kittel, Gerhard, and Gerhard Friedrich (eds.). Theological Dictionary of the New Testament. Translated andedited by Geoffrey W. Bromiley. 10 vols. Grand Rapids: Eerdmans, 1964-76.

_. Theological Dictionary of the New Testament. Translated and edited by Geoffrey W, Bromiley.

Abridged in 1 vol. by Geoffrey W. Bromiley. Grand Rapids: Eerdmans, 1985.

Ladd, George E. A Theology of the New Testament. Grand Rapids: Eerdmans, 1974.

Louw, Johannes P. Semantics of New Testament Greek.Philadelphia: Fortress/Chico, Calif.: Scholars Press,1982.

Louw, Johannes P., and Eugene A. Nida. Greek-English Lexicon of the New Testament Based on Semantic Domains. 2 vols. New York: United Bible Societies, 1988.

Marshall, Alfred. The NASB Interlinear Greek English New Testament. Grand Rapids: Zondervan, 1984.

_. The nrsv-niv Parallel New Testament in Greek and English, with an Interlinear Translation. Grand Rapids: Zondervan, 1990.

Marshall, I. Howard (ed.). New Testament Inter­pretation: Essays on Principles and Methods. Grand Rapids: Eerdmans, 1977.

Martin, Ralph P. New Testament Books for Pastor and Teacher. Philadelphia: Westminster, 1984.

_. New Testament Foundations: A Guide for Christian Students. 2 vols. Grand Rapids: Eerdmans, 1978.

Metzger, Bruce M. Lexical Aids for Students of New Testament Greek. Princeton: Theological Book Agency, 1969.

_. The Text of the New Testament, 3d edition.Oxford: Oxford University Press, 1992. A Textual Commentary on the Greek New ‘—Testament. Corrected edition. New York/London:United Bible Societies, 1975.

Morris, Leon. New Testament Theology. Grand Rapids: Zondervan, 1986. SffiSt     m

Moule, С. F. D. An Idiom Book of New Testament Greek 2d edition. Cambridge: Cambridge University Press, 1969.

Moulton, James H., Wilbert F. Howard, and Nigel Turner. A Grammar of New Testament Greek. 4 vols.

Edinburgh: T. & T. Clark, 1906-76.

Moulton, William F., and Alfred S. Geden. A Concordance to the Greek New Testament according to the Texts of Westcott and Hort, Tischendorf, and the English Revisers, 5th edition. Revised by Harold K. Moul­ton. Edinburgh: T. & T. Clark, 1978.

Nestle, Eberhard, and Kurt Aland (eds.). Novum Testamentum Graece. 26th edition. Stuttgart: DeutscheBibelgesellschaft, 1979.

Rahlfs, Alfred (ed.). Septuaginta. New York: AmericanBible Society, 1935.

Reicke, Bo. New Testament Era; The World of the Bible from 500 B.C. to A.D. 100. Translated by David E. Green. Philadelphia: Fortress, 1968.

Rienecker, Fritz. A Linguistic Key to the Greek New Testament. Translated and edited by Cleon L. Rogers Jr. Grand Rapids: Zondervan, 1980.

Scholer, David M. A Basic Bibliographical Guide for New Testament Exegesis. 2d edition. Grand Rapids: Eerdmans, 1973.

The Septuagint Version of the Old Testament and Apocrypha, with an English Translation. Reprinted Grand Rapids: Zondervan, 1975.

Silva, Moises. biblical Words and Their Meaning: An introduction to Lexical Semantics. Grand Rapids: zondervan, 1983.

Tenney Merrill — New Testament Times. Grand Kapids: Eerdmans, 1965.

Van Voorst, Robert E.  Building Your New Testament reen vocabulary. Grand Rapids: Eerdmans, 1900.    

Vaughan, Curtis (ed.). The Bible from tTranslations. Grand Rapids: Baker 1988      y’8ix

Wigram, George V. The Englishman’s Greek  dance of the New Testament Reprintd a?Z Rapids: Baker, 1979. sprinted Grand

Zerwick, Maximilian. Biblical Greek Illustrate /, Examples. Translated by Joseph SmUh r! » Pontifical Biblical Institute, 1963

Источник: http://www.universalinternetlibrary.ru/book/46993/ogl.shtml