Das Heil für Juden

Das Heil für Juden

Ansgar Hörsting

Die EKD-Synode hat im November 2016 ein Papier verabschiedet, das in der Presse meist überschrieben wurde mit: „Nein zur Judenmission“ Darin findet sich der Satz: „Christen sind – ungeachtet ihrer Sendung in die Welt – nicht berufen, Israel den Weg zu Gott und seinem Heil zu weisen. Alle Bemühungen, Juden zum Religionswechsel zu bewegen, widersprechen dem Bekenntnis zur Treue Gottes und der Erwählung Israels.“ Aber alles schön der Reihe nach.

Die Überschrift

Die Überschrift lautet „… der Treue hält ewiglich. Psalm 146,6 – Eine Erklärung zu Christen und Juden als Zeugen der Treue Gottes.“ Es geht also um die Treue Gottes! Und darum, dass Christen und Juden Zeugen dieser Treue sind. Das klingt sehr gut und ist wirklich ein zentrales Thema. Denn an der Treue zu Israel zeigt sich Gottes Treue. Und wenn er nicht zu seinen Verheißungen zu Israel, zu den Juden stünde, wie könnte sich jemand auf Jesus Christus verlassen? Der Römerbrief macht dies mehr als deutlich. Und dennoch sagt der Text selbst, dass es eben auch um „Judenmission“ ginge.

Der Text

Ich lese den ganzen Text. Manche historische Einordnung wird gegeben. Und viel Gutes wird gesagt. Dass wir Christen durch Jesus mit Israel bleibend verbunden sind. Dass der Antisemitismus auch in Kirchen und unter Christen zu finden sei. Dass das Verhältnis zu Israel zur Glaubensgeschichte der Christen dazu gehöre! Dass Begegnungen auf Augenhöhe bereichernd seien und man viel voneinander lernen könne. Und auch – ja – dass man einander behutsam den eigenen Glauben, das eigene Verständnis von Gott bezeugen wolle. Schließlich, dass die „Begegnung mit unterschiedlichen Formen jüdischer Glaubenspraxis zu einem tieferen Verständnis des eigenen christlichen Glaubens führe.“ Das alles und noch mehr finde ich hilfreich und ich meine, da gibt es noch eine Menge zu lernen.

Was nicht im Text steht

Aber warum ist kein einziges Wort verloren über die Juden, die Jesus als Messias ansehen, als Heil für die Juden und alle Welt? Sie gab es immer, durch alle Jahrhunderte hindurch. Und sie stehen in der Tradition der ersten Gemeinden. Die Jünger waren Juden, Paulus war Jude. Und sie erkannten in Jesus das Heil. Sie erkannten in Jesus die Treueerklärung Gottes zu allen Menschen! Das Besondere damals war, dass das Heil nicht nur Juden sondern sogar auch Heiden gilt. Wunderbar. Der Jude Jesus als Heil für alle Völker. Wirklich alle, aber eben auch der Juden. Wer könnte das verschweigen, wenn es um Gottes Treue geht? Alle Juden, die Jesus als Messias anerkennen, werden im EKD-Text ausgeklammert, um des Dialoges mit den Juden insgesamt willen. Das tut weh. Es mag schwer sein, als Deutscher den Juden hier etwas zuzumuten. Ich glaube aber, dass das sein muss. Behutsam, demütig, aber doch klar.

Warum dieser Satz?

Mitten drin steht dieser Satz, der das Thema dominiert und den ich zehnmal lesen muss. Christen seien „nicht berufen, Israel den Weg zu Gott und seinem Heil zu weisen“. Okay, „weisen“ ist auch wirklich ein starkes Wort. Wenn man das so zuspitzt, muss man es wohl ablehnen. Ich weise niemandem den Weg, ich weise auf Jesus, den Weg hin! „Alle Bemühungen, Juden zum Religionswechsel zu bewegen, widersprechen dem Bekenntnis zur Treue Gottes und Erwählung Israels.“ Okay, „zum Religionswechsel bewegen“ ist nicht das, was im Kern von „Mission“ steht, das hätte sich langsam herumsprechen müssen. Gebraucht man solche Formulierungen, dann muss man sagen: „Das wollen wir nicht“.

Aber wem ist damit geholfen?

Mission ist doch die überzeugende Einladung in die Königsherrschaft Gottes im Namen Jesu Christi, des Juden und des Sohne Gottes. Sie bedeutet doch nicht, jemanden den „Weg zu weisen“ und sie bedeutet doch nicht, jemandem „zum Religionswechsel zu bewegen“. All das zeigt nur: Je enger ich etwas formuliere, desto leichter kann ich es ablehnen. Der Satz ist also einfach überflüssig. Der gesamte Text hätte gewonnen, wenn man gesagt hätte, dass man übergriffige Unarten von Mission ablehnt, aber dass man sich freut, wenn Christen in einer jesusgemäßen Weise Gottes Liebe und Heil in diesem Jesus von Nazareth bezeugen. Aber ohne Jesus kein christliches Zeugnis. Und ohne Mission keine Kirche.

Es gibt aufgrund der historischen Belastung gute Gründe, gerade Juden gegenüber extrem feinfühlig und demütig zu sein. Aber Jesus ist das Heil für jeden Glaubenden, den Juden zuerst und auch den Heiden (Römer 1,16-17). Alle historische Schuld und Arroganz in der Kirchengeschichte heben diesen biblischen Anspruch nicht auf.

Der EKD-Text ist zu finden unter:

EKD-Erklärung zu Christen und Juden als Zeugen der Treue Gottes

https://ansgarhoersting.wordpress.com

Nach mehr als 70 Jahren ………..

Nach mehr als 70 Jahren: Experten entschlüsseln Nachricht von Auschwitz-Häftling

Mehr als sieben Jahrzehnte nach der Befreiung des Konzentrationslagers Auschwitz konnten Experten einen Kassiber entschlüsseln, den ein Häftling dort Ende 1944 vergraben hatte. Der Grieche war Mitglied des Sonderkommandos, das die Deutschen bei ihrer Vernichtungsarbeit unterstützen musste.

Ende Dezember 1943 verhafteten die Deutschen in Athen den damals 26-jährigen Marcel Nadjari. Der Grieche, der eigentlich aus Thessaloniki stammte, hatte Kontakte zu kommunistischen Untergrundkämpfern gegen die deutschen Besatzer und war untergetaucht. In den Augen der Nationalsozialisten war aber etwas anderes noch schlimmer: Nadjari war Jude und damit „lebensunwert“.

Der junge Mann wurde Anfang April 1944 nach Auschwitz gebracht – dem schlimmsten der deutschen Vernichtungslager. Dort wurden bei der Ankunft an der Zugrampe die kräftigen, arbeitsfähigen Männer und Frauen ausgewählt und zur Arbeit geschickt. Bei diesem Transport waren es 648 von 2500, und der junge Grieche gehörte dazu. Die anderen Menschen – Kinder, Frauen, Alte, Schwache und Kranke – wurden unverzüglich in den Gaskammern des Lagers ermordet. Auch Nadjaris Eltern und seine jüngere Schwester gehörten zu den Opfern. Sie waren schon vor seiner Ankunft in Auschwitz getötet worden.

Einberufung ins Sonderkommando

Für Marcel Nadjari hatten die Lagerbehörden eine besondere Aufgabe: Er wurde zum sogenannten Sonderkommando beordert. Dieses Kommando bestand fast ausschließlich aus Juden. Ihre Aufgabe war es, die Deutschen bei deren mörderischer Arbeit zu unterstützen – sie mussten den jüdischen Opfern die Ringe von den Fingern ziehen, die Goldzähne herausbrechen, die Haare abschneiden und die Leichen im Krematorium verbrennen.

Nach einer Weile wurden die Helfer selbst vergast, denn sie wussten zu viel über die Verbrechen im Lager. Allerdings starben nicht alle – etwa 100 von 2200 überlebten den Holocaust. Irgendwie.

Verbuddelt in der Erde von Auschwitz

Fünf der Häftlinge aus den Sonderkommandos machten Aufzeichnungen und vergruben sie in der Erde von Auschwitz. Zu ihnen gehörte auch Marcel Nadjari. Er berichtete auf 13 Blättern über das, was er sah und zu tun gezwungen war. Dann rollte er die Blätter in eine Thermoskanne, stopfte sie in eine Ledertasche und vergrub sie.

Erst 1980 wurde das Dokument zufällig wieder ausgegraben. Die Historiker, die sich damit beschäftigten, hielten eine Quelle über das unvorstellbare Grauen in Händen. Es waren Nachrichten direkt aus der Todeszone Auschwitz . Allein: Nach all den Jahren war nur noch etwa ein Zehntel des Textes lesbar. Der Rest war verschwommen oder völlig verblasst.

90 Prozent rekonstruiert

Der russische Historiker Pavel Polian, der sich seit Jahren mit den Texten der Häftlinge aus dem Sonderkommando beschäftigt, restaurierte jetzt gemeinsam mit dem ebenfalls russischen IT-Experten Alexandr Nikitaev mit modernster Computertechnik den Bericht des Griechen.

Insgesamt konnten durch eine neue Verfahrenstechnik 90 Prozent des Berichts so wieder lesbar gemacht werden. Erstmals konnte damit der Inhalt wirklich rekonstruiert werden. Darüber berichten die „Vierteljahreshefte für Zeitgeschichte“, das Publikationsorgan des Münchner Instituts für Zeitgeschichte.

Nackt in der Todeskammer

Nadjaris Schilderungen sind ein Bericht des Grauens. Mit Blick auf die ungarischen Juden, die ab 1944 zur Vernichtung nach Auschwitz deportiert wurden, schrieb Nadjari: „Unsere Arbeit bestand darin, erstens sie in Empfang zu nehmen, die meisten kannten den Grund nicht … den Menschen, bei denen ich gesehen habe, dass ihr Schicksal besiegelt war, habe ich die Wahrheit gesagt. Nachdem alle nackt waren, gingen sie weiter in die Todeskammer, da drinnen hatten die Deutschen an der Decke Rohre angebracht, damit sie glauben, dass sie das Bad vorbereiteten, mit Peitschen in der Hand zwangen die Deutschen sie, immer enger zusammenzurücken, damit möglichst viele hineinpassen, eine wahre Sardinendose von Menschen, danach haben sie die Tür hermetisch verschlossen.»

Über den Ablauf der Tötungsaktionen berichtete er weiter: „Die Gasbüchsen kamen immer mit dem Auto des Deutschen Roten Kreuzes mit zwei SS-Leuten. Sie sind die Gasleute, die ihnen dann das Gas durch die Öffnungen hineingeschüttet haben. Nach einer halben Stunde öffneten wir die Türen und unsere Arbeit begann. Wir trugen die Leichen dieser unschuldigen Frauen und Kinder zum Aufzug, der sie in den Raum mit den Öfen beförderte, und dort steckten sie sie in die Öfen, wo sie verbrannten ohne Zuhilfenahme von Brennmaterial aufgrund des Fetts, das sie haben“.

Die Asche der Opfer wurde in den Fluss geworfen

Anschließend mussten die Häftlinge die Asche zerkleinern, bevor die Deutschen sie in den Fluss Sola, der nahe am Stammlager Auschwitz vorbeifloss, schütteten, um alle Spuren zu verwischen. Von jedem Menschen, so schrieb Nadjari, blieben etwa 640 Gramm Asche übrig. „Die Dramen, die meine Augen gesehen haben, sind unbeschreiblich“, schilderte er seine Eindrücke.

Nadjari schrieb seinen Text auf Griechisch. Eine Art kurze Einleitung ist daneben auch auf Jiddisch, Französisch und Deutsch verfasst. Nadjari hatte unsagbares Glück und überlebte den Holocaust als einer der wenigen Mitglieder des Sonderkommandos und als einziger der fünf Häftlinge, denen es gelungen war, eine Nachricht an die Nachwelt zu schreiben und in der Erde zu vergraben. Gerechnet hatte er damit selbst nicht, wie er schrieb: „Ich bin nicht traurig, dass ich sterben werde, wohl aber, dass ich mich nicht werde rächen können, wie ich es will.»

Der Wunsch nach Rache

Aber Marcel Nadjari hatte einen unbedingten Lebenswillen. Auch er habe viele Male daran gedacht, zusammen mit den Anderen in die Gaskammer reinzugehen, um Schluss zu machen. „Aber davon abgehalten hat mich immer die Rache; ich wollte und will leben, um den Tod von Papa und Mama zu rächen und meiner geliebten kleinen Schwester Nelli. Ich fürchte den Tod nicht, wie könnte ich ihn auch fürchten, nach all dem, was meine Augen gesehen haben?“

Nadjari  überlebte den Krieg und die Vernichtung der Juden. 1951 zog er nach New York, wo er sich eine neue Existenz aufbaute. Obwohl er bereits zwei Jahre nach dem Ende des Krieges einen Bericht über seine Zeit in Auschwitz verfasst hatte, erzählte er offenbar niemandem von dem Kassiber, den er vergraben hatte. Mit seinen Erlebnissen wurde er zeit seines Lebens nicht fertig. Er starb 1971 im Alter von nur 54 Jahren – neun Jahre, bevor sein Bericht in der Erde von Auschwitz gefunden wurde.

„Die zentralsten Dokumente des Holocaust“

Dieser Bericht und die vier anderen, die ebenfalls dort ausgegraben wurden, sind ebenso erschreckend wie wertvoll, denn sie sind höchst authentische Zeugnisse, die noch verfasst wurden, während die Autoren in Auschwitz waren. Sie sind also durch keinerlei Erinnerungslücken getrübt oder durch Verzerrungen beeinträchtigt. Der Historiker Pavel Polian nannte sie daher jetzt in einem Interview „die zentralsten Dokumente des Holocaust“.

Quellen:http://www.focus.de/wissen/videos/bericht-des-grauens-nach-mehr-als-70-jahren-experten-entschluesseln-nachricht-von-auschwitz-haeftling_id_7839198.html

Why did the Chicken cross the road?

Why did the Chicken cross the road? –Messianic Jewish Purim Version

Arnold Fruchtenbaum – The crossing of the road by the chicken is a direct fulfillment of Messianic prophecy, as discussed in the rabbinic tractate Darkei Ha’Of (העוף דרכי) and in my book “Chickenology: The Missing Link in Systematic Gastronomy”. The chicken is on the way to gather her chicks under her wings and present them as offerings in the millennial temple. We read in Matthew 23:37 “O Jerusalem, Jerusalem, that killed the prophets, and stoned them that are sent unto her! how often would I have gathered your children together, even as a hen gathers her chickens under her wings, and ye would not! Behold, your house is left unto you desolate. For I say unto you, Ye shall not see me henceforth, till ye shall say, Blessed is he that comes in the name of the Lord.” Only when the millennial temple has been built can the chicken and her chicks be offered again as sacrifices, and the chicken crosses the road to present herself as offering.

Baruch Maoz – The chicken’s crossing is a useful and interesting illustration of the relationship between predestination and freewill in the sovereign purposes of God. The chicken exercises its freewill, previously bound in sin, to cross the road. But when by faith it reaches the other side, it realizes that it had no choice to do otherwise, being specially chosen and elect before the foundation of the world to cross that particular road at that particular time. To ask “why?” is to fail to appreciate the mysteries of divine providence and election, but is all we mere mortals are capable of.

Bob Dylan – How many roads must a chicken cross
Before he knows he’s a bird?

Daniel Juster – We are seeing the restoration of chickenhood as one of the apostolic ministries of the Body of Messiah. This is a fulfillment of biblical prophecy, according to a historic premillennial interpretation. Despite the chicken’s enemies opposing its return to and settlement in the other side of the road, the prophetic program for the chicken in exile is its return both physically and spiritually to its ancestral home.

Darryl Bock – Like the recent choice between two equally problematic presidential candidates, the chicken faces a real dilemma, whichever side of the road he chooses. The choice he has before him is no real option. It is like choosing between facing a tornado rolling through his chicken coop or a hurricane. Both will do real damage in different ways. The chicken should be prepared for that, to face it with grace not an eye for an eye. The chicken must show its values are distinct from the way others behave. The chicken is called to be different.

David Brickner – The chicken exists to make the “road less crossed” an unavoidable issue for all chickens everywhere. There’s no other way to get to the other side except through the cross of the road.

David Rudolph – My passion as a professor and rabbi is to encourage chickens by introducing them to scholarship and other resources that help them along in their walk across the road. According to a recent Flew survey, 34% of chickens say crossing the road is compatible with being a chicken. Whilst most chickens cross the road on the thirteenth of Adar, chickens in rural areas observe the fourteenth of the month of Adar as a day for crossing the road.

Lisa Loden – The two sides of the road are locked in long-term, intractable and violent conflict. The chicken must step beyond the confines of its own side, cross the road and learn the other side’s narrative. Only then can the chicken build a bridging narrative across the road in a way that includes justice, peace and reconciliation for all chickens , whichever side of the road they inhabit.

Mark Kinzer – The chicken is permitted under the dietary standards proposed by the Messianic Jewish Ornithological Institute, but has to be suitably ‘crossed over’ by a certified rabbinic authority. We follow the Conservative guidelines on cross-over chickens, and see this crossing not as a replacement of one side of the road by the other, as both sides of the road as necessary for a bi-lateral chicken community.

Melissa Moskowitz – The chicken tastes much better when it has crossed the road – here is my Yiddish Mama’s recipe for chicken schnitzel.

2 skinless, boneless chicken breasts, halved and beaten flat (four pieces)
½ cup flour
2 beaten eggs
½ cup Panko crumbs
Pinch cayenne powder
¼ cup chopped fresh parsley
Salt, pepper to taste
Oil for frying
1 whole lemon cut into four wedges.

Directions

Put flour in a shallow bowl, and put eggs in shallow bowl and beat. Mix bread crumbs and spices in a third bowl. Dip chicken in flour, shake off extra. Dip in eggs and then in crumbs and spices. Heat oil in large heavy skillet over medium heat. Fry chicken on both sides for 1-2 minutes until golden brown. Serve with lemon wedges for garnish. Sprinkle with chopped parsley.

Monique Brumbach – Each of us has many roads to cross, and this one particular crossing for this particular bird marks a historic moment for the Union of Messianic Jewish Chickens as it breaks the egg and a new breed of chicken crosses over to the side of the road it has not been permitted access to previously.

Quelle: https://messianicjewishhistory.wordpress.com

Anmerkungen zur Homosexualität

Anmerkungen zur Homosexualität

Christl R. Vonholdt

Der folgende Text stellt einige in der Öffentlichkeit weniger bekannte Fakten und Hinweise zur Homosexualität zusammen.

Ist Homosexualität angeboren?

Als 1993 der homosexuell lebende Forscher Dean Hamer eine kleine Untersuchung über einen möglichen Zusammenhang zwischen homosexuellen Empfindungen und einem Gen veröffentlichte, titelten führende Medien weltweit ähnlich wie der SPIEGEL: „Gen für Homosexualität entdeckt.“ Viele glaubten das. Hamer selbst formulierte viel vorsichtiger: „Wir wussten, dass Gene nur ein Teil der Antwort sind. Wir nahmen an, dass auch die Umwelt eine Rolle bei der sexuellen Orientierung spielt, wie sie es bei den meisten, wenn nicht sogar bei allen Verhaltensweisen tut.“1

Es gehört zu den Grundsätzen wissenschaftlicher Forschung, dass Daten zunächst von anderen Forschergruppen bestätigt werden müssen, bevor sie als bedeutsam gelten können. Schon 1999 konnte eine kanadische Forschergruppe, die eine größere Untersuchung durchführte, die Ergebnisse der Hamer-Studie nicht mehr bestätigen: „Da unsere Studie größer… angelegt ist, hätten wir sicher einen genetischen Einfluss feststellen müssen. Unsere Daten können das Vorhandensein eines Gens…, das die sexuelle Orientierung wesentlich beeinflussen würde, nicht stützen.“2 Auch danach noch fahndeten Forscher intensiv, doch immer vergeblich, nach einem Homosexuellen-Gen. Im August 2010 gab endlich auch der SPIEGEL zu: „Das postulierte Schwulen-Gen hat sich trotz intensivster Suche bis heute nicht finden lassen.“3

Niemand wird schwul oder lesbisch geboren. Das belegen auch Hirn- und Zwillingsforschung.

Vor allem die Hirnforschung von Simon LeVay, einem Forscher, der sich zur Homosexuellenbewegung zählt, wird in der Presse häufig so dargestellt, als sei darin die Angeborenheit von Homosexualität bewiesen. LeVay dagegen stellte klar: „Es ist wichtig zu betonen, was ich nicht fand. Ich habe nicht nachgewiesen, dass Homosexualität genetisch ist und habe auch keine genetische Ursache für Homosexualität gefunden. Ich habe nicht nachgewiesen, dass homosexuelle Männer so geboren sind – der häufigste Fehler, der bei der Interpretation meiner Forschung gemacht wird. Ich habe auch kein homosexuelles Zentrum im Gehirn gefunden.“4

In Australien wurde (2002) eine anonyme Befragung aller im nationalen Zwillingsregister aufgelisteten Zwillinge durchgeführt. Da eineiige Zwillinge zu 100% dasselbe Erbgut haben, wäre bei einer Angeborenheit von Homosexualität zu erwarten: Wenn einer homosexuell ist, muss der andere auch homosexuell sein. Die Übereinstimmungsrate müsste 100 oder annähernd 100% betragen. Tatsächlich betrug die Übereinstimmungsrate aber nur 11% bei den Männern und 14% bei den Frauen. In den allermeisten Fällen unterschieden sich also eineiige Zwillinge in ihren sexuellen Neigungen. Das ist ein starkes Argument dafür, dass die individuell erlebte Umwelt eine wichtige Rolle in der Entwicklung zur Homosexualität spielt.

Auch eine neue finnische Studie (2008), die im Umfang noch größer als die australische ist, bestätigt: Der genetische Einfluss ist gering und wo er besteht, ist es nur ein indirekter Einfluss, etwa im Sinne einer angeborenen Neigung, sehr sensibel auf die Umwelt zu reagieren. Individuell erlebte Umweltfaktoren spielen die größte Rolle.5 Ein Beispiel: Wenn aufgrund äußerer Umstände einer der beiden Zwillinge eine tiefe Bindungsverletzung in seiner frühen Beziehung zum Vater erlebt, wird er möglicherweise später homosexuelle Neigungen entwickeln, sein Zwillingsbruder aber nicht.

Martin Dannecker, Professor für Sexualwissenschaften und führender Sexualwissenschaftler in Deutschland, der sich selbst zur Homosexuellenbewegung zählt, hat die Forschung so zusammengefasst: „Alle in der Vergangenheit angestellten Versuche, die Homosexualität biologisch zu verankern, müssen als gescheitert bezeichnet werden. Auch in allerjüngster Zeit wurden einmal mehr beträchtliche Forschungsanstrengungen unternommen, das ausschließliche sexuelle und erotische Interesse am eigenen Geschlecht als biologisch determiniert nachzuweisen… Diese Forschungen haben bislang nicht zu tragfähigen und konsistenten Resultaten geführt.“6

Homosexualität ist wesentlich entwicklungsbedingt

Vieles spricht dafür, dass eine homosexuelle Anziehung in einem komplexen Entwicklungsprozess erworben wird. Dabei spielen biologische Faktoren wie eine angeborene hohe Sensibilität oder bestimmte Temperamentseigenschaften des Kindes (bei einem Jungen etwa geringere Aggressivität, geringere Robustheit) oft mit eine Rolle. Komplexe Beziehungserfahrungen, insbesondere wie ein Kind seine Umwelt erlebt und diese Erlebnisse für sich deutet, sind aber entscheidender.

Biographien homosexuell empfindender Menschen zeigen immer wieder, dass homosexuelle Neigungen ihre Wurzeln oft in der frühen Kindheit haben. Sie liegen in (vom Kind so erlebten) frühen Bindungs- und Beziehungsverletzungen, insbesondere was die Bindung zum gleichgeschlechtlichen Elternteil angeht.

In der Pubertät können die aus diesen Beziehungs- und Bindungsverletzungen herrührenden, ungestillten emotionalen Bedürfnisse nach Zuwendung, Angenommensein und Wertschätzung durch den gleichgeschlechtlichen Elternteil sexualisiert und auf Menschen des eigenen Geschlechts übertragen werden. So sucht ein homosexuell empfindender Jugendlicher oder Mann beispielsweise im homosexuellen Kontakt unbewusst männliche Wertschätzung, eine Bindung an einen „väterlichen“ Freund oder ein Gehaltenwerden und Anerkennung durch einen „besten“ Freund. Möglicherweise sucht er im anderen auch ein Stück „unbeschwerte Jugend“, die er selbst nie erleben konnte.

Verschiedene Experten weisen für die Entwicklung zur männlichen oder weiblichen Homosexualität auf die Rolle von chronischen, frühen Traumata hin, die zu einer Störung im normalen Bindungssystem des Kindes geführt haben.7

So schreibt der Psychotherapeut Joseph Nicolosi, der weit über 1000 homosexuell empfindende Männer therapeutisch begleitet hat, dass die Kindheit dieser Männer entscheidend durch „eine Ansammlung früher, seelischer Kern-Verwundungen“ geprägt wurde. „Ich bin überzeugt“, so Nicolosi, „dass Homosexualität nicht nur eine Abwehr gegen männliche Minderwertigkeitsgefühle ist, sondern auch eine Abwehr gegen ein Trauma, das die Kernidentität verletzt hat.“8

Ähnliches gilt für das Mädchen und die Frau. Oft sucht eine Frau in der homosexuellen Beziehung die Liebe ihrer Mutter oder ein „Zuhause“, das ihr die Mutter in der frühen Kindheit nicht ausreichend geben konnte. Frauen, die in ihrer frühen Entwicklung traumatisiert wurden, suchen möglicherweise unbewusst, in der homosexuellen Verbindung diese Verletzung „wiedergutzumachen“.

Doch kann sexuelles Verhalten seelische Verletzungen nicht heilen und ungestillte emotionale Bedürfnisse auch nicht stillen.

Aufgrund ihrer Kindheitserfahrungen haben viele homosexuell Empfindende ein beständiges Gefühl des Nicht-Genügens und der Nicht-Zugehörigkeit. In der Adoleszenz versuchen die Jungen deshalb, im homosexuellen Kontakt ihre eigene Männlichkeit zu „vervollständigen“; die Mädchen versuchen, Anteil an der Weiblichkeit anderer zu erhalten. Durch sexuellen Kontakt und Vereinigung mit einer gleichgeschlechtlichen Person hoffen sie, sich für kurze Zeit „ganz“ zu fühlen.

Die heterosexuelle Entwicklung eines Jungen setzt voraus, dass er sich in einer bestimmten frühen Entwicklungsphase als „anders“ als die Mutter erlebt und zwar als „so wie der Vater“. Dazu braucht er eine positive Verbindung zum Vater. Bindungsverletzungen in der frühen Beziehung zum Vater, die verhindern, dass der Junge voller Stolz sagen kann: „Ich möchte werden wie der Vater“, können dazu führen, dass er in seiner zu entwickelnden Männlichkeit verunsichert wird. In der Folge fühlt er sich nicht nur vom Vater entfremdet, sondern auch von den gleichaltrigen Kameraden. Beides kann seine Verunsicherung in Bezug auf seine Identität als Junge verstärken. In der Pubertät beginnt er zu bewundern, woran er den Anschluss nicht gefunden hat: die männliche Welt. Diese Bewunderung nimmt erotische Züge an. Mit den stärksten ihm zur Verfügung stehenden Gefühlen, den sexuellen, versucht er, seine größte emotionale Not zu lindern: Im Sex sucht er Anschluss an die Männlichkeit. Männlichkeit wird begehrt, weil sie nicht genügend verinnerlicht werden konnte.

Noch einmal Joseph Nicolosi: „Erwachsene, die sich als ‚schwul’ bezeichnen, haben weite Teile ihrer Kindheit in emotionaler Isolation gelebt – innerlich isoliert von anderen, insbesondere vom Vater und den gleichgeschlechtlichen Kameraden. In der Familie hatten sie häufig die Rolle des braven Jungen.“ Noch bevor ein Junge homosexuelle Gefühle entwickelt, hat er sich – aus der Verletzung heraus – „vom Vater, von anderen Jungen und [damit] auch vom eigenen männlichen Körper sowie vom ersten Symbol seiner Männlichkeit, dem Penis, emotional abgekoppelt… Homosexuelles Verhalten ist die Suche nach dem eigenen verlorenen männlichen Selbst.“9

Wenn ein Mädchen in der Familie keine echte Wertschätzung für Weiblichkeit erlebt (oft durch Vater und Mutter), kann es sein, dass es sich mit dem Männlichen überidentifiziert. Dadurch kann es aber seine eigene Weiblichkeit nicht voll entfalten. Als erwachsene Frau sucht sie dann in der Homosexualität eine Verbindung zur Weiblichkeit.

Möglicherweise lag beim homosexuell empfindenden Mann in der Kindheit auch eine zu enge Mutter-Sohn-Beziehung vor. Die Mutter hat die natürlichen Autonomiebestrebungen des Jungen durch Liebesentzug bestraft; eine positive Vaterfigur als Identifikationsobjekt war entweder nicht da oder für den Jungen nicht attraktiv genug, um ihn aus der engen Beziehung zur Mutter herauszulösen. Das kann zur Folge haben, dass der Jugendliche unbewusst Ängste vor weiblicher Vereinnahmung hat, und es ihm auch später nicht gelingt, eine befriedigende Beziehung zu einer Frau aufzubauen. Als Reaktion flieht er in homosexuelle Kontakte.10

Wenn eine Frau in der Kindheit sexuellen oder emotionalen Missbrauch oder körperliche Misshandlung durch einen Mann erlebt hat, kann es sein, dass sie jede Intimität mit einem Mann meidet und Homosexualität die einzige Sexualität für sie ist, in der sie sich „sicher“ fühlt.

Sexueller Missbrauch

Neben heterosexuellem Missbrauch, der in den Lebensgeschichten lesbischer Frauen eine Rolle spielt,11 zeigt eine neuere Untersuchung:Homosexueller Missbrauch in Kindheit und Teenageralter ist bei Männern und Frauen, die später homosexuell leben, häufiger zu finden als bei heterosexuellen Männern und Frauen. Auffallend in der Untersuchung war: Viele der Jungen und Mädchen bezeichneten sich erst nach dem Übergriff als homosexuell.12

Eine andere Untersuchung zeigt: Die Wahrscheinlichkeit eines homosexuell lebenden Mannes, einen Jungen zwischen 12 und 15 Jahren zu missbrauchen, war fünfmal höher als die Wahrscheinlichkeit eines heterosexuell lebenden Mannes, ein Mädchen zwischen 12 und 15 zu missbrauchen.13

Da Kindheit und Jugend von später homosexuell empfindenden Menschen oft durch eine tiefe Einsamkeit geprägt ist, macht sie das möglicherweise anfälliger für heterosexuellen und homosexuellen Missbrauch. Ein Mann erzählt: „In meiner Familie gab es viele Probleme und ich war – zu Recht oder zu Unrecht – davon überzeugt, dass mein Adoptivvater mich nicht liebte. Auf jeden Fall tat er niemals etwas, das mir Wertschätzung gegeben hätte. Wenn ich nicht Liebe und Bestätigung von Männern gesucht hätte, hätte mich das Missbrauchserlebnis wohl abgestoßen. Aber ich war offen dafür und die Erfahrung, dass ein Erwachsener sich für mich interessiert, beeindruckte mich so tief, dass Männerfantasien Teil meines Lebens wurden.“14

Gesundheitliche Risiken

Homosexuelle Lebensstile bei Männern und Frauen sind mit einem höheren Risiko für verschiedene psychische Probleme und insbesondere bei Männern auch für körperliche Erkrankungen verbunden.

Zu den psychischen Problemen gehören eine höhere Rate an Depressionen, Angststörungen, Alkohol-, Drogen-, Medikamentenmissbrauch und Selbstmordgefährdung15. Homosexuelle Lobbygruppen behaupten oft, diese Probleme seien durch eine ablehnende Haltung der Gesellschaft gegenüber Homosexualität verursacht. Für diese Behauptung gibt es bisher keine Beweise. Vieles spricht dafür, dass die Probleme intrinsisch sind.16

Vielleicht kann man es damit vergleichen: In den 1970er Jahren behauptete man, Kinder würden dadurch traumatisiert, dass sie mit unglücklichen Eltern zusammenleben müssten. Eine Scheidung, bei der die Eltern offen und ehrlich zu ihren Gefühlen stehen könnten, sei für alle besser. Wenn die Kinder dann noch litten, sagte man, das sei, weil Scheidungen gesellschaftlich immer noch stigmatisiert seien. Man arbeitete daran, alle Stigmatisierung von Scheidungen abzuschaffen. Eine Folge war, dass Scheidungen zunahmen. Heute wissen wir, dass die Kinder – nicht selten ihr Leben lang – unter psychischen Problemen leiden, weil sich ihre Eltern geschieden haben. Scheidung an sich ist das Problem für Kinder!17

Obwohl westliche Gesellschaften heute toleranter gegenüber homosexuellen Lebensformen sind, zeigen neue Studien aus der Schweiz eine zunehmende Tendenz bei den psychischen Problemen von homosexuell Lebenden.18

Hinzu kommt bei Menschen, die homosexuell leben eine höhere Gefährdung für promiskes und zwanghaftes sexuelles Verhalten und innerhalb männlicher Partnerschaften wohl auch eine höhere Gefährdung für Gewalt.19

Neue Befragungen aus den USA weisen darauf hin: Jugendliche die sich als homosexuell oder bisexuell bezeichnen, konsumieren häufiger Drogen und Alkohol, zeigen häufiger gewaltbereites Verhalten und sind häufiger Opfer und Täter bei sexuellen Verabredungen.20

Zu den Risiken für die körperliche Gesundheit gehören vor allem sexuell übertragbare Erkrankungen inklusive AIDS. Nach aktuellen Informationen des Robert Koch Instituts Berlin betreffen 68% der HIV-Neuinfektionen Männer, die Sex mit Männern haben.21

Ist Homosexualität veränderbar?

Niemand hat homosexuelle Empfindungen gewählt. Eine homosexuelleIdentität (ich bin schwul, ich bin lesbisch) ist aber sehr wohl gewählt. 
Oft wird sie gewählt, weil Menschen nie die Chance hatten zu hören, dass ihre homosexuellen Gefühle auch auf ungelöste Identitätskonflikte und Beziehungsverletzungen aus der Kindheit hindeuten können. Sie erfahren nicht, dass eine therapeutische Arbeit an diesen Konflikten möglicherweise zu einer Abnahme homosexueller Gefühle führen kann.

Menschen, die sich eine Abnahme ihrer homosexuellen Empfindungen und Veränderung hin zur Heterosexualität wünschen, sagen, dass Homosexualität nicht stimmig für sie ist: „Ich bin nicht homosexuell, ichhabe homosexuelle Gefühle. Diese Gefühle weisen nicht auf meine Identität, sondern auf etwas Ungelöstes in meinem Leben.“

Seit vielen Jahrzehnten sind therapeutische Ergebnisse zur Veränderung homosexueller Neigungen in der wissenschaftlichen Literatur dokumentiert. Zahlreiche Studien zeigen dabei im Schnitt einen Wechsel von der Homosexualität zur Heterosexualität bei etwa 30 Prozent der Klienten.22

Männer und Frauen, die ihre Homosexualität als ungewünscht erleben und sich Veränderung hin zu einer reifen Heterosexualität wünschen, brauchen dazu eine starke Motivation, ein klares Ziel für ihr Leben, das feste Vorhaben, homosexuelles Verhalten aufzugeben und die persönliche Stärke, sich emotional den eigenen Lebenswunden zu stellen.

Therapeutische Erfahrungen scheinen darauf hinzuweisen, dass Menschen, die ein inneres Bild einer gesunden Ehe und Familie in sich tragen, sich eher verändern können.

Homosexuelle Lobbygruppen fordern immer wieder ein Verbot von Therapien zur Veränderung von Homosexualität. Doch gibt es dafür weder eine ethische noch eine wissenschaftliche Grundlage.

Der prominente Psychologe der Amerikanischen Psychologenvereinigung APA, Rogers H. Wright, schreibt: „Homosexuelle Gruppen in der APA haben immer wieder versucht, die APA zu Ethik-Richtlinien zu überreden, wonach Psychotherapien zur Abnahme homosexueller Empfindungen verboten werden sollen. Die Gruppen behaupten, solche Therapien seien erfolglos und würden dem Klienten schaden. Psychologen, die diese Auffassung nicht teilen, werden als homophob verunglimpft. Das ist sehr besorgniserregend, denn diese Gruppen wollen dem Klienten das Recht nehmen, sein Therapieziel und seinen Therapeuten selbst zu wählen. Dabei werden die Fakten geleugnet, wonach Psychotherapien zur Abnahme homosexueller Empfindungen für Klienten, die sich das wünschen, erfolgreich sein können.“23

2009 veröffentlichten die beiden Forscher Jones und Yarhouse Ergebnisse aus der seelsorgerlich ausgerichteten, christlichen Beratungsarbeit vonExodus International. Diese Organisation unterstützt betroffene Menschen, die sich eine Abnahme ihrer homosexuellen Empfindungen und eine Entwicklung ihres heterosexuellen Potentials wünschen. Nach einem längeren, mehrjährigen Weg hatten 29% der Studienteilnehmer eine erhebliche Abnahme ihrer homosexuellen Gefühle erreicht. Weitere 23% hatten zusätzlich eine heterosexuelle Anziehung entwickelt. Insgesamt hatten also über 50% der Teilnehmer eine erhebliche Abnahme ihrer homosexuellen Gefühle erreicht.24

Einige Menschen, die keine oder nur eine geringe Veränderung in ihren Gefühlen erreichen, wählen einen Weg der Abstinenz. Sie sind überzeugt, dass homosexueller Sex ihre tiefste Identität als geschlechtliche Person, als Frau oder Mann, nicht widerspiegeln kann. Homosexuelles Verhalten steht für sie nicht im Einklang mit ihrem Körper, ihrer Leiblichkeit, und macht deshalb für sie keinen Sinn. Aus Respekt vor sich selbst möchten sie auf homosexuellen Sex verzichten.

Coming-out bei Jugendlichen?

Jugendlichen, die häufig oder gelegentlich homosexuelle Gefühle haben, wird heutzutage fast immer zu einem Coming-out geraten. Tatsächlich aber sollten Pädagogen und Berater dringend davor warnen. Die Studie des homosexuell lebenden Forschers Gary Remafedi weist daraufhin: Je früher ein Coming-out stattfand, desto höher war das Risiko eines Selbstmordversuchs. Je später, desto geringer. Mit jedem Jahr Aufschieben des Coming-out in Richtung Erwachsenenalter sank das Suizidrisiko25. Das ist zwar zunächst nur ein statistischer Zusammenhang, ein kausaler lässt sich aber nicht ausschließen.

Coming-out bedeutet eine Festlegung als „schwul“ oder „lesbisch“. Jugendliche spüren, dass diese Festlegung ein sehr großer Verzicht ist: Sie verzichten auf die Möglichkeit, innerhalb einer liebevollen Beziehung Leben zeugen, empfangen und weitergeben zu können. Ein Coming-out schließt eine Tür, die sonst vielleicht noch offen geblieben wäre. Es nimmt Jugendlichen jede Hoffnung auf Veränderung.

Jugendliche mit homosexuellen Empfindungen brauchen Zuwendung und angemessene, sachkundige Hilfe, aber keine Einladung zum Coming-out.

Untersuchungen (2007) belegen auch: Die meisten Teenager, die anfangs überzeugt sind, sie seien homosexuell und würden es immer bleiben, finden im Lauf ihrer Reifeentwicklung spontan zu einer gefestigten heterosexuellen Identität.26
Ein Coming-out kann diese Entwicklung empfindlich stören oder blockieren. Erste sexuelle Erfahrungen können sehr prägend sein. Sexuelle High-Gefühle wollen Wiederholung. Wiederholung wird zur Gewohnheit und Gewohnheiten hinterlassen Spuren im Gehirn. Was zu Beginn vielleicht befremdlich war, wird zu einem immer schwerer abzulegenden Verhaltens- und Reaktionsmuster. In der Aufforderung zum Coming-out werden Jugendliche verführt, Entscheidungen zu treffen, deren Auswirkungen sie nicht übersehen können.

Gleichzeitig ist die bisher beobachtete Reifeentwicklung hin zu einer gefestigten Heterosexualität wohl auch kein Automatismus. Jugendliche brauchen dazu Orientierung. Sie brauchen Erwachsene, die ihnen glaubwürdig vorleben, dass sich ein Ausstrecken nach der Ehe lohnt, denn diese hat doch ein einzigartiges Potential, Frieden zwischen den Geschlechtern und Generationen zu stiften.

Anmerkungen

1 Copeland, P., Hamer, D., The Science of Desire. New York, 1994, S. 82. Die Untersuchung bezog sich auf das X-Chromosom.

2 Rice, G. et al, Male Homosexuality: Absence of Linkage to Microsatellite Markers at Xq28. Science, Vol. 284, 1999, S. 667.

3 DER SPIEGEL,11.8.2010www.spiegel.de/wissenschaft/natur/0,1518,711227,00.html Zugriff 29.09.2011

4 Nimmons, D., Sex and the brain, in: Discover, März 1994, S. 66. Kursiva hinzugefügt.

5 Bailey, M., et al., Genetic and environmental influences on sexual orientation and its correlates in an Australian twin sample. J of Personality and Social Psychology, 78, 2000, S. 524-536. Whitehead, N., Latest twin study confirms genetic contribution is minor, narth.com/2010/12/latest-twin-study-confirms-genetic-contribution-to-ssa-is-minor-2/ Zugriff 29.09.2011

6 Dannecker, M., Sexualwissenschaftliches Gutachten zur Homosexualität. In: Basedow, J.: Die Rechtsstellung gleichgeschlechtlicher Lebensgemeinschaften, Tübingen 2000, S. 339.

7 Z.B. Moberly, E., Homosexuality: a new Christian ethic. Cambridge 1983.

8 Nicolosi, J., Shame and Attachment Loss, 2008, S. 31.

9 Nicolosi, J., Gay as self-reinvention www.josephnicolosi.com/gay-as-self-reinvention/ Zugriff 29.09.2011

10 Siehe dazu auch: Cohen, R., Coming out straight, Winchester 2000.

11 Eine Zusammenstellung der Studien hierzu in Hallman, J., The heart of same-sex attraction, Downers Grove, 2008.

12 Tomeo, M., Comparative data of childhood and adolescence molestation in heterosexual and homosexual persons. Arch. Sex. Behavior, 30, 5, 2001, S. 535-541.

13 McCarrol, J., Comparison of U.S. army and civilian substantiated reports of child maltreatment. In: Childhood Maltreatment 9, 1, 2004, S. 103-110.

14 Mosen, N., Symposium in Reichelsheim 1994.

15 Hierzu gibt es eine Fülle von Daten. Z.B. Sandfort, T. et al., Same-sex sexual behavior and psychiatric disorders. Arch. Gen. Psych. 58, 2001, S. 85-91.
Eine Zusammenstellung von Daten findet sich im Journal of Human Sexuality, I, 2009, S. 53-87, hrsg. von NARTH. Ebenso: Whitehead, N., Homosexuality and co-morbidities: research and therapeutic implications. In: Journal of human sexuality, II, 2010, S. 124-175.

16 Whitehead, N., Homosexuality and co-morbidities, ebd.

17 Diesen Hinweis verdanke ich Jeffrey Satinover: The biological research on homosexuality, www.narth.com/docs/bioresearch.htm Zugriff 30.09.2011

18 Siehe: Schwule gesundheitlich stärker angeschlagen, NZZ online vom 20.07.2011www.nzz.ch/nachrichten/panorama/gesundheitszentrum_schwule_1.11518539.htmlZugriff 29.09.2011.

19 Island, D. et al., Men who beat the men who love them, New York 1991.Whitehead, N., Homosexuality and co-morbidities. A.a.O.

20 CDC: Sexual identity, sex of contacts, and health-risk behaviors among students in grades 9-12, 10.06.2011www.cdc.gov/mmwr/pdf/ss/ss6007.pdf Zugriff 03.10.2011. Siehe auch: Harvey, L., Wrong diagnosis, wrong cure for “gay“ youth, WorldNetDaily, 21.06.2011. www.wnd.com/index.php Zugriff 29.09.2011.

21 Epidemiologisches Bulletin 21/2011, Robert Koch Institut Berlin, 30.05.2011, Seite 1.

22 Zusammenfassung in Deutsch: NARTH, Können Reorientierungstherapien erfolgreich und gewinnbringend sein?

23 Wright, R., et al, Destructive Trends in Mental Health, 2005, S. xxx (sic!), ins Deutsche frei übertragen.

24 Jones, S., Ex-Gays? – An extended longitudinal study of attempted religiously mediated change in sexual orientation. wthrockmorton.com/wp-content/uploads/2009/08/Jones-and-Yarhouse-Final.pdf 
2013 löste sich der Dachverband Exodus International auf. Viele der zum Dachverband gehörenden, selbständig arbeitenden Gruppen konnten sich mit den neuen Aussagen des Präsidenten von Exodus International zur Frage von Veränderungsmöglichkeiten nicht identifizieren. Es kam zu Konflikten, schließlich zur Auflösung des Verbandes. An seiner Stelle wurde der neue Dachverband Restored Hope Network gegründet. Die Forschung von Jones und Yarhouse ist davon unberührt. (Hinzugefügt 2015)

25 Remafedi, G., Risk factors in attempted suicide in gay and bisexual youth. Pediatrics, 87, 6, 1991, S. 869-874.

26 Savin-Williams RC., Prevalence and stability of sexual orientation components during adolescence and young adulthood. Arch Sex Behaviour 36, 2007, 385-394.

Quellen:http://www.dijg.de/homosexualitaet/wissenschaftliche-studien/fakten-hinweise-wenig-oeffentlichkeit/

Jesus was not born in a stable

Jesus was not born in a stable

Ian Paul

I am sorry to spoil your preparations for Christmas before the Christmas lights have even gone up—though perhaps it is better to do this now than the week before Christmas, when everything has been carefully prepared. But Jesus wasn’t born in a stable, and, curiously, the New Testament hardly even hints that this might have been the case.1

So where has the idea come from? I would track the source to three things: issues of grammar and meaning; ignorance of first-century Palestinian culture; and traditional elaboration.

The elaboration has come about from reading the story through a ‘messianic’ understanding ofIs 1.3:

The1 ox knows its master, the donkey its owner’s manger, but Israel does not know, my people do not understand.

The mention of a ‘manger’ in Luke’s nativity story, suggesting animals, led mediaeval illustrators to depict the ox and the ass recognising the baby Jesus, so the natural setting was a stable—after all, isn’t that where animals are kept? (Answer: not necessarily!)

The second issue, and perhaps the heart of the matter, is the meaning of the Greek word kataluma in Luke 2.7. Older versions translate this as ‘inn’:

And she brought forth her firstborn son, and wrapped him in swaddling clothes, and laid him in a manger; because there was no room for them in the inn. (AV).1

There is some reason for doing this; the word is used in the Greek Old Testament (the Septuagint, LXX) to translate a term for a public place of hospitality (eg in Ex 4.24 and 1 Samuel 9.22). And the etymology of the word is quite general. It comes from kataluo meaning to unloose or untie, that is, to unsaddle one’s horses and untie one’s pack. But some fairly decisive evidence in the opposite direction comes from its use elsewhere. It is the term for the private ‘upper’ room where Jesus and the disciples eat the ‘last supper’ (Mark 14.14 and Luke 22.11; Matthew does not mention the room). This is clearly a reception room in a private home. And when Luke does mention an ‘inn’, in the parable of the man who fell among thieves (Luke 10.34), he uses the more general term pandocheion, meaning a place in which all (travellers) are received, a caravanserai.

The difference is made clear in this pair of definitions:

Kataluma (Gr.) – “the spare or upper room in a private house or in a village […] where travelers received hospitality and where no payment was expected” (ISBE 2004). A private lodging which is distinct from that in a public inn, i.e. caravanserai, or khan.

Pandocheionpandokeionpandokian (Gr.) – (i) In 5th C. BC Greece an inn used for the shelter of strangers (pandokian=’all receiving’). The pandokeion had a common refectory and dormitory, with no separate rooms allotted to individual travelers (Firebaugh 1928).

The third issue relates to our understanding of (you guessed it) the historical and social context of the story. In the first place, it would be unthinkable that Joseph, returning to his place of ancestral origins, would not have been received by family members, even if they were not close relatives. Kenneth Bailey, who is renowned for his studies of first-century Palestinian culture, comments:

Even if he has never been there before he can appear suddenly at the home of a distant cousin, recite his genealogy, and he is among friends. Joseph had only to say, “I am Joseph, son of Jacob, son of Matthan, son of Eleazar, the son of Eliud,” and the immediate response must have been, “You are welcome. What can we do for you?” If Joseph did have some member of the extended family resident in the village, he was honor-bound to seek them out. Furthermore, if he did not have family or friends in the village, as a member of the famous house of David, for the “sake of David,” he would still be welcomed into almost any village home.

Moreover, the actual design of Palestinian homes (even to the present day) makes sense of the whole story. As Bailey explores in his Jesus Through Middle-Eastern Eyes, most families would live in a single-room house, with a lower compartment for animals to be brought in at night, and either a room at the back for visitors, or space on the roof. The family living area would usually have hollows in the ground, filled with straw, in the living area, where the animals would feed.

This kind of one-room living with animals in the house at night is evident in a couple of places in the gospels. In Matt 5.15, Jesus comments:

Neither do people light a lamp and put it under a bowl. Instead they put it on its stand, and it gives light to everyone in the house.

This makes no sense unless everyone lives in the one room! And in Luke’s account of Jesus healing a woman on the sabbath (Luke 13.10–17), Jesus comments:

Doesn’t each of you on the Sabbath untie your ox or donkey from the manger [same word as Luke 2.7] and lead it out to give it water?

Interestingly, none of Jesus’ critics respond, ‘No I don’t touch animals on the Sabbath’ because they all would have had to lead their animals from the house. In fact, one late manuscript variant reads ‘lead it out from the house and give it water.’

What, then, does it mean for the kataluma to have ‘no space’? It means that many, like Joseph and Mary, have travelled to Bethlehem, and the family guest room is already full, probably with other relatives who arrived earlier. So Joseph and Mary must stay with the family itself, in the main room of the house, and there Mary gives birth. The most natural place to lay the baby is in the straw-filled depressions at the lower end of the house where the animals are fed. The idea that they were in a stable, away from others, alone and outcast, is grammatically and culturally implausible. In fact, it is hard to be alone at all in such contexts. Bailey amusingly cites an early researcher:

Anyone who has lodged with Palestinian peasants knows that notwithstanding their hospitality the lack of privacy is unspeakably painful. One cannot have a room to oneself, and one is never alone by day or by night. I myself often fled into the open country simply in order to be able to think

In the Christmas story, Jesus is not sad and lonely, some distance away in the stable, needing our sympathy. He is in the midst of the family, and all the visiting relations, right in the thick of it and demanding our attention. This should fundamentally change our approach to enacting and preaching on the nativity.

But one last question remains. This understanding of the story has been around, even in Western scholarship, for a long, long time. Bailey cites William Thomson, a Presbyterian missionary to Lebanon, Syria and Palestine, who wrote in 1857:

It is my impression that the birth actually took place in an ordinary house of some common peasant, and that the baby was laid in one of the mangers, such as are still found in the dwellings of farmers in this region.

And Bailey notes that Alfred Plummer, in his influential ICC commentary, originally published in the late nineteenth century, agreed with this. So why has the wrong, traditional interpretation persisted for so long?

I think there are two main causes. In the first place, we find it very difficult to read the story in its own cultural terms, and constantly impose our own assumptions about life. Where do you keep animals? Well, if you live in the West, away from the family of course! So that is where Jesus must have been. Secondly, it is easy to underestimate how powerful a hold tradition has on our reading of Scripture. Dick France explores this issue alongside other aspects of preaching on the infancy narratives in in his excellent chapter in We Proclaim the Word of LifeHe relates his own experience of the effect of this:

[T]o advocate this understanding is to pull the rug from under not only many familiar carols (‘a lowly cattle shed’; ‘a draughty stable with an open door’) but also a favourite theme of Christmas preachers: the ostracism of the Son of God from human society, Jesus the refugee. This is subversive stuff. When I first started advocating Bailey’s interpretation, it was picked up by a Sunday newspaper and then reported in various radio programmes as a typical example of theological wrecking, on a par with that then notorious debunking of the actuality of the resurrection by the Bishop of Durham!

So is it worth challenging people’s assumptions? Yes, it is, if you think that what people need to hear is the actual story of Scripture, rather than the tradition of a children’s play. France continues:

The problem with the stable is that it distances Jesus from the rest of us. It puts even his birth in a unique setting, in some ways as remote from life as if he had been born in Caesar’s Palace. that’s the message of the incarnation is that Jesus is one of us. He came to be what we are, and it fits well with that theology that his birth in fact took place in a normal, crowded, warm, welcoming Palestinian home, just like many another Jewish boy of his time.

And who knows? People might even start asking questions about how we read the Bible and understand it for ourselves!

If you would like to see how it might be possible to re-write the Christmas story for all ages in a way which is faithful to this, see this excellent example from Stephen Kuhrt.

Additional note

I am grateful to Mark Goodacre for drawing my attention to an excellent paper on this by Stephen Carlson, one of his colleagues at Duke. The paper was published in NTS in 2010, but is available on Carlson’s blog for free. Carlson presses the argument even further by arguing three points:

1. He looks widely at the use of kataluma and in particular notes that in the Septuagint (LXX, the Greek translation of the OT from Hebrew in the second century BC) it translates a wide variety of Hebrew terms for ‘places to stay.’ He thus goes further than Bailey, agreeing that it does not mean inn, but instead that it refers to any place that was used as lodgings.

2. He looks in detail at the phrase often translated ‘there was no room for them in the kataluma‘ and argues that the Greek phrase ouch en autois topos does not mean ‘there was no room for them’ but ‘they had no room.’ In other words, he thinks that they did stay in the kataluma, but that it was not big enough for Mary to give birth to Jesus in, so she moved to the main room for the birth, assisted by relatives.

3. He believes that Bethlehem was not Joseph’s ancestral home, but his actual family home, for two reasons. Firstly, we have no record of any Roman census requiring people return to their ancestral home. Secondly, he argues that the phrase in Luke 2.39 ‘to a town of their own, Nazareth’ doesn’t imply that they were returning to their home town, but that they then made this their home. We already know this is Mary’s home town, and it would be usual for the woman to travel to the man’s home town (Joseph’s Bethlehem) to complete the betrothal ceremonies. After Jesus is born, they then return together to set up home near Mary’s family.

The kataluma was therefore in all likelihood the extra accommodation, possibly just a single room, perhaps built on the roof of Joseph’s family’s home for the new couple. Having read this, I realised that I had stayed in just such a roof-room, jerry-built on the roof of a hotel in the Old City of Jerusalem, in the lee of the Jaffa Gate, in 1981. It was small, and there was certainly no room to give birth in it!

(You can stay there too, by booking here. The site includes the view we had from the roof!)

Quell: http://www.psephizo.com/biblical-studies/jesus-was-not-born-in-a-stable/

Об антисемитизме и его причинах

Д. Шейнин

Редактор Б. Левит

Copyright © 2004 Д. Шейнин
Copyright © 2004 Б. Левит

Оглавление

Предисловие.

Глава 1. Краткий обзор объяснений антисемитизма.

§0. Попытки классификации.

§1. Объяснения  политической или экономической конъюнктурой.

§2. Взгляд на антисемитизм как на разновидность ксенофобии.

§3. Обьяснения «враждебностью евреев нееврейским  религиям и (или) культурам» или «еврейским партикуляризмом» 

§4. Теория Лурье.

§5. Иудаизм и религиозно-просветительская миссия евреев как причина антисемитизма.

Глава 2. Особенности обвинений против евреев.

§1. Гиперхимеры..

1.1. Ослиная голова в Святая святых.

1.2. Осквернение гостии.

1.3. Отравление колодцев.

1.4. Кровавый навет.

§2. Попарно взаимоисключающие обвинения.

§3. Обвинения, в которых еврейский народ фигурирует как обладающий свободой воли субъект.

§4. “Odium humani generis”.

Глава 3. Причины антисемитизма.

§1. Непосредственная причина антисемитизма: иррациональный страх. Антисемитизм как рационализация посредством иррациональных фантазий.

1.1. Гиперхимеры как порождения иррационального страха.

1.2. Объект порождающего антисемитизм страха.

1.3. Израиль как объект иррационального страха.

§2. Об «изначальной причине» антисемитизма.

§3. О «материальных причинах» антисемитизма.

§4. Причина иррационального страха.

4.1. «Случаи иммунитета».

4.2. Свидетельства избранности еврейского народа как причина иррационального страха 

4.3. «Странные компромиссы» и «странная бескомпромиссность».

4.4. Основной фактор.

4.5. Египет как родина антисемитизма.

Заключение.

Предисловие

            Предлагаемая работа посвящена анализу особенностей и причин антисемитизма. В первой главе дается обзор основных существующих теорий причин антисемитизма. Вторая глава посвящена важнейшим особенностям антисемитизма, которые характерны для него как для уникального явления. В третьей главе, на основании материала второй, рассматриваются причинно-следственные механизмы, обуславливающие возникновение и развитие антисемитизма. Более подробно структура работы отражена в оглавлении.

            Систематические изложения истории антисемитизма можно найти в цитируемой литературе. В данной работе материал истории антисемитизма затрагивается весьма кратко и отрывочно, лишь постольку, поскольку это необходимо для иллюстрации изложения. В связи с этим в работе широко используются сноски, которые многофункциональны и могут представлять собой справки, комментарии, исторические подробности, ссылки. Сознавая, что сноски испытывают терпение читателя, автор сожалеет об их многочисленности, но не видит приемлемого способа ее избежать. Включение материала сносок в основной текст нарушило бы связность изложения, а исключить их означало бы опустить примечания, представляющиеся необходимыми или существенными.

            При выборе исторических примеров относительно большое внимание уделяется антисемитизму грекоримской эпохи, по следующим причинам: во-первых, античный антисемитизм, уступая антисемитизму средних веков и нового времени по интенсивности, в то же время по ряду характеристик ближе сегодняшнему дню, чем традиционно-христианский антисемитизм; во-вторых, рассмотрение античной разновидности антисемитизма полезно для выявления стоящих за ним исторически инвариантных факторов.

            Автор благодарен редактору Б Левиту за помощь в работе над формой изложения и содержанием статьи.

Глава 1. Краткий обзор объяснений антисемитизма

§0. Попытки классификации

            Существующие объяснения причин антисемитизма почти столь же разнообразны и непохожи друг на друга, сколь и обвинения, которые антисемиты предъявляют евреям. Как писал С. Лурье в своей книге «Антисемитизм в древнем мире»1, «чуть ли не каждый исследователь выдвинул особое объяснение происхождения антисемитизма: одни видят причину антисемитизма в том, что евреи выше окружающей их среды и потому вызывали зависть соседей, это – народ бескорыстных идеалистов и апостолов (М. Фридлендер), другие, наоборот, в том, что евреи в нравственном отношении ниже окружающей их среды – они корыстолюбивы и кровожадны (Ф. Штегелин), это – народ ростовщиков (В. Зомбарт); для одних – все дело в том, что евреи проникнуты партикуляризмом, они отделяют себя китайской стеной от окружающих (Э. Шюрер), другие, наоборот, видят историческую ошибку еврейства в том, что оно слишком охотно проникалось чужой культурой (И. Фрейденталь); одни пытаются делить еврейство древности на два обособленных и враждующих между собой течения и считают, что только одно из этих течений – узко-националистическое – породило антисемитизм (А. Бертолет), другие, наоборот, видят в еврействе древности одну тесно-сплоченную семью и объясняют антисемитизм именно этой сплоченностью (Т. Моммзен); одни видят причину антисемитизма в необыкновенном своеобразии и иррациональности еврейского национального характера (Эд. Мейер), другие, наоборот, объясняют антисемитизм более или менее случайными причинами временного характера – религиозными, экономическими, политическими и т. д. – и считают, что еврейского народа не существует, а есть только граждане различных национальностей, исповедующие иудейскую религию (Т. Рейнак)». Этот список не является исчерпывающим, и в то же время для наших целей он избыточен, поскольку включает объяснения причин антисемитизма, исходящие от самих антисемитов, а такие объяснения в данной работе не рассматриваются.2

            Среди объяснений антисемитизма можно выделить две группы.3 В первую группу входят теории, связывающие антисемитизм с какими-либо «сущностными», в основном не зависящими от места и времени признаками евреев – с какими-либо из их, как пишет П. Шефер4, «уникальных религиозных, культурных и социальных характеристик». Во вторую группу входят объяснения антисемитизма через привходящие, не связанные с какими-либо имманентными характеристиками иудаизма и евреев факторы, такие как политическая или экономическая конъюнктура (т. е. объяснения тем, что Лурье называет «более или менее случайными причинами временного характера»). Tакие теории, по выражению из книги Д. Прагера и р. Дж. Телушкина «Почему именно евреи? Причина антисемитизма»5деиудаизируют антисемитизм. Следуя терминологии Х. Хоффманна,6 мы будем называть теории первой группы субстанциальными, а теории второй группы функциональными.7

            Приведенная классификация полезна, хотя она едва ли исчерпывает существующие подходы. Например, распространенный взгляд на антисемитизм как на закоренелый предрассудок незапамятно древнего и потому темного происхождения, передающийся из поколения в поколение наподобие представлений о ведьмах и необходимости охоты на них, по-видимому, не подпадает ни под одно из приведенных определений. Неудовлетворенность существующими теориями и ощущение бесперспективности привели также к подходу, который можно назвать агностико­эмпирическим, когда по существу происходит отказ от поиска причин антисемитизма; вместо этого исследуются его характерные особенности, на основе чего, например, предлагаются уточнения определения антисемитизма (напр. Г. Ленгмюр, «К определению антисемитизма», где, в частности, утверждается различие между антисемитизмом и «антииудаизмом»8) или приводится некоторая эмпирическая схема, как то аналогия антисемитизма с вирусной инфекцией.9

            «Функционализм» является порождением светски-общегуманистического, интернационалистического мировоззрения – или такого его варианта, при котором во главу угла ставятся «объективные» политические и экономические интересы общественных групп, а религиозные и национальные различия как таковые считаются вторичными и по большому счету несущественными. Функциональным теориям несвойственно признавать уникальность, устойчивость на протяжении истории и «народность» антисемитизма. Вопрос, почему борьба политических и экономических интересов всегда «бьет в одни ворота», т. е. оборачивачивается против одних и тех же евреев, не получает при функциональном подходе удовлетворительного решения.

            Однако и «субстанциализм» чреват трудноразрешимыми проблемами. П. Шефер пишет о «хорошо известной ловушке» субстанциального подхода: если причиной антисемитизма являются какие-то существенные характеристики евреев, то напрашивается вывод, что евреи «сами виноваты»10. K этому можно добавить, что если эти уникальные качества евреев, неприемлемые для антисемитов, положительны или нейтральны, то получается, что, наоборот, среди неевреев распространена некая устойчивая, передающаяся из поколения в поколение порочность, из-за которой они склонны ненавидеть евреев именно за эти качества. Но главной трудностью является не это: допустим даже, что, действительно, или «евреи виноваты», или неевреи склонны видеть еврейские достоинства в черном цвете. Возникает вопрос, если такие-то и такие-то еврейские качества (справедливо или несправедливо) не нравятся неевреям и являются причиной антисемитизма, то почему антисемиты не могут недвусмысленно указать на эти качества в обоснование своей позиции (ведь вряд ли следует предполагать, что антисемиты втайне сознают, что ненавидят евреев за те качества, за которые их следует любить, и потому темнят и не высказывают истинной причины своего отношения к евреям). Между тем большинство обвинений, предъявлявшихся антисемитами евреям, либо химеричны и фантастичны, либо противоречивы (см. гл. 2).

            В следующих параграфах мы вкратце рассмотрим основные существующие объяснения антисемитизма, начиная с функциональных (§1) и затем в порядке «возрастания субстанциальности».

§1. Объяснения  политической или экономической конъюнктурой

            Можно уверенно утверждать, что популярная в XIX и первой половине XX века «экономическая теория» антисемитизма сегодня не заслуживает серьезного рассмотрения. Эта теория проистекала из антисемитских представлений о евреях как о торгашах, ростовщиках и эксплуататорах, a в «либеральном», апологетическом варианте она утверждала, что евреи были вынуждены выступать в этих неблаговидных ролях из-за преследований и ограничений на роды занятий и что их особые способности к коммерции вызывали зависть и недовольство. Между тем на протяжении истории евреи не имели сколь-нибудь постоянного и определенного «экономического лица». Внимание общества к тем или иным видам экономической деятельности евреев определялось исключительно текущими взглядами на «хорошие» и «плохие» роды занятий, при этом «недостойные» виды заработка объявлялись еврейскими и представления об особой приверженности к ним евреев проецировались на все времена. Так, в XIX веке причиной античного антисемитизма объявлялась еврейская коммерция и ростовщичество; между тем в писаниях античных антисемитов такие обвинения не звучат вовсе, хотя среди занятий евреев тогдашней диаспоры были как торговля, так и банковское дело. Как пишет С. Лурье (op. cit., с. 41 сл.), «пока в европейской науке господствововало феодально-аристократическое направление и торговля считалась позорным делом, никто не сомневался в том, что евреи древности были нацией торговцев par excellence. Но tempora mutantur»  [времена меняются],  и «когда занятие торговлей стало рассматриваться как самое распрепочетное и патриотическое дело», немецкий экономист «В. Зомбарт выступает со взглядом, согласно которому евреи древности… не занимались столь благородным делом, как торговля», а «были сплошь ростовщиками» – взгляд, как показывает Лурье (с. 27–46 и далее), не имеющий ни малейших оснований в источниках.

            Если «экономическая теория» к настоящему времени практически утратила значение как не выдерживающая критики, то «политическое» объяснение антисемитизма все еще имеет хождение. Согласно этой теории, антисемитизм есть следствие политических конъюнктур, при которых определенным общественным группам или правительствам становятся выгодны враждебные действия в отношении евреев и разжигание антиеврейских настроений.

            Типичным «подтверждением» политической теории является жесточайший еврейский погром 38 года н. э. в Александрии, описанный в трудах Филона Александрийского.11 Согласно Филону, римский префект Египта Авиллий Флакк, при императоре Тиберии управлявший провинцией разумно и справедливо, по воцарении Калигулы впал в немилость, лишился влиятельных сторонников при дворе и имел основания опасаться не только за свой пост, но и за личную безопасность. Чтобы не остаться без всякой поддержки, он склонился на сторону греческих популистских кругов в Александрии, возглавляемых ярыми антисемитами. По наущению последних он провел ряд антиеврейских мер и содействовал или попустительствовал осквернению синагог. Накалившиеся антисемитские страсти и привели к погрому, которому Флакк не чинил никаких препятствий. Таким образом, налицо политические мотивы: утративший поддержку Рима Флакк разыгрывает местную антисемитскую карту, а антисемитизм склонившей его к тому греческой «патриотической партии» якобы объясняется лояльностью еврейской общины к ненавистной римской власти.

            Политические соображения здесь бесспорно имели место, хотя вряд ли можно всерьез говорить о лояльности евреев Калигуле, распорядившемуся установить свои статуи в синагогах и требовавшему от евреев ввести его культ; что же касается  греческих «патриотов» Александрии, то они не боролись против Рима, а конкурировали с евреями за римскую благосклонность (в частности, обыгрывая отказ евреев ввести культ Калигулы). Но главное – это то, что Флакк и греческие «патриоты» действительно разыгрывали антисемитскую карту, но не изготовили ее; она всегда была под рукой, в виде махрового общественного антисемитизма, как традиционного12 и литературного13, так и «простонародного» и бытового14.

            Политические мотивы правительств, рациональные (перенаправление на евреев общественного недовольства, использование их как «козлов отпущения», ставка на культурно-религиозную униформизацию) или иррациональные (религиозные предубеждения монарха, параноидальный поиск врагов), справедливо приводятся для объяснения вспышек антисемитизма, но не имеют никакого отношения к его причинам. Открытый анитемитизм властей (светских или духовных) разнуздывает и «вдохновляет» антисемитизм общественный, придавая ему ореол легитимности, но не создает его. Антиеврейские меры последних лет жизни Сталина привели к вспышке общественного антисемитизма потому, что советский запрет на еврейскую тему оказался фактически снят. К тому же эффекту привела отмена цензуры при горбачевской перестройке, проводившейся отнюдь не антисемитами. Погромы времен Александра III и Николая II несомненно стали возможны благодаря антисемитской политике тогдашних правительств, но движущий этими погромами общественный антисемитизм был подготовлен задолго до того и проявлялся в общественной же пропаганде и литературе (см. напр. сноску 63). Рост антисемитизма в Германии и Франции XIX века был чисто общественным явлением; если он и имел отношение к политике властей, то лишь как отрицательная реакция на проводимую ими эмансипацию евреев. Наконец, средневековые монархи и папы, как правило, пытались пресечь (с большим или меньшим успехом) такие проявления народного антисемитизма, как наветы о ритуальном убийстве15, осквернении гостии и отравлении колодцев (см. §1 гл. 2). Как пишет Лурье в своем анализе политической теории (op. cit., с. 8, 58), правительства либо «послушно плелись в хвосте народного антисетизма», либо противодействовали ему.16

§2. Взгляд на антисемитизм как на разновидность ксенофобии

            Если политические и экономические объяснения антисемитизма «деиудаизируют» его радикально, отрицая его какую-либо исторически значимую связь с еврейской национальной, культурной или религиозной общностъю, то взгляд на антисемитизм как на разновидность ксенофобии (в форме «этнических предрассудков», расизма и т. п.) значение этой общности признает, но рассматривает ее лишь как частный случай общности иноплеменников или вообще «чужаков». Этот подход сравнительно нов и отражает негативную реакцию на расовые и националистические теории XIX-XX веков, приведшую к развитию идей интернационализма, уважения к иным культурам и т. п. Эмпирическим материалом для этого подхода является деятельность и идеология различных правоэкстремистских партий и группировок,17 антисемитизм которых часто не выделяется явно на фоне отрицательного отношения к иноплеменникам и всяким «меньшинствам» вообще, а также наблюдения за рядом проявлений антисемитизма, не специфичных для неприязни именно к евреям (таким, как раздражение еврейской внешностью и еврейским акцентом, обвинение евреев в «торгашестве», нелояльности к стране проживания и т. д. и т. д.).18

            Очевидно, антисемитизм включает в себяпредставление о еврее как о «чужаке»  (греч. xenos) и потому ксенофобичен, т. е. может находить выражение в ряде эмоций и клише, характерных для ксенофобии вообще. Однако, как замечают и показывают Прагер и Телушкин (op. cit., с. 17–20), ни один из «других» видов ксенофобии не достигал той степени универсальности, глубины и постоянства, которой отличается антисемитизм. К этому можно добавить, что антисемитизм уникален своей обсессивностью (навязчивостью идеи)19, чудовищностью20 и мистической универсальностью21 предъявляемых евреям обвинений, а также парадоксальным совмещением представления о евреях как о низшей расе или нации22 с представлением об их необычайном могуществе23 и уме. Между тем не стоит пытаться вообразить, скажем, расиста, толкующего о всемирном заговоре негров и их фактическом господстве над белой расой. Таким образом, попытки свести антисемитизм к разновидности ксенофобии или расизма игнорируют его существенные и уникальные характеристики, засвидетельствованные на протяжении всей его истории. Антисемитизм есть явление sui generis – «единственное в своем роде»24.

§3. Обьяснения «враждебностью евреев нееврейским  религиям и (или) культурам» или «еврейским партикуляризмом»

            С. Лурье (op. cit.) убедительно показывает, что как экомические и политические соображения, так и ссылки на враждебность евреев чужим религиям, их якобы чуждость иным культурам и «китайскую стену партикуляризма», которой они будто бы отгораживают себя от окружающих, не объясняют антисемитизм. Действительно, отрицание иудаизмом других религий всегда на практике было слишком мирным, чтобы его можно было считать причиной антисемитизма. Далее, полномасштабное восприятие евреями культур стран проживания (как пассивное, так и активное) хорошо известно не только по новому времени, но и по античной эпохе. Это не позволяет говорить ни о какой «китайской стене». Наконец, «еврейский партикуляризм», какое бы точное значение этому термину не придавалось, не может считаться причиной антисемитизма потому, что рост антисемитизма всегда наблюдался при усилении не партикуляристских, а, наоборот, ассимиляционистских тенденций среди евреев.25

§4. Теория Лурье

            Сам Лурье (op. cit.) объясняет антисемитизм свойством еврейского народа сохранять, при отсутствии общего языка и территории, национальную общность, образовывать «национально-государственный организм» (с. 8), и вытекающими отсюда их особеностями, такими как сплоченность и взаимопомощь, упорство и целеустремленность, поддержка дружественных политических сил страны проживания (с. 120), ассимиляция «лишь до известной границы», «национально-патриотическое чувство» (с. 118). Это свойство евреев и указываемые Лурье их общественные и нравственные императивы, обусловленные этим свойством, мы будем в этом параграфе называть фактором Лурье.

            Строго говоря, Лурье предлагает свое объяснение лишь для антисемитизма грекоримской эпохи, которому посвящена его книга. Однако в начале своей работы он отмечает, что «причины, вызывающие антисемитизм в древности и ныне – одни и те же. В этом мы убедимся из изолированного изучения обоих рядов явлений…»; в то же время «в древнем мире общественные отношения значительно проще, и самый антисемитизм еще только появляется. Поэтому и установить причины античного антисемитизма должно быть легче и проще, чем причины нынешнего, и наоборот, следует ожидать, что, установив эти причины, нам будет легче разобраться и в причинах современного антисемитизма» (с. 16).

            Взгляд Лурье на причины антисемитизма заслуживает подробного цитирования.

            «Kак я уже сказал, я определенно примыкаю к той группе ученых, которые, исходя хотя бы из одного того, что везде, где только ни появляются евреи, вспыхивает и антисемитизм, делают вывод, что антисемитизм возник не вследствие каких-либо временных или случайных причин, а вследствие тех или иных свойств, постоянно соприсущих еврейскому народу…» (с. 7).

            «Постоянной причиной, вызывавщей антисемитизм, по нашему мнению, была та особенность еврейского народа, вследствие которой он, не имея ни своей территории, ни своего языка и будучи разбросанным по всему миру, тем не менее (принимая живейшее участие в жизни новой родины и отнюдь ни от кого не обособляясь) оставался национально-государственным организмом. Действительно, всякого рода ‘конституции’ и ‘законодательства’ – только внешнее закрепление ряда явлений чисто-психологических, и не эти ‘клочки бумаги’ определяют наличность национальности и государства, а ряд чисто-психологических социально-нравственных переживаний. А эти переживания налицо у евреев не в меньшей, а в большей степени, чем у народов, обладающих своим языком и своей территорией; эта особенность евреев, как мы увидим, удовлетворительно объясняется своеобразием древней истории евреев. Однако, эта особенность осталась непонятой не только ‘хозяевами’ евреев, но и учеными исследователями из среды самого еврейства. …Фрейденталь готов считать основой национальной самобытности – язык <ссылка>, …Р. Г. Леви <ссылка> категорически заявляет, что нет еврейкого народа, а есть только граждане различных государств, исповедующие Моисеев закон (“как нет ни ‘католического народа’, ни ‘протестантского народа’, так нет и ‘еврейского народа’”)… Точно так же для не-еврееев этот факт остался непонятным: любопытно, что, напр., Блудау характеризует чувство, связывающее евреев разных стран, как ‘земляческое’ (landsmannschaftliche). А между тем, те психологические переживания, которые налицо у каждого нравственно-здорового еврея, могут быть охарактеризованы только как государственно-национальные» (с. 8–9).

«Естественно, что не-евреи не могли ни понять, ни признать этого факта. Если язык и территория – conditio sine qua non [необходимое условие] всякого национального чувства, то свое еврейское национально-государственное чувство у живших внутри эллинского общества евреев диаспоры должно было представляться им как преступность, как нравственное вырождение. …» (с. 10, разрядка Лурье).

            Резюмируя отношение нееврейского населения к анализируемым им характеристикам евреев, Лурье пишет:

            «И к этим особенностям еврейской морали националистически настроенные граждане античных государств не могли относиться равнодушно. Эти особенности евреев вызывали у них недоверие и страх; имеющее оборонительный характер еврейское сплочение превращается в глазах ‘хозяев’ в объявивший войну всему миру всесильный кагал» (с. 120, разрядка Лурье).26

            Объяснение Лурье можно понимать двояко. С одной стороны, автор указывает на фактор Лурье как на самостоятельную и непосредственную причину антисемитизма, поскольку этот фактор представляется неевреям «как преступность, как нравственное вырождение» (см. цитату выше). При таком понимании фактор Лурье – рационально осознаваемый антисемитом подлинный предмет его недовольства евреями. С другой стороны, указываемая Лурье особенность евреев «осталась непонятой не только ‘хозяевами’ евреев, но и учеными исследователями из среды самого еврейства»; она вызывает у неевреев «недоверие и страх». Это приводит к интерпретации, согласно которой сам по себе фактор Лурье не получает решительной оценки у неевреев – или во всяком случае не является в их суждении предметом, достаточным для формирования антисемитских взглядов – но (иррационально) вызываемые им чувства недоверия, отчуждения и страха приводят к антисемитизму.

            В первом понимании теория Лурье критически уязвима к уже упоминавшемуся возражению: если бы фактор Лурье в представлении антисемитов был столь предосудителен и «преступен», что составлял достаточное основание для их отношения и чувств к евреям, то антисемиты и указывали бы на него прямо и недвусмысленно как на подлинную вину евреев, а не хоронили бы этот фактор под нагромождением химерических и противоречивых обвинений, а то и вовсе «забывали» о нем. В действительности фактор Лурье был в античном обществе хорошо известен, но отношение к нему было разным. У ряда авторов, начиная с Гекатея из Абдер, мы находим положительный отклик на тенденцию евреев следовать национальным традициям и «законам предков»; не случайно Иосиф Флавий, обращавшийся в основном к нееврейскому читателю, с гордостью пишет об этой особенности евреев27. Страбон пишет о допущении автономии еврейских общин властями Египта и области Kирены с неодобрением, следуя ксенофобической традиции спартанского образца; однако, несмотря на явно антисемитские интонации, у него и речи нет об отношении к сохранению евреями диаспоры национальной общности как к преступности и нравственному вырождению.28 У практических же политиков фактор Лурье вызывал чаще положительное, чем отрицательное отношение, так как он позволял, путем предоставления еврейским общинам религиозной и определенной административной автономии в обмен на некоторые гражданско-правовые ограничения, обеспечить достаточную лояльность евреев и общую политическую стабильность.29

            Все эти факты и обстоятельства, наряду с другими подобными им, были, разумеется, хорошо известны Лурье, и многие из них являются предметом внимательного анализа в его книге. Это позволяет считать его замечание о том, что «еврейское национально-государственное чувство у… евреев диаспоры должно было представляться [неевреям] как преступность, как нравственное вырождение», неудачей изложения и заключить, что он подразумевал второе понимание своей теории, согласно которому фактор Лурье сам по себе не может быть достаточным предметом антисемитских претензий, но способен вызывать у неевреев иррациональные «недоверие и страх», которые, в свою очередь, являются причиной антисемитизма (нечто наподобие, скажем, человека без тени у Шамиссо30: само по себе заключения об опасности сделать не позволяет, но внушает неясные опасения, переходящие во враждебность).

            Kак мы увидим в дальнейшем (гл. 3), антисемитизм действительно формируется на основе фобического мистифицирования (выражение П. Шефера, op. cit., с. 206) представлений о евреях, проистекающего из иррационального страха перед ними как общностью. Однако нет оснований считать, что это явление вызывается исключительно или в первую очередь фактором Лурье, отражающим лишь один из аспектов еврейской идентификации.31

            Общеизвестно, что в эпоху традиционного христианства не национальный, а религиозный аспект принадлежности к еврейству был основным «раздражающим фактором». Но он имел огромное значение и в античную эпоху. Лурье справедливо указывает, что само по себе «своеобразие еврейской религии не могло, при веротерпимости эллинистического общества, служить причиной антисемитизма» (с. 20) и приводит ряд примеров, подтверждающих, что «евреи сплошь и рядом делали все возможное, чтобы избежать обострения религиозного антисемитизма» (с. 16–18). Беда, однако, в том, что все эти усилия и компромиссы, действительно уменьшая рационально-сознательную враждебность к иудаизму, приводили к еще большему непониманию его, порождая те самые недоверие и страх, которые Лурье связывает исключительно с фактором Лурье. Если, например, евреи не принимали участия в нееврейской трапезе из-за некошерности пищи, то такая черта иудаизма, конечно, не вызывала восторга и рассматривалась как варварски-ксенофобическая, но и не приводила в тупик, ибо ограничения такого рода наблюдались и у других народов. Если же евреи, ради «дружбы и сотрудничества», приходили на нееврейскую свадьбу, но со своей пищей; если еврейский мореплаватель вместе со всеми посвящал дар богу за спасение на море, но в посвятительной надписи не указывал, какому именно богу (дабы оставалась формальная возможность избежать нарушения заповеди, считая, что «бог» – это Бог), – то это должно было вызывать недоумение, подозрение и недоверие. Наконец, говоря о религиозном аспекте, следует иметь в виду не столько его положительную (выполнение традиционных предписаний и запретов), сколько отрицательную составляющую: отказ принять чужую религию, в основе которого лежит невозможность принять чужую религию и при этом остаться евреем. Среди евреев было немало «вольнодумцев», пренебрегавших ритуалами включая даже обрезание (об этом с негодованием пишет Филон Александрийский), но большинство из них не принимало чужих культов, подобно тому как большинство еврейских «вольнодумцев» и даже атеистов христианской эпохи не принимало крещения. Этот факт нельзя объяснить как чисто национальную традицию или только способ сохранить национальную общность, ибо другие народы меняли религии (некоторые не по одному разу) и этой общности не теряли (но при этом они переставали, по знаменитой формуле Аристотеля, быть тем, чем они были).

            Впрочем, вся совокупность особенностей евреев шире фактора Лурье не только благодаря чисто религиозному аспекту, но обсуждение этого увело бы нас слишком далеко. Резюмируя, можно утверждать: «недоверие и страх», о которых пишет Лурье, вызываются еврейской идентификацией вообще; выделение из нее фактора Лурье методологически полезно и объясняет ряд явлений,32 но все же искусственно и не дает удовлетворительного объяснения антисемитизма.

§5. Иудаизм и религиозно-просветительская миссия евреев как причина антисемитизма

            Это объяснение можно найти уже у Иосифа Флавия. Указывая на приоритет египтян в измышлении наветов на евреев, он пишет (Против Апиона, I, 224 с.): «У них было много причин для ненависти и зависти. Первоначально это было то, что наши предки управляли их страной и впоследствии вновь процветали, вернувшись на родину. Далее, их противоположность нам вызывала в них глубокую враждебность, так как наше богопочитание настолько отличается от их установлений, насколько природа Бога отстоит от неразумных животных. Ибо этих последних они почитают за богов, согласно обычаю своих предков… Будучи людьми пустыми и лишенными всякого здравого соображения, издревле усвоившие ложные предтавления о богах, они были неспособны перенять возвышенность нашей религии и, видя, как многие нами восхищаются, прониклись завистью.»

            М. Фридлендер в своей книге «Еврейство в дохристианском греческом мире» называл еврейскую диаспору грекоримской эпохи «общиной апостолов» и связывал древний антисемитизм именно с «апостольской», т. е. религиозно-пропагандистской деятельностью евреев.33 

            Идея религиозно-нравственной миссии евреев и вообще субстанциальный подход к объяснению антисемитизма используется наиболее экстенсивно в популярной работе Прагера и Телушкина (op. cit., с. 22-23; мною подчеркнута та часть цитаты, в которой выражена основная идея объяснения — Ш.):

            «Изначальная причина антисемитизма – это то, что делает евреев евреями:  иудаизм. Для этого есть четыре основания, и в центре каждого из них — тема вызова, бросаемого евреями нееврейским ценностям.

            1. На протяжении тысяч лет иудаизм состоял из трех компонент — Бог, Тора и Израиль; то есть: еврейский (по концепции) Бог, еврейский закон и еврейская национальная общность. Приверженность евреев к любой из этих составляющих всегда была мощным источником антисемитизма, потому что она ставила еврея вне общества и, что наиболее важно, рассматривалась (в ряде случаев справедливо) неевреями как вызов, брошенный истинности нееврейских богов (бога), законов и/или национальных устоев.

            Утверждая идею единого и единственного Бога всего человечества, тем самым отрицая легитимность богов всех других народов, евреи вошли на историческую сцену – и затем снова и снова оказывались – в состоянии войны с самыми дорогими неевреям ценностями. Враждебность к евреям дополняло то, что они жили по своей собственной весеобъемлющей системе законов, в дополнение к законам их нееврейских соседей или даже вместо этих законов. И, упорно держась своей национальной принадлежности, в добавление к национальной принадлежности народа, среди которого они жили, или вместо нее, евреи вызывали или усиливали антисемитские страсти.

            2. С первых же дней существования иудаизма его raison d’être было — изменить мир к лучшему (как говорится в древней еврейской молитве, читаемой ежедневно и поныне, «сделать мир совершенным под владычеством Бога»). Это старание изменить окружающий мир, бросить вызов богам его религий или его светским богам и навязать другим нравственные требования (даже когда все это не делается явно во имя иудаизма) было постоянным источником напряженности между евреями и неевреями.

            3. Как если бы было недостаточно всего перечисленного, иудаизм вдобавок всегда утверждал, что евреи были избраны Богом для этой миссии — усовершенствования мира. Эта доктрина богоизбранности евреев была и остается одной из важнейших причин антисемитизма.

            4. Вследствие своей приверженности иудаизму евреи почти в каждом обществе достигают более высокого качества жизни, чем их нееврейские соседи. Это более высокое качество жизни выражается в ряде аспектов. Приведем лишь некоторые из них: евреи почти всегда были лучше образованы; семейная жизнь евреев обычно гораздо более прочна; евреи всегда помогали друг другу значительно больше, чем их нееврейские соседи помогали друг другу; и для евреев всегда было много менее характерным напиваться пьяными, бить жен, бросать детей и т. п. В результате всего этого качество жизни еврея, пусть даже и в крайней бедности, была выше, чем у нееврея, занимающего  сравнимое положение в том же обществе.

            Это более высокое качество жизни евреев, которое, как мы далее покажем, явлется прямым следствием  иудаизма, всегда бросало вызов неевреям и провоцировало глубокую ненависть и враждебность; так что и в этом отношении иудаизм — источник антисемитизма.»

            В этом объяснении можно выделить общую (подчеркнуто в тексте) и специальную части. Последняя по сути дела перечисляет основные существующие субстанциальные концепции непосредственных причин антисемитизма. По ходу цитаты в ее неподчеркнутой части, это – партикуляризм в смысле, пересекающемся с теорией Лурье (1); «община апостолов» Фридлендера (2), доктрина еврейской богоизбранности (3); зависть, вызванная тем, что евреи «лучше живут» (4). Несомненно, что каждый из этих факторов, в свое время и в своем месте, вносил существенный вклад в создание питательной среды для антисемитизма. Но эти факторы поддерживали уже возникший феномен, а не вызывали его из небытия; они не оказываются необходимыми, на протяжении истории, для существования антисемитизма. Так, советские евреи были почти поголовно нерелигиозны и потому не «жили по своей собственной весеобъемлющей системе законов» (1). Они же не вели себя как «община апостолов» (2) и не могли восприниматься как таковая нерелигиозным большинством русских; да и в период эмансипации в Западной Европе, вплоть до прихода Гитлера к власти, задававшие тон малорелигиозные евреи и реформистские «немцы и французы Моисеева закона» не занимались явно религиозно-просветительской деятяльностью. Но и в более ранние периоды, начиная с воцарения христианства и включая период изоляции в гетто, эта функция, если и существовала латентно, то уж никак не бросалась в глаза. Далее, доктрины богоизбранности (3) существовали и существуют и у других народов, причем часто в гораздо более агрессивной форме; негативная реакция на эти доктрины, естественно, была, но никогда не доходила до масштабов, обсессивности и универсальности антисемитизма. Наконец, в ряде стран в течение длительных периодов  способность евреев достигать лучшего качества жизни (4) никак не могла найти какого-либо проявления, способного вызвать зависть неевреев; столь низок был статус еврея, что и речи быть не могло о сопоставлении с «неевреем, занимающим  сравнимое положение в том же обществе». Между тем все это не мешало существованию и развитию антисемитизма. Таким образом, специальную часть объяснения Прагера и Телушкина нельзя считать адекватным указанием причин антисемитизма.

            Остается общая часть объяснения, подчеркнутая в тексте цитаты. И с ней, вероятно, большинство религиозных евреев и многие из «сочуствующих» согласятся. Согласимся и мы: да, изначальная причина антисемитизма – иудаизм в том смысле слова, который в него вкладывают Прагер и Телушкин. Но объяснение это почти тавтологично: евреев не любят потому, что они евреи.34 Если в качестве причины смерти пациента указать тот факт, что человек вообще смертен, то это, конечно, будет правильно, но не сгодится для медицинского заключения о смерти. Между тем нет надежных исторических свидетельств, что непосредственной причиной антисемитизма является то, о чем говорят авторы. (Таким свидетельством мог бы служить указываемый в книге факт, что Гитлер объявлял иудаизм и еврейскую концепцию Бога корнем всех зол; но Гитлер объявлял корнем всех зол абсолютно все, что связано с евреями.35) Если бы иудаизм (в указанном смысле), рассматриваемый неевреями как «вызов, брошенный истинности нееврейских богов (бога), законов и/или национальных устоев», был непосредственной причиной антисемитизма, то (как это указывалось выше и для других субстанциальных объяснений непосредственной причины антисемитизма) не было бы и споров, ибо на эту причину недвусмысленно и однозначно указывали бы сами антисемиты. И, действительно, они на нее указывали, называя религию евреев злостным суеверием и говоря о еврейском партикуляризме и вызове, бросаемом евреями и их религией остальному человечеству. Но этого никогда не было достаточно, и приходилось измышлять многие другие, гораздо более впечатляющие объяснения-обвинения 36 (которые, однако, имели тот недостаток, что были химеричны). Иудаизм попросту слишком неагрессивен в практической повседневной жизни, чтобы служить непосредственной причиной антисемитизма.

                Сказаннное не должно умалять значение фактора вызова, бросаемого самим существованием евреев как евреев, в формировании антисемитизма. Этот вопрос заслуживает несколько более подробного рассмотрения.

                Знаменитая лирическая песнь из «Антигоны» Софокла (332–375), прославляющая достижения коллективного и индивидуального разума, обращена к «человеку», а не, скажем, к греку или афинянину. В то же время очевидно, что перечисляемые Софоклом достижения цивилизации, включающие города-государства, власть закона и представления о богах как о хранителях морали/справедливости/правосудия, – это прежде всего достижения греческой цивилизации, осознаваемые, однако, как общечеловеческие. Тот факт, что евреи, небольшой азиатский народ (во времена Софокла еще грекам неизвестный), не желают становиться частью этой цивилизации и принять ее систему ценностей, не мог сам по себе вызвать особого интереса или враждебности со стороны греков – примеров таких народов, больших и малых, было известно предостаточно. Но понемногу становилось ясно – или, в более осторожной формулировке, понемногу создавалось впечатление, – что евреи, в отличие от других «варварских» народов, понимают эту систему ценностей и, более того, способны ее принять, однако не принимают, точнее, принимают лишь как-то частично и избирательно, очевидно сообразуясь с какими-то ценностями более высокого приоритета. Существо этих последних оставалось малопонятным и, что важно, не могло быть достаточно прояснено на основе изучения религии евреев, ибо она представляла собой сложное сочетание письменной и устной традиции и, вдобавок, как и у других народов, поведение евреев далеко не всегда соответствовало требованиям их религии.

                Тем не менее, самые первые впечатления греков о евреях были вполне благоприятны (см. напр. С. Лурье, op. cit., с. 59–60; M. Stern, Greek and Latin Authors on Jews and Judaism, v. 1). Так, принадлежавший к школе Аристотеля Клеарх (ок. 300 г. до н. э.) приводит от лица самого Аристотеля рассказ о его путешествии в Сирию/Палестину, где он встречался с евреем-философом, и тот оказался столь мудр и образован, что мог научить Аристотеля и его спутников большему, чем научиться от них (M. Stern, op. cit., с. 49 сл., фр. 15 из «Против Апиона» Иосифа Флавия, 176–183). Этот еврей, согласно рассказчику (т. е. якобы Аристотелю), «был эллином не только по языку, но и душой» (там же, 180).

                Последняя цитата весьма и весьма примечательна: у еврея оказалась «душа эллина», и он превзошел эллинов в эллинской же мудрости, а это могло вызывать только уважение. Неудивительно, что последующие и более тесные столкновения греков с евреями были далеко не столь идиллическими: комплимент о «душе эллина» оказался поверхностным, а мировоззрение евреев – их собственным, но при этом тоже общечеловеческого охвата и потому – вызовом. В дальнейшем тенденция ответить на этот вызов принижением и осмеянием вклада евреев в достижения человечества хорошо прослеживается у греческих авторов (Аполлоний Молон37, Апион и др.). Здесь интересен также пример императора Юлиана «Отступника», относившегося к евреям и писавшего о них в целом дружественно38, но подробно и уничижительно рассуждавшего о незначительности еврейских достижений по сравнению с греческими и римскими («Против Галилеян»).

                Значение фактора еврейского вызова качественно возросло в христианскую эпоху, ввиду отказа евреев принять христианство, «спасение» в лоне Церкви, не только предлагаемое им «даром» и означающее прекращение преследований, но и ведущее к уравнению в правах с исконно христианским населением. Здесь весьма показателен пример аббата Петра Клюнийского («Достопочтенного», XI–XII в.), посвятившего самый большой из своих трактатов «упрямству» или «непреклонности» евреев (“Adversus judaeorum duritiem”). Это упорное неверие евреев в Христа нашло, по мысли Петра, свое высшее выражение в том, что их не убеждает «даже» чудесное нисхождение огня на лампады «Гроба Господня» в Иерусалиме, согласно христианской традиции происходящее каждую пасхальную субботу, «то самое из всех небесных и земных дел Христа,… которое вы [евреи] не можете отрицать, ибо весь свет возглашает это… Тут вы не можете сказать, что это дело христиан, ибо как христиане, так и сарацины и язычники были тому свидетелями».39  Говоря об этом «чуде», Г. Ленгмюр далее указывает (с. 206 сл.; курсив мой – Ш.): «Это удивительное событие, происходящее, возможно, начиная с IV в. и ставшее известным на Западе к началу XII в., было объяснено арабами как результат смешения меккского бальзама с жасминным маслом; оно было осуждено как благочестивая ложь папой Грегорием IX в 1238 г. и продолжает происходить по сей день. Удивительно не то, что Петр верил в это чудо, а то, что он его считал окончательным доказательством божественности Христа. Именно к этому он был приведен своей нуждой в таком доказательстве, которое было бы, в его собственных словах, ‘телесным и прочным’, своей нуждой продемонстрировать, что владычество Христа, в которое он верил, буквально и материально очевидно любому разумному человеку. И все же было одно эмпирическое препятствие, которое Петр не мог ни игнорировать, ни рационально преодолеть: это – продолжающееся существование евреев, которые видели Христа, пережили распространение христианства, изучили Ветхий завет столь же тщательно, сколь и  сам Петр, и были свидетелями чуда Гроба [«Господня»]. И он знал, что все это их не убеждает.»

                Ввиду столь важной роли ощущения еврейского вызова в восприятии неевреев и поскольку этот фактор вызова связан с приверженностью евреев иудаизму в смысле Прагера и Телушкина или хотя бы к одной из его трех указываемых ими компонент, может возникнуть искушение объявить иудаизм и утверждаемую им миссию евреев быть «светом для народов» основной причиной антисемитизма (что и делают эти авторы). Однако, как говорилось выше, таким объяснением удовлетвориться нельзя, а можно лишь считать его указанием на саму еврейскую идентификацию как на изначальную и общую причину антисемитизма, оставляющим открытым вопрос о его непосредственной причине.

                Дело в том, что евреи и иудаизм воспринимались (и воспринимаются) как вызов не из-за каких-то знаний о них, по схеме «евреи желают, чтобы мы верили в то-то и то-то, поступали так-то и так-то и стали такими-то и такими-то, а мы этого не желаем». Вызов именно такого типа предъявлялся и предъявляется (притом весьма агрессивно) исламом, и ни к чему похожему на антисемитизм это не приводило и не приводит. И вызов именно такого типа был в свое время брошен античной эпохе христианством. Привел он в конечном счете не к навязчиво-фобическим антихристанским настроениям, а к принятию народами Римской империи христианства. Первоначальной же реакцией было… усиление антисемитизма: в качестве основного «греха» христианства рассматривались его еврейские истоки (см. гл. 2, §4), хотя оно и достаточно скоро от них отдалилось.

                Евреи же не только не бросали подобного вызова, но и не укладывались даже в какую-либо рациональную модель по схеме «они преследуют такие-то цели, которые для нас неприемлемы». Поэтому такие цели приходилось измышлять и отсюда иррациональная конспирология, напр. теория жидомасонского заговора и подобные ей. Восприятие евреев как вызова связано не с наличием, а с отсутствием положительного знания о том, что такое евреи и иудаизм (что иллюстрируется, в частности, материалом следующей главы). Греки и римляне не понимали, почему евреи могут, но не хотят «влиться в семью цивилизованных народов». Петр Клюнийский и другие верили, что еврейская Библия – это «Ветхий завет», из которого вытекает мессианство и божественность Иисуса из Назарета, и что евреи были первыми и главными свидетелями «фактов», доказывающих его мессианство и божественность. Они поэтому не понимали неприятие евреями христианства, и никакие обвинения евреев в слепом догматизме и фанатизме (обвинения, которые в отношении ислама были для христиан приемлемым объяснением) не давали такого понимания, ибо не было эмпирических данных о евреях, которые подтверждали бы представление о них как о фанатичных приверженцах догмы. Эмпирические данные, наоборот, говорили о неагрессивности иудаизма, способности евреев к компромиссам, их гибкости в ряде вопросов, их желании жить в мире с неевреями и отсутствии у них чего-либо похожего на стремление или мечту обратить всех в иудаизм (и таким образом сделать всех евреями). Для слепого фанатизма нехарактерно, например, симулировать переход в другую веру, сохраняя тайную приверженность своей; между тем многие евреи Испании считали это допустимым при ужесточении преследований (марранос и евреи, фиктивно принимавшие ислам). Принятие и поддержка евреями идей Просвещения также не вписывались в представление об их нерассуждающем догматизме. Наконец, против теории бросаемого иудаизмом вызовакак непосредственной причины антисемитизма работает соображение, которое приводил С. Лурье (см. §3), возражая против объяснения (античного) антисемитизма через еврейский партикуляризм: антисемитизм обострялся именно в те периоды, когда среди евреев усиливались ассимиляционистские тенденции40 и фактор предъявляемого иудаизмом вызова – в любой его рациональной трактовке – ослабевал, как это было, например в Германии, России и Франции XIX–XX в.

            Итак, ни иудаизм вообще, ни возложенная на евреев миссия религиозно-нравственного просвещения и сопротивление ей неевреев не могут рассматриваться в качестве непосредственной причины антисемитизма.41 Такую причину следует искать во впечатлениях, получаемых неевреями от евреев (прямо или опосредованно), и в психологическом расположении неевреев, обуславливающем их реакцию на эти впечатления.

Глава 2. Особенности обвинений против евреев

            Цель данной главы – осветить те особенности антисемитских утверждений о евреях, которые, как мы полагаем, наиболее важны для выяснения природы антисемитизма и попыток найти его причину. Среди этих особенностей – специального рода химерический характер, свойственный ряду этих утверждений (§1), внутренняя противоречивость всей совокупности утверждений (§2), мистическая аттрибуция евреям единого управляющего волевого механизма (§3) и фантастическая генерализация предполагаемого объекта еврейских посягательств (§4).

            Во избежание недоразумений нужно сказать, что мы не руководствуемся здесь целью «разоблачения» антисемитизма и рассматриваем указанные особенности антисемитских обвинений не для того, чтобы еще раз продемонстрировать их несостоятельность. Единственная аудитория, которой имело бы смысл адресовать такую апологетику – это те евреи и неевреи-неантисемиты, которые под давлением универсальности антисеметизма склонны отыскивать в нем «рациональные зерна» или «объективную составляющую», обусловленную какими-то еврейскими погрешностями; но полемика с такими взглядами не входит в задачи этой работы. Далее, хотя приводимый здесь материал иллюстрирует уникальность антисемитизма, т. е. тот факт, что он – sui generis и не сводится к простой разновидности ксенофобии, данная глава написана не ради дополнительного подтверждения этого факта, ибо он никогда не подвергался сомнению в серьезных исследованиях и для его иллюстрации достаточно беглого рассмотрения, проведенного выше в гл. 1, §2.

§1. Гиперхимеры

            Если химера – это представление, не отображающее никакой реальности (пример – Химера в Илиаде, «спереди лев, сзади змея, а посредине коза»), то гиперхимерой мы будем называть представление, которое приписывает некоторой реальности свойства, противоположные ее хорошо известным из опыта сущностным свойствам (таковы, например, представления о мертвых телах как о способных двигаться, коммуницировать с людьми, сосать их кровь и т. п.). Производство и культивирование гиперхимерических представлений о евреях всегда было характерно для сознания антисемита. Отметим, что такие представления (в отличие от многих других, «утверждавшихся на высшем уровне») часто были вынуждены двигаться «народными тропами», ибо они в большинстве случаев не находили прямой поддержки у верховных авторитетов власти и у ряда солидных образованных антисемитов;42 впрочем, это отнюдь не убавляло им живучести. Ниже мы приводим образцы гиперхимер.

1.1. Ослиная голова в Святая святых

            Античный слух о том, что в Святая святых Храма (куда нельзя было входить никому, кроме как первосвященнику в Судный день, и где в период Второго Храма не могло быть никаких предметов) находится золотая голова осла, как предмет культа, очевидным образом относится к гиперхимерам, ибо таким образом евреям приписывался тайный культ наивысшего статуса, идущий вразрез с самыми фундаментальными основами иудаизма – учением о едином Боге и запретом идолопоклонства. Иосиф Флавий пишет (Против Апиона, II, 79 с.):

            «Я удивляюсь также и тем, кто снабдил его [Апиона] такого рода материалами, а именно Посидонию и Аполлонию Молону; ибо в то время как они осуждают нас за то, что мы не признаем богов, почитаемых другими, сами, измышляя богохульную и нелепую ложь о нашем Храме, не думают, что поступают нечестиво. Между тем любая ложь в высшей степени недостойна свободного человека, но особенно гнусна ложь о Храме, почитаемом у всех людей и исполненном столь великой святости. И вот Апион имел наглость объявить, что в эту святыню ‘евреи поместили голову осла и поклоняются ей и удостаивают ее великих почестей’, и он утверждает, что она была обнаружена при разграблении Храма Антиохом Епифаном, причем якобы оказалось, что она сделана из золота и стоит огромных денег.»43

            Это – одно из немногих антисемитских измышлений древности, не переживших античной эпохи. С разрушением Храма оно утратило актуальность, а с нею и популярность. Но оно стало исключением и в другом отношении: в отличие от прочих гиперхимер, слух о культе осла вошел и в авторитетные академические круги, хотя его формы варьировались – например, Посидоний Апамейский помещает на место ослиной головы статую Моисея верхом на осле; об изображении осла в Святая святых пишет и Тацит (История, V, 4), «объясняя» этот культ тем, что осел указал еврееям в пустыне дорогу к источнику, и очевидно не смущаясь собственными же указаниями на монотеизм евреев, на их концепцию неантропоморфного и нематериального Бога, а также на то, что они «не допускают никаких изображений в своих городах и храмах» (там же, V, 5).

            Другой особенностью измышления о культе осла является сравнительно невинный, с точки зрения тогдашнего нееврейского общества (см. замечание Иосифа Флавия в сноске 45), характер приписываемого евреям обычая – в отличие от других гиперхимер, имеющих тенденцию обвинять евреев в самом ужасном, что только можно вообразить и в том, что посягает на самые основы существования нееврейского общества.44 Вероятно, именно в силу этой особенности данная гиперхимера была некритически принята серьезными историками (такими, как Плутарх и Тацит) за этнографический факт: в самом деле, могли они думать, зачем было бы измышлять такое на евреев? Между тем основная психологическая мотивация здесь та же, что и у прочих гиперхимер. Это – мотив «разоблачения»: «оказывается», эти непонятные, внушающие недоверие и страх верования и обычаи евреев, представляемые ими как верх богопочитания и человеколюбия – это лишь видимость, «пыль в глаза» неевреям, а «на самом деле» у них есть тайные обычаи, существо которых противоположно этой видимости. Такие «разоблачения» ставят иррациональный страх и недоверие на «законную» рациональную основу; это – рационализация через посредство иррациональных фантазий.

1.2. Осквернение гостии

            Это обвинение меньше освещалось в литературе, чем, например, кровавый навет, поэтому стоит привести некоторые справочные сведения.

                Гостия (лат. hostia – букв. жертвенное животное) – изготовленная из теста облатка (просфoра в православной церкви), подлежащая освящению евхаристией. Последняя представляет собой церковный обряд или таинство, в результате которого, согласно католической, православным и некоторым протестанским традициям, облатка («хлеб») превращается в тело, а вино –  в кровь Иисуса из Назарета (т. е., согласно христианской доктрине, в «тело господне» и «кровь господню» соответственно). В основе евхаристии лежат евангельские слова Иисуса, с которыми он обратился к ученикам на т. н. Тайной вечере (Ев. Матф. 26:26-28): «И, когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил, и, раздавая ученикам, сказал: примите, ядите; сие есть тело Мое. И, взяв чашу, и благодарив, подал им, и сказал: пейте из нея все; ибо сие есть кровь моя Нового завета, за многих изливаемая, во оставление грехов.» Освященные таким образом хлеб и вино используются для обряда (таинства) причастия (лат. communium); вкусивший облатки и вина причащается искуплению от греха, получаемому в результате мученической смерти Иисуса – жертвы, принесенной им за человечество.

                Соглано принятому в 1215 г. католическому догмату, при евхаристии происходит транссубстанциация (transubstantiatio, «перемена сущности»), т. е. фактическое, сущностное превращение хлеба и вина в тело и кровь Христову соотвестственно (прежняя, «хлебная» или «винная» сущность перестает быть таковой и становится акциденцией, т. е. привходящим, не обязательным для данной сущности качеством, как, например, для Ленина наличие кепки на голове). Православная доктрина тоже говорит о превращении по существу, но избегает схоластической рационализации, предпочитая делать упор на представлении о таинстве, которое не может быть вполне доступно человеческому разумению. Лютеранство заменило транссубстанциацию на консубстанциацию, согласно которой обе сущности – хлеба (вина) и тела (крови) заключены в освященной облатке (вине). Большинство же протестантских церквей отвергло принцип транссубстанциации радикально и трактует причастие в символическом смысле, как обряд, совершаемый в память (commemoratio) об искуплении.45

            Рассматриваемое обвинение заключалось в том, что евреи якобы оскверняют предназначенную для причастия гостию, а именно крадут ее и «подвергают пыткам» – протыкают иглой или ножом, топчут ногами, выбрасывают в нечистоты, сжигают или пригвождают к дереву, «вторично распиная Христа».

                Приведем некоторые из случаев таких обвинений; все они заимствованы из Еврейской энциклопедии (EJ, Encyclopaedia – CD 1.0, 1997; ст. Host Desecration и Rindfleisch) и из книги William Nichol, Christian Antisemitism: A History of Hate,1995 (N), отмечающего «100 документированных случаев этого обвинения» (цитируется по www.religioustolerance.org).

                1021 г.: Рим пострадал одновременно от землетрясения и урагана, случившиxся на Страстную пятницу. Несколько евреев были обвинены в том, что они вызвали эти бедствия, украв гостию и проткнув ее гвоздем. Их пытали, пока они не признались, и затем сожгли заживо. (N)

                1243: евреи Берлица (недалеко от Берлина) сожжены на костре за то, что они якобы украли и подвергли пыткам гостию; впоследствии это место получило название Judenberg («Еврейская гора»). (N, EJ)

                1298: 20-го апреля в Реттингене, небольшом городе во Франконии, 21 еврей был убит толпой во главе с Риндфлейшем, немецким рыцарем, который призывал отомстить за якобы учиненное осквернение гостии. Риндфлейш затем водил жадную до добычи толпу из города в город, призывая бюргеров уничтожать евреев. Волна массовых убийств прокатилась по Франконии, Швабии, Гессе и Тюрингии и дошла до Гейльбронна (19 октября 1298 г.).  Покровитель евреев император Альберт II Австрийский был тогда занят войной с Адольфом Нассавским, и только после победы над ним он объявил «мир на земле» (Landfriede) с распоряжением прекратить погромы. Но это едва ли возымело действие, и евреев продолжали убивать в Готе (1303), Ренхене (1301) и Вейссензее (1303). Евреи Аусбурга и Регенсбурга были спасены благодаря защите муниципалитетов. В Нюрнберге 728 евреев были убиты когда толпа штурмовала замок, в котором они пытались обороняться при поддержке гарнизона. Среди жертв был Мордехай бен Гиллель, его жена и дети. Впоследствии городской совет присудил 20 человек к вечному изгнанию. (EJ)

                1308: епископ Страсбурга обвинил евреев Зульцматта и Руфаха в осквернении гостии; они были сожжены на костре. (N)

                1337-1338: дело «осквернении гостии» в Деггендорфе (Бавария), приведшее к ряду массовых убийств евреев региона и до сих пор празднуемое на ежегодном местном фестивале (“Deggendorf Gnad”)46. (EJ)

                1370: дело об «осквернении гостии» в Бельгии, приведшее к уничтожению бельгийского еврейства; это событие праздновалось в течение длительного времени и отражено на сохранившихся артефактах в церкви св. Гудула в Брюсселе. (EJ)

                1389: в Праге евреи обвинены в нападении на монаха, несшего гостию. Всем евреям города был предложен выбор между крещением и смертью; все они были убиты. (N; согласно Э. Фланнери47, играющие еврейские дети сыпнули в монаха песком; убито было 3000 евреев.)

                1399: раввина и 13 старейшин в Познани (Польша) обвинили в том, что они наносили раны гостии и бросили ее в яму. Их сожгли на медленном огне. (N)

                1415: дело об «осквернении гостии» в Сеговии (Испания), завершившееся казнью старейшин, конфискацией синагоги и до сих пор празднуемое на местном фестивале Тела Христова. (EJ)

                1510: дело о похищении гостии в Кноблаухе под Берлином, 38 евреев варварски казнены, евреи изгнаны из Бранденбурга (впоследствии установлено, что кража совершена обычным вором). (EJ)

                1671: в Лиссабоне украдена освященная гостия (опять же, как впоследствии оказалось, простым нееврейским вором). Королевский двор объявил траур, и был издан указ об изгнании из страны всех марранов (т. е. крещеных евреев, или «новых христиан»; открытых евреев в Португалии к тому времени уже давно не было). (EJ)

                1761: еврей из Эльзаса подвергнут мучительной казни за «осквернение гостии». (EJ)

                1836: дело об «осквернении гостии» в Бисладе (Румыния). (EJ)

            Обвинение в осквернении гостии (как и в том, «что пьют они кровь христианских младенцев», а также и «что очень давно они Бога распяли») было новшеством христианской эпохи по форме, но не по существу. С. Лурье пишет (op. cit. с. 23; выделено мною; перевод цитаты из Иосифа уточнен – Ш.):

            «Если своеобразие еврейских религиозных обычаев показалось александрийским грекам недостаточно для того,чтобы объяснить, чем оправдывается ненависть к евреям, и пришлось придумать новые ритуальные обвинения, то, с другой стороны, и нежелание евреев принять участие в местном культе, как мы видели, не носило столь резкого и оскорбительного характера, чтобы вызвать ненависть местного населения. И здесь пришлось этот характер присочинить. Египетский жрец и историк Манефон (Иосиф Флавий, Против Апиона I, 249 с.) сообщает, что евреи уже во время их пребывания в Египте ‘не довольствовались тем, что только грабили святилища и оскверняли изваяния богов, но и  использовали эти самые изваяния как дрова для поджаривания неприкосновенных священных животных, и принуждали [египетских] жрецов и пророков закалывать этих животных и приносить их в жертву, после чего выгоняли их наружу нагишом’. Александрийский ученый Лисимах (там же, I, 309), живший в начале I в. до н. э., сообщает, что Моисей дал евреям наставление уничтожать все храмы и алтари, какие они ни встретят во время странствования.48 Тацит дает ряд не имеющих ничего общего с еврейской традицией и несомненно родившихся в кругах александрийских антисемитов объяснений еврейских обрядов (История V, 4): евреи приносят в жертву барана для поношения Аммона, быка – потому что египтяне обоготворяют Аписа. <…> Далее тот же автор сообщает, что первое наставление, которое получают переходящие в еврейство, это поносить богов. Последнее место дает нам указание на происхождение навета о еврейском кощунстве.»

            Популярность навета об осквернении гостии была существенно подорвана Реформацией, отвергшей догмат о транссубстанциации, а в новейшее время вовсе сошла на нет: ввиду возобладания светских основ общественного устройства христианских стран и параллельной модернизации христианства и христианского сознания представление об осквернении облаток уже «не брало за живое».

            Гиперхимерический характер обвинения евреев в осквернении гостии очевиден из того, что учения о божественности Иисуса и его тела, об искуплении Иисусом грехов человечества, о восприятии этого искупления через причащение к «плоти и крови Христа» и о превращении облаток в эту плоть принадлежат христианству, а не иудаизму, и противоречат наиболее фундаментальным основам последнего; таким образом, злодейства в отношении облаток не только лишены для евреев какого-либо смысла, но и противоречили бы букве и духу их религии. Но важно и другое: евреи всегда лезли из кожи вон, чтобы избежать обострений на религиозной почве с населением стран своего проживания, и это их действительное, а не показное стремление должно было бросаться в глаза любому христианину; никакого знакомства с идеями иудаизма для этого не требовалось. Именно это обстоятельство, прежде всего, ставит обвинение в осквернении гостии в разряд гиперхимер.

1.3. Отравление колодцев

            Обвинение евреев в отравление колодцев и других водных ресурсов во время великой эпидемии чумы («Черной смерти») в середине XIV века выдвигалось почти повсеместно в Европе. Приведем справку EJ (из ст. “Black Death”).

                «Первый случай, когда евреев подвергли пыткам с целью заставить их признать свою роль в распространении Черной смерти, произошел в сентябре 1348 г. в замке Шильон на Женевском озере. Согласно вынужденным таким образом ‘признаниям’, обвинители стремлись доказать, что евреи задались целью отравить колодцы и пищу, ‘чтобы перебить и уничтожить весь народ христианский’. Распространителем болезни якобы был еврей из Савои, действовавший по инструкции раввина, который сказал ему: ‘Вот, я даю тебе маленький пакет, в полладони величиной, внутри которого положен убийственный яд в узком прошитом кожаном мешочке. Ты должен распространить его по колодцам, цистернам и источникам в Венеции и других местах, по которым ты будешь проходить, чтобы отравить людей, пользующихся этой водой…’ Как видно из этого обвинения, обвинители знали, что чума распространялась с юга на север. По ходу дела ‘вскрывались’ дальнейшие подробности о совещаниях евреев, о посланниках из Толедо… При подведении итогов, 3 октября 1348 г., было сделано заключение, дававшее основание для полного уничтожения еврейства: ‘Перед казнью евреи признались и поклялись своим законом, что все евреи начиная с семилетнего возраста к этому причастны, ибо все они без исключемия знали об этих действиях и несут вину за них.’

                Эти ‘признания’ были разосланы по городам Германии. Обвинение евреев в отравлении колодцев распространялось там как лесной пожар, раздуваемый общей атмосферой ужаса. Аристократы Страсбурга пытались защитить евреев на собрании представителей эльзасских городов в Бенфельде, но большинство отвергло их призыв, возражая: ‘Если вы не боитесь отравления, почему вы сами закрывали и охраняли свои колодцы?’ Сохранилась переписка на эту тему между властями разных городов. В целом из нее видно, что было принято решение изгнать евреев навсегда из обсуждаемых местностей и немедленно приступить к их истреблению пока они еще остаются. В Базеле аристократы также безуспешно пытались защитить евреев. В различных городах евреев подвергали пыткам, вынуждая у них признания в причастности к заговору. Обвинения, убийства и изгнания распространились по всем королевствам Франции, Германии и христианской части Испании, а также в Польшу–Литву; всего пострадало около 300 еврейских общин. 26 сентября 1348 г. папа Клементий VI издал буллу в Авиньоне с осуждением этого навета, в которой говорилось, что ‘некоторые христиане, соблазненные этим лжецом – дьяволом – обвиняют евреев в распространении чумы посредством отравления’. Это обвинение и последовавшие за ним массовые убийства евреев было охарактеризовано папой как ‘ужасное дело’. Он пытался убедить христиан, что ‘поскольку чума распространилась почти повсеместно и по таинственному велению Бога поразила и продолжает поражать как евреев, так и многие другие народы в различных областях земли, где о евреях и не слыхали, обвинение евреев в том, что они послужили причиной такого бедствия или способствовали ему лишено всякого правдоподобия’. Император Карл IV и король Петр IV Арагонский также пытались защитить евреев от последствий этого обвинения… Однако, все попытки воззвать к разуму были безуспешны. Массовые убийства евреев и конфискации их имущества продолжались. Несмотря на свою политику протекции евреев, император Карл IV формально амнистировал бюргеров Хеба (Ебер) в Богемии за убийства и грабежи евреев… Во многих местах евреев убивали еще до прихода туда чумы.»

            Психология «выворачивания реальности наизнанку», ввиду которой данное обвинение следует отнести к гиперхимерам, здесь та же, что и с «осквернением гостии»: евреям, стремящимся избежать малейших трений с нееврейским населением, приписывается чудовищная противоположность такому поведению.49

            Поскольку навет об отравлении колодцев свирепствовал главным образом во время «Черной смерти», его можно было бы не касаться в этой работе, относя его на счет всеобщего ужаса и потрясения, вызванного эпидемией (ср. холерные бунты в России). Но, во-первых, этот навет распространялся более чем за четверть века до чумы.50 Во-вторых, в слегка измененной форме он жив и сейчас, например в виде обвинения израильтян в том, что они распространяют среди арабских детей отравленные конфеты.

            Так, в мае 2001 г. «палестинская газета ‘Аль-Хайат Джадида’ обвинила Израиль в новой кампании убийств палестинских детей посредством сбрасывания с самолетов отравленных сладостей в местах расположения начальных и младших средних школ полосы Газы. Газета утверждает, что по школьным дворам было разбросано большое количество разноцветных конфет, некоторые из которых имели вкус кокосового ореха. Ссылаясь на сообщение представителя администрации одной из палестинских больниц, газета сообщает, что восемь детей были госпитализированы с приступами острой боли в животе, рвотой и высокой температурой, и главный врач госпиталя сказал, что лишь вмешательство Аллаха спасло им жизнь. Хамас на Интернете добавляет, что сладости также сбрасывались с самолетов и вертолетов на Западный берег, что они были обнаружены в Наблусе, Рамалле и Хевроне и было установлено, что они отравлены… Даже секретарь Палестинской администрации Тайеб Абдель Рахим присоединил свой голос, утверждая, что Израиль не только бомбит палестинский народ, но и сбрасывает с самолетов отравленный шоколад. Полиция, заявил он, собрала все сладости» (M. Dudkevitch, Jerusalem, May 23, 2001).

1.4. Кровавый навет

            Документированная история кровавого навета восходит к I в. до н. э. и продолжается по сей день. Наибольшее распространение получила христианская версия кровавого навета, утверждающая, что евреи совершают ритуальные убийства христиан – как правило, детей, – при этом обычно выпускают из жертвы кровь и используют ее в ритуальных же (но иногда и иных) целях, в частности, для пасхальных обрядов и в частности, при изготовлении мацы. Многие из современных мусульманских вариантов кровавого навета, публикуемых в средствах массовой информации арабских стран, не посягают на авторитет «исторической» традиции и также говорят о крови именно христианских детей.

            Из всех гиперхимер кровавый навет, пожалуй, «самый гиперхимерический», поскольку он предлагет вниманию публики наиболее устрашающую противоположность одним из самых коренных основ еврейской религии и культуры – не только запрету (под страхом смертной казни) на убийство или человеческие жертвоприношения, но и запрету на употребление в пищу крови животных, систематизируемому и усугубляемому правилами о кошерности мяса. При этом утверждается, что евреи совершают эти наихудшие согласно иудаизму злодеяния именно в религиозных (ритуальных) целях.

            Кровавому навету посвящена обширная литература. Сведения о различных версиях кровавого навета51 и краткие исторические данные можно найти, например, в Еврейской энциклопедии (EJ, ст. Blood Libel). Мы здесь остановимся лишь на одном, дохристианском примере кровавого навета, так как он показывает, что несмотря на очевидные христианские аксессуары возобладавшей затем версии (Песах как противоложность христианской Пасхи и, соответственно, ритуальное убийство в сопоставлении с жертвеннической смертью Иисуса; кровь христианина и «пролитая евреями» кровь Иисуса, отданная им «во искупление человечества»; ребенок-жертва как символ беспорочности Иисуса – «ведомого на заклание Агнца Божия»; маца, замешанная на крови, как ужасная параллель гостии52), кровавый навет, включая даже ежегодную повторяемость ритуала, был не изобретен, а  заимствован христианами у предшествующей антисемитской традиции. Введенное при этом заимствовании «смена декораций», изменение внешних деталей, подчинено принципу, лежащему в основе большинства антисемитских наветов: объектом преступных еврейских посягательств и надругательств должно быть то, что наиболее дорого и свято для современного нееврея. Таким образом, обвинение евреев в ритуальном пролитии крови христианских младенцев отражает не специфически христианский предрассудок, а существенно более общие стереотипы мышления.

            Ниже мы приводим рассказ Иосифа Флавия (Против Апиона, II, 90 с.с.) с длинным фрагментом одного из писаний Апиона.

            «Ибо эти авторы53, вознамерившись стать адвокатами Антиоха [Епифана] и покрыть его вероломство и святотатство54, учиненное им над нашим народом по причине пустой казны, сочинили еще один лживый навет на нас. Глашатаем прочих стал Апион, который рассказывает:

            Антиох обнаружил в [Иерусалимском] храме ложе, на котором возлежал человек. Перед ним стоял стол, уставленный всевозможными яствами из животных, населяющих моря, сушу и воздух, и он глядел на них в оцепенении. Этот человек тотчас воззвал к вошедшему царю, как если бы ожидал от него великого облегчения; он пал пред царем ниц и, касаясь правой рукой его колен55, умолял об избавлении. Царь приказал ему довериться и рассказать, кто он и почему здесь находится, и для чего эти кушанья. Тогда этот человек со стонами и слезами стал жалобным голосом рассказывать о своем несчастье. Он сказал, что что он грек и что, путешествуя в поисках заработка по этой провинции, он был внезапно схвачен иноплеменниками и отведен в храм. Здесь его заперли, запрещают с кем бы то ни было видеться, но зато потчуют всевозможными и обильными яствами. Поначалу эти неожиданные благодеяния внушали ему радость, затем подозрение, затем растерянность; наконец, обратившись к подававшим ему слугам, он услышал от них о тайном законе евреев, о котором запрещено говорить вслух и во исполнение которого его и откармливают, причем все это повторяется ежегодно в установленное по календарю время: а именно, евреи хватают греческого путешественника, откармливают его в течение года, а затем отводят в лес и убивают. Тело его приносится в жертву с соблюдением особых торжественных обрядов, евреи вкушают внутренностей убитого и клянутся над ним, что пребудут врагами греков, а затем бросают его останки в яму. Этот человек, продолжает Апион, говорил, что жить уже ему осталось всего несколько дней, и молил царя, чтобы тот, из уважения к  греческим богам, пресек это посягательство евреев на его жизнь и кровь и вызволил его из этого ужасного положения.»

            Итак, мы видим, что основные мотивы, входящие в христианскую версию кровагого навета – ритуальный характер убийства, еврейское надругательство над религией, моралью и  культурой страны проживания, ненависть к нееврейскому большинству ее населения как вдохновляющий фактор – звучали уже в дохристианской античности.56 Эта видимая преемственность не означает, однако, что некие злостные, но лишенные фантазии христианские клеветники сознательно и хладнокровно заимствовали кровавый навет у дохристианской традиции, подставив христианского ребенка на место греческого путешественника и еврейскую ненависть к христианам и Христу на место еврейской ненависти к грекам и их богам. В действительности автору или авторам первого документально засвидетельствованного христианского обвинения евреев в ритуальном убийстве (Норвич, Англия, середина XII в.), по-видимому, не был известен рассказ Апиона или вообще какая-либо античная версия кровавого навета.57 Сходство античных и христианских обвинений прежде всего отражает всегда существовавшее подозрение, что за богопочитанием и человеколюбием иудаизма, его уважению к жизни – в нашем случае, за возведение убийства в ранг смертного греха и запретом даже на употребление крови животных – скрывается нечто этому всему противоположное.

§2. Попарно взаимоисключающие обвинения

            Особенностью антисемитских взглядов всегда было то, что на их основе невозможно составить сколь-нибудь определенного, пусть и весьма отрицательного, представления о евреях. Если различные ксенофобические стереотипы, в результате создания негативных типовых моделей поведения «чужаков» и враждебно-гротескной интерпретации культурных и этнических особенностей, приводили к таким определенным, хотя и нереально карикатурным образам, как пустые и заносчивые «полячишки» (Достоевский), бездушно-расчетливые немцы, обнаглевшие идиоты-американцы, нецивилизованные, вечно пьянствующие русские, то из всей совокупности антисемитских инвектив можно лишь усмотреть, что евреи гораздо хуже всех вышеперечисленных, но какого-либо целостного или просто конкретного образа не получается. Евреи – то низменно-трусливый сброд, то свирепые и фанатично-самоотверженные вояки; то не интересующиеся ничем, кроме выгоды, деляги, то фанатики идеи; и т. д. Обвинения против евреев либо носят слишком общий характер, не проясняя ничего, кроме крайней зловредности этого народа («ненавидят род человеческий», §4; «распяли / не приняли Христа»; «устроили революцию», §3; «хотят завладеть» или «уже завладели» миром); либо настолько фантастичны, что лишь пугают и тоже не дают никакой этнографической картины (гиперхимеры, §1); либо, как мы видели, взаимно противоречивы и в совокупности напоминают о той же гомеровской Химере – одновременно льве, козе и змее.

            Эта противоречивость проявилась уже в античную эпоху и неоднократно привлекала внимание историков и публицистов. С. Лурье (op. cit., с. 65) писал: «У Аполлония [Молона, сноска 43] мы находим длинный список еврейских недостатков и преступлений, настолько полный, что некоторые из них несовместимы и взаимно исключают друг друга».58 Далее он пишет о том, что евреев обвиняли как в бунтарстве и нелояльности сначала персидской, затем греческой и затем римской власти (см. также ниже, §4), так и в верноподданической службе этим властям, рассматриваемым уже как тирании (с. 52–56).59 

            Дж. Сакс пишет60: «Aнтисемитизм не является согласованной системой верований или идей. В XIX веке и в начале XX евреев ненавидели за то, что они богаты и за то, что они бедны; за то, что они  капиталисты и за то, что они коммунисты; за то, что они держатся особняком и за то, что они распространились повсюду; за то, что они религиозны до суеверия и за то, что они – безродные космополиты, не верящие ни во что».61

            Разумеется, противоположные обвинения обычно приходят с разных сторон: говоря упрощенно, правые, консерваторы и националисты обвиняют евреев в левизне, подрыве устоев и космополитизме, в то время как левые, либералы и интернационалисты предпочитают обвинения в засилье еврейского капитала,62 в национализме и религиозной нетерпимости евреев и их нежелании «следовать нормам международного сообщества».63 При достаточном воображении, однако, возможно диалектическое «единство противоположностей»; так, С. Резник отмечает64: «Черносотенная печать… широко пропагандировала версию о том, будто ‘евреи поджигают Россию с двух сторон: с одной стороны – социализмом, а с другой – капиталом’. (Так ‘объяснялось’ расслоение среди евреев, якобы маскирующих свое полное единство и сплоченность)».

            Таким образом, совокупность антисемитских взглядов потому содержит попарно взаимоисключающие характеристики и не дает никакого вразумительного представления о евреях, что антисемитские образы евреев подобны орвелловской «комнате 101»: это «то, что хуже всего на свете»65 – следовательно, для каждого свое. Даже если обвиняющий не склонен к химерам и (в отличие, например, от верящих в измышления о ритуальном убийстве или ослиной голове) может указать на конкретные лица, соответствующие его представлениям о евреях и «подтверждающие» их – евреев-ростовщиков, евреев-революционеров, евреев-фанатиков и т. д. – его взгляды все равно химеричны, поскольку они иррационально проецируют его собственные представления о наиболее опасных видах общественного зла на подходящих для этого представителей еврейского народа, а затем так же иррационально отождествляют эту выборку с образом евреев как целого. Второй из этих шагов характерен для любой ксенофобической стереотипизации; первый – только для антисемитизма.

§3. Обвинения, в которых еврейский народ фигурирует как обладающий свободой воли субъект

            Рассмотрим одно из наиболее известных христианских обвинений: «евреи распяли Христа»66 («богоубийство»).

            Распространенное возражение на это обвинение – это что «на самом деле Иисуса распяли римляне». Это возражение особенно популярно среди евреев реформистской ориентации, а также ряда направлений, которые можно условно называть либеральными.67 Мы, разумеется, не будем здесь вдаваться в обсуждение вопроса о том, «кто распял Христа». Отметим, однако, что исторически осмысленная постановка этого вопроса может сводится лишь к тому, несет ли действительную (или бóльшую) ответственность за вынесение смертного приговора Иисусу группа членов синедриона во главе с первосвященником или же верхушка оккупационной администрации во главе с римским прокуратором (но и в такой постановке этот вопрос не представляет интереса для целей данной работы).

            Общий вопрос о коллективной ответственности еврейского и нееврейских народов также выходит за рамки этой работы.68 Здесь важно лишь заметить, что высказывания вроде «русские нехороши тем, что погубили Рауля Валленберга», «французы – преступный народ, ибо они отправили Лавуазье на гильотину», «афиняне виновны в том, что они принудили Сократа выпить яд» звучат странно и вызывают подозрение в некоторой недоразвитости говорящего (идет ли речь о сталинском СССР, как в первом примере, или о демократических Афинах, как в последнем). Даже высказывание «немцы виновны в том, что принесли миру нацизм и Гитлера» звучит как-то нецивилизованно, несмотря на демократическое избрание Гитлера и добровольное участие многих немцев в преступлениях нацизма. Между тем обвинение в «христоубийстве», в котором евреи явно фигурируют как целое, способное сделать и сделавшее сознательный выбор, передавалось (и передается, несмотря на недавнее «снятие обвинения» церковью) из поколения в поколение без каких-либо психологических затруднений. Возражения же («на самом деле это сделали римляне») подразумевают лишь, что эта обладающая единой волей общность евреев в действительности не совершала этого преступления (в кавычках или без), а совершено оно было кеми-то другими; сама когнитивная модель обвинения, с евреями в качестве «юридического лица», подлежащего осуждению или оправданию, при этом не затрагивается.

            Подобным же образом обстоит дело с обвинением евреев в том, что они «устроили революцию» 1917 года в России. При возражении на это обвинение иногда вычисляют долю евреев в большевистском руководстве и заключают, что она ниже даваемых антисемитами оценок, хотя и выше, чем доля евреев в населении страны (что не опровергает и не доказывает ничего, кроме того, что антисемиты обычно недобросовестны и что им удобно пользоваться завышенными оценками), и указывают на то, что революцию делали «не одни евреи» (что легко парируется: «что ж, у евреев всегда были нееврейские пособники»). Более серьезным является указание на то, что большинство российских евреев в революции вообще не участвовало, а занимало нейтральную или «контрреволюционную» позицию, и что больше евреев пострадало от большевиков, чем участвовало в их делах. Но и это возражение не производит впечатления на обвинителей: «для достижения своих целей евреи без колебаний идут на то, чтобы часть их собственного племени пострадала». Легко видеть, что и вообще любая основанная на фактах защита евреев от этого обвинения неэффективна. Ибо среди революционеров действительно было много евреев, и если принять (всегда подразумеваюмую здесь антисемитами) аксиому, что евреи представляют собой управляемый единой волей организм, а Троцкий, Зиновьев и др. суть послушные этой воле органы, то требуемое доказано (евреи, употребив указанные органы, а также своих нееврейских пособников, добились своей цели, т. е. победы революции).

            С тех пор, как была установлена подложность «Протоколов сионских мудрецов» и подобных им документов, многие антисемиты любят говорить, что не важно, подлинны эти документы или нет, а важно, что они отражают подлинные устремления евреев (т. е. заговор с целью установить господство над миром).69 Перефразируя их, можно утверждать: не важно, верят ли антисемиты в подлинность (или просто адекватность) «Протоколов», а важно, что они отражают действительные представления антисемитов о евреях как о едином организме, обладающем свободной волей и потому являющимся субъектом права и законным объектом обвинения и наказания.

§4. “Odium humani generis”

            Тацит, сообщая о пожаре в Риме и последовавших преследованиях христиан при Нероне, пишет (Анналы, XV, 44:4), что христиан обвиняли в “оdium humani generis” – «ненависти к роду человеческому». Однако, как отмечает С. Лурье (op. cit., с. 55), такая формулировка выражала «классическое обвинение против евреев».

          Действительно, как пишет П. Шефер (P. Schäfer, Judeophobia. Attitudes toward the Jews in the Ancient World, Harvard University Press , 1998, p. 191), «Хотя Тацит, несомненно, знал о различии между евреями и христианами, христианское ‘суеверие’ в его описании весьма напоминает еврейское. Он не только указывает на Иудею как на ‘origo eius mali – корень этого зла’ [т. е. христианства – ‘пагубного суеверия’ (там же, XV, 44:3)], но и добавляет, что христиане были казнены ‘не столько по обвинению в поджоге, сколько за ненависть к роду человеческому (оdiо humani generis)’. Это – хорошо известное обвинение евреев в misanthrōpia [букв. человеконенавистничество], и точно такие же выражения он использует в «Истории» [Historiae V, 5], сообщая, что ‘ко всем остальным народам они питают вражду и ненависть’ (adversus omnes alios hostile odium, букв. ‘враждебную ненависть’). Отсюда можно заключить, что христиане для него – по существу евреи, только хуже, потому что они подвергались справедливым преследованиям, а евреи (пока еще) нет. Так или иначе, Тацит, утверждая, что христиане были осуждены за ‘ненависть к роду человеческому’, ‘явно не имеет в виду юридических оснований для приговора христианам, каковыми вряд ли могла служить ненависть к человечеству’ (M. Stern, Greek and Latin Authors on Jews and Judaism, v. 2, p. 93), но прилагает старое обвинение евреев в человеконенавистничестве к христианам, т. е. представляет последних как низших евреев и, что еще более важно в контексте, в конце концов вменяет преступления христиан в вину евреям».70

            Хотя приведенная латинская формула впервые встречается у Тацита, само обвинение евреев в человеконенавистничестве, враждебности ко всем иным народам и каждому инородцу в отдельности, восходит к более ранним источникам. Иосиф Флавий, излагая события, известные по книге Эстер (издание персидским царем указа об истреблении всех евреев в империи), пишет: «И [Аман] обратился к царю и обвинял [евреев], говоря: ‘Есть зловредный народ, и этот народ рассеян по всем подвластным тебе землям; народ, сторонящийся общения и родства с другими, не приемлющий религиозного служения других народов и не употребляющий законов, подобных законам других, и враждебный по нравам и обычаям твоему народу и всем людям. И если ты желаешь оказать благодеяние своим подданным, ты повелишь истребить их под корень, всех без остатка, не обращая никого из них в рабство и не беря пленных’».71 То же обвинение мы находим в 3-й книге Маккавеев (7:3-4), а также у Аполлония Молона 72 и др.

            С наступлением христианской эпохи рассматриваемое обвинение получило новый контекст и обрело новую форму, освободившую его от некоторой расхолаживающей абстрактности и тем самым обеспечившую ему бóльшую популярность. «Ненависть к роду человеческому» нашла конкретное выражение в «ненависти к Христу» – спасителю и искупителю человечества, «Сыну Человеческому».73 Проявившись изначально в «богоубийстве», преступлении из преступлений, эта «ненависть» затем выражалась в упорном неприятии христианской веры и разнообразных злодеяниях, учиняемых (воскресшему) Иисусу и его пастве – таких, как ритуальное убийство с воспроизведением распятия (п. 1.4), осквернение гостии (п. 1.2) и отравление колодцев (п. 1.3).

            Kогда же традиционная христианская религиозность начала уступать идеям Просвещения и светского гуманизма, первоначальная «общечеловеческая» формула зазвучала вновь. По Вольтеру, евреи – «невежественный и варварский народ, который издавна сочетает самую отвратительную жадность с самыми презренными суевериями и с самой неодолимой ненавистью ко всем народам, которые их терпят и  их же обогащают»74; «я нимало не удивлюсь, если когда-нибудь эта раса принесет гибель человеческому роду».75 Фихте писал: «Почти по всем странам Европы распространяется могущественное враждебное государство, ведущее непрекащающуюся войну со всеми остальными государствами, и во многих из них оно накладывает ужасающие тяготы на граждан: это государство – евреи. Я полагаю, и надеюсь далее это доказать, что это государство страшно не тем, что образует отдельный и цельный в своем единстве организм, а тем, что оно основано на ненависти ко всему роду человеческому».76

            Но все это принадлежит к жанру филиппики. Следующая цитата – из крупнейшего исторического труда XVIII века, «Истории упадка и крушения Римской империи» (1776-1781) Гиббона (гл. 16): «Во времена от Нерона до Антонина Пия евреи проявляли яростное недовольство владычеством Рима. Это недовольство неоднократно выражалось в жесточайшей резне и мятежах. Человечество содрогается от рассказа об ужасающих жестокостях, которые они совершали в городах Египта, Kипра и Kирены [следует сноска с цифрами жертв и стереотипным перечислением зверств],77 где они жили в предательской видимости дружбы с ничего не подозревавшими коренными жителями78; и у нас возникает искушение рукоплескать суровому возмездию, принесенному оружием легионов этой расе фанатиков, ибо их жестокое и неразумное суеверие, похоже, превратило их в непримиримых врагов не только римской власти, но и всего человечества».79

            Вновь обретшеее светскую форму, обвинение евреев в человеконенавистничестве было некоторое время вынуждено довольствоваться такими не вполне надежными «теоретическими обоснованиями», как критика иудаизма и (или) религии вообще или даже, в либеральном варианте, ссылками на преследования евреев 80 и их культурную отсталость, обусловленную вынужденным замыканием в общинах и гетто.81 Но в XIX веке подоспела расовая теория, и обвинение в человеконенавистничестве обрело, наконец, «научную» (биологическую) почву, так что в начале ХХ депутат российской думы Марков 2-й мог объявить: «Мое мнение об еврейской расе всем известно: это преступная раса – человеконенавистническая!»,82 и далее: «Права евреев были урезаны в прошлом не по злому умыслу других народов, включая и русский народ, а потому, что все государства и народы должны были защищать свое благополучие, да и спасение души, против преступной еврейской расы. Русский народ не в силах защищать себя от евреев их же методами. Сила евреев невероятна, почти сверхъестественна».83 Дальнейшее известно.

Глава 3. Причины антисемитизма

§1. Непосредственная причина антисемитизма: иррациональный страх. Антисемитизм как рационализация посредством иррациональных фантазий

             Проведенный в предыдущей главе обзор особенностей обвинений против евреев позволяет заключить, что антисемитские взгляды в основном представляют собой иррациональные фантазии (химеры), направленные на создание возможно более устрашающего образа евреев. Такой вывод указывает на то, что рассмотренные представления о евреях происходят от существующего a priori иррационально-фобического отношения к ним и служат рационализациями такого отношения. Действительно, мы видели, что эти представления:

  ––   либо иррациональны в совокупности – таковы попарно взаимоисключающие обвинения (гл. 2, §2), сам феномен которых обусловлен приписыванием евреям качеств, каковые различным группам обвинителей (включая группы с противоположными взглядами на общественное благо и зло) представляются наиболее разрушительными и (или) неприемлемыми для общества. Рационализация иррационального страха перед евреями осуществляется здесь путем проекции на них представлений о наиболее устрашающих (с той или иной точки зрения) видах общественного зла. Эти осуждаемые общественные феномены обычно реальны, но механизм их проекции на евреев иррационален;

  ––   либо основаны на общей иррациональной идее, как то представления об уникальном народе, действующем как один обладающий свободой воли субъект, стремящемся погубить остальное человечество или нанести ему непоправимый вред (гл. 2, §§3, 4). Представление о еврейском народе как о таком свермогущественном и притом «ненавидящем род человеческий» субъекте доставляет воображаемое «разумное основание» для фобического отношения к евреям;

  ––   либо служат иррациональными «разоблачениями» евреев, утверждая их зловещую противоположность тому, чем они кажутся «неискушенному наблюдателю» (гл. 2, §1).

1.1. Гиперхимеры как порождения иррационального страха

            Эта последняя разновидность антисемитских представлений, названная выше гиперхимерами, наиболее прямо и наглядно указывает на иррациональный страх как непосредственную причину антисемитизма. Действительно, гиперхимеры являются наиболее типичными примерами иррациональных фантазий, служащими рационализацией иррационального страха.84 Мы уже упоминали пример с покойниками, иррациональный страх перед которыми порождает «разоблачающее» приписывание им свойств, противоположных их сущностным свойствам, обездвиженности и безвредности85 («мертвые не кусаются» – а вот на самом деле, говорит «разоблачающая» мифология, еще как кусаются, в виде вампиров и прочей зловредной нечисти). Другой подобный пример – страх перед змеями и порождаемая им мифология, которая нередко приписывает змее именно такие действия, на какие она как лишенное конечностей пресмыкающееся неспособна: гнаться за бегущим от нее человеком на большие расстояния, допрыгивать до его лица с целью укуса;86 или, в менее устрашающем варианте, высасывать молоко из коров (приписывалось неядовитой американской «молочной змее», откуда ее название).

1.2. Объект порождающего антисемитизм страха

            Отличие антисемитизма от других распространенных фобических представлений, в том числе от только что приведенных простых «биологических» примеров таких представлений, заключается в том очевидном факте, что объектом порождающего антисемитизм иррационального страха не являются индивидуальные евреи (или даже большие группы их). Излишне отмечать, что клинически нормальный антисемит не боится евреев как индивидуумов и не шарахается в сторону при встрече с ними.87 Объектом иррационального страха является сама общность евреев, еврейская идентификация, иными словами, еврейство как сообщество евреев и как свойство быть евреем.

            Этот факт достаточно ясен из §§ 3 и 4 предыдущей главы. Действительно, еврейская общность претерпевает в сознании антисемита субстанциацию, в рамках которой она как бы обретает душу и тело, становится единым субъектом, принимающим решения, делающим выбор и подлежащим за это ответственности (§3), и эта общность дегуманизируется – объявляется врагом рода человеческого (§4). Отметим, что и гиперхимеры (§1) являются представлениями о еврействе как целом, а не об индивидуальных евреях: голова осла – это не культ, которым грешат евреи на индивидуально-семейном уровне, а предмет поклонения в таинственной и недоступной общенациональной святыне; ритуальные убийства совершаются по общенациональному графику и в результате централизованно принимаемых решений (дело Хью из Линкольна и др.); результатом «указаний из центра» является и отравление колодцев.

                Здесь вновь уместно сравнить антисемитизм с «другими видами» ксенофобии. Для российского антигрузинского (или, в постсоветское время,  «антикавказского») шовиниста грузинского народа как такового не существует (не говоря уже о «кавказском народе»), он для него не более чем сумма составляющих его грузин – наглых, агрессивных, похотливых и т. п., способных разве что объединяться в «мафиозные группировки» местных масштабов, при этом неразвитых в культурном, да и в интеллектуальном отношении. Подобным же образом обстоит дело с антинегритянским расизмом и т. д. Еврейство же как таковое всегда было в центре внимания антисемитов, и проявилось это особенно ярко, когда традиционная рационализация юдофобии – христианский анти-иудаизм – уступил место светски­«рационалистическому» антисемитизму эпох Реформации и Просвещения. Это прекрасно иллюстрируется знаменитой формулой, выдвинутой Клермон-Тоннером, деятелем Французкой революции: «Евреям должно быть отказано во всем как нации и гарантировано все (т. е. все гражданские права – Ш.) как индивидуумам»88.

            То, что сама идея еврейства является объектом иррационального страха, подтверждается и феноменом, названным Л. Поляковым «антисемитизмом в чистом состоянии»: это – антисемитизм при отсутствии евреев, антисемитизм в странах, где евреев веками никто не видел, таких, какими после изгнаний евреев были Англия, Франция, ряд германских государств, Испания.89

            Далее, поскольку идентификация или общность – не конкретный объект, а отвлеченное понятие, рационализация страха перед еврейством посредством создания «разоблачающих» гиперхимер оказывалась неэффективной. Рационализация боязни покойников или змей выражается в гиперхимерах, но ими же и заканчивается: задача «решена», объект «разоблачен», беспричинный страх перед ним приобрел законный статус обоснованного и контролируемого страха перед реальной опасностью. Теперь, скажем, покойник – это потенциальный вампир, следует соблюдать с ним осторожность, пользоваться защитными средствами (крест, святая вода и пр.) и т. д. и т. п.; положение тем самым стабилизируется. Если же субъект просвещен и не верит в мифы о покойниках, у него есть достаточно сведений об этом предмете, чтобы признать страх иррациональным (что тоже означает не полное избавление от него, а взятие его под контроль, «стабилизацию», статус решенной проблемы) и также на этом «успокоиться». От страха же перед еврейством так легко отделаться не удавалось: содержанием юдофобских гиперхимер вынужденно являлись «свидетельства» о различных злодеяниях конкретных евреев, действующих как исполнители воли всемирного кагала, но сам этот кагал и сама идея еврейства – подлинный объект иррационального страха – не получал никакого объяснения, даже химерического, и потому никакого решения, кроме прекращения существования евреев как евреев, антисемит не видел. Поэтому именно это последнее решение всегда и выдвигалось: эллинизация евреев при Антиохе Епифане, их крещение в эпоху традиционного христианства, их изгнание как паллиатив национального или местного масштаба, их ассимиляция, деиудаизация (кантова «эвтаназия иудаизма») и светское «огражданствление» в эпоху эмансипации и, наконец – ибо все перечисленное не работало – «окончательное решение еврейского вопроса», Endlösung. «Просвещеного» же варианта, при котором признавалась бы иррациональность страха перед еврейством, в данном случае нет, ибо даже у просвещенного субъекта нет удевлетворительных сведений или теории о том, что такое еврейская идентификация. (Когда же такая теория, хорошая или плохая, есть и достаточно укоренена, то нет и настоящего антисемитизма, о чем см. §4, п. 4.1) Это психологически тупиковое положение, при котором рациональных объяснений еврейской идентификации и вызываемого ею страха нет, а рационализация этого страха посредством иррациональных фантазий оказывается неэффективной, и приводила к безудержному (но для «успокоения рассудка» по-прежнему бесполезному) развитию этих фантазий, к приписыванию евреям наихудших, с точки зрения данного субъекта, видов общественного зла, к глобализации объектов воображаемых еврейских преступлений, к дегуманизации еврейства и предствалениям о нем как об абсолютном зле.

1.3. Израиль как объект иррационального страха

            Читателя может удивить использование прошедшего времени в формулировках последнего абзаца предыдущего пункта. В действительности они, разумеется, применимы и к сегодняшнему дню, но с употреблением в них настоящего времени без каких-либо оговорок текст оказался бы устаревшим приблизительно на полвека. Это не много, учитывая, что документированная история антисемитизма насчитывает около двух с половиной тысячелетий; все же новейшие особенности слишком важны, чтобы их игнорировать.

            Kак мы видели выше, для рационализации иррационального страха перед идеей еврейства пораженное этим страхом сознание нуждается в субстанциации этой идеи, ее овеществлении, которое превратило бы ее из отвлеченного понятия в нечто конкретное, на что хотя бы теоретически можно указать пальцем, и имеющее субъектность, способность осмысленно совершать предполагаемые вредоносные действия. До создания государства Израиль эта субстанциация вынужденно сводилась к химерическим представлениям вроде образа всесильного мирового кагала с сионскими мудрецами во главе.90 Но в 1948 г. еврейское государство во главе с еврейским правительством стало реальностью, и химерические государство и правительство евреев перестали быть необходимыми для сознания антисемита.91

            Израиль, таким образом, стал объектом иррационального страха,92 до того направленного на еврейство вообще. Проявления этого факта повсеместны и ежедневны; среди многочисленных иллюстраций укажем на опрос общественного мнения, проведенный в 2003 г. в странах Европейского союза. По данным опроса, 59% европейцев считают Израиль «угрозой миру во всем мире», и этот процент выше, чем процент опрошенных, считающих такой угрозой какую-либо другую из называвшихся в опросе 15 стран, включая Иран, Ирак и Северную Корею.93

            Согласно сказанному выше в этом параграфе, мы можем ожидать, что иррациональный страх перед Израилем порождает гиперхимерические «разоблачения» последнего, и, наоборот, производство таких гиперхимер свидетельствует о наличии иррационального страха. И, действительно, сознание международных «антисионистов» оперирует с гиперхимерическим образом Израиля: это – агрессивное империалистическое государство, само существование которого основано на расизме, попрании человеческих прав и пренебрежении к международным нормам. Этот образ гиперхимеричен не только потому, что Израиль, единственное свободное правовое государство на Ближнем Востоке, представлен как главный и по существу единственный среди стран этого региона нарушитель прав человека и международно-правовых норм. Не менее важно то, что на протяжении существования Израиля его внешняя политика вообще и его политика в отношении арабов в частности была не просто миролюбивой, но представляла собой неизменное Gefallsucht, «навязчивую страсть угодить» – характеристика, которая применялась в Германии начала XIX века к эмансипируемым евреям, «жаждущим любви и уважения  христиан».94 Это характеристическое свойство израильской внешнеполитической ментальности проявилось наиболее ярко в периоды перед войнами 1967 и 1973 годов и, конечно, в политике Осло, но и в другие периоды душой израильской политики было стремление не упустить ни единого (иллюзорного) шанса на установление мира и дружбы с арабскими странами, готовность платить за это беспрецедентную в истории цену, а также постоянные (тщетные) попытки заслужить благосклонность «мирового сообщества».

            Израильское Gefallsucht не случайно и коренится в одном из основных побудительных мотивов ортодоксального светского сионизма – стать «нормальным народом» с «нормальным государством», что, наконец, даст евреям возможность «быть как все», т. е. осуществить (в сионистской форме) мечту, лежавшую и в основе исторического Gefallsucht немецких (и вообще европейских) евреев-ассимиляционистов. Но как из-за «классического» антисемитизма мечта этих последних оказалась неосуществимой, а их любовь к Германии – отвергнутой, так же и трагикомический потенциал неразделенной любви к арабам и «мировому сообществу», наблюдаемый почти во всем политическом спектре Израиля, оказывается нереализуем из-за «антисионизма»; и если в первом случае еврейское Gefallsucht гиперхимерически интерпретировалось как стремление «втереться в доверие» с целью установить мировое господство, то подобным же образом и израильское Gefallsucht выворачивается во внешнем восприятии наизнанку, что выражается в гиперхимере агрессивного и преступного Израиля.

            Поскольку «антисионизм» точно так же порождается иррациональным страхом перед еврейством, как и «классический» антисемитизм, вопрос о том, «является ли антисионизм антисемитизмом», имеет чисто терминологический характер. Многие «антисионисты» утверждают, что прекрасно относятся к евреям и лишь возражают против «сионисткого образования», Израиля, или против статуса Израиля как еврейского государства. Разумеется, эти утверждения ложны, хотя бы потому, что существование Израиля жизненно важно для всего еврейского народа и ощущается таковым подавляющим большинством евреев, так что «антисионизм» направлен против еврейского народа, а не «только» против еврейского государства. Но важно не это: субъективно «антисионисты» действительно могут не иметь ничего против «несионистких» евреев диаспоры (а также «постсионистких» израильтян), но это лишь означает, что эти евреи для них – «хорошие евреи», так же как для многих «классических» антисемитов «хорошими евреями» были сионисты – движение, дававшее надежду покончить с еврейским присутствием в рассеянии. Существенно то, что, как показывает антиизраильская гиперхимера, причина «антисионизма» та же, что и у ненависти к евреям диаспоры – иррациональный страх, т. е. собственно юдо-фобия.

                Квалификация образа агрессивного Израиля как гиперхимеры, ставящая его в один ряд с измышлениями об ослиной голове и ритуальном убийстве, может показаться преувеличением и натяжкой. В самом деле, разве израильское правительство не прибегает к решительным действиям, таким как операции по бессудному уничтожению террористических лидеров или разрушение домов террористов? Разве это свидетельствует о «навязчивом желании угодить»?

                Ответы на эти вопросы состоят в том, что любые боевые действия являются операциями по бессудному уничтожению бойцов противника и его баз; что Израиль прибегает к этим и другим боевым операциям с такой беспрецедентной осторожностью и избирательностью, которая далеко не отвечает нуждами его оборонительной войны за собственное существование; и что да, эти операции, с их ограниченностью и недостаточностью, с готовностью жертвовать жизнью собственных солдат ради минимизации потерь среди гражданского населения противника, свидетельствуют о (добровольном или вынужденном) Gefallsucht. Но интерес представляют не эти ответы, очевидные для любого информированного и непредубежденного наблюдателя, а сами вопросы.

                Абсурдность прошлых и устаревших гиперхимер очевидна ныне именно в силу тех обстоятельств, из-за которых эти измышления стали прошлыми и устаревшими. Гиперхимера об осквернении гостии умерла с упадком традиционнной католической религиозности. Сегодня она не найдет веры и у большинства антисемитов («о, если бы евреи были вправду столь глупы, чтобы рисковать собой ради порчи этих облаток»). Гиперхимера о распространении чумы путем отравления колодцев не может вызывать сегодня доверия потому, что известно: чума вызывается бактериями, а не изготовленным ядом. В меньшей степени, но все же устарела и гиперхимера ритуального убийства, особенно после поражения реанимировавшего ее нацизма (сейчас она распространена главным образом в среде воинствующего ислама). Но «живая» гиперхимера создает свою гиперхимерическую реальность, с которой наблюдатель вынужден считаться. Массовые слухи об осквернении евреями гостии были таким же эмпирическим фактом, как и данные о том, что для евреев такие действия глубоко нехарактерны и невозможны по самому существу их религии и культуры. Более того, факт распространения этих слухов был гораздо лучше известен, и этот факт нуждался в объяснении.95 Даже образованный и благосклонный к евреям тогдашний наблюдатель, скорее всего, не решился бы считать эти слухи одним сплошным вымыслом. Возможно, он предположил бы, что среди евреев есть какие-то хулиганы-одиночки или изуверские секты, действительно виновные – в отдельных единичных случаях, которые умножаются и раздуваются падкой на слухи чернью. Применительно к ритуальному убийству, во время дела Бейлиса о возможности существования таких преступных «сект» рассуждал депутат российской Думы Пуришкевич, а во время Дамасского дела (см. предыдущую сноску) французская печать предполагала наличие каннибальских ритуалов в далеких и непросвещенных общинах «восточных евреев». Даже о. Фланнери, автор широко цитируемой монографии 1963 г. “The Anguish of the Jews”,96 где он резко осуждает обращение христиан с евреями вообще и практику «ритуальных обвинений» в частности, пишет в этой работе: «Некоторые исследователи допускают возможность отдельных случаев ритуального убийства в широком смысле, как результатов аберрации. Нельзя считать невозможным, чтобы антихристианский фанатизм и страсть к колдовству случайно сошлись на каком-нибудь еврее и привели к убийству им христианина» (Edward Flannery, op. cit., p. 100).97 Очевидно, о. Фланнери и в 1963 г. не мог принять мысли, что обвинение евреев в ритуальном убийстве, которое в свое время столь укоренилось в народной католической религиозности и на основании которого ряд «жертв» был возведен в ранг святых (в каковом они пребывают по сей день), является химерой и только химерой во всех без исключения случаях.

                Таким образом, как это нередко бывает в медицине, убедительный для всех и каждого диагноз гиперхимеры может быть поставлен лишь при вскрытии. «Живая» гиперхимера влияет на умы самим (необъясненным) фактом своего существования.98 Это и только это является причиной «меньшей очевидности» того, что современный «антисионистский» образ Израиля – гиперхимера, а не просто пристрастные преувеличения, результат недобросовестного суждения и «двойных стандартов», и т. п.

§2. Об «изначальной причине» антисемитизма

            Полученные в предыдущем параграфе выводы полезно сравнить с объяснением антисемитизма по Прагеру и Телушкину (гл. 1, §5). Напомним, что согласно их работе, «Изначальная причина антисемитизма – это то, что делает евреев евреями: иудаизм» (курсив мой – Ш.). Не отвлекаясь вновь на вопрос, что в точности следует здесь понимать под термином «иудаизм» (употребление этого слова данными авторами обсуждалось выше), можно констатировать, что такая формулировка не противоречит нашим выводам: то, что делает евреев евреями, т.е. еврейская идентификация, является предметом иррационального страха, который, в свою очередь, является непосредственной причиной антисемитизма, и потому еврейскую идентификацию можно объявить изначальной причиной антисемитизма (хотя, заметим, оперирование понятием изначальной причины уводит нас здесь в область малосодержательной схоластики). Важно, однако, то, что развитие этого тезиса у Прагера и Телушкина существенно расходится с нашими выводами. Согласно этим авторам, причинно-следственная цепочка, ведущая к антисемитизму от его «изначальной причины», следующая: то, что делает евреев евреями – иудаизм – наделяет еврейский народ рядом качеств, как то: еврейская монотеистическая религиозность, включающая стремление «сделать мир совершенным под владычеством Бога», приверженность «своей собственной весеобъемлющей системе законов», свойство «упорно держаться своей национальной принадлежности», понятие о себе как об избранном народе, а также свойство «достигать более высокого качества жизни»; эти качества представляют собой вызов неевреям, за что, попросту говоря, евреев и не любят, т. е. эти качества и являются непосредственными причинами антисемитизма. Как мы видели в гл. 1, §5, эта модель причинно-следственного механизма, порождающего антисемитизм, неверна. Здесь можно добавить, что она и несправедлива к неевреям. Указанные качества могли, разумеется, вызывать и вызывали недовольство и зависть, но в целом они получали положительную или нейтральную оценку у нееврейских умов, включая и тех антисемитов, которые были способны их видеть.

            Таким образом, как мы уже отмечали, утверждение «Изначальная причина антисемитизма – это то, что делает евреев евреямииудаизм» означает лишь, что антисемитизм существует потому, что евреи – это евреи. Это верно, но мало что проясняет. Попытки же конкретизировать этот тезис указаниями на какие-либо наблюдаемые особенности евреев как непосредственные причины антисемитизма не приводят к цели.  Как мы убедились, никакие реально наблюдаемые и рационально постигаемые особенности еврейского народа и функции евреев в нееврейском обществе причиной антисемитизма не служили (хотя могли способствовать и способствовали его вспышкам, о чем см. следующий параграф), и подлинная непосредственная причина – страх перед еврейством – иррациональна по своей природе. Что же касается «изначальной причины», то под таковой разумно понимать причину этого страха; этот вопрос рассматривается ниже в §4.

§3. О «материальных причинах» антисемитизма

            В то время как действительной причиной антисемитизма является, как мы видели, иррациональный страх, топливом для пламени антисемитских страстей могут служить любые или почти любые из когда-либо указывавшихся «причин антисемитизма», в том числе:

  ––   политическая конъюнктура, как то столкновения гражданских и политических интересов еврейской общины и каких-либо частей нееврейского населения (напр. борьба еврейской общины Александрии за гражданское равноправие с греками и конкуренция с греческой общиной за покровительство Рима в I в. н. э.), разыгрывание правительством антисемитской карты (примеры слишком многочисленны – среди наиболее ранних можно, оставляя в стороне рассказ книги Эстер и погром в Элефантинской колонии в V в. до н. э.99, как недостаточно освещенные в источниках, указать на события в Египте Птолемеев при приходах к власти антисемитских партий100);

  ––   экономические интересы (напр. угроза монополии гильдий в Европе XVII – XVIII в. со стороны конкурирующего еврейского предпринимательства101);

  ––   «еврейский партикуляризм», служивший предметом негодования ряда деятелей античности и эпохи Просвещения;

  ––   еще гораздо в большей степени – противоположное явление, еврейская ассимиляция;

  ––   еврейское национальное чувство, «еврейская сплоченность», «фактор Лурье» (гл. 1, §4);

  ––   зависть к экономическим, административным и др. успехам отдельных евреев или еврейских общин, или к лучшему «качеству жизни» евреев (когда эти факторы имели место);

  ––   вызов, бросаемый иудаизмом нееврейским религиям, законам и обычаям (гл. 1, §5).

            Все эти виды «строительного материала» для антисемитизма можно, следуя терминологии школы Аристотеля, называть его «материальными причинами». Говоря об аристотелевских «причинах»102, комментаторы любят приводить в качестве примера дом: причиной его возникновения («производящей причиной») являются воля и действия заказчика, архитектора и строителей, в то время как «материальная причина» – это то, из чего дом построен, и это может быть кирпич, камень, дерево, глина и пр., в каких-то случаях и необычные материалы, например, солома, снег. Подобным же образом все названные выше факторы и ряд неназванных могут, при подходящих обстоятельствах и с большей или меньшей эффективностью, служить «материальными причинами» антисемитизма.

            Среди «материальных причин» антисемитизма особо важное место занимает та роль, которая приписывается евреям традиционной христианской теологией. Ряд авторов, в том числе современных, склонны видеть в христианском антииудаизме подлинную причину антисемитизма. Исторически эта теория легко опровергается  указаниями на дохристанский античный антисемитизм и постхристианский антисемитизм – антисемитизм эпохи Просвещения, расистский антисемитизм и современный «антисионизм». Однако, поставить на этом точку означало бы не отдать «христианской» теории справедливости, и следует сказать несколько слов если не в ее защиту, то в защиту ее сторонников. Дохристианский антисемитизм, насколько он нам известен, существенно уступал антисемитизму христианской эпохи по интенсивности и масштабам103 – «строительный материал» был гораздо менее совершенен. Далее, постхристианский антисемитизм несомненно унаследовал от христианского огромный потенциал ненависти к евреям как к народу «Ветхого завета», по собственному свободному выбору отвергшему христианскую веру и «Новый завет», противостоящему тем самым всему самому святому для христианина и при этом своим упорством дающему ему пищу для разрушительных сомнений.104 Все это и вызвало к жизни точку зрения, что «настоящий» антисеметизм – христианский, дохристианский же антисемитизм «несущественен», а постхристианский вырос из христианского. Тем не менее, теория «христианской сущности» антисеметизма неверна не только из-за существования вполне развитого античного антисемитизма, но и хотя бы потому, что светский постхристианский антисемитизм существенно превзошел христианский,105 как когда-то христианский антисемитизм превзошел антисемитизм античной эпохи. Однако, христианство оказалось весьма действенной «материальной причиной» антисемитизма – можно сказать, по сравнению с дохристианскими воззрениями этот «строительный материал» обладал преимуществом кирпича перед фанерой.

            К «материальным причинам» антисемитизма относится и германский расизм. У этого явления можно выделить два истока: восходящий к некоторым из идей Просвещения «универсалистский» (не специфически немецкий) расизм, в котором прослеживается стремление «освободить» мировую историю от евреев и Библии (см. сноску 98 и приводимые там ссылки), и собственно расовую идеологию германского национализма, основоположниками которой считаются Арндт и Ян (период после наполеоновских войн, см. те же ссылки). Несмотря на то, что у этих последних культ расы как биологической категории граничил с паранойей, их антисемитизм был по немецким меркам весьма умеренным (Арндт даже полагал, что крестившиеся евреи естественно вольются в германскую нацию,106 а Ян принимал евреев в свои физкультурно-патриотические отряды), и «еврейский вопрос» интересовал их на удивление мало. Мы видим, что германский расизм не был сам по себе генератором антисемитизма: первое из его указанных идейных оснований было, наоборот, отчасти порождено антисемитизмом, а второе было использовано впоследствии для «биологического обоснования» антисемитизма.

            Проведенные рассмотрения показывают, что хотя все обсуждавшиеся в гл. 1 теории антисемитизма неверны как объяснения непосредственной «производящей» причины антисемитизма, они все верны в определенном смысле, а именно, все они правильно указывают на различные «материальные причины» антисемитизма, хотя и далеко не исчерпывают их разнообразия. Теория христианского происхождения антисемитизма, так же как и теория расистского происхождения «светского» антисемитизма, тоже всего лишь указывают на отдельные «материальные причины» (при всей громадной значимости последних). Список «материальных причин» можно было бы продолжить (в нем видное место занял бы, например, современный «еврогуманизм»), но дальнейшее их рассмотрение выходит за рамки этой работы.

§4. Причина иррационального страха

            Установив, что причиной антисемитизма является иррациональный страх перед еврейством, мы приходим к естественному вопросу о том, что, в свою очередь, является причиной этого страха. И здесь мы неизбежно сталкиваемся с органически присущей этому вопросу трудностью: иррациональный страх потому и иррационален, что вызывает его нечто, что объективно и эмпирически не представляет собой адекватной угрозы или опасности, из-за чего искомая причинно-следственная связь заведомо проблематична. Мы поэтому не можем ожидать, что причина иррационального страха перед евреями будет установлена как необходимый вывод из анализа исторических данных, получаемый посредством некоторой дедуктивной цепочки. Потенциально осуществим лишь подход, использующий более низкие стандарты доказательности, когда предлагаемая концепция причины оправдывается лишь a posteriori, т. е., будучи уже выдвинута, объясняет располагаемое нами многообразие исторического материала, без того остающегося необъясненным.

4.1. «Случаи иммунитета»

            Положение было бы еще труднее, если бы иррациональный страх перед евреями и вызываемый им антисемитизм были бы явлениями, наблюдавшимися всегда и повсюду. Однако это не так, и рассмотрение обществ и общественных групп, для которых иррациональный страх перед евреями нехарактерен, облегчает поиск его причины. Такими общественными средами с «иммунитетом к юдофобии» являлись мусульманство приблизительно до XIX века и то направление в христианстве, которое можно назвать его филосемитической ветвью.

            Во избежание недоразумений отметим: существовавший у мусульман «иммунитет» к иррациональному страху перед евреями не означает, что евреи не подвергались в мусульманских странах дискриминации, а иногда и жесточайшим преследованиям, включая выбор между принятием ислама и смертью. Статус дхимми, т. е. евреев и христиан – «людей книги» – в мусульманских обществах весьма широко варьировался в зависимости от времени и места. Мы здесь не можем входить в какое-либо обсуждение этого статуса, но для наших целей это и не нужно. Существенно то, что в целом для традиционного отношения мусульман к евреям не были характерны особенности, рассмотренные выше в главе 2. В мусульманской традиции мы не находим демонизации образа евреев, представлений о еврействе как об обладающем субъектностью носителе зла и угрозы всему самому дорогому, или антисемитских гиперхимер (напомним, мы исключаем здесь современность начиная с ХХ века, а «для надежности» и с XIX) . Предубеждение мусульман против евреев не обладало признаками явления sui generis и было («всего лишь») частным случаем религиозной нетерпимости и, в меньшей степени, общей ксенофобии и этнической неприязни (причем, как известно, «люди книги» обычно занимали весьма привилегированное положение по сравнению с другими «неверными» – язычниками, для которых ислам безоговорочно предписывал обращение или истребление).107 Это и позволяет заключить, что – до некоторого переломного момента, наступившего в новое время – иррациональный страх перед евреями был для мусульманства нехарактерен.

            Другой «случай иммунитета» – это направление в христианстве, представленное ныне просионистскими евангелическими протестантами, в количественном отношении прежде всего американскими. Согласно их взглядам, евреи были и остаются избранным народом с определенной миссией, заключающейся, в частности, в том, чтобы своим возвращением на землю Израиля подготовить второе пришествие Иисуса. В прошлом, например в Англии Кромвеля, «филосемитические» христиане связывали подготовку «второго пришествия» с распространением евреев «от края и до края земли»; влияние этого течения оказалось достаточным, чтобы кромвелевский Государственный совет раскололся по вопросу о разрешении еврейской иммиграции и тем самым сделал ее возможной де-факто.108 Границы этого движения в (протестантском) христианстве долгое время были нечеткими, а его история довольно запутана. Несмотря на остающиеся миссионерские тенденции, существенным для этого направления является положительное отношение к иудаизму и евреям, не сводящееся к взгляду на них лишь как на средство ускорить пришествие Иисуса.

            Как «случай иммунитета» рассматриваемое движение в христианстве несимметрично традиционному исламу. В отличие от последнего, этот случай в определенном смысле тривиален, ибо «филосемитическое» христианство представляет собой систему воззрений, принимаемых индивидуально по свободному выбору и включающих некоторую степень идентификации с еврейством или «еврейской идеей», что бы под этим ни понималось. В этом смысле данный случай не слишком отличается от других случаев филосемитизма, таких как группы «чтущих Бога всевышнего» в грекоримскую эпоху (см. сноску 44) и те (немногочисленные) мыслители нового времени (напр. Дж. Толанд или второй президент США Джон Адамс109), которые склонны были видеть роль евреев в положительном свете. Будучи не совсем «взглядами со стороны», филосеметические воззрения являются менее информативными, хотя и законными примерами «случаев иммунитета» к иррациональному страху перед еврейством.

            Для обществ и общественных групп, свободных от иррационального страха перед евреями,110 существенно то, что сложившееся в них коллективное мировоззрение включает психологически удовлетворительное «решение еврейского вопроса». Иными словами, те впечатления о евреях, которые в других случаях вызывают непонимание и интуитивное неприятие, приводящее к развитию иррационального страха, в «случаях иммунитета» оказываются (субъективно) понятными и психологически приемлемыми.

4.2. Свидетельства избранности еврейского народа как причина иррационального страха

            Что же это за впечатления и почему они способны вызывать иррациональный страх? Как мы указывали выше, ответ на этот вопрос не может быть получен как доказуемый вывод из исторических данных и является утверждением, оправдываемым лишь a posteriori тем, что он объясняет эти данные,  т. е. что эти данные, включая «случаи иммунитета», оказываются его следствием. Утверждение это следующее: иррациональный страх перед еврейством вызывается фактами, которые объективно свидетельствуют об избранности еврейского народа. Подчеркнем: не доказывают эту избранность (такого доказательства в «светской» истории не существует), но правдоподобно свидетельствуют о ней. Но подчеркнем также, что речь идет именно о фактах, а не, скажем, о представлении евреев о себе как об избранном народе (которое ряд авторов считает одной из причин антисемитизма, см. гл. 1, §5).

            Прежде чем рассматривать, о каких именно фактах здесь может идти речь, следует, во-первых, уточнить, в каком смысле нужно понимать избранность евреев; во-вторых, ответить на вопросы, которые необходимы как первый тест для сделанного утверждения: могут ли свидетельства избранности евреев вызывать иррациональный страх, и если могут, то почему, и в каких случаях можно ожидать, что иррациональный страх действительно возникнет?

            Избранность здесь следует понимать в том смысле, в котором она понимается в иудаизме, т. е. речь идет об избранности евреев как народа Завета, заключенного с ними Богом, обуславливающего их особую роль в жизни человечества и явленного, в частности, через дарование Торы. Но следует, конечно, иметь в виду, что эта концепция избранности еврейского народа неприемлема для большинства неевреев (как, впрочем, и для многих евреев) или попросту неизвестна им. Поэтому свидетельства, о которых пойдет речь, могут ощущаться как свидетельства избранности евреев некоей сверхчеловеческой силой для некоей (неизвестно какой) миссии. Такие свидетельства вызывают страх, и отсюда отождествление этой силы с дьволом111 или его «рационалистическими» аналогами (напр. зловредностью, заложенной в расу), а этой миссии – с враждебностью человеческому роду. Более подробно, происходит следующее. Если свидетельства избранности еврейского народа не получают достаточно убедительной и психологически приемлемой интерпретации, то для неевреев, не желающих верить в эту избранность, они несут угрозу самому драгоценному человеческому дару, свободе воли, ибо они утверждают существование Бога – причем, по выражению Прагера и Телушкина (см. гл. 1, §5), «Бога, еврейского по концепции» – и факт избрания Им евреев. Ощущение этой угрозы и внушает страх; оно порождает подсознательный вопрос: «Что можно ожидать от этого ‘еврейского Бога’ и избранного Им народа? и чтó тогда наши устои, и хозяева ли мы самим себе?» Тем самым вызывает страх и сам еврейский народ, одним только своим существованием, как носитель этой избранности и живое воплощение угрозы свободе воли. (Это может навести на мысль, что страх оказывается на поверку не столь уж иррациональным, но это – «ложный след»: никаких рациональных соображений, которые указывали бы на евреев как на угрозу, у неевреев нет.) Отсюда и фобически­химерические представления о евреях как об обладающем волевой субъектностью сверхнароде (гл. 2, §3), и тот факт, что именно еврейство как таковое (а не просто еврейское население или даже его организованные группы) является объектом иррационального страха. Но те общества и общественные группы, у которых свидетельства избранности евреев получают убедительное психологически приемлемое объяснение, не воспринимают эти свидетельства как угрозу. Таковы «случаи иммунитета»: например, для «филосемитических» христиан свидетельства избранности евреев – не предмет беспокойства, а, напротив, ценные эмпирические подтверждения их собственных воззрений (в отличие от прочих христиан, для которых избранность евреев отменена Новым заветом и новым избранным сообществом христиан, и, следовательно, какие-либо факты, заставляющие сомневаться в этой отмене, тревожны и неприемлемы). То же относится и к другому «случаю иммунитета» – к мусульманским обществам до XIX века: для них евреи – также избранный народ,112 получивший откровение, но недопонявший и «извративший» его, а потому «менее избранный» и располагающий менее значимым откровением, чем сами мусульмане. Поэтому они либо относились к евреям покровительственно («люди книги»), либо дискриминировали их с презрением, как недостойных и зависимых от них иноверцев. Такой взгляд мусульман на евреев основывался на повсеместно низком общественном статусе евреев, наглядном «подтверждении» того, что они наказаны за неприятие Пророка и ислама113 (аналогичное соображение было важно и для традиционных христиан, но по ряду причин оно не ощущалось ими как достаточно доказательное114). Когда же эпоха мусульманских империй закончилась, а статус евреев, наоборот, резко возрос, свидетельства избранности евреев уже не могли интерпретироваться как свидетельства всего лишь второсортной после мусульман избранности, и «иммунитет» мусульманских обществ к иррациональному страху перед еврейством перестал существовать, что и привело к развитию мусульманского антисемитизма с (гипер-)химерами и пр., каким мы его знаем ныне.

4.3. «Странные компромиссы» и «странная бескомпромиссность»

            Перейдем к рассмотрению «улик», которые «выдают» евреев как избранный народ и потому способны вызывать иррациональный страх перед ними. Начнем с мелких фактов, рассеянных в повседневности.

            В сказках «1001 ночи» есть эпизод, когда путешественники, проходя через некий город, обнаруживают его погрязшим в многочисленных непорядках. Среди прочего они слышат голос муэдзина, возглашающего символ веры в следующей редакции: «Нет бога, кроме Бога, и, как полагают мусульмане, Магомет – пророк его». Крайне удивленные такой формулировкой, они обращаются к старейшине и просят объяснений. Выясняется, что единственным в городе человеком с подобающим муэдзину голосом оказался еврей; его и пришлось пригласить на должность. Как можно было ожидать, еврей заявил, что не может провозглашать мусульманский символ веры; а впрочем, первая его часть не вызывает у него никаких возражений. Так был достигнут компромисс, формально устраивавший обе стороны.

            Путешественники шокированы нечестием городских властей, пошедших на такое издевательство над символом веры. Поступок же еврея не вызывает у них возмущения или удивления: так и должно было быть – как представитель монотеистического «народа книги», он, конечно, согласился оглашать, что Бог един, но, вследствие ущербности этого народа, не принимающего Пророка, он настоял на этой дурацкой формулировке; вероятно, он из жадности все-таки хотел эту работу получить. Но не вызывает сомнений, что у многих традиционных христиан (да и наших современников) эта история вызвала бы крайнее недоумение и вспышку антисемитских чувств (вот как он хочет усидеть на двух стульях! так они за ислам или против ислама?! и т. п.). Ибо этот герой – вероятно, действительно движимый жадностью и не слишком разборчивый в религиозном отношении – все же действует с оглядкой (что, кстати, является буквальным переводом латинского слова religio): он боится явным отступничеством нарушить Завет и оказаться вне избранного народа.

            Ту же оглядку-religio мы видим и в исторически засвидетельствованных случаях «странных компромиссов» бытового уровня, таких как посещение греческих свадеб евреями эллинистической диаспоры, приносившими туда собственную (кошерную) пищу, или еврейское приношение в святилище Пана с надписью «дар богу за спасение на море» – без указания, какому богу (см. гл. 1, §4; по-видимому, Пана-путеводителя возблагадарили по коллективному обету, и еврей внес свой вклад из лояльности к греческим товарищам по плаванию). Это были нарушения еврейского закона разной степени серьезности (в первом случае гостям, надо полагать, приходилось как-то участвовать в возлияниях богам), но в обоих случаях делалась попытка минимизировать нарушение и остаться в рамках Завета. Из таких и подобных эпизодов складывался определенный рисунок, способный вызвать недоумение, подозрение и тревогу.

            Эти практика «странных компромиссов» наблюдалась наряду с внешне противоположными им случаями «странной бескомпромиссности», которые служили главным поводом для обвинений в суеверном фанатизме. В средние века это были, прежде всего, случаи коллективных самоубийств еврейских общин с целью избежать насильственного крещения. Прославленный пример из эллинистической эпохи – мученическая смерть Элеазара и семерых братьев вместе с их матерью (известной в талмудической традиции под именем Ханны) во время преследований Антиоха Епифана. Элеазару и братьям было предложено отведать свинины или умереть под пытками. В 4-й книге Маккавеев Антиох пытается склонить их к повиновению доводом, который, полагает он, убедителен даже для очень религиозных людей: «Возьми же в толк, что ведь если и есть сила, наблюдающая за соблюдением вашей религии, она простит грех, совершаемый по принуждению» (к Элеазару, 5:13), и далее: «Устрашитесь, юноши, и тот суд, который вы чтите, будет милостив к вам, ибо вы преступаете закон по принуждению» (к братьям, 8:14).115 Поведение «еврейских фанатиков» было устрашающе непонятным для греков потому, что им был чужд его мотив: это было не просто благоговейное подчинение той «силе» или тому «суду», о которых говорил Антиох, но верность Завету как «двустороннему договору», которую Элеазар и братья пожелали соблюсти столь же ради себя и своего народа, сколь и ради той «силы».116 И сама квалификация такого поведения как «фанатизма варваров», слепой приверженности обычаям, не проходила как объяснение: тот же Элеазар был достаточно эллинизирован и даже весьма вхож в круги греческой власти (см. напр. 2-ю кн. Макк., 6:21-22).

            Существенно, что случаи «странных компромиссов» и «странной бескомпромиссности» в определенном смысле не были противоположностями, но представляли собой детали единой «еврейской картины» – обычно непонятной неевреям и субъективно понятной им лишь в «случаях иммунитета». Выше мы упоминали массовые самоубийства с целью избежать крещения. Наоборот, в других случаях, а именно в Испании, те же преследования со стороны христиан получали ответ в виде коллективного «странного компромисса» марранос, принимавших христианство и продолжавших тайно исповедовать иудаизм. Подобные контрасты усугубляли непонятность общей картины: фанатики евреи или оппортунисты? То они не боятся предпочесть коллективное самоубийство крещению, которое эмансипировало бы их; то они принимают крещение, т .е. «сдаются» и вознаграждены за это, но тогда зачем продолжать тайно исповедывать иудаизм и тем самым идти на бессмысленный риск? Отнюдь не пытаясь уравнять мученичество с оппортунизмом, отметим: только осознание того, что евреи избраны Заветом, позволяет понять, что (по крайней мере субъективно) цель в обоих типах случаев одна и та же – остаться в рамках Завета, т. е. остаться евреями.

4.4. Основной фактор

            Может возникнуть вопрос: неужели случаи проявления евреями мученической стойкости или, наоборот, оппортунизма, пусть они и складывались в непонятный специфически еврейский рисунок и пусть они были объективно связаны с избранностью еврейского народа, могли привести к столь широкому распространению навязчивого иррационального страха перед еврейством? Ответ, разумеется, отрицательный. Эти эпизоды только добавляли штрихи к общей картине, они лишь дополняли главный фактор, формировавший и формирующий впечатления о евреях. Этот фактор прост и общеизвестен: это – та непропорционально большая роль, которую евреи играют в жизни и истории человечества, и то непропорционально большое влияние, которое еврейский народ оказал на развитие мировой цивилизации. Это всегда и лежало в основе пресловутого «еврейского вопроса». Этот фактор уже сам по себе достаточен, чтобы вызывать иррациональный страх; но когда под его действием начинали приглядываться к евреям более внимательно, в поле зрения попадали указанные выше «странные» особенности, удобряя ту почву, на которой произрастал этот страх.

            В средние века и новое время уже по существу никто не пытался оспорить непропорциональность роли евреев. Усилия антисемитов были направлены лишь на то, чтобы очернить эту роль, а также противопоставить ей различные химерические альтернативы, от «врожденного знания» гностиков (с дуалистическим миром, в котором «еврейский Бог» представляет силу зла и тьмы, а, например, Kаин является положительным героем, преследуемым этой силой117) до «индогерманской (арийской) расы» и «индогерманского духа» – положительного начала, противостоящего деструктивной силе «еврейской расы» и «еврейского духа». В античную же эпоху принижение роли еврейского народа было еще популярной темой,118 но попытки умалить эту роль приводили к обратному эффекту, ибо сам факт проводившихся сравнений вклада евреев в цивилизацию со вкладом греков и римлян свидетельствовал о том, что вклад евреев непропорционально велик.

            Вопрос о том, что именно является основным содержанием или наполнением непропорционально большой роли евреев, в чем ее сущность, находится вне рамок этой работы, и анализ этой роли не является необходимым с точки зрения ее целей. Существо этой роли можно связывать с самим иудаизмом, его системой ценностей и предъявляемым им «вызовом», как это делают Прагер и Телушкин (op. cit.); можно придавать первоочередное значение отпочкованию от иудаизма христианства и ислама; и можно считать главным в этой роли сам библейский текст, ибо можно не верить Библии, но нельзя не верить в факт ее существования и в ее влияние на формирование человеческой цивилизации. Существенно то, что непропорциональная значимость этой роли является правдоподобным свидетельством избранности еврейского народа и, будучи таковым, способна вызывать иррациональный страх. Даже если кому-либо известно о евреях только то, что «их слишком много видно и (или) о них слишком много слышно», это вполне может вызывать смутное и пугающее ощущение, что это «неспроста».

4.5. Египет как родина антисемитизма

            В цитированной выше работе П. Шефера (P. Schäfer, Judeophobia. Attitudes toward the Jews in the Ancient World) делается вывод о египетском происхождении антисемитизма. Действительно, прослеживая антисемитские традиции назад во времени, можно заключить, что географическим местом их корней является Египет. В “Aegyptiaca” Гекатея из Абдер (IV в. до н. э.), наиболее раннем нееврейском литературном источнике по истории евреев, говорится об «изгнании» евреев из Египта, их неприязни к иноплеменникам и их «отдельности» от остальных людей (“apanthrōpon”) – прототип позднейших противопоставлений евреев «остальному человечеству». В целом рассказ Гекатея симпатизирует евреям. Учитывая, что его работа посвящена истории Египта и должна была в основном опираться на сведения, полученные из египетских источников, можно предположить, что его рассказ о происхождении евреев как «изгнанников» из Египта и их враждебности другим народам был получен от египтян и затем смягчен, откорректирован в пользу евреев в соответствии со взглядами самого Гекатея и (или) сведениями, полученными им из других источников. Далее, в рассказе грекопишущего египетского жреца Манефона (III в. до н. э.), имеющем уже вполне ярко выраженную антисемитскую направленность, мы находим целых две египетские традиции о евреях, письменную и устную, первая из которых отождествляет евреев с гиксосами и Исход с их изгнанием, а вторая утверждает происхождение евреев от прокаженных египтян, также подвергшихся изгнанию, и приписывает им всяческие нечестия (см. гл. 2, п. 1.2). Египетские корни прослеживаются и в более поздней александрийской антисемитской традиции.119 Наконец, элефантинские папирусы (V в. до н. э.) свидетельствуют о погромном нападении египтян на еврейское военное поселение на этом острове (однако, из-за недостаточности имеющихся данных нельзя уверенно утверждать, что мотивы этого нападения были чисто антиеврейскими).

            Таким образом, по совокупности данных можно заключить, что наиболее ранние проявления антисемитизма имели место в Египте. Именно в этом смысле можно утверждать, что Египет – родина антисемитизма; это, конечно, не означает, что антисемитизм, зародившись в Египте, затем распространился оттуда подобно эпидемии.120 Но тот факт, что антисемитизм впервые появился в стране Исхода, который впервые свидельствовал о Завете с евреями перед целым народом, согласуется с основным тезисом этого параграфа: причиной порождающего антисемитизм иррационального страха являются свидетельства избранности еврейского народа.

Заключение

            В гл. 1 мы рассмотрели основные существующие теории причин антисемитизма: функциональные, которые объясняют антисемитизм привходящими, не связанными непосредственно с евреями факторами, такими как политическая и экономическая конъюнктура или общие ксенофобические предрассудки, и субстанциальные, связывающие антисемитизм с «самой сущностью иудаизма» и (или) с какими-либо «уникальными религиозными, культурными и социальными характеристиками» евреев. Kак мы убедились, объяснения первого вида не проходят потому, что всякого рода антиеврейские действия и чувства, возникающие по «нееврейским поводам», оперируют уже с готовым общественным антисемитизмом, а не создают его. Что же касается предлагавшихся объяснений второго вида, то они не устанавливают никакой исторически подтверждаемой причинно-следственной связи между «сущностью иудаизма» или «еврейскостью» и антисемитизмом. Если эти объяснения указывают на какие-либо «религиозные, культурные и социальные характеристики» евреев как на непосредственные причины антисемитизма, то остается непонятным, почему эти характеристики не играют преобладающей роли или не фигурируют вообще в антисемитских обвинениях, уступая эту роль химерическим и вздорным представлениям о евреях. Помимо этого, многие из таких якобы сущностных характеристик евреев в действительности оказываются исторически непостоянными или не уникальными для евреев. В целом, как это обсуждается в гл. 3, предлагавшиеся концепции причин антисемитизма оказываются неудовлетворительны, но все или почти все они правильно указывают на различные виды социально-психологического материала, при соответствующих обстоятельствах пригодного для разжигания или «легитимизации» антисемитизма.

            Будучи явлением, единственным в своем роде (sui generis), антисемитизм выражается в уникальных по своему содержанию обвинениях против евреев. Такие обвинения были рассмотрены в гл. 2. Это – либо гиперхимеры, т. е. приписывание евреям поведения и свойств, противоположных известным из опыта особенностям их поведения и сущностным свойствам их культуры и религии и тем самым представляющие собой устрашающие «разоблачения» евреев как «волков в овечьей шкуре»; либо попарно противоположные обвинения, каждое из которых приписывает евреям качества, представляющиеся обвинителю как наиболее опасные и устрашающие виды общественного зла; либо представления о евреях как о враждебном остальному человечеству сверхнароде, обладающем волевой субъектностью, ставящем своей целью истребление или порабощение неевреев и в той или иной степени этой цели достигшем.

            Поскольку рассмотренные антисемитские обвинения химеричны, т. е. механизм их производства иррационален, и поскольку все они направлены на создание как можно более устрашающего образа еврейского народа, в гл. 3 делается вывод, что причиной антисемитизма является иррациональный страх перед еврейством. Наиболее наглядным основанием для этого вывода являются гиперхимеры. Объектом иррационального страха являются не индивидуальные евреи, но само еврейство как общность евреев и как свойство быть евреем. Так как страх нуждается в субстанциации своего объекта, в антисемитском сознании идея еврейства находит овеществление в виде химеры всемирного еврейского государства и правительства, впоследствии отчасти вытесненной гиперхимерически извращенным образом государства Израиль.

            В заключительном параграфе обсуждается причина иррационального страха перед еврейством, т. е. причина причины антисемитизма. Так как иррациональный страх беспричинен в том смысле, что он не вызван какой-либо реальной эмпирически подтверждаемой угрозой, искомая причина не может быть найдена как необходимый вывод из исторических данных. Но концепция этой причины  может быть оправдана a posteriori, если утверждаемая причинно-следственная связь психологически достоверна и дает объяснение многообразию исторических данных, без того остающихся необъясненными. Предложенное объяснение иррационального страха перед евреями выдерживает этот тест. Оно состоит в том, что причиной этого страха явяются объективно правдоподобные свидетельства избранности евреев как народа Завета. K таким свидетельствам относится, прежде всего, непропорционально большая роль, которую евреи играют в жизни и истории человечества, и непропорционально большое влияние, которое еврейский народ оказал на развитие мировой цивилизации. Этот основной фактор усугубляется наблюдаемыми «странными» особенностями жизни евреев, такими как случаи еврейского оппортунизма и, наоборот, еврейской бескомпромиссности, для которых идея о избранности евреев доставляет единственное правдоподобное толкование. Выдвинутая концепция причины иррационального страха перед еврейством позволяет объяснить, откуда происходят взгляды на еврейство как на единое целое, обладающее единой волей, и представления о его необычайном могуществе, почему этот страх не возникает в «случаях иммунитета», а именно в традиционном (до XIX в.) исламе и «филосемитической» ветви христианства, почему традиционное христианство представляет собой особо плодородную почву для развития этого страха, а также почему наиболее ранние из известных проявлений антисемитизма мы обнаруживаем в Египте.


1 Антисемитизм в древнем мире, попытки объяснения его в науке и его причины, изд. «Былое», Петроград, 1922 (в настоящее время периздан в качестве приложения в кн.: Филон Александрийский. Против Флакка. О посольстве к Гаю. Иосиф Флавий. О древности еврейского народа. Против Апиона. Выпуск 3. Перевод с древнегреч. Москва – Иерусалим, 1994).

2 Анализу и опровержению антисемитских «теорий» антисемитизма, изобличению их авторов в антиисторичности, фальсификации и подтасовке фактов посвящено большое количество работ, начиная с «Против Апиона» Иосифа Флавия. Прекрасных образцов такого анализа много и в самой  книге Лурье. Включение этой тематики в данную работу совершенно изменило бы ее направление; в то же время основную информацию такого рода легко найти в общедоступных публикациях, включая энциклопедии и словари.

3 Противопоставление друг другу этих групп восходит к Лурье (op. cit., предисловие и далее в тексте).

4 P. Schäfer, Judeophobia. Attitudes toward the Jews in the Ancient World, Harvard University Press, 1998, p. 2.

5 D. Prager and J. Telushkin, Why the Jews? The Reason for Antisemitism, 1983.

6 C. Hoffmann, Juden und Judentum im Werk Deutscher Althistoriker des 19. und 20. Jahrhundert, 1988, p. 222, цитируется по P. Schäfer, op. cit., p. 2 ff.

7 Хоффманн и вслед за ним Шефер, по-видимому, используют термин «субстанциальные теории» в более узком смысле, имея в виду объяснения, связывающие антисемитизм с самой «сущностью иудаизма» и  всей совокупностью его «уникальных религиозных, культурных и социальных характеристик». При этом классификация получается, на наш взгляд, менее четкой. Мы сохраняем терминологию Хоффманна, используя ее, однако, в несколько обобщенном смысле.

8 Gavin Langmuir, Towards a Definition of Antisemitism, в одноименном сборнике его статей, с. 311–352, 1990/1996. См. также P. Schäfer, op. cit., p. 197–210, с обоснованной критикой схемы Ленгмюра.

9 Слово «вирус» можно нередко увидеть в публикациях об антисемитизме. Р. проф. Дж. Сакс, гл. раввин Британского содружества, прямо пишет: «Антисеметизм… – это вирус, и, подобно вирусу, он мутирует. Человеческое тело обладает самым высокоорганизованным из механизмов – иммунной системой – чтобы защищаться от вирусов. Оно вырабатывает антитела. Вирусы побеждают иммунную систему потому, что они мутируют. Им удается обойти оборонительные заслоны тела делая вид, что они друзья, а не враги. Иммунная система, готовая отразить прошлогодний вирус, не распознает вирус нынешний». Он далее приводит пример «мутации» религиозного антисемитизма в расистский в XIX веке и затем – его современной «мутации» в «антисионизм» (J. Sacks, A New Antisemitism?, статья в сборнике того же названия, 2002, с. 38 – 53; доступна также в Интернете).

10 Op. cit., с. 202, тж. 7-8.

11 «Против Флакка» и «Посольство к Гаю».

12 Египетская устная традиция, нашедшая отражение в трудах Манефона (III в. до н. э.), утверждала происхождение евреев от прокаженных египтян и приписывала им «безбожие» и ненависть к остальному населению.

13 Произведения Мнасея Патарского, Аполлония Молона, Херемона, Апиона и др.

14 Многочисленные свидетельства тому дают труды Иосифа Флавия и Филона, папирусы, а также (в основном апокрифическая) библейская литература.

15 Характерна реакция императора Фридриха II на кровавый навет в Фульде (Германия, 1235). Согласно одному отчету, когда ему в качестве «улик» привезли тела якобы убитых евреями христианских мальчиков, он «только сказал: ‘Если они мертвы, похороните их, ибо более они ни на что не годны’.» Фридрих II затем созвал конференцию крещеных евреев, засвидетельствовавшую отсутствие в иудаизме ритуального убийства (см. G. Langmuir, Ritual Cannibalism, p. 264, в книге Gavin Langmuir, Towards a Definition of Antisemitism, p. 263–281, 1990/1996)

16 Лурье прилагает этот тезис не только к светской власти (op. cit., с. 58 et passim), но и к церкви (с. 8) – впрочем, применительно лишь к одному эпизоду, а именно известному церковному постановлению IX века об отмене коленопреклонения при молитве «за вероломных евреев»: «в этом месте [литургии] никто из нас [клира] не должен становиться на колени вследствие злобы и ярости народа» (см. также Léon Poliakov, The History of Anti-Semitism, v. 1: From the Time of Christ to Court Jews, 1955/1975/2003, UPenn Press, p. 32). Вопрос о том, был ли антисемитизм церкви ведущим или ведомым отношению к антисемитизму народному, достаточно сложен, а ввиду народных корней церкви вряд ли и правомерен. В целом нет оснований считать церковный антисемитизм вторичным, тем более приписывать ему пассивную роль. Однако обычно ему был свойственен определенный консерватизм и неприятие погромных эксцессов.

17 Англоязычным стандартом стал термин «hate groups» (букв. «группы ненависти»). Превращение слова «hate» в специальный термин со смыслом «ненависть к меньшинствам» (ср. «hate crimes» – преступления на почве ненависти к меньшинствам) проливает некоторый дополнительный свет на рассматриваемый в этом параграфе взгляд: в самом деле, если даже вообще «ненависть» осмысливается как «злостные предрассудки», «нетерпимость», «зашоренность мышления» (в противоположность «открытому уму» – «open mind»), то и подавно ненависть к евреям, антисемитизм, подпадает под это же осмысление как частный случай.

18 Как на типичный пример материала для рассматриваемого взгляда на антисемитизм можно указать на цитату из писателя Астафьева, получившую дополнительную известность благодаря его переписке с Н. Эйдельманом; очевидно, изображение грузина в цитате вполне аналогично некоторым антисемитским изображениям евреев: «было что-то неприятное в облике и поведении Отара. Когда, где он научился барственности?<…> Как обломанный, занозистый сучок на дереве человеческом, торчит он по всем российским базарам, вплоть до Мурманска и Норильска, с пренебрежением обдирая доверчивый северный народ подгнившим  фруктом  или  мятыми, полумертвыми цветами. Жадный, безграмотный, из тех, кого в России уничижительно зовут ‘копеечная  душа’, везде он распоясан, везде с растопыренными карманами, от немытых рук залоснившимися, везде он швыряет деньги, но дома усчитывает жену, детей,  родителей в  медяках, развел он автомобилеманию, пресмыкание перед импортом, зачем-то, видать, для соблюдения  моды, возит за  собой жирных детей, и в гостиницах можно увидеть четырехпудового одышливого Гогию, восьми лет отроду, всунутого в джинсы, с сонными глазами, утонувшими среди лоснящихся щек» («Ловля пескарей в Грузии», «Наш современник», 1986, No 5, с. 125, цитируется по переписке с Н. Эйдельманом, электронная версия на http://www.lib.ru/PROZA/ASTAFIEW/p_letters.txt).

19 Голдхаген в своей книге «Добровольные палачи Гитлера» (D. Goldhagen, Hitler’s Willing Executioners, 1997, p. 35–36) рассматривает (среди прочих характеристик) такой показатель интенсивности антисемитизма, как количество времени, которое антисемит думает о евреях.

20 См. ниже, гл. 2, §§1, 4.

21 См. гл. 2, §§3, 4.

22Так, известное обвинение евреев в отсутствии творческих способностей восходит к Аполлонию Молону, греческому автору I в. до н. э. (Иосиф Флавий, Против Апиона, 148).

23 Разумеется, используемом против неевреев. Это представление было известно уже Цицерону и использовалось им для риторических выпадов против евреев (Речь в защиту Флакка, гл. 28).

24 Это хорошо иллюстрируется мысленным экспериментом, предложенным Дж. Саксом  (см. ссылку в сноске 9). Вообразим, следуя р. Саксу, что обнаружен феномен под названием анти-кивизм – ненависть к новозеландцам. Что может служить основанием для того, чтобы считать это явление уникальным, sui generis? «Тот факт, что правительство Новой Зеландии является объектом критики? Разумеется, нет. Публичные заявления, что Новая Зеландия не имеет права на существование? Может быть. Тот факт, что за последние 12 месяцев – с февраля 2001 г. по февраль 2002 г. – проведено 7732 террористических акта против граждан Новой Зеландии? <…> Возможно. Но, по правде говоря, этого еще недодостаточно. <…> А теперь вообразим, что в Дурбане, на конференции ООН по расизму, новозеландцы выделены из всех народов мира за их обращение с племенем маори, обвинены в апартеиде, этнических чистках и преступлениях против человечности и что их обвинители несут плакаты, заимствованные из Der Stürmer, газеты, издававшейся в нацистской Германии. Представим себе, что звучат призывы убивать всех, кто относится лояльно к Новой Зеландии, даже если они родились и выросли в других странах. Предположим, что две недели назад официальный представитель правительства Саудовской Аравии заявил по телевидению Аль-джазира: ‘Американские средства массовой информации находятся в руках новозеландцев’, и добавил: ‘Я удивлен, что христианские Соединенные Штаты позволяют развращать свою страну этому отродью обезьян и свиней [так он называет новозеландцев]. Из населяющих землю народов новозеландцы – самый отвратительный, это – черви, пожирающие весь мир’. Представим себе, что новозеландцев обвиняют в том, что они изобрели СПИД, дабы истребить население Африки. Рассмотрим утверждение, что Новая Зеландия не только управляет Соединенными Штатами, но и организовала удары по Центру международной торговли в Нью-Йорке и Пентагону 11 сентября 2001 года. Представим себе, что этот взгляд – что это злодеяние было делом рук не Осамы бин Ладена, а Новой Зеландии – распространен отнюдь не только среди экстремистских групп, но что его разделяют 48% населения Пакистана, а 71% его населения не исключают такой версии. Вообразим, что арабские радио и телевидение передавали в прошлом году сериал из 30 частей, в котором доказывалась подлинность ‘Протоколов новозеландских мудрецов’; что телевидение Kувейта транслировало сатирическую передачу, в которой премьер-министр Новой Зеландии пил кровь детей племени маори; или что нынешний министр обороны Сирии написал книгу, отстаивающую достоверность этого обвинения. Предположим, что вы обнаружили, что в одной стране за другой ‘Протоколы новозеландских мудрецов’ наряду с ‘Mein Kampf’ Гитлера становятся бестселлерами и стало общим местом утверждение, что Новая Зеландия – это сатаническая сила, воплощение зла, с которым нужно вести священную войну. <…> Все вышеперечисленные утверждения до единого, с заменой Новой Зеландии и новозеландцев на Израиль и евреев, звучали на протяжении прошедшего года.»

25 «Итак, мы приходим к выводу: усиление ассимиляционистских тенденций в еврействе всегда вызывало усиление антисемитизма и, в частности (что звучит особенно парадоксально), усиление обвинений в партикуляризме» (op. cit., с. 92).

26 Также в конце книги (с. 150–151): «Взгляды древних, будто еврейство проникнуто враждой к иноземцам (misoxenia, misanthropia), сопоставлены много выше… Не менее обычен в древней литературе взгляд, по которому всемирное еврейство представляет собой, несмотря на свою скромную внешность, страшный ‘всесильный кагал’, стремящийся к покорению всего мира и фактически уже захвативший его в свои цепкие щупальца» (следуют ссылки на Страбона, Цицерона, Сенеку, книгу «Юдифь»).

27 Разрешение евреям «жить по отеческим законам», полученное от правителя страны проживания – стандартный у Иосифа (как и вообще в тогдашней еврейской традиции) «счастливый конец» преследований и конфликтов между евреями и антисемитами.

28 Иосиф Флавий, Иудейские древности, XIV, §115 сл.

29 Отношение к евреям вообще и фактору Лурье в частности было предсказуемо отрицательным у ряда приверженцев «идеалов» и философии эллинизма и (или) «исконных» культурно-религиозных основ Римской империи; но и они, говоря о «преступности» евреев (напр. Сенека, О суевериях: “sceleratissima gens” –  «преступнейшее племя», M. Stern, Greek and Latin Authors on Jews and Judaism, v. 1, 186, с. 431; Тацит, История, V, 8: “taeterrima gens” – «гнусное племя»), указывали не столько на фактор Лурье, сколько на предполагаемую враждебность иудаизма «цивилизованной» религии и вообще остальному человечеству (см. гл. 2, §1, 1.1, §4).

30 А. Шамиссо, «Необычайные приключения Петера Шлемиля».

31 Следует также иметь в виду, что Лурье связывал этот фактор прежде всего с отсутствием территории у еврейского народа, приключившимся «по удивительному капризу истории» (с. 114). Это явление, представлявшееся ему постоянным, в действительности оказывается исторически преходящим, не только ввиду создания государства Израиль через четверть века после выхода книги Лурье, но и поскольку в античную эпоху (условно говоря, до разрушения Храма в 70 г. н. э.) еврейская государственность на еврейской земле в той или иной степени существовала, хотя период фактической независимости был относительно недолог (государство Хасмонеев, 166–63 г. г. до н. э., включая около четверти века войны за независимость). Между тем излишне упоминать, что наличие еврейского государства никак не исключает существования и процветания антисемитизма. Впрочем, это возражение не является решающим, так как со времен Вавилонского пленения и по сей день большинство евреев живет в диаспоре.

32 Каковые объяснения мы и находим у Лурье: так, его убедительный и яркий анализ антисемитских представлений о «еврейском нахальстве» и «еврейской низости» показывает, что эти представления происходят от a priori негативной интерпретации фактора Лурье. Однако, подобные представления принадлежат к тем ксенофобическим стереотипам, которые не специфичны именно для антисемитизма (см. §2).

33 «Еврейская диаспора в действительности представляла собою общину апостолов, чувствующую себя призванной стать светочем для народов, каким она и в самом деле стала». M. Friedländer, Das Judentum in der vorchristlichen griechischen Welt, 1897; цитируется по С. Лурье, op. cit., с. 94

34 Действительно, согласно первому же предложению в цитате из Прагера и Телушкина, иудаизм – причина антисемитизма, и иудаизм – это то, что делает евреев евреями. Следовательно, причина антисемитизма – это то, что делает евреев евреями; иными словами, антисемитизм вызван тем фактом, что евреи – это евреи. Этот силлогизм, однако, не сводит концепцию Прагера и Телушкина к абсурду. Он лишь указывает на то, что, согласно этой концепции, антисемитизм в конечном счете вызван не какими-либо привходящими факторами, не привходящими или исторически непостоянными признаками еврейского народа, и даже не какими-либо постоянно наблюдаемыми особенностями его поведения, а самой его идентификацией. Иначе говоря, в философской терминологии, антисемитизм – это не odium abominationis («ненависть отвращения», ненависть к Х за какое-либо его поведение, представляющееся недопустимым), а odium inimicitiae («ненависть враждебности», ненависть к самой личности Х, инвариант, сохраняющийся безотносительно к каким бы то ни было действиям или бездействию Х). Соглашаясь с этой концепцией в принципе, мы, однако, замечаем, что она не может служить указанием непосредственной причины антисемитизма.

35 Гитлер был не единственным историческим примером вождя, поставившего своей целью «окончательное решение еврейского вопроса», т. е. глобальное уничтожение еврейства. Другой такой пример – Антиох Епифан (1-я пол. II в. до н. э.; разумеется, его возможности были гораздо более ограничены). Важно, что эти вожди были не только антисемитами, но и своего рода теоретиками причин антисиметизма. Гитлер исповедовал расовую теорию, поэтому для него «окончательным решением» было физическое уничтожение всех евреев; его взгляд на религию иудаизма как на корень зла был вторичен по отношению к его взгляду на «еврейскую расу» как на корень зла. Что же касается Антиоха, то его «теорией причин антисемитизма» был именно взгляд на религию евреев как на первопричинное зло (целый ряд событий, прежде всего возобладание в самой Иудее партии крайних эллинистов во главе с первосвященником Менелаем и последующая междоусобная война, могли подтолкнуть Антиоха к «радикализации» в таком направлении, но здесь вряд ли стоит углубляться в подробности). Поэтому Антиох, в качестве «окончательного решения», запретил иудаизм и взял курс на истребление всех тех и только тех евреев, которые не соглашались отвергнуть иудаизм и участвовать в культах греческих богов. Но это не означает, что непосредственной причиной антисемитизма был иудаизм, или даже что непосредственной причиной антисемитизма Антиоха (тем более Гитлера) был иудаизм, будь он понимаем в узкорелигиозном или расширительном (Бог, Тора, Израиль) смысле. Это означает лишь, что Антиох считал причиной антисемитизма иудаизм (как и Прагер с Телушкином – с той, разумеется, разницей, что первый разделял взгляды и чувства антисемитов, а последние нет). И Гитлер, и Антиох действовали в условиях уже давно сформировавшегося общественного антисемитизма, причины которого они могли понимать не лучше, а только хуже, чем другие теоретики в кавычках и без них.

36 Как писал С. Лурье (полная цитата и ссылка приводятся в гл. 2, §3), «Если своеобразие еврейских религиозных обычаев показалось александрийским грекам недостаточно для того,чтобы объяснить, чем оправдывается ненависть к евреям, и пришлось придумать новые ритуальные обвинения, то, с другой стороны, и нежелание евреев принять участие в местном культе, как мы видели, не носило столь резкого и оскорбительного характера, чтобы вызвать ненависть местного населения. И здесь пришлось этот характер присочинить.»

37 Иосиф Флавий, Против Апиона, 148.

38 Напр. P. Schäfer, Judeophobia. Attitudes toward the Jews in the Ancient World, Harvard University Press, 1998, p. 47–49, 69–76;  P. Schäfer, The History of the Jews in Antiquity, 1983, p. 182–185; M. Stern, Greek and Latin Authors on Jews and Judaism, v. 2, CXXXVI Julian.

39 См. G. Langmuir, Peter the Venerable: Defense Against Doubts, в книге Gavin Langmuir, Towards a Definition of Antisemitism, p. 197–208, 1990/1996.

40 В I в. н. э. особенное негодование александрийских греков вызывало стремление ассимилированных еврейских юношей посещать гимнасии, для чего некоторые даже подвергали себя операции, известной под названием эписпасм («натягивание», т.е. симуляция необрезанной крайней плоти). В знаменитом эдикте императора Kлавдия , направленном на прекращение конфликта между греками и евреями Александрии, где он в целом выступает в защиту евреев, попытки последних «просочиться» в гимнасии решительно пресекаются. (Папирус Pаp. London 1912; текст напр. в Select Papyri / Public Documents, Loeb Classical Library, текст 212, с. 78–88, электронная версия: http://www.csun.edu/~hcfll004/claualex.html; также см. напр. P. Schäfer, Judeophobia. …, с. 145–152.)

41 Таким образом, рассматриваемое объяснение уязвимо для возражения, которое приводил уже упоминавшийся Юлиан, указывая, что чересчур общая, стоящая в начале цепочки причина не может удовлетворительно объяснять явление («Против галилеян», 143В): «Ведь недостаточно объяснение: ‘Сказал Бог, и стало так’. Ибо природа того, что стало, должна быть согласна с повелениями Бога. Поясню, что я имею в виду. Не повелел ли Бог, чтобы огонь стремился вверх, а земля вниз? Но чтобы стало так по этому слову Бога, разве не необходимо, чтобы первый был легок, а вторая тяжела? Подобным же образом обстоит дело и с другими вещами...»

42 Среди исключений примечателен пример Вольтера (L. Poliakov, The History of Anti-Semitism, v. 3: From Voltaire to Wagner, 1975/2003; русский перевод: Л. Поляков, История антисемитизма. Эпоха знаний, книга 1: От Вольтера до Вагнера. Гешарим, 1998).

43 Апион – вероятно, самый недобросовестный из антисемитских публицистов античности – жил в первой половине I в. н. э. По-видимому, он был одним из ведущих вдохновителей еврейского погрома 38 г. н. э. в Александрии. Аполлоний Молон ( I в. до н. э.) – оратор и автор антисемитских сочинений. Посидоний Апамейский (c. 135–c. 51/50 до н. э.) – философ, этнограф и историк, один из учителей Цицерона. В другом месте книги (II, 112 с.) Иосиф – с указанием на Мнасея Патарского (II в. до н. э., ученик Эратосфена) как на «первоисточник» Апиона – приводит довольно красочный рассказ последнего о некоем греке, хитростью пробравшемся в Храм и укравшем оттуда эту ослиную голову.

44 Здесь может быть уместен вопрос, почему было возможно такое исключение из общего правила о том, что антисемитская гиперхимера должна быть достаточно ужасна, чтобы вызвать общественный интерес и благодаря этому выжить. Этот вопрос могут прояснить следующие обстоятельства. С одной стороны, античная юдофобия характеризовалась меньшей интенсивностью, чем последующая христианская, для которой само существование евреев воспринималось как вызов господствующей религии и ее основным догматам (при том, что существование евреев – и их угнетение – считались теологически необходимыми). Грекоримская эпоха могла «объяснять» непонятные, пугающие и потому вызывающие отрицательное отношение особенности иудаизма и еврейского жизненного уклада как суеверия «одного из варварских народов». Такая интонация прослеживается у Цицерона, Тацита, Ювенала и других авторов, в том числе тех, у которых явно антисемитского расположения не наблюдается (Гораций, Юлиан «Отступник»). С другой стороны, культ иерусалимского Храма был широко распространен среди неевреев, и было множество «полупрозелитов» (т. н. чтущих Бога всевышнего, греч. sebomenoi ton hypsiston theon или просто sebomenoi – чтущие, испытывающие благоговейный страх, лат. metuentes, см. напр. С. Лурье, op. cit.; P. Schäfer, Judeophobia),частично следовавших предписаниям иудаизма, а последнее уже воспринималось как серьезная угроза традиционному религиозному укладу и время от времени служило поводом для административных антиеврейских мер в Римской империи. Такая озабоченность могла способствовать появлению «разоблачений» храмового культа вроде измышления об ослиной голове в Святая святых.

45 Небезынтересные детали сообщаются в Католической энциклопедии (Catholic Encyclopedia, ст. Host, электронная версия на www.newadvent.org): «В некоторых гностических (см.) сектах приготовление гостии включало омерзительные и ужасающие обычаи, подробный отчет о которых можно найти у св. Епифания. Так, мясо человеческого плода перемалывали и смешивали с ароматическими веществами, иногда же замешивали муку на крови ребенка. Практиковались и другие процедуры, слишком отталкивающие, чтобы их здесь упоминать.» Значение этого примера, как взятой из христианской практики реальной исторической подкладки к измышлениям о замешивании мацы на детской крови, разумеется, не следует преувеличивать – тем более, что мы не обязаны, вслед за Католической энциклопедией, безоговорочно полагаться на свидетельство св. Епифания. Все же пример характерен, так как аналогичные «нееврейские прототипы» есть и у других антисемитских гиперхимер. Так, идея о еврейском культе осла, очевидно, восходит к реальным культам животных, прежде всего у египтян. (По этому поводу Иосиф Флавий саркастически замечает: «Апиону, как египтянину, не следовало бы упрекать нас, если бы что-нибудь такое у нас и вправду было: ведь чем осел хуже кошек и козлов, и прочих животных, которых они считают богами?» – Против Апиона, II, 81). Учинение «насилия» над гостией – топтание ее ногами, приписываемое впоследствии евреям – тоже, согласно Католической энциклопедии, имело место в христианской практике: Никифор, канцлер византийского патриарха Михаила Керулария (пошедшего в середине XI в. на окончательный раскол с римско-католической церковью), топтал ногами «Святую евхаристию» Латинской церкви, т.е. приготовленные по католическим правилам (без закваски) и уже освященные гостии (Catholic Encyclopedia, ст. Michael Cærularius).

46 Автор где-то читал, что празднование казни евреев в Деггендорфе было отменено в 1990-е годы.

47 E. H. Flannery, The Anguish of the Jews: Twenty-Three Centuries of Antisemitism, 1985, стр. 112 (цитируется по www.kanaan.org/israel1.htm).

48 Как отмечает Лурье в другом месте (стр. 67), «Лисимах производил даже название ‘Иерусалим’ от греческого слова ‘hierosyla’ – ‘ограбление храма’».

49 Фантастичность представления о том, что чумой можно заразить с помощью яда, здесь большого отношения к делу не имеет; это – просто химера, происходящая от страха и ненависти в соединении с недостатком знаний.

50 «Летом 1321 года в Аквитании пошел слух, что прокаженные и евреи устроили чудовищный заговор – первые как исполнители, вторые как авторы плана – умертвить всех христиан путем отравления колодцев и источников. Не было недостатка в ужасающих подробностях: утверждалось, что снадобье, состоящее из человеческой крови, мочи и трех тайных трав, с добавлением порошка из освященной гостии, было завязано в мешочки и расбросано по колодцам области… Согласно другой версии, порошок был изготовлен из смеси лягушачих ног, змеиных голов и женских волос, замешанных на ‘очень черной и зловонной’ жидкости, ужасной не только на запах, но и на вид…» (L. Poliakov, op. cit., v. 1, p. 104–105, где можно найти прочие подробности и исторический контекст).

51 В кровавом навете используются следующие темы и их комбинации: ритуальное убийство как жертвоприношение, в т. ч. пасхальное; распятие жертвы, как ритуальное воспроизведение распятия Иисуса; выпускание из жертвы крови и внутреннее употребление ее в ритульных целях; то же, но с употреблением крови в медицинских целях и вообще как «жизненной силы», в т. ч. для повышения половой активности; другие разновидности ритуального каннибализма, в т. ч. напр. коллективное поедание сердца жертвы; колдовство. Сам термин «кровавый навет» (как и англ. “blood libel”) восходит к немецкому “Blutbeschuldigung”; в сложившейся практике употребления эти термины означают вообще обвинение евреев в ритуальном убийстве, в т. ч. не связанном с выпусканием и использованием крови. В связи с этим отметим, что, например, в первом документально засвидетельствованном «ритуальном деле» христианской эпохи (1144 г., дело об убийстве Вильяма из Норвича), а также в знаменитом (в частности, благодаря “The prioress’s tale” Чосера) деле о смерти Хью из Линкольна (1255 г.) употребление крови не фигурирует, а обвиняются евреи в распятии и истязаниях жертвы. Об этих делах см. Г. Ленгмюр, статьи «Thomas of Monmouth: Detector of Ritual Murder» и «The Knight’s Tale of Young Hugh of Lincoln», в книге Gavin Langmuir, Towards a Definition of Antisemitism, p. 209-262, 1990/1996. Отметим также, что в своих работах Г. Ленгмюр подвергает справедливой критике практику смешения понятий о кровавом навете и обвинении в ритуальном убийстве, указывая, что дело здесь не только в точности терминов: в то время как ряд пап выступали с осуждением кровавого навета в собственном смысле (т. е. обвинения евреев в убийстве с ритуальным использованием крови), ни один из них не высказался об обвинении евреев в ритуальном убийстве, не связанным с использованием крови, напр. в убийстве как инсценировке распятия Иисуса.

52 См. п. 1.2.

53 Более точным переводом было бы «эти люди» (в оригинале просто isti – указательное местоимение, обычно несущее оттенок авторского отчуждения или презрения). По смыслу контекста это должны быть все те же Посидоний и Аполлоний Молон (см. п. 1.1). Однако, среди исследователей нет единого мнения, действительно ли были эти авторы, в особенности Посидоний,  источниками для приводимого ниже текста Апиона (см. M. Stern, Greek and Latin Authors on Jews and Judaism, v. 1, 1974).

54 Т. е. ограбление и осквернение Храма (169 г. до н. э.).

55 Ритуальный жест молящего о защите в грекоримскую эпоху (обычен уже у Гомера).

56 Отметим, однако, что апионовское обвинение и его вероятные прототипы – литературные, а не уголовно-процессуальные, они отсылают читателя к «примеру» двухвековой давности и не содержат измышлений о каких-либо прямых уликах против современных им евреев. До первых известных уголовных обвинений конкретных евреев в ритуальном убийстве оставалось более тысячелетия.

57 Г. Ленгмюр (Gavin Langmuir, op. cit., p. 209-237), проделавший весьма глубокий анализ норвического дела, утверждает категорически, что у обвинителей не могло быть никаких сведений о дохристианской литературной традиции кровавого навета. Его аргументация, однако, несколько искусственна и не дает оснований считать этот вывод бесспорным. Тем не менее вполне вероятно, что никаких конкретных «данных», вроде рассказа Апиона, о ритуальных убийствах в античности у норвических обвинителей не было. Можно предполагать, что иначе Томас Монмутский (главный обвинитель и автор жития возведенного его стараниями в ранг святых Вильяма, 12-летней жертвы норвического убийства) вряд ли оставил бы их без внимания в своей книге. Но так или иначе, норвическое дело вызвало резкую вспышку общественного интереса к теме ритуального убийства (интереса, который с тех пор никогда не угасал, так что «ритуальные дела» посыпались одно за другим), и несомненно, что юдофобствующие охотники за малолетними христианскими мучениками занялись академическими исследованиями и достаточно скоро докопались до рассказа Апиона. Так, в деле 1255 г. о предполагаемом убийстве 9-летнего Хью из Линкольна (разумеется, тоже возведенного в ранг святых) «один элемент был, похоже, прямо заимствован из апионовского навета и вплетен в тему Страстей [Иисуса], ибо Маттью Парис [Matthew Paris, автор хроник тех лет] сообщает, ‘что Дитя сначала откармливали в течение десяти дней белым хлебом и молоком, и затем… почти все евреи Англии были приглашены на его распятие’» (EJ, ст. «Blood Libel»).

58 Источником Лурье является здесь Иосиф Флавий, который уже отмечал наличие взаимно противоположных обвинений у Аполлония Молона, «обвиняющего нас то в трусости, то в дерзкой храбрости и безрассудстве» (Против Апиона, 148).

59 Обвинение в нелояльности евреев по отношению к Риму и их разрушитеьной роли в империи – это «канон», которого придерживаются сторонники римской государственности, такие как Тацит, Сенека, несколько запоздалый поклонник «золотого века» Римской империи Э. Гиббон (см. §4) и пр. и пр. Обвинение же в сверхлояльности Риму и подлой стачке с имперской тиранией – «апокриф», исходящий от националистически настроенных греков. Позиция последних хорошо представлена в т. н. «Деяниях александрийцев» (Acta Alexandrinorum), сборнике папирусных отрывков, известном также под характерным названием «Деяния языческих мучеников» (The Acts of Pagan Martyrs, ed. & comm. H. Musurillo, Oxford, 1954), данным этим текстам христианской эпохой; в качестве мучеников выступают александрийские антисемиты-погромщики, пострадавшие от римского правосудия. Это, в основном, – литературные инсценировки судов над лидерами указанных антисемитов, с императорами Клавдием, Траяном и Адрианом в качестве судей.  Все эти последние (особенно интересен пример Адриана, подавившего восстание Бар-Кохбы и известного последующими жестокими антиеврейскими мерами; см. напр. EJ, ст. Hadrian) представлены как верные покровители евреев и орудия в их руках.

60 См. ссылку в сноске 9.

61 Также у Прагера и Телушкина, op. cit., с. 17: «Фашисты обвиняли евреев в том, что они коммунисты, а коммунисты клеймили их как капиталистов. Евреев, живущих в нееврейском обществе, обвиняли в двойном подданстве, а евреев, живущих в еврейском государстве, осуждали как ‘расистов’. <…> Евреев клеймили и как безродных космополитов, и как националистов и шовинистов. Ассимилированных евреев часто называют пятой колонной, в то время как евреев, тяготеющих к своей общине, многие ненавидят за то, что они не такие, как все». «Россыпью», список попарно взаимоисключающих «еврейских провинностей» может выглядеть так: безбожие, религиозный фанатизм, нахальство ассимиляции и навязчивое залезание в друзья к неевреям, «китайская стена» партикуляризма и ненависть к неевреям, торгaшеская ловкость, неумение торговать (было и такое обвинение, см. Лурье, op. cit., с. 41-42), сверхлояльность к властям страны проживания, бунт против них же, политическая неблагонадежность, политическая благонадежность, рабская законопослушность и законничество, пренебрежение к закону, пацифизм, милитаризм, космополитизм, национализм, социализм, капитализм, материализм, идеализм, беспринципная покладистость, жестковыйная неуступчивость, богатство и роскошь, грязь и нищета, эксплуатация масс, борьба с эксплуататорами масс, нежелание разделять трапезу с неевреями, желание разделять трапезу с неевреями, праздность и иждивенчество, усердный труд в пику нееврейским трудящимся. Впрочем, и этот список вряд ли может претендовать на полноту.

62 Эту тематику неоднократно поднимал Маркс, антисемитизм которого обладал всеми признаками навязчивой идеи. См. напр. L. Poliakov, op. cit., v. 3, p. 421 ff.; Paul Johnson, A History of the Jews, HarperPerennial 1988, p. 346 ff.

63 Характерна ситуация в литературе России XIX века: «В середине XIX века в негативном изображении еврея произошел еще один сдвиг. Аристократическое презрение к еврею в основном исчезло, уступая место для враждебных выпадов ‘народных’ писателей. Некоторые из них, движимые шовинизмом и религиозной нетерпимостью, обвиняли евреев в заговоре против российских традиционных ценностей и институтов, отождествляя их с революционерами-террористами. Эта тенденция представлена у В. Kрестовского (1840-1895, ‘Тьма египетская’, 1889) и в ‘антинигилистских’ публикациях А. Писемского (1821-1881). Однако, антиеврейские интонации одновременно звучат и в произведениях писателей демократического и радикального направления, таких, как поэт Н. Некрасов (1821-1878), прозаик Ф. Решетников (1841–1871) и крупнейший русский сатирик М. Салтыков-Щедрин (1826–1889). Впрочем, позиция последнего в отношении евреев была, как и у Л. Толстого, непоследовательна и противоречива. В произведениях этих писателей (как и в воззваниях некоторых революционных партий, особенно Народной воли), еврей часто изображался как безжалостный эксплуататор российских масс, попираемых и обнищавших» (EJ, ст. “Russian Literature”).

64 Вестник, № 24 (335), 2003.

65 G. Orwell, “1984”.

66 Эту формулировку использовал уже Иоанн Златоуст, а мимоходом ее употребляет и Павел (см. сноску 73). Те, кому претила ее народно-простодушная неточность, предпочитали что-нибудь вроде: «евреи виновны в осуждении и казни Христа». Как известно, это обвинение восходит к знаменитым евангельским стихам: «Пилат… умыл руки перед народом и сказал: невиновен я в крови праведника этого, смотрите вы. И отвечая весь народ сказал: кровь его на нас и на детях наших» (Еванг. от Матфея, 27:24-25).

67 Оно представлено также в статье «Jesus» в EJ, которая хотя и избегает открыто полемических тонов, но содержит (в академическом и «умеренном» варианте) основные элементы реформистской апологетики: Иисус в основном был ортодоксальным евреем, близким к фарисейскому направлению, и был арестован и казнен римским прокуратором по навету ренегатского саддукейского первосвященства. Не углубляясь здесь в обсуждение этого подхода по существу, отметим лишь, что утверждения о близости Иисуса к отождествляемому с ортодоксальным иудаизмом фарисейскому направлению не имеют оснований в евангельских текстах. Ссылки на наличие у Иисуса приятеля-фарисея (Симона) напоминают ссылки антисемита на наличие у него друзей-евреев и не могут считаться серьезным аргументом. Если Иисус обличает саддукеев, то всегда наряду с фарисеями; обратное же неверно, т. е. в ряде обличительных речей он клеймит фарисеев без какого-либо упоминания о саддукеях.

68 Касательно «коллективной субъектности» еврейского народа, см. напр. статью П. Полонского «Kуда подевалась еврейская избранность» (электронная версия на www.machanaim.org), где излагается религиозно-сионистская концепция этого вопроса.

69 Тема мирового господства евреев была популярна начиная с античных времен (см. сноску 90). Она стала общим местом в кайзеровской Германии. Например, Вильгельм Марр, автор термина «антисемитизм» и основатель «Лиги антисемитов», писал в книжке, озаглавленной «Победа иудаизма над германизмом»:  «Они боролись против западного мира 1800 лет. Они победили и поработили его. Мы – проигравшие, и естественно для победителей восклицать ‘Vae victis [горе побежденным]!’» (L. Poliakov, The History of Anti-Semitism, v. 4: Suicidal Europe, 1870–1933, 1977/1983, p. 17). Знаменитый экономист В. Зомбарт отождествлял капиталистическую экономику с евреями и утверждал, что евреи господствуют во всех областях культурной и общественной жизни Германии (там же, с. 11). Интересен пример Ницше, приветствовавшего роль евреев в современной ему Германии и мечтавшего об изгнании оттуда «антисемитских крикунов», но разделявшего господствовавшие представления о всемогуществе еврейства: «Очевидно, что евреи, если бы они того захотели или были к тому вынуждены, уже сейчас могли бы контролировать и буквально держать в узде всю Европу. Ясно также, что это не входит в их намерения и у них нет никаких планов такого рода» (там же, с. 10). Ср. с химерическими аберрациями в представлениях о евреях у таких дружественно расположенных к ним деятелей, как Kлемансо (там же, с. 63-65 и др.) и Черчилль (там же, с. 206-208 и др.).

70 Хотя тот факт, что тацитовское “odium humani generis” было навеяно существовавшими (и разделявшимися Тацитом) взглядами на евреев, достаточно очевиден, представление о выдвижении этого обвинения против христиан как о простой проекции на них антисемитских взглядов кажется спорным.

71 Kак отмечает П. Шефер (op. cit., с. 208-209), Иосиф Флавий основывает свой рассказ на греческом варианте книги Эстер, включающем добавления к каноническому тексту. Одним из таких добавлений (3:13d-f, или 13:4-6) является цитата из проекта царского указа: «Он [Аман] указал Нам, что по всем племенам мира рассеян некий злоумышляющий люд, законы которого противоположны законам всякого народа, который постоянно уклоняется от исполнения указов царей, с тем, чтобы не утвердилось единство державы, о котором Мы высочайше печемся. Итак, уразумев, что этот народ единственный из всех противостоит всякому и каждому человеку, преступно следует чужеродному своду законов и, будучи ко всем Нашим делам расположен враждебно, чинит наихудшие из зол и препятствует благополучию державы, Мы сим указом повелеваем, чтобы все те, на кого письменно укажет вам Аман, которому Мы доверяем дела и почитаем за второго отца, были истреблены под корень, вместе с женами и детьми, мечами их врагов, без всякой жалости и пощады, четырнадцатого дня двенадцатого месяца Адара сего года…»

72 Иосиф Флавий, Против Апиона, 148.

73 Уже у Павла в I послании к Фессалоникийцам (2:14–15): «Ибо вы, братья, сделались подражателями церквам Божиим, находящимися в Иудее, во Христе Иисусе, потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и они [«церкви», т. е. христианские общины в Иудее] от евреев, которые убили и Господа Иисуса и пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем людям враждебны».

74  «Философский словарь», ст. «Евреи». Цитируется по: Л. Поляков, op. cit. (см. сноску 42), с. 24. Об антисемитизме Вольтера и некоторых других деятелей просвещения см. там же. Следует отметить, что перевод в этом издании – сокращенный; полным является, напр., английский перевод (L. Poliakov, op. cit., v. 3).

75 «Письма Меммия к Цицерону».

76 J. G. Fichte, Beiträge zur Berichtigung der Urteile über die französische Revolution, 1793, цитируется по L. Poliakov, op. cit., v. 3, Notes, p. 512.

77 Данные источников о восстаниях 115–117 г.г. в еврейской диаспоре, о которых пишет Гиббон, весьма скудны. Это – короткие сообщения Диона Кассия в сокращенном пересказе византийского монаха XI века Ксифилина (Historia Romana, LXVIII, 32:1-3; M. Stern, op. cit., v. 2, 1980, 437), на который и опирается Гиббон (однако, рассказ Диона, который мы приводим ниже, не содержит каких-либо оценок или суждений о повстанцах), и епископа Евсевия Kесарийского (IV в.), одного из «отцов Церкви» (История церкви / Historia Ecclesiastica, 4:2; в этом сообщении еврейские жестокости отсутствуют, и оно также не содержит оценок). По Диону Кассию, «В это время евреи из области Кирены, поставив во главе некоего Андрея, истребляли римлян и греков, и ели их плоть, и подпоясывались их кишками, умащались их кровью и одевались в их кожу, а многих распиливали с головы пополам, иных же отдавали зверям; других они принуждали сражаться на манер гладиаторов, так что всего погибло 220 тысяч. Также в Египте они совершили много подобного и на Кипре, под водительством некоего Артемиона; и там также погибло 240 тысяч. И теперь на этот остров нельзя ступить ногой ни одному еврею, но если даже кого-то прибьет туда бурей, его умерщвляют. Но восстание евреев было подавлено Лусием и другими по приказу Траяна». Касательно этого отрывка С. Лурье (op. cit., неизданное дополнение № 24) пишет: «Любопытно, что во всей научной литературе это сообщение приводится как исторический факт [прерывая цитату, отметим, что в настоящее время ведущие историки считают его невероятным, напр. П. Шефер, (P. Schäfer, The History of the Jews in Antiquity, 1983, p. 141); см. тж. обсуждение в M. Stern, op. cit., v. 2, 437, комментарий на с. 386–387, в т. ч. примеры, указывающими на стереотипность подобных описаний у Диона Кассия. Уже Мильман в своем комментированном издании Гиббона (1848; см. сноску 80) писал: «Некоторые комментаторы, среди них Reimar в своих примечаниях к Диону Кассию, высказывают мнение, что ненависть римлян к евреям заставила историка преувеличить жестокости, соершенные последними». Вернемся к тексту Лурье:], и только Жюстер (Juster, Les juifs dance l’empire Romain, 1914, т. 2, с. 186) впервые указал: ‘Peut-être son récit remonte-t-il à quelque chronique alexandrine d’antisemite à  l’imagination surchauffée’ [‘Возможно, это сообщение восходит к какой-нибудь александрийской хронике, составленной антисемитом с разгоряченным воображением’]. Эта его догадка подтверждается указанием Артемидора (Oneirocritica IV, 24 [M. Stern, op. cit., v. 2, 396]), откуда видно, что, действительно, Киренскому восстанию был посвящен типичный антисемитский роман с характерным вводным сновидением, сбывающимся в конце книги. Прекрасным pendant [‘привеском’] к этому может служить следующий рассказ Николая Дамаскина и Страбона, сохраненный нам Иосифом (Antt. [Иудейские древности], XIII, 345) и несомненно восходящий к еврейскому источнику: ‘Птолемей (после победы над Иудеей) предал всю страну опустошению. С наступлением вечера он расположился в нескольких деревнях Иудеи, оказавшихся полными женщин и детей. Он приказал солдатам убить их, бросить члены в кипящие котлы и вкусить от них’.» Естественно предполагать, что подобные «сведения» о повадках противника могли рутинно использоваться для «морально-политической подготовки личного состава». Возвращаясь к рассказу Гиббона, отметим, что он игнорирует исторически более информативные, но лишенные указаний на каннибальские и др. жестокости данные Евсевия (ссылка выше) – настроенного, как выражался С. Лурье, отнюдь не юдофильски – но ограничивается данными Диона Кассия по Ксифилину, не содержащими, как мы видели, почти ничего, кроме указанного рода «живописи».

78 Это – авторская риторика «для полноты картины». Свидетельств или утверждений о действительной или мнимой дружбе евреев с «коренным населением» указанных местностей нет в исторических источниках. (Разумеется, в периоды мирного сосуществования элементы дружеских взаимоотношений можно предполагать по умолчанию.) Современному читателю может показаться странным, что на протяжении своего весьма основательного исторического труда Гиббон столь охотно предается упражнениям в красноречии (в т. ч. в виде острот и сарказмов), мимоходом расставляя оценки за поведение и явно рассматривая риторические излияния хвалы и хулы на лица и группы как органическую часть текста, как если бы это было не историческое повествование, а судебные прения; все это противоречит даже простым академическим стандартам , установленным еще Геродотом и Фукидидом, да и тем же Тацитом. Но, как отмечает Ленгмюр по другому поводу (op. cit., Majority History, p. 28 f.), такие «obiter dicta [‘сказанное походя’, с выражением взглядов автора]… были типичны для историографии вплоть до середины XIX века».

79 Гиббон даже обвиняет Тацита… в чрезмерно дружелюбной характеристике евреев. Цитируя уже упоминавшееся место из Тацита: «[У евреев] к своим – неколебимая верность и милосердие, ко всем же прочим – вражда и ненависть», он пишет (op. cit., гл. 15, сноска 27): «Несомненно, взгляд Тацита на евреев был слишком благосклонен. Изучение Иосифа [Флавия] наверняка разрушило бы эту антитезу» (“Surely Tacitus had seen the Jews with too favorable an eye. The perusal of Josephus must have destroyed the antithesis”). При этом вряд ли следует считать Гиббона бóльшим антисемитом, чем это было принято. Вставляя в свою работу многочисленные выпады против евреев, включая обвинение в человеконенавистничестве, он явно руководствовался распространенным и «освященным историей» взглядом, а также стемлением «украсить» текст, придать ему риторическую внушительность. Здесь уместен пример Цицерона (см. сноску 23), который весьма нелестно высказывался о евреях в «Речи в защиту Флакка» и впервые в сохранившейся литературе обыгрывал там тему могущественного и зловредного еврейского кагала, но «еврейским вопросом» отнюдь не интересовался и даже не рассматривал иудаизм в своих работах по философии и религии (см. обсуждение в M. Stern, op. cit., v. 1, p. 193 f.). По-видимому обязянный антисемитскими стереотипами своей греческой образованности (С. Лурье, op. cit., с. 67 сл.), он поносил евреев ради успеха судебного дела, в котором его подзащитный обвинялся в присвоении еврейских денег. Важно, что как Цицерон, так и 18 веков спустя Гиббон могли рассчитывать на то, что их антисемитская риторика будет воспринята аудиторией положительно, и то, что сами они ярыми антисемитами (по-видимому) не были, позволяет заключить, что они всего лишь красноречиво развивали всем «известные» общие места, отражая тем самым скорее общественный, чем свой личный антисемитизм.

80 Мильман, автор «Истории евреев» (H. H. Milman, The History of the Jews), издал в 1848 г. труд Гиббона со своими комментариями, где он склонен защищать евреев от различных нападок Гиббона, объясняя «нетерпимость» (bigotry) евреев «многими веками обоюдных зол и ненависти, которые привели к еще большему отчуждению еврея от человечества» (Note to Gibbon, op. cit. Ch. 15, footnote 2; здесь и ниже курсив мой – Ш.). Касательно приведенного выше (сноска 79) места из Гиббона, где он обвиняет Тацита в излишней благосклонности к евреям, Мильман замечает: «Мало кто подозревал когда-либо Тацита в пристрастности в пользу евреев. Вся позднейшая история евреев иллюстрирует так же хорошо их сильнейшие добрые чувства к своим собратьям, как и их ненависть к остальному человечеству»  (op. cit., Ch. 15, Note to footnote 27).

81 См. L. Poliakov, op. cit., v. 3, Part I: The century of Enlightenment. Голдхаген (op. cit. p. 56 ff.) пишет о настроениях в Германии конца XVIII – начала XIX веков (ср. современный антисемитизм леволиберального толка): «Нет никакого сомнения, что консерваторы и ‘народные’ (Volkisch) националисты в Германии, составлявшие подавляющее большинство населения, были, начиная с рубежа веков, поголовно антисемитами. Свидетельств этому, как убедительно показывает литература этого периода, более чем достаточно. Но наиболее убедительное свидетельство вездесущести антисемитизма в XIX веке – это его распространенность среди ‘друзей’ евреев, среди ‘либералов’ и ‘филосемитов’, среди самого ‘прогрессивного’ слоя немецкого общества. В наиболее авторитетной книге из написанных в поддержку эмансипации евреев, и вообще из немецкой литературы в защиту евреев, ‘Ueber die bürgerliche Verbesserung der Juden’ [букв. «О гражданском улучшении евреев»] Х. В. фон Дома (Ch. W. von Dohm), опубликованной в 1781 г., говорилось о необходимости преобразования евреев, не только политического, но и нравственного. По Дому, эмансипация нужна как своего рода сделка: евреи получат уравнение в политических правах в обмен на их добровольное самоперевоспитание, в особенности в том, что касается их морального облика и коммерческой недобросовестности. Евреи, полагал он, освобожденные от развращающих оков социальной и правовой изоляции, в условиях свободы охотно и естественно пойдут на эту сделку: ‘Если угнетение, которому он [еврей] подвергался на протяжении веков, нравственно испортило его, то более справедливое обращение его вновь исправит’ <ссылка>. Дом, ‘лучший друг’ евреев, соглашался с их худшими врагами, что евреи ‘нравственно испорчены’, что как ‘евреям’ им нельзя давать гражданских прав и места в немецком обществе. Он отличался от непримиримых антисемитов тем, что верил в универсальную возможность Bildung [букв. строительства, т. е. (пере-)воспитания] и потому считал евреев исправимыми; он мог так считать в значительной степени благодаря своему пониманию источника предполагаемой пагубности евреев. У него была экологическая концепция природы евреев, приведшая его к заключению, что для ‘решения’ ‘еврейского вопроса’ нужно изменить среду. Проводимая с благими намеренями защита Домом евреев – ‘еврею больше свойственно быть человеком, чем евреем’ – выдавала его принятие входящей в немецкую культуру когнитивной модели: ‘бытность евреем’ противоположна требуемым в обществе качествам, ‘человеческим’ качествам, и чтобы еврей стал ‘хорошим’, он должен отказаться от своего еврейства. С изданием работы Дома идея о том, что еврейство [свойство еврея быть евреем] должно быть искоренено, стала неотъемлемой частью либерального мышления и даже самих ‘условий’ эмансипации. <…> Как пишет Д. Соркин (Sorkin, The Transformation of German Jewry, 1780–1840, p. 23), ‘В основании дискуссии об эмансипации лежал образ развращенного и порочного еврейского народа. Из-за этого образа эмансипация была привязана к идее морального возрождения евреев. Дебаты об эмансипации в основном вращались вокруг вопросов о том, возможно ли исправление, кто должен за него отвечать и при каких условиях оно может произойти’. <…> Либералы продолжали защищать евреев на протяжении первой половины XIX века, опираясь на не сулящий ничего хорошего тезис о том, что евреи способны перевоспитаться нравственно и социально. Их концепция о вредоносной природе евреев, поскольку они остаются евреями, была аналогична концепции антисемитов. Они надеялись очеловечить евреев, революционно преобразовать их природу. Поэтому их борьба за права евреев и деятельность в их защиту не были добросовестны. По существу, они говорили: ‘Мы будем защищать вас при условии, что вы перестанете быть самими собой’. <…> К концу XIX века либералы, лучшие друзья евреев, в основном оставили их. Социальная теория либералов, обещавшая еврейское ‘возрождение’, <…> оказалась ложной. <…> ‘Приверженность немецкого еврейства сохранению своей идентификации противоречила либеральным взглядям на материальный прогресс, духовное просвещение и национальные задачи; поэтому либералы начали смотреть на евреев с их партикуляризмом как на главное препятствие к национальному и духовному единству’ (Tal, Christians and Jews in Germany, p. 296).»

82 Депутат Марков был, как известно, правым. На полвека раньше социалист Прудон выражался радикальнее: «Еврей – враг человечества. Эту расу следует отправить обратно в Азию или уничтожить» (Прудон, «О справедливости в революции и в церкви», цит. по L. Poliakov, op. cit., v. 3, p. 376).

83 А. Тагер, «Падение царского режима»; цитируется по: М. Самюэл, «Кровавый навет. Странная история дела Бейлиса», пер. с англ. Р. Монас, 1975, с. 88 (M. Samuel, Blood Accusation, 1966), где ссылка дается на английский перевод с русского: A. Tager, The Decay of Czarism: The Beilis Trial, 1935.

84 Мы говорим здесь об «отрицательных» гиперхимерах, утверждающих, грубо говоря, что белое – это черное, т. е. представляющих опасным и страшным то, что объективно и эмпирически является неопасным и нестрашным. Существуют и (более многочисленные) «положительные» гиперхимеры, напр. представление о Сталине как о благом отце народов или об арабских террористах как о борцах за свободу от иностранных угнетателей. Оба вида гиперхимер являются, очевидно, иррациональными фантазиями, но если первые служат рационализацией иррационального страха, то вторые, напротив, де-рационализируют рациональный страх. Эта последняя разновидность не имеет прямого отношения к теме данной работы. Отметим, однако, что производство «положительных» химер и гиперхимер характерно для явления, в определенном смысле двойственного иррациональному страху перед евреями, а именно страху евреев перед антисемитизмом. В противоположность первому, этот страх рационален. Но от этого он не оказывается менее разрушительным для здравого мышления, ибо также приводит к развитию химерических представлений. Необъяснимость антисемитизма, эмпирически очевидного источника угрозы, приводит к эффектам, симметричным тем эффектам, которые вызываются необъяснимостью роли евреев, эмпирически не несущей угрозы. Но если в последнем случае мы наблюдаем «отрицательные» химеры и гиперхимеры, функция которых – рационализация иррационального страха, то страх перед антисемитизмом порождает «положительные» химеры и гиперхимеры, де-рационализирующие рациональный страх. Среди таких явлений: представление о том, что в антисемитизме «должно быть рациональное зерно», или что в современном «антисионизме» есть такое зерно; представление, что антисемитизм вызван необразованностью и исчезает в результате просвещения (вариант из истории: в результате Просвещения), а также ряд функциональных объяснений антисемитизма, приводящих, в частности, к идее, что он исчезнет при социализме (варианты: при демократии, при гарантиях прав меньшинств, при «мультикультурализме»); ходившее среди немецких евреев после Хрустальной ночи соображение, что с помощью этой акции Гитлер «выпускал пары» антисемитизма из населения, и теперь евреям будет лучше; и т. д. и т. п.

85 Существует мнение, связывающее страх перед покойниками с реальной опасностью, проистекающей от трупного яда. Оно не выдерживает критики: во первых, весь комплекс фобических переживаний и мифология, связанные с покойниками, совершенно неадекватны этой опасности (как и в приводимом ниже примере фобическая мифология о змеях неадекватна исходящей от них реальной опасности); во-вторых, скажем, труп мыши, неизвестно как и когда сдохшей, представляет в этом отношении бóльшую опасность, но не вызывает эмоций страха и отчуждения, сравнимых с боязнью мертвого человеческого тела.

86 Автор этих строк лично и неоднократно слышал такие рассказы об обыкновенной гадюке – единственном местном виде змей, животном медлительном и неагрессивном.

87 Дружба с отдельными евреями не является прерогативой «наивно-простонародных» антисемитов вроде героя песни Высоцкого с его другом-Рабиновичем; друзей-евреев мы находим у антисемитов самых разных калибров, в том числе таких, как сторонник «эвтаназии иудаизма» Кант (Бендавид, его ученик; и др., см. L. Poliakov, op. cit., т. 3, с. 180) и даже гораздо более решительный Фихте, писавший о Доротее Мендельсон, дочери философа: «Похвала еврею может звучать странно из моих уст, но эта женщина разрушила мое убеждение, что ничего хорошего не может произойти от этой нации» (там же, с. 196). Общеизвестны также характерные для антисемитов представления о «хороших евреях»: это такие евреи, которые, с точки зрения данного антисемита, наиболее удалены от «подлинного» еврейства и которым «больше свойственно быть человеком, чем евреем» (Ch. W. von Dohm, Ueber die bürgerliche Verbesserung der Juden, см. сноску 81). Как и концепции основных еврейских провинностей (§2 предыдущей главы), представления о «хороших евреях» различны или даже диаметрально противоположны у антисемитов различных мировоззрений: это – просвещенные евреи-гуманисты у философов эпохи Просвещения и нечто в этом же роде у современных либералов; замкнутые в общине традиционалисты у консерваторов, напр. лубочно-патриархальные евреи В. Шульгина и “conservative Jewish folk” Патрика Бьюкэнана (из выступления во время Республиканских primaries 1996 г.); у сторонников государственности на «чистых национальных основах», в недалеком прощлом, – евреи Палестины/Израиля; у современных же европейцев – наоборот, чуть ли не вся Диаспора (впрочем, здесь нередко исключаются американские евреи, т. е. ее подавляющее большинство).

88 См. L. Poliakov, op. cit., v. 3, p. 217, а также EJ, ст. “Clermont-Tonnerre, count Stanislas de (1757–1792)”. По поводу приведенной формулы энциклопедия замечает, с некоторой академической остраненностью: «Его слова резюмируют отношение рационалистов и французских революционеров XVIII века к иудаизму и еврейскому вопросу».  Сам революционный граф представлен читателю EJ как «выдающийся поборник свобод и равноправия для евреев» – и он действительно был таковым.

89 L. Poliakov, op. cit., v. 1, Part 3, Ch. 7, 8: Anti-Semitism in the Pure State, France, England; v. 2 (From Mohammed to the Marranos), Part 2, Ch. 11, and Conclusion.

90 Эти представления слишком типичны, чтобы нуждаться в специальном обсуждении. Они иллюстрируются материалом предыдущей главы (прежде всего, §4 ), в дополнение к которому небезынтересен следующий пример. Kогда в 1806 г. Наполеон назначил комиссию «по еврейскому вопросу», «члены этой комиссии с большим удивлением обнаружили, что у еврейского населения Империи – от Нидерландов до Италии –  нет никакой организованной центральной власти, поддаными которой… они себя считали бы (удивление, иногда разделяемое и сегодня)» (L. Poliakov, op. cit., v. 3, p. 228, и ссылки, прежде всего Robert Anchel, “Napoléon et les Juifs,” Paris, 1928). Отметим также, что представления о «мировом правительстве» евреев, руководимым «ненавистью к роду человеческому» и ставящем целью установление мирового господства появились задолго до эпохи Просвещения. Так, ок. 1639 г. Франсиско де Кеведо «написал язвительную сатиру  ‘Остров Монопанти’… Используя все старые мифы и легенды предшествующих веков, культивируемые… ‘авторитетами’ Инквизиции, он, дабы придать этим мифам современное звучание, ‘секуляризировал’ их и описал, как евреи, при пособничестве Монопанти (прообраз масонов) и при помощи своего золота, устроили заговор с целью установления мирового господства» (L. Poliakov, op. cit., v. 2, p. 291; там же излагается краткое содержание сатиры). Но подобные представления мы находим и уже в материалах обвинений в отравлении колодцев (XIV в., см. гл. 2, §1.3), а их прообразы восходят к античности – “Victi victoribus leges dederunt” («побежденные навязали свои законы победителям», Сенека, цит. у Августина в “De Civitatis Dei”, 6:11), “victoresque suos natio victa premit” («и побежденный народ угнетает своих победителей», Рутилий Намациан, “De reditu suo”, 398) и пр.

91 Это, конечно, не означает исчезновения этих химер: во-первых, антисемитизм «классического образца» поддерживается наличием диаспоры и вообще слишком устойчив, чтобы полностью переродиться или (в терминологии р. Сакса, см. сноску 9) «мутировать»; во-вторых, в представлении многих антисемитов маленький Израиль неадекватен силе иррационального страха перед еврейством и, соответственно, масштабам приписываемого еврейству зла.

92 Следует отметить, что еврейский национальный очаг как овеществленный объект юдофобии – не новшество современности. Так, целью императора Адриана было именно прекращение существования Иудеи как национального очага, а Тацит, говоря о распространении христианства (см. гл. 2, §4), называл Иудею “origo eius mali” («корень этого зла») –  формулировка, могущая служить прототипом «антисионизма».

93 См. напр. материалы Анти-дефамационной лиги на Интернете, http://www.adl.org/PresRele/IslME_62/4390_13.htm (обильные результаты дает также поиск на “E.U. poll”+Israel).

94 L. Poliakov, op. cit., v. 3, p. 266.

95 Во время Дамасского дела о ритуальном убийстве (1840 г.), когда французкий консул в Сирии, премьер-министр Тьер и бóльшая часть французской прессы взяли сторону обвинения, газета «Ла Котидьен» писала: «Их [обвиненных в Дамаске евреев] невиновность была бы даже предметом более чем серьезного беспокойства; [ведь тогда] лекго обвинить весь человеческий род в слабоумии, чтобы объяснить, почему каждое его поколение осуждает нацию лавочников» (см. L. Poliakov, op. cit., v. 3, с. 348). Выделенный курсивом аргумент газеты звучит отнюдь не абсурдно, и его влияние на умы было и остается весьма значительным, в том числе среди неантисемитов и среди евреев. По-видимому, полученный вывод о причине антисемитизма дает единственный исчерпывающий ответ на этот аргумент. Действительно, антисемитские взгляды порождены иррациональным страхом, и если иррационально формируемые взгляды (допуская преувеличение) отождествить со «слабоумием», а антисемитизм (также допуская некоторое преувеличение) приписать «всему человеческому роду», то этот последний «осуждает нацию лавочников» именно вследствие слабоумия.

96 См. также ссылку в сноске 47.

97 Цитируется в G. Langmuir, op. cit., с. 296 (ст. “Historiographic Crucifixion”), с комментарием: «Фланнери умалчивает о том, что в каждом деле, по которому мы располагаем удовлетворительными свидетельствами, гораздо более вероятно, что евреи не делали этого и что сделал это кто-то другой, и что эта вероятность еще больше для случаев обвинений, которые не привлекли внимания и по которым почти не осталось свидетельств. Формально возможно, чтобы одна из предполагаемых жертв ритуального убийства была убита евреем, но это по сравнению с другими возможностями столь невероятно, что не заслуживает упоминания».

98 Это относится и ко всем химерам, не обязательно «гипер-». Так, «арийский» миф (т. е. миф об «арийской расе», происходящей от некоего идеального протоиндоевропейского народа арийцев) до Второй мировой войны рассматривался как столь же законное дитя «эпохи знаний», сколь и, скажем, теория эволюции Дарвина. Зародился и развивался он отнюдь не в невежественных массах, а среди ученых и философов (далеко не только в Германии), распространялся же не посредством слухов, а в виде публикаций, докладов и т. п., что впоследствии и дало редкую возможность проследить его происхождение и эволюцию (см. L. Poliakov, op. cit., v. 3; также “The Aryan Myth: A History of Racist and Nationalistic Ideas In Europe” того же автора). И лишь после поражения нацистской Германии ученые объявили арийскую теорию химерой и задались обычным в таких ситуациях вопросом, существо которого удачно выражается на тюремном жаргоне: «какая сука пустила парашу». («Сукой», по-видимому, оказался давно всеми забытый немецкий филолог Роде, выдвинувший в 1820 г. теорию об «арийцах» как родоначальниках высшей «индоевропейской цивилизации», ученый сравнительно умеренных взглядов. Роде был отчасти вдохновлен недавним открытием индоевропейской языковой общности, но в области расовой мифологии, «освобождавшей» европейскую цивилизацию от библейской истории, его идейными предшественниками были Вольтер, Кант и др. Подробности можно найти в op. cit.; см. также EJ, ст. “Race, theory of”.)

99 См. напр. P. Schäfer, Judeophobia. Attitudes toward the Jews in the Ancient World, Harvard University Press, 1998.

100 См. напр. С. Лурье, op. cit., ч. 1.

101 L. Poliakov, op. cit., v. 3, Prologue.

102 Аристотель, «Метафизика», I, 3; V, 1.

103 Впрочем, это утверждение может быть не столь очевидно ввиду событий 115–117 г. г., о которых мы слишком мало знаем – см. сноску 77.

104 См. G. Langmuir, op. cit., Doubts in Christianity.

105 Сказанное не должно умалять очевидного значения Реформации и Просвещения как факторов, приведших к эмансипации евреев. Но роль этих факторов состояла не в уменьшении антисемитизма, а в появлении общей мировоззренческой базы для не-антисемитизма (наиболее яркий пример – американская ветвь Реформации/Просвещения). В традиционном христианстве такой базы попросту не существовало, так что неантисемитом можно было быть только «на свой страх и риск», вне какой-либо общественной идеологии, идя по пути стихийного индивидуализма и легкомысленного вольнодумства, как представители итальянского Возрождения вроде Бокаччо. Столь тверд был статус антисемитизма – или, если угодно, антииудаизма – как необходимой христианской добродетели, что в XVI веке испанская церковь характеризовала еретиков (т. е. протестантов) как «новых евреев», а возрождение католицизма при контрреформации проходило под знаком его очищения от коррупции, торговли индульгенциями и… беспринципных послаблений в отношении евреев. Однако, как это видно прежде всего из примеров самих основателей, Лютера, Вольтера и др., идейный базис как Реформации, так и Просвещения вполне допускал и антисемитскую надстройку.

106 Арндт, по-видимому, вообще не считал евреев «расой», хотя и проводил расовые различия между нациями (при этом особенно доставалось французам). Ср. испанскую расистскую традицию, с XVI века дискриминировавшую потомков евреев-марранос и мавров-морискос в рамках законов о «чистоте крови» (“limpieza de sangre”, откуда обычное у героев Сервантеса выражение «чистокровный христианин»).

107 Вопрос о применимости термина «антисемитизм» ко взглядам традиционного ислама на евреев является терминологическим, и обсуждать его (тем более предлагать какое-либо его решение) в наши цели не входит. EJ (ст. “Anti-Semitism”) указывает: «В целом, термин ‘антисемитизм’… можно использовать применительно к исламу лишь с оговорками», и далее: «Яхуд [еврейский народ или община – Ш.], заключенный в своем гетто – до недавнего времени в Йемене и даже ныне в некоторых меллахах Морокко – был у мусульман предметом скорее презрения, чем ненависти». 

108 См. Paul Johnson, op. cit., с. 276–278.

109 Джон Адамс писал о Вольтере: “How is it possible this old fellow should represent the Hebrews in such a contemptible light? They are the most glorious Nation that ever inhabited this Earth. The Romans and their Empire were but a Bauble in comparison of the Jews. They have given Religion to three quarters of the Globe and have influenced the affairs of Mankind more, and more happily than any other Nation, ancient or modern” (EJ, Adams, John). Благоприятное отношение к евреям было характерно и для других американских отцов-основателей.

110 Перечисление таких «случаев иммунитета», вероятно, можно продолжить, но другие кандидаты в этот список по разным причинам спорны. Л. Поляков (L. Poliakov, op. cit., v. 1, p. vii, 13-16) ссылается на отсутствие антисемитизма в Индии и Китае. Однако анализ этих случаев затруднителен из-за сравнительной незначительности еврейского присутствия в этих странах и из-за недостатка исторических данных (последнее, впрочем, является хорошим признаком). Если все же причислить приводимые Л. Поляковым примеры к исторически значимым «случаям иммунитета», то они усиливают правдоподобие следующего тезиса: для развития в обществе иррационального страха перед евреями необходима универсалистская самоиндентификация этого общества, представление общества о себе как об авангарде всего человечества. Такая самоидентификация была присуща грекоримскому обществу («не мы – это варвары»), традиционным христианству и исламу («не мы – это неверные»), западному обществу нового времени («не мы – это отсталые и непросвещенные»). Случай традиционного ислама показывает, что рассматриваемое гипотетически необходимое условие развития юдофобии – универсалистская самоиндентификация – не является его достаточным условием. Остальные перечисленные случаи универсалистских обществ – это как раз те общества, через которые проходит история антисемитизма. Исключение составляет Египет – неуниверсалистское общество, которое можно с достаточными основаниями считать родиной антисемитизма (см. п. 4.5), но это – весьма специальный случай. В целом рассматриваемый тезис представляется правдоподобным, но в данной работе не используется.

111 См. ставшую классической монографию Трахтенберга, J. Trachtenberg, The Devil and the Jews.

112 В мусульманской традиции («1001 ночь») есть даже два рассказа (один из них приводится в L. Poliakov, op. cit., v. 2, p. 77–78), главные положительные герои которых – живущие среди мусульман благочестивые (в смысле приверженности иудаизму) евреи. Подобное явление совершенно немыслимо в христианской традиции.

113 Аль-Джахиз (IX век) называл среди причин, почему правоверные должны лучше относиться к христианам, чем к евреям, тот факт, что христиане владеют Византийской империей и другими странами – следовательно, они не так сурово наказаны за неприятие ислама (см. EJ, ст. “Anti-Semitism”).

114 Можно сказать, эти причины словно бы нарочно сошлись, чтобы мучить христиан подсознательными подозрениями о продолжающейся еврейской избранности и тем самым развить у них особое предрасположение к иррациональному страху перед евреями. Во-первых, земное благополучие, вообще говоря, не является в христианстве критерием праведности (в отличие от ислама; здесь уместно вспомнить, что в исламе Иисус из Назарета, будучи даже не Мессией, а всего лишь пророком, переселяется в Индию, где кончает жизнь в глубокой старости, окруженный почетом и уважением).  Во-вторых, для христиан еврейская Библия («Ветхий завет») – священная книга (опять же, в отличие от ислама), и отсюда доктрина об избранности евреев хотя бы в прошлом. В третьих, христианское представление о том, что евреи были избранным народом приблизительно до 30 г. н. э., а затем внезапно перестали быть таковым, достаточно искусственно, и эта искусственность так или иначе не может не ощущаться христианами. В четвертых, само христианство зародилось среди евреев и длительное время рассматривалось антихристианским Римом как злостное еврейское суеверие (см. гл. 2, §4).  Но главное – для христиан не существовало удовлетворительного объяснения неприятия евреями христианства. Это, полагали они, конечно, правильно и соответствует церковной доктрине, что за «неприятие Христа» евреи наказаны своим угнетенным положением и этим невольно свидетельствуют об истинности христианства. Все же почему они не крестятся, ведь этим они губят себя как в духовном отношении (не получают «спасения»), так и в материальном (крещение означало прекращение преследований)? В отличие от мусульман, христиане не могли объяснять это примитивностью евреев и их недопониманием данных им откровений, ибо священный для христиан «Ветхий завет» свидетельствовал против такого объяснения.

115 4-я книга Маккавеев – философское нравоучение, а не историческое повествование. Хотя изложение в ней данного события в целом основано на 2-й книге Маккавеев, которую большинство исследователей считают достаточно весомым историческим источником, рассматриваемого аргумента Антиоха нет во 2-й книге. Но не имеет большого значения, что именно говорил исторический Антиох. Если приведенная деталь и была добавлена автором 4-й книги, ее читателям должно было быть понятно, что Антиох мог привести такой довод, ибо для греков он был естественен. (Точно так же не имеет значения, что еврей-муэдзин из «1001 ночи» – сказочный персонаж, а не реальное лицо.)

116 Неизвестно, что в точности говорил тогда закон о подобных ситуациях. Традиция раввинистической эпохи, вообще говоря, разрешает есть свинину (и нарушать большинство других заповедей) под страхом смерти, но запрещает это делать, если это совершается в присутствии десяти евреев как демонстративное отступничество.

117 См. напр. EJ, Gnosticism.

118 Различные антисемитские авторы, с которыми полемизирует Иосиф в «Против Апиона», также Юлиан «Отступник» («Против галилеян»). Целью последнего, впрочем, была полемика с христианами («галилеянами»), в рамках которой он критикует еврейские «ветхозаветные» основания христианства. В связи с этим характерно его словоупотребление: евреи, достижения которых он умаляет, это не обычные тогдашние Ioudaioi (букв. «иудеи», евреи колена Иуды, т. е. современные евреи,  откуда слав. «жид», англ.  “Jew” и т. д.), а библейские Hebraioi («евреи»); в то время как для христиан, наоборот, библейские «евреи» хорошие, а современные им «жиды» плохие.

119 Подробности по этому и другим пунктам см. в P. Schäfer, op. cit.; см. также цитату из Иосифа Флавия в начале §5 гл. 1 и Филон, Против Флакка, 29.

120 Существование антисемитизма, разумеется, не обусловлено цепочкой причинно-следственной связей между его более ранними и более поздними проявлениями; антисеметизм вполне способен возникать «на ровном месте», и преемственность антисемитской традиции – результат стараний самих антисемитов, их поиском «исторических обоснований» для уже развитых антисемитских чувств. Это хорошо иллюстрируется, например, тем, что в норвическом деле о ритуальном убийстве, первом известном деле такого рода, не прослеживается какого-либо влияния античных источников по обвинению евреев в ритуальном убийстве, и лишь около века спустя в обвинение в ритуальном убийстве Хью из Линкольна были вплетены детали, явно заимствованные из античного рассказа –  см. сноску 57.

Кое что о Кумранских свитках

Кумранские свитки.

Это случилось весною 1947 года в  пустынной местности Вади-Кумран, вблизи северо-западного побережья Мертвого моря. Мухаммед Эд-Диб, юноша-бедуин из полукочевого племени таамире, искал заблудившуюся козу. Наконец он увидел ее и собирался было пуститься за ней вдогонку, когда его внимание привлекло отверстие в скале. Поддавшись мальчишескому любопытству, он бросил вверх камень, и секунду спустя услышал звук, похожий на звон разбитого кувшина. Сокровище! — ошеломила его мысль. Быстрее поймать козу и позвать друга!

И вот Мухаммед и его приятель Омар протиснулись в узкую расселину. Когда немного осела поднятая ими пыль, юноши увидели глиняные кувшины. Взяв один из них, они попытались сдвинуть на нем крышку. Застывшая вокруг крышки смола рассыпалась, и кувшин удалось открыть.

Вопреки ожиданиям юношей внутри обнаружилось не серебро и не золото, а какой-то странный свиток. Едва Мухаммед и Омар прикоснулись к потемневшей корке свитка, как она превратилась в прах, а на свет показалась заклеенная ткань. Без труда разорвав ее, юноши увидели пожелтевшую кожу, покрытую письменными знаками. Им и в голову не могло придти, что у них в руках — древнейшая рукопись Библии, ценность которой не сравнима ни с каким золотом. Вначале, как говорят, Мухаммед хотел нарезать ремни для прохудившихся сандалий, но кожа оказалась слишком хрупкой.

До 1957 г. все исследователи единодушно считали 1947 год годом открытия Мухаммедомрукописей. Но вот в октябре 1956 г. Мухаммед эд-Диб рассказал о своем открытии комиссии из трех человек, один из которых записал его рассказ. В 1957 г. Уильям Браунли опубликовал английский перевод рассказа Мухаммеда с приложением арабского факсимиле записи. Из слов Мухаммеда явствует, что находка рукописей была сделана им еще в 1945 г. Но так как и другие пункты рассказа вызвали у специалистов ряд сомнений в точности сведений, приводимых Мухаммедом (см.: Vaux, 1959 а, с. 88-89, примеч. 3), то и дату — 1945 г. — нельзя принимать с уверенностью.

Долгое время свитки пролежали в шатре, пока наконец в одну из поездок в Вифлеем бедуины не продали их за бесценок. Через некоторое время шейх из Вифлеема продал несколько свитков рукописей Кандо, торговцу антиквариатом в Иерусалиме . И в истории открытия Библии началась новая глава приключений.

В ноябре 1947 г. три свитка были перепроданы профессору Иерусалимского университета Э. Л. Сукенику за 35 ф. ст. Четыре свитка и несколько фрагментов были куплены настоятелем сирийского монастыря св. Марка митрополитом Самуилом Афанасием за 50 ф. ст. 

Сукеник сразу же установил древность этих рукописей (I в. до н. э.) и их ессейское происхождение и приступил к их прочтению и изданию. Эти три рукописи известны под названиями: свиток Гимнов (1Q Н), свиток «Войны сынов света против сынов тьмы» (1Q М) и неполный список кн. Исайи (1Q Isb). Подготовленное Сукеником издание было посмертно опубликовано Авигадом и Ядином (Sukenik, 1954-1955).

Иначе обстояло дело со свитками, попавшими в руки митрополита Афанасия. Долго и безуспешно он пытался  установить древность и значение этих рукописей, язык которых был ему непонятен. Дело осложнилось тем, что митрополит Афанасий вначале выдвинул версию, будто рукописи были обнаружены в библиотеке монастыря св. Марка и не числились в каталоге. После ряда бесплодных бесед и консультаций у разных лиц в январе 1948 г. митрополит Афанасий решил воспользоваться консультацией Сукеника. От имени митрополита его посланец просил о свидании с Сукеником. Из-за напряженного политического положения свидание было назначено на нейтральной территории, разделявшей Иерусалим на старый и новый город, и происходило при необычных для научных исследований обстоятельствах.

 Сукеник рассмотрел показанные ему рукописи и сразу же определил текст библейской книги пророка Исайи. Из остальных двух рукописей одна оказалась Уставом неизвестной общины, а другая содержала своеобразный комментарий на библейскую книгу пророка Аввакума (Хаваккука). Посланец митрополита, личный знакомый Сукеника, доверил ему рукописи на три дня для более детального ознакомления. При возвращении рукописей договорились об организации встречи Сукеника и ректора университета с митрополитом для переговоров о покупке рукописей. Свиданию этому не суждено было состояться, и судьба рукописей решилась по-другому.

В феврале 1948 г. два монаха принесли от имени митрополита рукописи в американскую Школу восточных исследований в Иерусалиме. Находившиеся тогда в Школе молодые американские ученые Джон Тревер и Уильям Браунли правильно оценили древность и значение рукописей. Джон Тревер определил, что одна из рукописей содержит текст книги Исайи, и предположил большую древность этого свитка. Треверу удалось внушить митрополиту, что факсимильное издание повысит рыночную стоимость рукописей, и он добился  разрешения на фотографирование их. 

Получив от Тревера фотографию отрывка из свитка Исайи, известный востоковед Уильям Олбрайт, издавший в 30-х годах «Папирус Нэша», сразу определил подлинность рукописи и ее большую древность — I в. до н. э. В марте 1948 г. Олбрайт телеграфировал Треверу и поздравил его «в связи с величайшим из сделанных в новое время открытием рукописей… К счастью, не может быть даже тени сомнения в подлинности рукописей». 

Тем временем в 1948 г. митрополит тайно переправил рукописи из Иордании в США и в 1949 г. поместил их на хранение в сейф одного из банков Уолл-стрита. Один свиток Исайи, относительно которого в рекламе говорилось, что ею читал «сам Иисус», был оценен в миллион долларов. Однако впоследствии оказалось, что опубликование в 1950-1951 гг. факсимильного издания рукописей, вывезенных митрополитом, снизило их рыночную стоимость.

В 1954 г. эти четыре свитка, т. е. полный свиток Исайи (1Q Isa), Комментарий на кн. Хаваккука (1Q pHab), Устав кумранской общины (1Q S) и тогда еще не развернутый свиток, оказавшийся Апокрифом кн. Бытия (1Q Gen Apoc), были приобретены Иерусалимским университетом за 250 тыс. долл. 

Сегодня в Иерусалиме для свитка Исайи и истории его открытия открыт специальный музей. Химический анализ льняных переплетов свитков… показал, что лен был срезан в период 168 г. до н.э. и 233 г. н.э

Первые кумранские рукописи, изданные Барроузом, Тревером и Браунли, были названы издателями «Рукописями Мертвого моря» («The Dead Sea Scrolls»). Это не совсем точное название стало общепринятым в научной литературе почти на всех языках мира и до сих пор применяется к рукописям из кумранских пещер. В настоящее время понятие «Рукописи Мертвого моря» уже не соответствует понятию «Кумранские рукописи». Случайная находка Мухаммедом эд-Дибом древних рукописей в одной из пещер Кумрана вызвала цепную реакцию новых находок и открытий хранилищ древних рукописей не только в пещерах района Кумрана, но и в других районах западного побережья Мертвого моря и Иудейской пустыни. И теперь «Рукописи Мертвого моря» — понятие сложное, охватывающее документы, различающиеся по месту нахождения (Вади-Кумран, Вади-Мураббаат, Хирбет-Мирд, Нахал-Хэвер, Масада, Вади-Далиех и др.), по писчему материалу (кожа, пергамен, папирус, черепки, дерево, медь), по языку (древнееврейский — библейский и мишнаитский; арамейский — палестинский арамейский и христианский палестинский арамейский, набатейский, греческий, латинский, арабский), по времени создания и по содержанию,

До 1956 года обнаружилось в общей сложности одиннадцать пещер, содержавших сотни рукописей — сохранившихся целиком или  частично. Они составили все Книги Ветхого Завета, кроме книги Есфирь. Правда, не все тексты сохранились. Наиболее древней библейской рукописью оказался список Книги Самуила (Книги Царств) от III века до Р. X.Все методы датировки археологических документов, примененные при исследовании Кумранских рукописей, дали достаточно ясные хронологические показатели; в общем, документы относятся к периоду, лежащему между 3 веком до н. э. и 2 веком н. э.  Однако есть некоторые предположения, что отрывки библейских книг были еще более древними. 

Почти все Библейские книги были обнаружены в нескольких экземплярах: Псалмов — 50, Второзакония — 25, Исайи — 19, Бытия — 15, Исхода — 15, Левит — 8, Малых (двенадцати) пророков — 8, Даниила — 8, Чисел — 6, Иезекииля — 6, Иова — 5, Самуила — 4, Иеремии — 4, Руфи — 4, Песни Песней — 4, Плача Иеремии — 4, Судей — 3, Царств — 3, Иисуса Навина — 2, Притч — 2, Экклезиаста — 2, Ездры-Неемии — 1, Хроник — 1

Наряду с другими местами исследовали и руины на выступающем скалистом плато неподалеку от места обнаружения находок. Археологи пришли к выводу, что в Хирбет-Кумране жили ессеи, составлявшие своего рода религиозную общину. Некоторые свитки рукописей рассказывают об их вере, несколько отличавшейся от иудаизма того времени. Исследователи открыли развалины «дома ордена» с большим помещением для собраний, скрипторием со скамьями, столами и чернильницами. Далее шли хозяйственные помещения, цистерны, сооружения для омовений и кладбище. Следы пожара и найденные тут же наконечники стрел наводят на мысль, что обитателей монастыря, скорее всего, изгнали враги. По найденным здесь монетам археологи определили время существования общины — 200 года до Р. X. до 68 г. н. э. Во время иудейско-римской войны римляне превратили монастырь в развалины.

Очевидно, ессеи перед нападением римлян решили спасти свою библиотеку. Они поместили свитки рукописей в глиняные кувшины, запечатали их смолою, чтобы внутрь не проникли воздух и влага, и спрятали кувшины в пещерах. После гибели поселения тайники с книжными сокровищами были, по-видимому, совсем забыты. Но содержании их сохранилось.

БЛАГОДАРСТВЕННЫЕ ГИМНЫ

(1QH)

Рукопись Благодарственных гимнов вместе с меньшим свитком кн. Исайи и «Войны сынов Света против сынов Тьмы» от бедуинов попала в руки Э. Л. Сукеника, профессора Еврейского университета в Иерусалиме. Им она исследована и издана впервые. Рукопись обширнее остальных свитков из 1-й пещеры и отличается от них формой. От нее сохранились четыре несшитых полотнища больших кожаных листов. Два из них были свернуты вместе, и в их складки был засунут также скатанный в трубку третий лист. Четвертый кусок кожи находился тут же в виде слипшейся массы, от которой отделились десятки мелких и мельчайших фрагментов. Кроме того, еще два фрагмента того же сочинения были обнаружены археологами Хардингом и Де Во при исследовании 1-й пещеры в марте 1949 г.1 Рукопись сильно пострадала от личинок и атмосферных условий, ее кожа побурела, текст потемнел и слился с фоном. Дальнейшее изучение и издание ее осуществлялось на основе фотографирования инфракрасным светом. Верхние и нижние поля полотнищ не сохранились, поэтому о первоначальном размере свитка можно судить лишь приблизительно. Лучше сохранившиеся куски достигают в длину 32 см. Каждый из трех цельных кусков кожи содержал по четыре столбца текста в ряд, и каждая из этих колонок состояла из 35—41 строки текста. В остальной части свитка определились остатки еще шести столбцов текста и 65 фрагментов, не считая кусочков, найденных Де Во и Хардингом. 
Текст переписали два писца, один из них сменил другого. Участие третьего писца выразилось в том, что он написал четыре строки подряд (стб. XI, стк. 22—25) и кое-где внес исправления в текст, переписанный другими2.
Смена писцов произошла в стб. XI, стк. 22.
Первый переписчик писал мелким, изящным и уверенным почерком, письмо другого крупнее и грубее. Оба писца делали ошибки, часто


1DJD, I, №№ 36—37, табл. XXII.
2 Martin. Scribal Character, I, с. 59—64; II, с. 488.


замечали и исправляли их. Оба выказывают особенности кумранской школы писцов, с графикой, отражающей влияние разговорной речи1. Несколько раз слово ‘ёl (Бог) написано палео-еврейским письмом, но чаще оно не имеет этой особенности. В тексте отдельные произведения и их строфические части выделялись интервалами. Конец одного гимна и начало другого отмечали пропуском одной строки или двух полустрок. Строфа обозначалась пробелом в конце строки или отступлением в начале.
Современное название книги дал ей ее первый издатель Э. Л. Сукеник. Заметив, что почти каждый гимн начинается словами «Благодарю Тебя», Сукеник назвал все собрание производным от этого глагола термином Hodayot, т. е. «Благодарственные гимны». В настоящем виде собрание включает 30—35 однородных произведений2. Точное их количество установить с полной уверенностью невозможно вследствие серьезных повреждений текста. Даже при наличии уцелевшего интервала не всегда можно определить, относится ли он к началу гимна или к началу строфы, если не сохранилась характерная начальная формула обращения к Богу. В издании Сукеника порядковая нумерация гимнов не производится.
По литературному жанру гимны представляют образец религиозной лирики. В специальном смысле слова гимны не являются молитвой: в них отсутствует просьба, обращенная к Богу, как главная цель сочинения. Ее место занимает восхваление Бога, его могущества, надежда на его милость и уверенность в том, что он не лишит праведника своей поддержки, грешника — заслуженного наказания. Форма гимнов мало подходит к обрядовой службе, они вряд ли предназначались для богослужения3 . Скорее это вид медитации, размышление о связи человека с Богом, которое должно служить укреплению чувства преданности Богу, готовности служить ему, подчинив свою жизнь выполнению его законов. Некоторые полагают, что тексты использовались при приеме новых членов, читались в поучение им4. Служение Богу осуществляется в коллективе, в среде избранных праведников, отказавшихся от греховного пути, чтобы от тленного и преходящего вступить «в кругу святых» в мир вечной славы и силы. К этому присоединяются мотивы эсхатологического порядка, картины гибели мира в огне. Сообразно основной идее в сборнике можно выделить три темы 1) Противопоставление величия Бога ничтожеству человека, Бог — все, человек — ничто. 2) Миссия автора, того «Я», от лица которого создается песнопение. Он преподает спасительное учение своим сподвижникам


1См. Gosctien-Gottstein. Linguistic Structure.
2 Указания на систему распределения, принятую разными учеными, встречаются в комментарии. О названии книга см. Baillet. Recueil liturgique, с. 247—249.
3Hempel. Texte von Qumran, с. 315; Bardtke. Considerations, c. 230 
4Bardtke. Considerations, c. 230.


и за это преследуется врагами, от которых его спасает божественная помощь. 3) Противопоставление судьбы грешников и сил зла судьбе праведных и добру. Иногда противопоставление передается образом цветущих плодоносных деревьев, орошаемых водами жизни, и сухих бесплодных стволов, обреченных на гибель и сожжение (VIII, 1—15). К последней теме относится, по-видимому, большой гимн, центральной тезой которого служат родовые страдания матери, производящей на свет «мужа» (geber), «дивного советника», и матери, рождающей «аспида», олицетворение зла, за которым в конце захлопнутся врата преисподней (III, 1—18).
Как отметил Г. Молин, гимны сильнее действуют на воображение того читателя, кто мало знаком с Псалмами и пророческими книгами Библии1, из которых автор черпал щедрой рукой2. Текст насыщен цитатами, образами, эпитетами, целиком и частями заимствованными из Библии. Однако гимны нельзя считать лишь компиляцией. Они, несомненно, оживлены горячим и искренним чувством, дают возможность ощутить эпоху, среду сквозь призму восприятий поэта. Мир его ограничен, но он в нем видит бесконечную перспективу. Его опыт односторо-нен, но через него он воспринимает все человечество, судьба которого постоянно занимает его воображение.
От прозы текст отличается применением особого ритма, построенного на мерном чередовании ударных слогов, между которыми помещается меняющееся количество неударных. Поэт выражает свою мысль с помощью параллельного построения членов предложения (parallelismus membrorum). Эти параллели повторяют, развивают мысль, данную как теза, или подчеркивают ее, противопоставляя ей противоположное понятие. Кроме того, стих насыщен поэтическими образами и сравнениями. Все эти приемы характерны для поэзии Библии. Некоторые исследователи видят в гимнах четкое построение строф со свободным стихом3. Наибольшую живость стиху придает внутреннее одушевление поэта, его гимны — монологи, обращенные к Богу, присутствие которого вблизи себя он всегда ощущает. Лексика большей частью проста и ясна; мы не разделяем мнения тех, кто полагает, что в эту эпоху еврейский язык уже не был живым4. Нельзя отрицать, что автор широко пользовался омонимами, что отдельным словам он придавал оттенок смысла, характерный для «жаргона» секты, но неясности такого рода существуют скорее для нас, нежели для слушателей, которым гимны


1 Molin. Sohne des Lichtes, c. 103.
2О взаимоотношении 1Q Н с библейским текстом см. Mansoor. Thanksgiving %mns and MT; Holm-Nielsen. The Use of the Old Testament in the Hodayot (CM. Holm-Nielsen. Hodayot, c. 301—315).
3Thiering. Poetic Forms of the Hodayot.
4 CM. Driver. New Hebrew Manuscripts; Он же. Judaean Scrolls. Возражения на его аргументы см. Guillaume. Manuscrits hebreux. Капитальное исследование языка Рукописей: Kulscher. Language of the 1Q Is».
предназначались. Нельзя также забывать о том, что тексты дошли до нас с огромным количеством повреждений, нарушающих связное изложение мысли. Характерно также обилие повторений мыслей и сопутствующих им образов. Это, по-видимому, показывает, что «Гимны» не были книгой для чтения, а служили целям проповеди, закрепляющей в памяти и сознании, может быть, в первую очередь, у новообращенных, те идеи, которые развивала вся кумранская литература1. Интересно отметить, что в ряде гимнов одна и та же мысль в тождественных или схожих выражениях повторяется в начале и в конце гимна как введение и как заключение — итог
Строфическое строение гимнов, формально написанных обычными строками, не вызывает сомнений, хотя некоторые исследователи-переводчики в своих переводах чрезмерно подчеркивают ритмическую четкость, которая в оригинале не всегда ясно определяется по композиции. Иногда гимн по ритму определенно ближе к прозе, чем к стихам. В этих случаях внешним признаком поэзии оказывается parallelismus membromm и самая образность речи. Это явление, взятое в отрыве от других, не может служить доказательством принадлежности текста особому автору: подобных вариаций ритма и стиля находится достаточно в пророческих книгах Библии и в Коране, например.
Гимны различаются между собою количественно: среди них насчитывается несколько небольших, менее 10 строк, и несколько пространных, охватывающих более одного столбца текста. Однако средняя величина гимна преобладает и держится в границах 12—18 строк. 
Композиция отдельного гимна построена по простейшему плану:* введение — заключение, между ними расположено известное количе-; ство (от одной до семи) строф, чаще распадающихся на более мелкие? части. Мелкая строфа соответствует ритмически и логически среднему или крупному стиху масоретского текста Библии. Начало строфы вводится союзом we-wa (обычное значение «и») или союзом-частицей kl; оба служебных слова в этом случае чаще несут противительное значе-» ние, замаскированное для ki его частным значением союза причины — «ибо». К союзу и частице примыкает местоимение, указывающее на субъект данного версификационно-смыслового периода («а я…», «ибо я…» «а Ты…», «ибо Ты…»).
Единообразие композиции подчеркивается не только стандартным началом, но и тем, что благодарственная формула всякий раз переходит к изложению причин благодарности, которое, с новыми тематическими дополнениями, образует вводную часть гимна.
Автор зачастую стремится облегчить восприятие своей мысли с помощью лексики. Для него характерно использование «ключевых; слов», по удачному выражению С. Хольм-Нильсена, и словесных гнезд. Ключевые слова — это характерные существительные чаще редкого


1 Bardlke. Considerations, с. 228—231; Hempel. Texte von Qumran, с. 315.


или сравнительно редкого употребления, которые повторяются во введении, заключении и основной части стихотворения или же в основной части и в одной из частей, ее обрамляющих. Они могут быть носителями основной темы или идеи гимна1. Словесные гнезда, которые могут быть и ключевыми словами данного гимна, создаются известным количеством глаголов и их производных, насыщающих лексику гимна или одной из его частей. Иногда эти словесные элементы повторяются, но уже поодиночке, в других частях того же гимна. Повторение определенных слов наблюдается и во фрагментах, в этот прием следует признать сознательным стилистическим приемом автора.
В стилистические особенности гимнов входит регулярное употребление риторического вопроса и восклицательного предложения. То и другое выделяет личное ощущение автора в изложении мысли, придает высказываемому чувству оттенок непосредственного переживания. Чаще вопрос обращает внимание на ничтожество человека: что я семь? чем бы я был? чем может быть материя, из которой я создан? как мог бы я действовать без Твоей поддержки? и т. п. Личный оттенок вопроса подчеркивает видовую категорию явления, которое служит предметом вопроса-восклицания. Восклицательное предложение, так же как и в кн. Псалмов (Библия), является, как правило, средством восхваления могущества Бога и многочисленных аспектов его выражения. Началом такой фразы служит вопросительное местоимение или частица с союзом: «и что он» (и что такое), «и что оно» (‘она’, букв.), «и как» и т. п.
Достаточно часто автор гимнов прибегает к ассонансам и аллитерации, создающим звукоподражание, с помощью которого стих приобретает особую выразительность. Автор берет иногда в этих случаях элементы,’заимствованные из библейских текстов, но комбинирует их по-своему, стремясь добиться нужного ему нового вывода. Как на примеры можно указать: dibba bi-sepal ‘arlstm/leslm yaharoqu sinnayim (II, 11), сочетание гласных и согласных звуков здесь как бы передает приглушенную речь и злобный скрежет зубов. ‘anSe remiyya ‘alay yehe mu keqol пилю mayim rabbun (II, 16) — передача плеска и шума бушующих вод. we-tesuk ba’adl mik-kol moqeSe Sahal… (II, 21) — преобладание шипящих звуков следует и далее до начала следующей строки, шелестящие звуки передают ощущение втайне подготовляемой опасности и неслышной, незаметной посторонним защиты. Явное звукоподражание, передающее бессмысленную болтовню: wayyilbetu belo’ blna…(IV, 7); глухо угрожающий опасностью гул: mehumoi rabba we-hawwoi madhefaa ‘im mis’adfay] (III, 25); хруст и треск раздробляемых костей:


Например, «львы» — гимн № 9, «драконы» — гимн № 10, «деревья…» ‘определением свойства— гимн №12. См. Holm-Nielsen. Hodayot, с. 320—321. Согласно Хольм-Нильсену, для этих слов характерно то, что они редки или совсем Не встречаются в других текстах собрания.


‘aray5t Sobere ‘esem ‘addlrlm we-sote dam gibborIm…(V, 7). Соединение ассонанса и аллитерации чувствуется во фразе: hagbirka bl le-neged. Ьёпё ‘adam (V, 15); сочетание плавных и зубных в соединении с однородными гласными в словах придает тексту особую звучность, ударность, как бы возвещающую музыкально хвалу и благодарность за спасение, явленное людям.
Несложные сами по себе элементы поэтики Благодарственных гимнов, восходящие, как неоднократно отмечалось, к библейскому стиху и ораторской речи, в сумме создают поэтический стиль, говорящий в пользу индивидуальности творчества.
Особенно интересна здесь система образов, позволяющая видеть поэтическое мышление автора.
Сравнения, вводимые частицей k (‘как’, ‘точно’, ‘подобно’) немногочисленны и относятся преимущественно к образности, которая уже в Библии стала трафаретом. Поэтический символ здесь превратился в поэтическую метафору задолго до выступления автора гимнов и используется им как готовая и привычная сознанию читателя (слушателя?) формула1. В описании горестных переживаний автор охотнее всего прибегает к сравнениям, показывающим неустойчивость, вызванную душевным потрясением, к образам превращения, изменения состояния тел. Так, сердце тает, как вода (т. е. тает, становясь водой — И, 28); оно тает, как воск перед огнем (IV, 23—24, 33); сердце жидко, как вода, плоть тает, как воск (VIII, 32—33); колени колеблются, как вода, нельзя ступить… (VIII, 33—34); глаз воспален, как зола в плавильной печи, и слезы льются, как потоки воды (IX, 5). Ощущения ожога и яда сливаются: лживый язык, точно жгучий яд драконов (V, 27). Ложное учение сравнивается с растительным и животным ядом, его носители — корень, плодящий отраву и горечь (IV, 14). Страдания, как муки родильницы, — сравнение, которое, повторяясь несколько раз, развивается в целую символическую картину. Борьба с водной стихией — привычный автору образ — является символом борьбы с враждебными силами: «мудрецы все, как моряки в пучинах…» (III, 14); «я [ст]ал, как моряк на корабле, когда моря вздымают свои волны…» (VI, 22—23); «жители праха (= суши), как пустившиеся в море…» (Ш, 13—14). Терпящий преследования автор чувствует себя «как человек покинутый…» (VIII, 27); его прогнали из его страны, «как птицу от гнезда» (IV, 8—9).
Гимны прямо и косвенно связаны с другими произведениями Хир-бет-Кумрана. Заключительная часть Устава состоит из нескольких песнопений того же стиля и лексики, что свойственны гимнам. Сходство настолько велико, что, по нашему мнению, с уверенностью можн° предположить для них одного и того же автора. Гимны, включенные в «Войну сынов Света против сынов Тьмы», менее сходны с собранием,


1Веселовский. Психологический параллелизм.


но цель их та же: выражение благодарности Богу за поддержку и спасение и воодушевление самоотверженных воинов «станов» идеей вечной силы и славы. В Благодарственных гимнах мы встречаем мысли о борьбе Света и Тьмы, Правды и Кривды, которая закончится победой Правды и наступлением царства истины и справедливости, где «праведные» получат свой удел. Эти идеи объединяют Благодарственные гимны с важнейшими документами секты — Уставом с его дополнительными частями и с Дамасским документом. Если дуализм здесь выражен не так четко, как в других сочинениях, то объяснение кроется в характере источника; двойственность сил, господствующих в мире, подана не как догмат, а как ряд образных описаний, сравнений и противопоставлений. Политические интересы автора здесь также замаскированы метафорами, но можно подозревать, что специфический образ «отпрыска ствола», «плодоносной ветви» и др. означает не одну лишь эсхатологическую фигуру «мессии», но имеет также в виду возрождения династии законных преемников Давида. Точно так же готовность к сопротивлению Велиалу может означать готовность к реальной борьбе за осуществление идеалов общины еще в этом мире.
Мы оставляем в стороне характеристику богословской системы, которая, по мнению некоторых1, яснее всего прослеживается в Благодарственных гимнах. Заинтересованный читатель найдет необходимые сведения в работах Шуберта, Молина, Эллигера, Бардтке, ван дер Плуга, Лихта, Карминьяка, Хольм-Нильсена и др.
Книга Благодарственных гимнов переводилась многократно, ей посвящено большое количество исследований. Тем не менее ее комментирование и изучение пока находятся еще в начальном состоянии, как отметил один из ее интерпретаторов2.
Как и в других случаях с кумранскими текстами, особенно интересен вопрос об авторе. Реальные сведения, извлекаемые из стихов, показывают, что автор лишился родителей в раннем детстве (отца даже До рождения?) и вырос сиротой без поддержки. Став взрослым, он подвергался преследованиям за свои убеждения и был вынужден покинуть родину и друзей. Из одной фразы можно вывести заключение, что он находился уже в пожилом возрасте, когда сочинял свои гимны. В то же время он учитель и проповедник для группы своих учеников и последователей, общество которых он направляет по избранному пути. Как ни бедны эти данные, уже Сукеник счел возможным на их основе высказать предположение, что автором является сам Праведный наставник3. Это мнение развили и обосновали, интерпретируя оригинал, Дюпон-Соммер, Бартелеми, Карминьяк, Мишо, Сатклиф, Грундманн и Др. Однако иные ученые считают авторство Праведного наставника


1Molin, Sdhne des Lichtes, с. 104. 
1Michaud. 1Q H II, 7—14. 
1Sukenik. DSS, c. 39.


сомнительным и полагают, что опыт избранного «Я», фигурирующего в гимнах, — это опыт общины в целом (Бардтке, Хемпель, Молин и др.)1.
Если автором является Праведный наставник, то Гимны должны принадлежать раннему периоду в развитии секты, к каким историческим датам ни приурочивали бы его жизнь2. Действительно, если основываться на лексике, фразеологии и круге идей славословий, то легко допустить для них авторство одного лица, настолько они единообразны и схожи друг с другом. Автор не был наделен большим поэтическим даром. Имея перед глазами и, несомненно, зная наизусть лучшие образцы библейской культовой лирики, пророческой речи и гениальных жалоб кн. Иова, он не достиг их художественной высоты. Стихи его богаты неподдельным чувством, но несколько бедны средствами выражения. Назначение гимнов открывается в термине maskll, который фигурирует в начале нескольких гимнов. Гимны возникают из потребности снабдить материалом молитвенного характера чтения и медитации лиц, принявших на себя обязанность идейного руководства общиной. Отсюда неоднократное упоминание в них обязанности руководства, понимание своей учительской деятельности, как «света», источаемого кругу единомышленников. Не имея оснований для отказа считать автором Праведного наставника, который мог стремиться подготовить преемников себе для дальнейшего развития организации, мы обращаем внимание на то обстоятельство, что в гимнах отсутствует воспевание жречества, к которому принадлежал Праведный наставник. Однако можно допустить, что, будучи жрецом-раскольником, врагом официального культа, Праведный наставник не считал свой сан существенно важным для своей роли в организации. В то же время нельзя считать невозможным, что автором является кто-нибудь из учеников и сподвижников Праведного наставника, близкий ему по духу и желающий выразить идеи своего учителя в доступной художественной форме.
Для нашего перевода мы использовали, в первую очередь, издания подлинного текста и уже затем те из переводов, которые опираются на исследование оригинала. Несмотря на обилие лакун, мы сознательно воздерживаемся от их заполнения. Иногда большие специалисты восстанавливают в скобках «бесспорный» текст, в котором тем не менее один интерпретатор отклоняется от другого. Исключение мы делаем лишь для тех случаев, когда встречаются остатки особо характерного выражения или целой цитаты из Библии, уже использованных раз или более в гимне.
Разделяя мнение Карминьяка, Мартина, Хемпеля и др. о том, что Э. Л. Сукеник ошибся в определении местонахождения четвертого листа кожи и что табл. I—XII, XVIII должны следовать за табл. XIII— XVII, мы тем не менее в переводе следуем установленному им порядку. Благодаря этому читатель получает более полное и наглядное представление о содержании гимнов, избежав чтения части текста, поначалу деформированной сильнее всего. Самостоятельное значение каждого гимна и повторения одних и тех же мыслей допускают представление сборника в таком виде. Как известно, остатки собраний тех же гимнов были найдены в 4-й пещере, и там заметны перемещения в порядке текста и дополнения к нему, но нами они не использованы для перевода и комментариев3. Возможность изменения порядка гимнов показывает, что в общине еще не сложилась традиция их канонического закрепления.
Так же обстоит дело с фрагментами. Композиция гимнов и их дефектное состояние позволяют разным специалистам по-разному соединять их с основным текстом. Мы переводим фрагменты подряд, согласно расположению Сукеника, и не комментируем их. Наш перевод знакомит читателей с фрагментами 1—21, текст которых сохранился полнее и отчетливее по содержанию.


1Сводку дает Burrows. ML, с. 324—332. Ср.: Holm-Nielsen. «Ich» in den Hoda-‘j joth: Он же. Hodayot, c. 316—331.
2См. введение к CD, перевод CD I—II.
3Найдены фрагменты еще пяти рукописей на коже и одной на папирусе. Travail, с. 64 (Strugnell). В 1982 г. М. Байе опубликовал новые фрагменты Гимнов (DJD, VII, с. 73—77). Стихотворные тексты других собраний изданы DJD, IV

Перевод выполнен по первому изданию Э. Сукеника (Sukenik. DSS) привлечением издания Д. Лихта (Llcht. TS.).

Перевод

I


Восхваление мудрости, могущества и милосердия Бога. Его управление силами природы в их «тайнах». Все созданное служит плану мироздания. Бог — источник физической и психической деятельности человека, все мысли и действия ему известны заранее. Все создано ,, Богом ради собственной славы. Заключительная часть призывает оставить зло и поддерживать добро.
1-4….
5. И источник могу[щества] …[велик деянием и] велик решением, [и милостям Твоим] нет числа И ревность Твоя 6. пред … Как … долготерпелив в правосудии; … праведен Ты во всех Твоих делах.
7. И мудростью Твоей … вечности, и прежде, чем Ты создал их, ты знал {все} их дела
8. на веки вечные. [Помимо Тебя — ничто не] сделается и не познается без Твоей воли. Ты сотворил
9. всякий дух и… и правосудие всем их делам. И Ты разостлал небеса
10. ради славы Твоей, все … по воле Твоей, и духов силы по их законам. Прежде чем
11. быть им послами [святыми] … вечными духами во их владычестве, светилами ради их тайн, 12. звездами ради их троп, [буйными ветрами] ради их ноши; зарницами и молниями ради их службы, кладовыми
13. запасов для потребностей и[х]… ради их тайн. Ты создал землю силой Твоей,
14. моря и бездны… Ты устроил Своей мудростью, и все, что в них, 
15. Ты учредил волей сво[ей]… для духа человека, которого Ты сотворил во вселенной на все дни вечности
16. и непрестанные поколения для… по их срокам. Разделил Ты их служение во всех их поколениях и пра[во]судие (сбудется)
17. в назначенное время, чтобы властвовать] …их… в роды и роды. И благополучие (или: возмездие), назначенное им со
18. {со} всеми ударами, (назначенными) им, … разделится на всех их потомков по числу поколений вечности
19. и на все вечносущие годы … и мудростью Твоего знания Ты утв[е]рдил их свидетельство, прежде
20. их бытия и согласно… [не быва]ет ничего, и без тебя не творится.
21. Это все я узнал от Твоего разума, ибо Ты открыл мой слух дивным тайнам, а я — глиняный сосуд и пригоршня воды 
22. сокровенность наготы и источник нечистоты, горнило преступности и здание греха, дух блуждающий и извращенный, без
23. рассудка, устрашенный праведным судом. Как я скажу неведомое и как возвещу неповеданное? Все
24. начертано пред Тобой резцом памяти на все сроки вечности и круговороты отсчета вечных годов со всеми их торжественными днями
25. и не скроются, не устранятся от Твоего лица. Но как расскажет свой грех человек и как признается в своей вине?
26. И что ответит на каждом праведном суде? Тебе (принадлежат) — Ты — Боже знаний, — все дела праведности
27. и тайна истины, а сынам Адама — служение греху и дела обмана. Ты сотворил
28. язык одухотворенным, и Ты знаешь его слова. Ты учредил плод уст прежде их бытия. И ты направил слова по шнуру
29. и излияние духа уст по отмеру. Ты извлек звуки согласно их тайнам и излияния дыхания по их отсчету, дабы возвестить
30. Твою славу и рассказать о Твоих чудесах во всех делах Твоей истины и … Твою праведность, и восхвалить Твое имя
31. общими устами, да познают Тебя согласно своему уму, и благословят Тебя навеки [веков]. А Ты в милосердии Твоем
32. и величии Твоих милостей укрепил дух человека пред лицом кары… и очи[стил] от многих грехов,
33. чтобы рассказать Твои чудеса согласно всем Твоим делам… правосудны Его (или: мои?) кары.
34. И сынам человека все Твои чудеса, коими усилил Ты … Слушайте,
35. мудрецы, и смиритесь знанием, растерянные, и станьте неколебимы мыслью … будьте более проницательны
36. Праведники, оставьте лукавство, и все совершенные путем укрепи[те]… бедняка, будьте
37. терпеливы и не отвергайте вс[ем] …[разумом] …сердца не поймут
38. этих…
39. …

II


2. Основная тема — избранничество ради поддержки и укрепления справедливости. Враждебность противников и помощь Бога.

1-2. … 3. …все дела Кривды…
4. …Правды во всех 5. … разможженйе ра[ны]… и возглашающие радость опечаленному гор[ем]…
6. … всем свершающимся … [подкрепляющие изнеможение моего сердца, придающие си[лу]…
7. перед… и Ты даешь красноречивый ответ не[внятности] моей речи, Ты поддерживаешь мою душу, укрепляя (мне) чресла,
8. ободряя силу. Ты останавливаешь мои шаги на границе нечестия. И я стану силком для преступников, исцелением для всех
9. покаявшихся в преступлении , хитроумием для простецов, неколебимой мыслью для всех смущенных сердцем. И Ты делаешь меня стыдом,
10. и позором изменникам, тайной истины и разума для прямых путем. И я стану против греха нечестивцев,
11. клеветы в устах злодеев, глумители пусть скрежещут зубами! И я стал припевом для грешников.
12. И против меня собор нечестивцев бушует и ревут они, как морские бури, когда, вздымая валы, гонят ил
13. и тину. Но Ты ставишь меня знаменем избранникам и истолкователем знания о дивных тайнах, дабы проверить 
14. …истины и испытать любящих разидание. Я буду противником истолкователям заблуждения.
15. [и союзником] всем узревшим прямое. Я буду ревностен духом против всех искателей ск[ользкого]
16. … [Обман]щики шумят против меня, как,звук шума многих вод, и козни Велиала…
17. — [ра]счеты их. И превращают в могилу жизнь мужа, чьи уста Ты направил, и учение разума 18. (Ты) вложил в его сердце, чтоб открыть источник знания всем разумеющим. Но заменяют это нечистой речью
19. и чуждым языком; народу неразумному, дабы погибнуть в своих заблуждениях.


3. Благодарность за спасение. Гимн очень близок к однотипным славословиям кн. Псалмов.
20. Благодарю Тебя, [Госпо]ди, что вложил мою душу в узел жизни
21. и оградил меня от всех капканов гибели, [ибо] злодеи искали мою душу среди держащих
22. Твой Завет. Но они — совет тщеты и сборище Велиала — не знают, что от Тебя моя стойкость
23. и милостями Твоими спасешь Ты мою душу. Ибо от Тебя моя поступь. С Твоего (изволения)95 они нападают
24. на мою душу ради проявления Твоей славы через суд над нечестивыми и чтоб на мне проявить (Твое) величие в отношении сынов
25. Адама . Ибо Твоей милостью я стою. И я подумал: «Вот предо мной витязи, окружили меня со всеми
26. их боевыми доспехами, мечут стрелы — и нельзя исцелить, а острие копья — как огонь98, пожирающий деревья,
27. и, как гул многих вод, рев их голоса, бурный ливень, — на гибель многим. Ради гнойных язв дают вылупиться
28. аспиду , но напрасно воздымаются их валы. Я же — хоть и тает, точно вода, мое сердце, но крепнет душа моя в Твоем Завете.
29. И они расстилают мне сеть — их нога будет поймана! И западни укрыли для меня — в них упали (сами). А моя нога стоит ровно.
30. Из их собрания благословлю Твое имя!»


(4. Содержание то же.)
31. Благодарю Тебя, Господи, ибо глаз Твой б[одрствует] (?)… [на]д моей душой. Ты спас меня от ревности лживых истолкователей,
32. от сборища ищущих скользкого из. Ты выкуп[ил ду]шу бедняка, которого решили истребить, кровь его
33. пролить за служение Тебе, затем что [не зна]ли, что от Тебя моя поступь. Выставили меня на позор,
34. и посрамление в устах всех домогающихся обмана. Но Ты, мой Боже, помог душе смиренного и бедного
35. (спастись) от руки сильнейшего, чем он. Ты избавил мою душу от руки могучих, и своей бранью не привели меня в трепет (так),
36. чтобы оставить служение Тебе из-за страха гонений (от) не[честив]ых, чтобы сменить на безумие неколебимую мысль, которую 
37. … законы, и свидетельства даны ушам
38. … всем потом[кам их]
39. … научениями Твоими и…

III


5. Символическое описание борьбы сил добра и зла.
1. …
2. …ему…
3. … осветил Ты лицо…
4. … Тебе в вечной славе со всеми…
5. … устами Твоими, и Ты приказал нам…
6. … и ныне душу… сочли меня, и душу (мою) превратили в корабль посреди [пу]чин…
7. (она) как город, укрепленный пред лиц[ом врага], я буду в тяготе, как женщина в родах, перворождающая, ибо подступили схват[ки] и,
8. и боль пронзительная в ее утробе заставляет содрогаться в горниле беременности. Ибо дошли сыны до проходов смерти.
9. И чреватая мужем стиснута своими болями (или: своими путами). Но нет! В бурунах (в проходах) смерти и с болями (или: в путах) погибели
10. из горнила чреватости дивный советник в своем могуществе, и спасется муж от сокрушителей (или: от валов). Чреватость им ощутили все
11. сокрушители, и остры муки при их рождениях, и трепет: (охватит) их родительниц. И при их рождениях ступят все схватки
12. в горниле чреватости. И чреватая Аспидом (или: ничтожеством) ш обречена острой муке, и буруны погибели (грозят) всем ужасающим деяниям. Колеблются
13. опоры стены, как корабль поверх вод. Гремят тучи гласом грома, и жители праха,
14. как пустившиеся в море, напуганы бурями морскими, и ее мудрецы все , как моряки в пучинах, ибо поглощена
15. вся их мудрость бушующим морем, в кипении бездны над истоками вод … [взды]маются ввысь волны
16. и буруны воды с их громким ревом. Когда они вздымаются, раскрываются вр[ата Преисп]одней… [вс]е стрелы погибели
17. При их шествии к бездне (они) взывают громко и раскрываются врата… деяния Аспида 
18. И закрываются двери могилы за чреватой Кривдой, и засовы вечности за всеми духами Аспида.


6. Спасение праведника. Гибель мира в огне.
19. Благодарю Тебя, Господи, что избавил душу мою от могилы, и от гибельной Преисподней
20. Ты поднял меня в вечную высь, да пройду я по равнине неисйиедимой и да познаю, что есть надежда тому,
21. кого Ты создал из праха для совета вечности. Дух лукавый Ты очистил от многих грехов, дабы предстать на посту с
22. воинством святых и чтобы войти в общину с собором сынов неба. Ты бросаешь человеку жребий вечности с духами
23. знания, чтоб в общем ли[кова]нии хвалить Твое имя и чтоб поведать Твои чудеса сообразно всем делам Твоим. А я — сосуд
24. глиняный. Что я? Замес на воде. Кем я почтусь и что за сила у меня? Ибо я утвердился в границе нечестия
25. и со злополучными во жребии. И переселяется душа бедняка при великих смятениях, а бедствия притеснения — по стопам моим,
26. когда развязываются все силки погибели, и раскинут все сети нечестия, и невод злополучных на поверхности вод,
27. когда взлетают все стрелы погибели без счету, стреляют — и нет надежды, когда падает (мерная) вервь на правосудие и жребий гнева
28. на оставленных, и излияние ярости на скрывающихся. И пора гнева (у) Велиала, и узы смерти окружили и нет спасения.
29. И потекут реки Велиала на все высокие берега, как огонь пожирающий, во все их протоки (?), чтобы истребить всякое сочное дерево
30. и (всякое) сухое на их каналах, и блуждает в искрах пламени, пока совсем не останется пьющих (из) них . Глиняные насыпи пожирает,
31. и на тверди суши основания гор стали пожаром, и корни гранита — потоками лавы. И (огонь) пожирает до великой
32. бездны, и прорвались к Преисподней реки Велиала. И ревут потемки бездны ревом гонящих тину. И земля
33. возопит над бедою, должной быть во вселенной, сотрясутся все ее закоулки, и обезумеют все, кто на ней,
34. и обомлеют от ве[ли]кой беды. Ибо загремит Бог своим сильным громом, и загрохочет Его святой чертог в своей истинной
35. славе. И войско небесное подаст свой голос. Ослабнут и задрожат вечные устои, и война витязей
36. неба пройдет по вселенной и не обратится вспять до полного истребления навеки. Другой такой нет!


7. Благодарность за спасение и поддержку.
37. Благодарю Тебя, Господи, ибо стал Ты мне крепкой стеной
38. … губители и все… Ты укроешь меня от бедствий [смя]те[ния]…
39. … да не придет…

IV


1. …
2. …
3. …на скале мои ноги…
4. …вечный путь, и тропами, которые избрал Ты…


8. Борьба с обманщиками и лицемерами, сопротивляющимися учению Завета. Их ожидает суд Божий.
5. Благодарю Тебя, Господи, что осветил Ты лицо мое! Заветом Твоим и…
6. … ищу Тебя. И как заря, уготованная для ра[ссве]та, воссиял Ты мне, а они — народ Твой (или: и они с Тобою)…
7. … льстят им, и Толкователи обмана … и пропадут без разума, ибо…
8. в безумии своих дел, ибо ими заслужили презрение. И не почитают меня, когда Ты на мне проявляешь величие, ведь прогонят меня с моей земли,
9. как птицу с ее гнезда. И все мои друзья и знакомцы отторгнуты от меня и сочли меня потерей. И они, Толкователи
10. лжи и провидцы обмана, замыслили на меня негодное, чтоб заменить Твое учение, что ты врезал мне в сердце, — обольщением
11. Твоего народа. И удерживают напиток знания от жаждущих и в их жажде поят их уксусом, дабы узреть
12. их заблуждение, дабы бесноваться на своих празднествах, чтоб быть уловленным их сетями. Но Ты, Боже, отвергаешь любой умысел
13. Велиала. И Твой совет — состоится, и замысел Твоего сердца — утвердится навеки. А они — скрытны, замыслы Велиала
14. задумают, а Тебя ищут двоедушно, не устойчивы в Твоей истине. Корень, плодящий яд и горечь, в их замыслах.
15. В строптивости своего сердца рыщут, и ищут Тебя в сквернах (или: среди идолов). И препону своего греха кладут перед собой, а приходят
16. искать Тебя. Из уст лжепророков одурачены заблуждением, и сами [на]сме[шли]вои речью и чуждым языком говорят народу Твоему,
17. чтобы обесславить обманом все свои дела, ибо не [слушали гласа] твоего и не внимали Твоему слову, ибо говорили
18. откровению знания: «неверно!» и о пути Твоего сердца: «не тот!» Но Ты, Боже, ответишь им, осудив их
19. Твоим могуществом [за] их мерзости и за множество их грехов, чтобы попались в свои умыслы те, кто отчуждены от Твоего Завета
20. И Ты истребишь право[суд]но всех людей обмана, и провидцы лжи не найдутся более. Ибо нет ни безумия во всех Твоих делах,
21. ни обмана [в] замыслах Твоего сердца. Но те, кто по душе Тебе, будут вечно стоять пред Твоим лицом, и идущие путем Твоего сердца
22. утвердятся навсегда. А я — среди держащихся Тебя. Воспряну и восстану против отвергающих меня, и рука моя (поднимется) на всех презирающих меня, ибо
23. не почтут [меня, по]ка не проявишь величие Твое на и не просияешь мне в Твоей силе на проклятие им. И Ты не окрасишь стыдом мое лицо.
24. Все взысканные] для меня вместе совещаются о Завете Твоем, и слушают меня идущие путем Твоего сердца, равняются по Тебе
25. в совете святых. И Ты извлечешь для победы (или: навеки) правосудие и истину для (идущих) прямо и не дашь ввести их в заблуждение рукою злополучных,
26. как они замышляли про себя. И Ты пошлешь благоговение пред ними (перед праведниками) Твоему народу и разгром всем народам земли, чтобы истребить правосудно всех
27. преступающих Твой приказ. И мной Ты просветил лица многих. Ты могуч превыше всякого описания, ведь Ты научил меня Твоим
28. чудным тайнам. Своим сокровенным чудом Ты проявил величие Твое на мне и выказал чудеса пред многими ради славы Твоей и дабы возвестить
29. всем живым Твое могущество. Кто такая эта плоть? Что такое глиняный сосуд, чтобы творить великие чудеса (ради него). Он же греховен
30. от лона (матери) и до седин преступен изменой. И я знаю, что не у человека праведность и не у сына человеческого совершенство
31. пути. У Бога Всевышнего все дела праведности, и путь человека исправен лишь духом, который Бог создал ему,
32. чтоб совершенствовать путь сынов Адама (или: людей), дабы узнали все Его дела в Его могущественной силе и множество Его милостей ко всем сынам
33. Его благоволения. А я, — дрожь и трепет объяли меня, и разбиты все кости мои, и сердце мое плавится, как воск от огня, и движутся мои колени, как воды, льющиеся по склону. Ибо я вспомнил мои преступления вместе с изменой моих отцов, когда нечестивые восстали на Твой Завет
35. и злополучные — против [с]лова Твоего . И я сказал: «За грехи мои я оставлен без Завета Твоего». Но вспомнив силу Твоей руки с
36. обилием Твоих милостей, я воспрянул, и я встану. И дух мой поддержал (меня) в стоянии перед ударом, ибо я опер[ся]
37. на Твои милости и (на) Твое многомилосердие. Ибо искупишь грех, чтоб оч[истить челове]ка праведностью Твоей от вины.
38. И не человеку … Ты сделал, ибо Ты сотворил праведника и нечестивца…
39. … Я укреплюсь в Твоем Завете до…
40. … Твои, ибо Ты — истина, и правда — все

V


1. на день с…
2. прощения Твои и громада…
3. и раз я знаю это, утеш[ился]… 
4. согласно Твоей воле, и в ру[ке] Твоей правосудие им всем…


9. Спасение от сильного врага, сравниваемого со львами.
5. Благодарю Тебя, Господи, ибо Ты не оставил меня, когда я поселился в народе …
6. Ты судил меня, но не покинул меня в моих дурных мыслях. В гибели Ты поддержал мою жизнь и Ты дал… среди
7. львов, уготованных сынам вины, львов, сокрушающих кость могучих и пьющих кро[вь] доблестных . Ты поместил меня
8. в обиталище со многочисленными рыбаками, расстилающими невод на поверхности вод, и ловцами для сынов Кривды. И там для правосудия
9. Ты утвердил меня, и тайну истины (или: тайный совет истины) Ты укрепил в моем сердце, и отсюда Завет для ищущих его. И Ты замыкаешь пасти львов , у которых
10. зубы, как меч, а челюсти, как острое копье, как яд морских чудовищ, все замыслы их — хватать Их много, но не
П. разинули на меня свою пасть, ибо Ты, Боже мой, укрыл меня, вопреки сынам человеческим, и Учение (Тора) Твое сокрыто [мною д]о срока
12. проявления Твоей помощи мне, ибо в беде души моей Ты не оставил меня, и мой вопль, в горечи моей души, Ты услышал.
13. И Ты рассудил мое горе, распознав мой вздох. И Ты спас душу бедняка в логове львов, что, как меч, заострили свой язык.
14. Но Ты, Боже мой, заградил их зубы, чтобы не растерзали душу бедняка и нищего, и убрал их язык.
15. как меч в его ножны, так что не [уничтожена душа раба Твоего. Чтобы на мне явить Твою мощь сынам человеческим, Ты свершил чудо
16. с неимущим, и Ты ввел его в горн[ило, как зол]ото под действие огня и как серебро в печь литейщиков, чтобы очистить (или: очиститься) семикратно.
17. И спешат на меня нечестивые [народ]ов со своими притеснениями, и целый день топчут мою душу.
18. Но Ты, Боже мой, превращаешь бурю в затишье, и душу неимущего спасаешь… растерзанное [из пасти]
19. львов.


10. Война и мир. Измена приверженцев. Конфликт с ними.
20. Благословен Ты , Господи, что не оставил сироту и не презрел бедняка. Ибо Твоя доблесть… и Твоя слава
21. безмерны. Дивные витязи — Твои прислужники. И со смиренными, когда я обметаю ноги … со скорыми
22. правдой, чтобы поднять из опустошения сообща всех кротких бедняков. И я был … для тяжбы
23. и ссор у моих друзей, ревность (или: зависть) и гнев у вошедших в мой Завет. Ропот и жалоба у всех моих единомышленников… [и ев]ших хлеб мой,
24. на меня занесли пяту, клевещут на меня коварной речью. Все связанные моим тайным кругом и люди моего [сове]та противятся
25. и ропщут вокруг. И тайну, что Ты скрыл во мне , выведывают ради сынов порчи и ради… Из-за
26. их вины Ты скрыл источник разума и тайну истины. Они же алчность своего сердца считают… [Ве]лиала распускают
27. лживый язык, как яд драконов, плодящий терния, и, как пресмыкающиеся в прахе, льют… [яд] аспидов,
28. на которых заговора нет. И будет (яд) болью мучительной и язвой злокачественной во внутренностях раба Твоего, чтобы заставить споткнуться… чтобы уничтожить (его)
29. силу, дабы не мог устоять. И настигли меня в теснинах, нет прибежища и не… силков. И гремели 
30. на гуслях мои тяжебщики и на струнах вместе с жалобой своей при буре и опустошении. Горячка … и муки, как схватки
31. родильницы. И взволновалось во мне сердце, и я облекся в темное, и мой язык прилип к гортани… их сердце и мысль их
32. горечью явились мне. И свет лица моего омрачился тьмой, и сияние мое обернулось чернотой. Но Ты, Боже
33. мой, широко раскрыл мое сердце, но стеснили его еще сильнее и заслонили меня смертным мраком, и я вкушал хлеб воздыхания
34. и упоение слезами без конца. Ибо помутились от печали мои глаза, и душа моя затмение дня … И горем
35. окружали меня, и стыд на лице. И превратился для меня х[леб] мой в тяжбу, и питье — в возбудителя ссор, и (горе) входит в кос[ти мои?],
36. чтобы смутить дух и уничтожить силу, сообразно тайнам греха, изменяющим дела Бога своей виной, ибо связан [я] узами —
37. не разорвать (их), и оковами — которых не, разбить. И стена креп[кая]… засовы железные и дверь его…
38. … вместе с бездной сочтется ничем…
39. … облегают мою душу…

VI


11. Хвала Богу за спасение в общине. Война за торжество Правды.
1. …
2. сердце мое, когда пренебрег (?)
3. [и] беда неисследимая, гибель без…
4. открыл Ты уху моему… обличающие Правдой. С…
5. от сборища… и от схода разбоя. И Ты ввел меня в совет… вины.
6. И я узнаю, что есть надежда раскаявшимся в преступлении и оставившим грех … ступать
7. путем Твоего сердца без лукавства. И я утешусь, несмотря на гул народа, шум ц[ар]ств, когда они собираются. [Ибо я зн]аю, что
8. Ты возвысишь немногих уцелевших в Твоем народе и остаток в Твоем наследии. И Ты переплавишь их, чтоб очистить от вины, ибо все
9. их деяния — в истине Твоей. И по милости своей Ты их судишь с избытком милосердия и многопрощением, чтобы наставлять их по слову Твоему
10. И по прямоте Твоей истины утвердить их в Твоем совете. Ради славы Твоей и для Себя самого соз[дал Ты]… Учение (Тору) …
11. людей Твоего совета среди сынов человеческих, чтобы поведать вечным поколениям Твои чудеса, и о доблестях [Твоих]…
12. беспрестанно. И узнают все народы Твою истину, и все племена Твою славу, ибо Ты привел (или: принес)…
13. всем людям Твоего совета, и в жребии — заодно с ангелами Лика, и нет посредника для свя[тых Твоих … вер]нуть
14. плод его … и они вернутся с Твоей славой на устах И будут Твои вожди в жре[бии] (?)…
15. расцвел, как цв[ет] … вечности, чтобы вырастить побег … для … вечного насаждения, и осенит сенью всех…
16. до (или: век)… корни свои до бездны. И все реки Эдема… его и будет н[е] —
17. исследимо… на земле бесконечно. И до Преисподней… станет источник света вечным
18. родником без оскудения. От искр его зарева запылают все… огнем, сжигающим всех
19. виновных до уничтожения. И они, сопряженные моим свидетельством, обольстились… служением Правде.
20. И Ты, Боже, приказал им приносить пользу ведущим их [Твоим святым] путем… по нему236. И необрезанный,и нечистый, и насильник
21. да не пройдут по нему, и отшатнутся от пути, (какой) Тебе по сердцу, и в порче… и как (?) советовал Велиал
22. их сердцу… нечестивый помысел, запятнаны виной… [ст]ал я, как ж моряк на корабле, когда вздымают
23. моря свои волны, и все их буруны надо мной шумят духом смуты … затишье, чтоб ожить душой, и нет
24. троп, чтобы выровнять путь на поверхности вод. И бездна бушует (в ответ) на мои вздохи… до врат смерти. И я буду
25. как пришедший ко спасению в город защищенный, укрепленный высокой стеной, и … Твою истину, Боже мой, ибо Ты
26. кладешь основу на скале и стропило по верной черте и отвесу и[стины?]… испытанные камни, чтобы с[троить?…
27. крепкую, да не дрогнет. И все вошедшие туда не пошатнутся, ибо не придет чужой… Двери щитные — входа нет,
28. и засовы крепкие — не разбить. И не войдет шайка со своими военными доспехами, когда все с[трелы] истрачены…
29. войн нечестия. И тогда поспешит меч Божий в срок суда, и все сыны Его ис[ти]ны воспрянут…
30. нечестия, и всех сынов преступности не будет больше. И натянет витязь свой лук, и отворит твердыни …
31. настежь широко и врата вечные (на то), чтобы убрать все орудия войны. И собе[рут]ся от края до…
32. …преступную мысль растопчут полностью, и нет… надежда во множестве…
33. и всем витязям войны нет убежища. Ибо у Бога Вышнего…
34. И спящие во прахе воздвигнут мачту, — и тление мертвых поднимет стяг … заключили
35. в боях с де[рзновенн]ыми (или: с чу[жи]ми ?), и проносящий стремительный бич, чтоб не вошел в крепость
36. … для обмазки, и как стропила…

VII


12. Измена близких по духу. Жалобы, выражающие сокрушение и отвращение к жизни.
1. … онемел я…
2. … сломленная в сочленении, погрузилась в грязь моя нога, отвернулись глаза, чтоб не видеть
3. зла, глохнет ухо, чтоб не слышать (о) кровави, замирает сердце мое от замысла злобы, ибо Велиал за появлением их
4. преступной мысли. И раскололись все опоры моего строения, и кости мои рассыплются, и внутренности мои воздымались, как корабль при бушевании
5. резкого ветра, и сердце мое волнуется до предела. И дух безумия поглотит меня из-за их преступных страстей.


13. Благодарность Богу за спасение и поддержку людям Завета. Проникновение Бога в дела и мысли человека.
6. Благодарю Тебя, Господи, что Ты поддержал меня своей силою и Дух
7. Твой святой вдохнул Ты в меня, и не пошатнусь. Ты укрепил меня пред лицом войн нечестия, и всеми их бедствиями
8. н[е] дал отпугнуть меня от Твоего Завета. Ты поставил меня, точно крепкую башню, как стену высокую, и твердо стоит на скале
9. мое здание. У моего основания опоры вечные ; все мои стены, как крепостная ограда, и не дрогнут.
10. [И] Ты, Боже мой, дал это усталым для святого совета… Завет Твой, и язык мой повинуется учению Твоему.
11. Но нет речей у духа страстей, и нет ответной речи у всех [сы]нов преступления, ибо онемеют уста
12. {уста} лживые. Ибо всех моих гонителей обвинишь по суду, чтобы мне отделить праведника от нечестивца.
13. Ибо Ты знаешь каждую действенную мысль, и каждый ответ языка Ты делаешь совершенным. Мое сердце следует
14. [уч]ению Твоему и Твоей истине, чтобы направить мои шаги к тропам праведности, чтобы поступать пред Тобой в границе
15. … дорогами славы и мира без… чтобы прекратиться (или: чтобы прекратить) навсегда.
16. И Ты знаешь мысль раба Твоего, ибо не… чтоб возвысить
17. …[и] подкрепить силой. И прибежище мое — плоть, нет мне… нет праведных дел (или: милостей), чтоб спаслись из па[сти]
18. … [н]ет прощения. Но я оперся на…[на] милость Твою, я надеюсь, что процветет
19. [спа]сение, что вырастет побег, что окрепнет сила… праведность Твоя. Ты поставил меня
20. для Твоего Завета, и я держусь за Твою истину, и Ты… и назначил меня отцом сынам Милости 
21. и воспитателем людям Знамения. И открывают рот, когда со[сунки]… и тешатся, как младенец в объятиях
22. своих пестунов. Ты поднял мой рог над всеми презревшими меня… воюющих со мной, и противников 23. моих, как мякину на ветру. И моя власть над… мне, помог Ты моей душе и поднял мой рог 24. высоко. И я просиял… всемеро… ради славы Твоей.
25. Ибо Ты мне — [ве]чный свет. И Ты направишь мои стопы на…


14. Надежда на благость Бога и его прощение.
26. Бла[годарю Тебя, Господи,] что вразумил меня Твоей истиной,
27. и Твоим дивным тайнам научил меня. И в Твоих милостях человеку… во множестве милосердия Твоего к лукавым сердцем.
28. Кто подобен Тебе средь божественных, Господи? И кто как истина Твоя! И кто опра[вд]ается пред Тобой, когда будет судим? И нечего
29. возразить на Твое обличение. {Всякая кра[са] ветер}, и никто не устоит пред Твоим гневом. Но всех истинных
30. сынов Твоих Ты с прощением приводишь пред лицо Твое… от их грехов во множестве Твоей благости и в избытке Твоего милосердия,
31. чтобы дать им предстать пред Тобою на веки вечные. Ибо Ты — Бог вечности, и все пути Твои утверждены на веки
32. [в]ек[ов]. Нет другого, кроме Тебя. И что такое человек, пустой и суетный, чтобы понять Твои дивные дела?
33. …


15. Благодарность за избранничество.
34. [Благодарю Те]бя, Господи, что не бросил мой жребий в собрании тщеты2 5 и в кругу скрытных не поместил предначертанное мне
35. … я Твоим милостям и прощению… и во множестве милосердия Твоего при каждом суде надо мной
36. … Кривда, и в лоне

VIII


1. …
2. Праведность Твоя устоит навеки, ибо не…?
3. …


16.Тема мирового пожара. Введение дает картину антагонизма, олицетворенного деревьями: цветущими у воды и иссушенными и бесплодными.
4. Бла[годарю Тебя, Господи, ибо Ты об]ратил меня в источник вод, струящихся в пустыне, и в родник в земле сухой…, [оро]шающий
5. сад…насаждением кипариса и явора с пихтою вместе для славы Твоей. Деревья
6. жизни с источником тайны сокрыты среди всех орошаемых деревьев, и они должны дать расцвет отростку для вечного насаждения (и ствол егос
7. укоренить, прежде чем зацветут. И свои корни протянут к кана[лу и (тот) раскроется для вод живых {иствол его} 
8. и станет родником вечности. И в поросли его листвы станут пастись все лесные [звери] и ствол его топчут все проходящие
9. дорогой, и ветви его — для всех крылатых птиц. И возвысятся над ним все орошаемые де[ревья], ибо на посадках своих разрастаются,
10. но к каналу не протянут корня. И цветущий с[вя]той отраслью для насаждения истины укрыт, так что
11. не замечена и не. ведома печать его тайны . Но Т[ы, Бо]же, оградил его плод тайной сильных витязей
12. и святых духов, и огненное лезвие сверкает, чтобы не … источник жизни, и с деревьями вечными
13. не будет пить святую воду, не созреет его плод с [насаждением, (орошаемым) тучами2 . Ибо видел, но не узнал,
14. заметил, но не поверил источнику жизни, и дал… вечности. А я стал [до]бычей (?) рек
15. затопляющих, ибо гонят на меня свою тину.
16. И Ты, Боже мой, вложил в уста мои как бы дождь проливной для всех… и ключ вод живых, и не обманет (он), раскрывая
17. н[ебе]са . Не иссякнут (воды), но станут бурным потоком … воды и морями неис[следимыми].
18. Внезапно забьют ключом спрятанные в укрытии… и будут [водами]…
19. влажный и сухой, пучина и для п[тицы]… свинец в могучй[е] воды…
20. … огонь и высохли. И плодоносные насаждения… вечности, Эдемом славы и ра[ем]…
21. моей рукою открыл Ты их источник с (водо)разделами (или: каналами) 4… чтобы повернуть (их) по прямой черте. И насаждение
22. их деревьев по отвесу солнца не (или: у, для?) … плодоносностью славы. Когда я двину рукой, прокладывая
23. каналы (для) него, пробьют его корни кремнистую ска] лу… в земле их ствол, и в жаркое время сохранят всякого зверя и
24. крепость. Но если я уберу руку, то станет, как там[ариск]… его ствол, как бурьян в солончаках. И (на) каналах его
25. взойдет терновник и репей, шипы и колючки речи извратились, как деревья непривитые. До жары увянет его лист, и не распустится при (или: изгнание) и болезни и…
27. карами, и я стану как покинутый в. убежища, ибо…
28. на горечь, и боль мучительная без удержу… на меня, как нисходящие в Преисподнюю. И вместе
29. с мертвыми скитается ощупью (?) дух мой, ибо приблизились к могиле… изнывает душа моя днем и ночью,
30. без отдыха. И вспыхнет, как огонь пылающий, замкнутый в [моих костях], до глубин их пожрет пламя,
31. чтобы извести силу в сроки и истребить плоть до назначенных дней. И разлетелись… сокрушители (или: валы),
32. и душа моя вопреки мне клонится к гибели, ибо исчезла крепость моего тела, и растеклось, как вода, мое сердце, и растаяла,
33. как воск, моя плоть, и твердость моих чресел стала содроганием, и рука моя сломилась в суставах своих … взмахнуть рукой.
34. [Но]га моя охвачена оковами, как вода, колеблются мои колени, нельзя ступить шагу, и нет поступи легким моим ногам.
35. … стреножившими оковами. Но язык Ты усилил в [моих] устах, чтобы не замер. И не должен мо[лч]ать
36. голос… у[че]ния моего… чтобы оживить дух спотыкающихся, дать дерзновение изнуренному, слово — онемевшему, и все уста
37. из у[ст?]… цепями правосудия (?)… сердце мое… в моей горечи… сердце… от власти (?)… 
38. … вселенная…
39. … онемели, как будто нет…
40. … человек (или: болезненный) не…

IX


17. Надежда на спасение от гибели. Поиски опоры и прибежища у Бога; автобиографические (?) высказывания автора.
1. …
2. …дремать в ночи…
3. без милосердия в гневе подстрекает ревность, и гибели…
4. буруны смерти. И поднимет плач Преисподняя над постелью моей… звуком вздоха. 
5. Глаз мой, как зола в горниле, а слезы мои, к^к потоки воды, истомились по отдыху мои глаза… стоит от меня 
6. поодаль, и жизнь моя — в стороне. И я от бури — к разгрому, от боли — к удару, от мук — 
7. к сокрушениям. Склоняется душа моя перед Твоими чудесами, и не отринул Ты меня в Твоей милости. [От] срока
8. до срока те[ш]ится душа моя обилием Твоего милосердия. И я возражу словом моему губителю (или: моим губителям)
9. и нападающему (или нападающим) на меня — упреком. И я обвиню его суд, а Твое правосудие оправдаю. Ибо я знаю
10. Твою истину, предпочитая правосудие себе, и карами моими я доволен. Ибо я надеюсь на Твою милость, и Ты вложил
11. мольбу в уста Твоего раба . И не угрожал Ты моей жизни, и здравие мое Ты не отринул и не оставил
12. моей надежды и дал устоять моему духу пред ударом. Ибо Ты утвердил дух мой и Ты знаешь мой замысел.
13. И в тяготах моих Ты утешил меня, и я возвеселюсь прощению и утешусь о первом грехе
14. И узнаю, ч[то] есть надежда на Твои [ми]лости и упование на великую Твою силу. Ибо никто не
15. праведен пред Твоим с[уд]ом и не… тяжбе Твоей. Ибо один человек праведней другого, и один муж [другого] 
16. разумней, и плоть создания [Твоего]… почитается, и один дух могуче другого, но подобного Твоему мо[гуще]ству нет
17. по силе! И слава Твоя не[исследима]… и мудрости Твоей нет меры, и не…
18. И всякому, кто оставлен без нее… а я Тобою…
19. Я стою и не…
20. … как их злоумышление мне… и если к стыду лица…
21. мне, и Ты… расхрабрился мой враг против меня, для препятствия…
22. люди войны] …[ст]ыд лица и позор моим клеветникам из-за меня.
23. Ибо Ты, Боже мой… Ты тягаешься тяжбой моей; если даже в тайне Твоей мудрости наставил Ты меня.
24. И сокроешь [ис]тину до вр[емени]… срок Его. И Твое наставление стало мне весельем и радостью,
25. и раны мои — исцелением… [на]всегда. Презрение моих врагцв мне как почетный венец, и преткновения мои — как вечное
26. могущество, ибо… И славою Твоей просиял мой свет, ибо светоч из тьмы
27. засветил Ты [мне] (?) … раны моей и преграде моей дивную мощь и про[ст]ор
28. вечности стеснения ду[ши моей] … мое убежище, моя твердыня, моя крепкая скала и башня моя. К Тебе 
29. я прибегаю от всех … мне во спасение навеки. Ибо (лучше), чем отец мой, 30. знал Ты меня, и от чрева… матери моей благотворил мне. От сосцов носившей меня Твои милости
31. мне, и на лоне моей няни… От юности моей Ты сиял мне разумом Твоего суда,
32. и прямой истиной Ты поддержал меня. Твоим святым духом Ты тешишь меня и доныне…
33. И Твое праведное наставление вместе с… и стражи мира Твоего во спасение души моей. И по стопам моим
34. многопрощение, и избыток [мило]сердия в Твоем суде надо мною. И до седин Ты питаешь меня, ибо
35. отец мой не знал меня, и мать моя на Тебя меня покинула, ибо ты Отец всем [сынам] Твоей истины. И ты закутываешь
36. их, как родная младенца, и как нянчащий (у себя) за пазухой, Ты питаешь все Твои твор[е]ния.


18. Ничтожество человека и безусловная зависимость от Бога. Содержание и стиль близки 1Q 5 XI.
37. …Ты могуч так, что нет сч[ета]… имя Твое чудесно… [н]епрестанно (?)… и хвала…
38. …имя Твое чудесно…
39. …[н]епрестанно (?)… 40. … и хвала…

X


1. … [у]мысел Твоего сердца…
2. … и без Твоего изволения не пребудет. И не поймет никто…
3. … Твоих не усмотрит ничего. И что же он такое, человек? Земля он …
4. щепоть, и к праху его возвращение, но Ты вразумил его чудесами, подобными этим, и тайне и[стины] (?)
5. Ты научил его. А я — прах и пыль! Что я задумаю, если Ты не захотел, и что я помыслю
6. без Твоего изволения? Кем удержусь, если Ты не поддержишь меня, и как запнусь , если Ты не замыслил (этого)
7. для меня? Что скажу, если Ты не откроешь мой рот, и как отвечу, если Ты не вразумил меня?
8. Ведь Ты — вождь божественных и царь достославных, и господин всякому духу, и владыка всякому творению,
9. И без Тебя ничто не содеется, и не познается без Твоей воли. И нет помимо Тебя!
10. И нет общего с Тобою в силе, и нет супротив Твоей славы, и Твоему величию нет цены. И кто
11. во всех Твоих великих чудесах, кто может устоять пред Твоей славой?
12. И что же он, возвращающийся к праху своему, чтобы удерживать [силу]? Лишь для славы Твоей Ты сделал все это!


19.Чудеса на пользу человека. Боязнь греха и осуждения за него.
14. Благословен Ты, Господи, Боже милосердный … милость, ибо научил Ты…
15. чудеса Твои. Но не … днем и [ночью] …
16. милости Твоей, великим Твоим благом и…
17. ибо я оперся на Твою истину…
18. от… Твоего и без… угрозы Твоей нет пре[поны]…
19. кары без того, чтобы Ты не знал… Твой (Твоя).
20. Я же, насколько знаю я исти[ну] Твою… и, узрев Твою славу, расскажу
21. Твои чудеса, и постигнув… [об]илие Твоих милостей, и на прощение Твое
22. я надеюсь. Ибо Ты сотворил… Твоем Ты утвердил меня. И Ты не дал
23. мне опереться на стяжание, и бо[гатством]… и плотский помысел не положил Ты мне. Крепость
24. доблести витязей (опирается) на множество… зерно, сок, лозы и елей
25. И превозносились имуществом и имением… [как дерево све]жее над токами вод одеться листвой
26. и умножить ветви, ибо… человеку (?) и чтоб все откармливалось от земли.
27. И сынам Твоей истины Ты дал… согласно их знанию почитаем[ы]…
28. друг перед другом. И как сыну ис[тины?] … умножил Ты его на[сл]едие
29. познанием Твоей истины, и согласно его знанию… [ду]ша раба Твоего погнушалась…
30. и стяжание. И высотой наслаждений … не… [весе]лится мое сердце Твоим Заветом. И Твоя истин[а]
31. тешит мою душу. И да расцвету я… и открыто мое сердце источнику вечности.
32. И опора моя в вышней крепости… тягота и увянет в цвету пред…
33. И трепещет мое сердце трепетом, и чресла мои в дрожи, и вздох мой до Бездны доходит
34. и в покои Преисподней проникает заодно. И я ужасаюсь, услышав о Твоем суде с сильными витязями, и о тяжбе Твоей с сильными
35. витязями, и о тяжбе Твоей с Твоим святым воинством 
36. и правосудие во в[сex Твоих делах и правда…
37. …
38. …
39. …

XI


1. … от глаз моих и… 2. когда твердит мое сердце


20. Хвала справедливости и милосердию Бога, вразумляющего истиной своих избранных.
3. Благодарю Тебя, Боже мой, что Ты свершил чудо с прахом, и глиняный сосуд Ты возвеличил весьма-весьма И что же я, чтоб…
4. … Ты меня в тайну (или: в совет) Твоей истины и умудряешь меня Твоими дивными делами, и влагаешь в уста мои благодарения, и языку моему
5. … и обрезанност уст моих в строю ликования. И да воспою я Твои милости, и о могуществе Твоем пусть я повторяю весь
6. день постоянно и благословляю Твое имя. Да поведаю Твою славу среди сынов человеческих, и множеством Твоего блага
7. веселится душа моя. И я знаю, что уста Твои — ретина, и в руке Твоей — правда, и в мысли Твоей — 
8. все познание, и в силе Твоей — все могущество, и вся слава — с Тобою она. В гневе Твоем — все карательные приговоры,
9. и во благости Твоей — многопрощение. И милость Твоя — всем сынам благоволения Твоего, ибо Ты научил их тайне Твоей истины
10. и дивными тайнами вразумил Ты их. И ради славы Твоей Ты очистил человека от греха, чтобы (он) мог освятиться
11. Тобою от всех мерзостей скверны и от вины измены, чтобы соединиться… сынами истины Твоей и в жребии народа
12. Твоих святых, дабы из праха тления мертвых вознести к совету (или: тайне) … и от духа лукавого к разумению…
13. и чтоб предстоять на посту пред Тобою с вечным воинством и духами… чтоб возобновляться со всем
14. (вечно) сущим и с (все)знающими в общем ликовании…


21. Горечь и страдание от неправды. Радостное будущее, которым человек обязан Богу.
15. … Благодарю Тебя, Боже мой, я превозношу Тебя, мой Творец, и дивно…
16. … ибо Ты научил меня тайне истины…
17. …[благо]дарю [Те]бя. Ты открыл мне, и я увижу… милость, и я узнаю
18. … Тебе правда. И в милостях Твоих… и полная гибель без Твоего милосердия.
19. А я — открыт мне источник горькой печали… не скрыт труд от глаз моих,
20. когда я знаю помыслы мужа и раскаяние человека … для греха и горести
21. вины. И войдут в мое сердце и коснутся кост[ей] моих… и чтоб сетовать страданием го[рести]
22. и воздыхания на арфе плача для каждого опечаленного го[рем] … и горьким оплакиванием до скончания-Кривды и… и нет (более) раны болезненной И тогда
23. я буду играть на арфе спасения и гуслях… и свирели хвалы не
24. престанно. И кто может рассказать о всех делах Твоих… Твое, устами всех их прославляется
25. Твое имя вековечно. Благословят Тебя устами… прозвучат вместе
26. гласом ликования. И нет горя и воздыхания. И нечестие… и истина Твоя воссияет
27. славой навсегда и миром вечным. Благословен Т[ы]… Ты дал…
28. разум знания, чтобы понять Твои чудеса… рассказать о множестве Твоих милостей.
29. Благословен Ты, Боже милосердия и жалости33, в ве-ли[чии] и множестве Твоей истины и оби[лии]
30. милостей Твоих во всех делах Твоих. Обрадуй душу раба Твоего истиной Твоей и очисти меня
31. Твоей праведностью, ведь я ждал Твоего блага! И на милости Твои я надеюсь. Прощением [Твоим]
32. облегчил мое сокрушение, и в горе моем Ты утешил меня, ибо я опи(ра)лся3 6 на Твое милосердие. Благословен Т[ы],
33. Господи, ибо Ты сделал это, и вложил в уста раба Твоего…
34. и мольбу и ответную речь, и поставил Ты мне…
35. И я см[огу?].
36. И Ты…
37. …
38. …

XII


22. Благодарность и хвала за приобщение к тайнам мироздания. Гимн близок к тексту 1Q S X—XI и содержанием, и формой.) 
1. … душа…
2. … надежно в Чертоге с[вятом] … и спокойствие … 3. шатер его в… и спасение. И да прославлю я имя Твое среди Твоих благоговеющих 4. … и молитва, дабы простираться»‘» и молиться постоянно из срока в срок: с приходом света
5. из Че[ртога]… при круговоротах дня в его черед, по законам великого светила , когда вечер склоняется и уходит
6. свет в начале власти тьмы на срок ночи говороте, когда склоняется, и во время
7. ее (тьмы) исчезновения (или: сгущения) у своей обители пред лицом света с исходом ночи и приходом дня, постоянно при всех
8. рождениях времени, основах срока и смены праздников в их черед, по их знамениям, согласно всему
9. их владычеству, в черед удостоверенного устами Бога и свидетельства Сущего 6. И оно (свидетельство) пребудет,
10. и нет иного, и, кроме Него, не было и не будет больше, ибо Бог з[на]ний
11. утвердил это и никто другой узнал я Тебя, Боже мой, духом,
12. [ко]торый Ты дал мне. И удостоверенное я услышал ради Твоей дивной тайны. Твоим святым духом 13. [рас]крыл Ты внутри меня знание в тайне Твоего разума, и источник мо[щи]…
14. … ради множества милости. И ревность (в) истреблении и мыс[ль]…
15. … блеск Твоей славы ради света в[ечного?]…
16. … [вм]есте с нечестием и нет обмана…
17. … до запустения, ибо нет…
18. … [н]ет больше гнета, ибо пред…
19. … моя тревога. И нет праведника пред Тобою
20. … вразумил всеми Твоими тайнами и ответить словом…
21. … Твою кару, и благо Твое стерегут, ибо в мило[сти]… 
22. и узнают Тебя, и в срок славы Твоей возликуют и, согласно… по разуму их
23. Ты приблизил их, и, согласно своим возможностям, (они) служат Тебе и по разряд[ам их] … от Тебя… 
24. не преступить Твое слово. А я от праха в[зят]…
25. нечистому источнику и постыдной наготе, от скопления праха и от зам[еса]…
26. тьмы, и возврат (к) праху для глиняного сосуда в срок… во прахе,
27. откуда взят. И что ответит прах… поймет
28. … и что устоит пред лицом обличителя… свя[тыни] 
29. … вечности, и от скопления славы и источника знания, и мо[щи] … они…
30. … рассказать всю Твою славу и устоять пред Твоим гне-1 вом. И нечего возразить
31. на Твой упрек, ибо прав Ты, и нет равенства с Тобой. И что же он, возвращающийся к праху своему?
32. И я онемел, и что скажу на это? Как я знал, так и говорил. Какое оправдание глиняному сосуду? И что 
33. я скажу, если Ты не отверз уста мои; и как я пойму, если Ты не вразумил меня? И что я… 
34. если Ты не отверз мое сердце. И как исправлю путь,; если Ты не на[правил?]…
35. поставишь… [укреплюсь (?)39 силой и как воспряну…
36. и все…

XIII


23. Чудеса мироздания и обновление мира, святости издревле…
1. …святости издревле…
2. … и в Твоих чудесных тайнах
3. … Ты раскрыл свою руку… деяния… 
4. …их деяния — истина…
5. …и вечные милости всем… на здравие и гибель
6. …вечная слава… [ра]дость (?) вечная деянию… 
7. и те, кто (или: те, которые)…
8. все дела Твои, прежде чем сотворил Ты их, с Твоим воинством духов и обществом…
9. воинства его с землею вместе и все… в морях и в безднах…
10. и назначение вечное, ибо Ты утвердил их прежде вечности, и деяние…
11. расскажут о славе Твоей во всем владычестве Твоем, ибо Ты показал им то, что не… древности и творить
12. новое, дабы нарушить древние устои … события вечности, ибо… но Ты пребудешь
13. во веки веков. И в тайнах разума Твоего … все это404, чтоб возвестить Твою славу… дух плоти, чтоб понять
14. все это и чтобы уразуметь… великий. И что рожденный женщиной во всех… устрашающих. Ведь он
15. создание праха и замес воды … его круг стыдная нагота… и дух лукавый овладел
16. им. И если поступает нечестиво, то будет… вечности и знамением поколений … плоти. Только благостью Твоей
17. оправдан человек и многим мил[осердием]… Твоим блеском Ты украшаешь нас и неп[рочность]… наслаждений с вечным
18. миром и долголетием, ибо… слово Твое не вернется назад. А я, раб Твой, познал
19. духом, который Ты дал мне… и Правда — все Твои дела… с[лово твое] не вернется назад…
20. Твои сроки, празд[ники Твои] … по их нуждам (или: по их желаниям), и я узнаю…
21. нечестивец (или: нечестие) …

XIV


24. О качествах людей, угодных Богу.
1. …в Твоем народе и…
2. … люди истины и…
3. … милосердия, и силы духа, очищенные 
4. … [сдерживающиеся, пока… Твое правосудие
5. … Ты подкрепил Твои законы… делать
6. … святости и для поколений веч[ности] и все
7. люди Твоего прозрения


25. Новый гимн аналогичного содержания. О двух началах мира. Деление людей на праведных и нечестивых по предопределению. Отношение к людям должно зависеть от их доли участия в добре и зле (ср. 1Q S III—IV, особенно IV, 23—26). Начало повреждено.)
8. [Благодарю Тебя], Господи, дарующий сердцу ра[ба Твоего] понятие
9. … чтобы владеть собой, вопреки… нечестивого и благословлять
10. … [ч]то Ты любишь и гнушаться всем, что
11. … человека, ибо согласно духам [вс]ех их между
12. добрым и нечестивым… их действие. И я узнал {и} от постижения Твоего,
13. что по воле Твоей всту[пил я … ду]хом Твоим святым. И так Ты даешь мне прикоснуться к Твоему постижению и, согласно
14. близости моей (к Тебе), я ревностно действовал против всех творящих нечестие и людей обмана, ибо все близкие Тебе не противятся приказу Твоему,
15. и все, знающие Тебя, не изменят Твоих слов. Ибо Ты — праведен, и истина — все Твои избранники. И Кривду
16. [и неч]естие Ты истребишь навек, и явится Твоя правда,, глазам всех Твоих творений.
17. [И я] узнал множество Твоего блага, и положил на ду-‘ шу свою клятву не грешить Тебе
18. [и] не делать ничего дурного в Твоих глазах . И так я приближен к общине всех людей моего тайного совета, согласно
19. … я приближу его .и соразмерно наследию его полюблю его415. И я не потворствую злому (или: злу) и … не признаю
20. … [не] сменяю на богатство Твою истину и на подкуп все Твои постановления, но лишь согл[асно?]… 
21. … как Ты отдаляешь его, так и я погнушаюсь им… и не введу в тайный совет… отвратившихся
22. [от Заве]та Твоего.


26. Признательность Богу за прощение и вразумление.
23. [Благодарю] Тебя, Господи, за величие силы Твоей и множество чудес Твоих от вечности навсегда… и велик 
24. … прощающий покаявшихся в преступлении и взыскивающий грех нечестивцев… щедростью 
25. … и ненавидишь Кривду вечно. А я — раб Твой, Ты пожаловал меня духом знания… ис[тины] 
26. …и гнушаться всякого пути Кривды. И я люблю Тебя самоотверженно, и всем сердцем… 27. Твоего разума, ибо от руки Твоей было это и без…
28. …

XV


27. Деление человечества на два лагеря по отношению к Богу.
1. …
2. и…
3. под (или: вместо) …
4. … 5. милосерд[ия]…
6. за…
7. ибо…
8. … 9. [лю]бят Тебя все дни. И…
10. … и я возлюблю Тебя самоотверженно, и всем сердцем и всею душою я избрал…
11. св[ятости… от]вратиться от всего, что Ты заповедал, и я укреплю над многими…
12. оставить из всех Твоих законов. И я узнал Твоим разумением, что не плотской руке… [и не] человеку (принадлежит)
13. его путь, и не может человек направить свой шаг. И да познаю, что в Твоей руке мысль всякого духа… его 14. Ты направил, прежде чем сотворил его . И как сможет кто-нибудь изменить Твои слова? Лишь Ты…
15. праведен. И от утробы (матери) Ты направил его к желанному назначению, дабы блюсти себя в Твоем Завете и поступать во всем… на него
16. обилием Твоих милостей и облегчить всю тяготу его души на вечное спасение и мир навеки и неоскудно. И Ты возвысил
17. из плоти его славу. А нечестивых сотворил Ты для… и от утробы посвятил Ты их дню убиения,
18. ибо шли по дороге недоброй и отвергли … Твоим (или: Твоей) гнушалась их душа, и не желали ничего, что
19. Ты заповедал, но предпочли то, что Ты ненавидишь. Все… Ты их предназначил, чтобы сотворить великий суд над ними
20. на глазах всех Твоих творений, и быть знаком… вечности, чтобы узнать… Твою славу и Твою силу
21. великую. И что же такое плоть, чтобы разумела… прах, как может направить свои шаги?
22. Ты создал дух, и действие его Ты направ[ил]… и от Тебя путь всего живого. И я узнал, что
23. никакое богатство не сравнится с истиной Твоей и не[т?] … [св]ятости Твоей. И да познаю я, что их избрал Ты из всех,
24. и вечно будут они служить Тебе и не возь[мешь … и] не возьмешь Ты выкупа за нечестивые поступки, ибо
25. Ты — Бог истины, и вся Кривда… не пребудет пред Тобою. Я узнал,
26. что Тебе… сделал и…

XVI


Окончание гимна 27. Благодарность за просвещение истиной.
1. …
2. духом свя[тым]… и не…
3. дух … свя[той] наполнить [моря? и] землю… [сла]вой Твоей наполнить…
4. И да знаю я, что во[лей Твоей?] в человеке Ты умно-» жил… Твоя правда во всем… 
5. и место стояния Правды… которое Ты назначил в нем…| запинаться во всем…
6. зная все это, [я] отвечаю ответной речью, дабы пасть ниц и [молиться?] … [з]а мои преступления и искать дух… 
7. и укрепиться духом св[ятым]… и прильнуть к истине Твоего Завета и… истиной и полным сердцем и любить…


28. Восхваление милости и справедливости.
8. Благословен Ты, Господи, творец… и вели[кий] деянием, чьи дела — все! Вот соблаговолил Ты…
9. милость, и сострадал мне твоим милосердным духом… Твоя слава Тебе. Ты — справедливость, ибо Ты создал в[се]…
10. И зная, что Ты предначертал дух праведнику, я предпочел обелить мои руки по во[ле Твоей]. И душа раба Твоего… все
11. дела Кривды. И да знаю я, что неправ человек, помимо Тебя, и да умолю Тебя духом, который дал Ты [мне], чтобы исполнить
12. [мило]сти Твои вместе с… очистить меня Твоим святым духом и приблизить меня к Твоему благоволению, по великой милости Твоей…
13. стал… место… любящим Тебя и хранящим…
14. пред Тобою… смешаться … духом раба Твоего. И во всех дел[ах] …
15. … перед ним всякий удар, препятствия законам Твоего Завета, иб[о]…
16. с[л]ава и ис[тина]… и милосерд, [долготерпелив и велик] милостью и истиной, и прощающий преступление …
17. и утешитель… и хранящим запо[веди] … обратившимся к Тебе верой и полным сердцем…
18. чтобы служить Тебе… благо в Твоих очах. Не отврати лицо раба Твоего… сын истины…
19. … и я на слова Твои…
20. …

XVII


29. Фрагмент гимна, содержащий окончание его, на что указывает интервал после стк. 15. Спасение праведников в будущем мировом катаклизме.
1. …
2. …
3. … пожирающий 
4. … на суше и…
5. … поражающий вдруг внезап[но]
6. … правосудие от духа ищущего…
7. … заповедь. От духа ищ[ущего]…
8.ударами…
9.из сокровенностей, кото[рые… ко]торые не постигли их…
10. … и от правосудия… [помы]слы нечестия…
11. … и от суда… раба Твоего от всех его преступлений… [милосе]рдие Твое
12. …[ск]азал Ты через Моисея… вину и грех, и очистить… и измену
13. … основания гор, и огонь… в Преисподней под нею… по приговорам Твоим
14. … служащим Тебе верой… их семя пред Тобою все дни..- Ты поставил
15. … и бросить все… и дать им в наследие всю славу человеческую… многие дни.
16.


30. Деление человечества на два лагеря. Благодарность за удел праведника.
17. … от духов, которых Ты дал мне… речь ответная, чтоб описать Твою праведность, долготерпение
18. … и дела Твоей мощной десницы… на прежние мои преступления и… сжалиться над
19. … моих дел, и лукавством с[ердца моего?], ибо нечистотой я запятнался и из совета… и не ос[ла]бел я
20. … Тебе. Ты — справедливость, и благословение имени …Твоему во[веки]… справедливость Твою и искупи
21. [ис]чезли нечестивцы. И я понял, что то, что избрал Ты… путь свой и разумом
22. …[отв]лек его от согрешения Тебе и… ему смирение его при наказаниях Твоих (или: наставлениях Твоих) и тай[нами]… сердце его
23… раба Твоего от согрешения Тебе и от преткновения во всех угодных Тебе словах (или: делах). Закон… на духов
24. … [по]ступать во всем, что Ты любишь, и отвергать все, что Ты ненавиди[шь]… доброе в Твоих глазах.
25. … их внутри меня, ибо дух… раба Твоего


31. Начало нового гимна аналогичного содержания.
26. … осенил Ты духом святости… раба Твоего… его сердце!
27. … и ко всякому Завету (с) человеком я устремлю взор.. найдут его
28. … просияет и любящие его… во веки веков.

XVIII


32. Бог и человек. Прозрение и спасение по воле Бога в его Завете.
1. Твой свет и встанет (встанешь?)…
2. Твой свет… неисчи[слимо?]…
3. Ибо с Тобою свет…
4. Ты открываешь тленный слух…
5. умысел, который… сви[дет]ель (?) Твой и будут верны в…
6. раб Твой навеки… чуда Твоего и проявить
7. пред очами всех слышащих… Твоей мощной десницей вести…
8. силой Твоего величия… для имени Твоего, и возвеличится сла[вой]…
9. не отстраняй руки Твоей… быть ему укрепившимся в Твоем Завете
10. и стоящим пред лицом Твоим… отверз Ты Твоего и языком его…
11. начертал Ты по отмеру …[возмещающему от разумения Твоего черепку и толкующему это 
12. праху, такому, как я, и Ты отверзаешь род[ник?]… указать глиняному сосуду путь его и виновность рожденного
13. женщиной сообразно делам его, и открыть… истины Твоей сосуду, который Ты поддерживаешь мощью Твоей
14. … сообразно истине Твоей, благовеститель (или: из плоти)… блага Твоего, возвестить смиренным, о много-милосердии Твоем
15. … из источника… духом и печальным на вечную радость.
16. … [спа]сения (или: преступления?) рожденного ж[ен-щиной]
17. … Твою милость
18… я видел это
19. … [как] я взгляну, если Ты не открыл мои глаза, и смогу ли услышать
20. …[сер]дце (?) мое, ибо нечестивому уху’ слово, и сердце
21. … и да знаю, что для себя Ты сделал все это, Боже мой, и что такое плоть
22. .. [творить] чудеса и замыслом Твоим возвеличить и утвердить все для Твоей славы
23. … воинство знания, чтобы поведать плоти великие дела и законы, установленные для рожденного
24. [женщиной] … ее в Завет Твоего народа. И откроется (или: Ты откроешь) тленное сердце, чтобы остерегаться
25. … из силков судилища, сообразно милосердию Твоему. А я — сосуд
26. … и каменное сердце. И кем я считался до этого? Ибо
27. [д]ал Ты тленному ухо и события вечности Ты начертал в сердце
28. … прекратил Ты, чтобы ввести в Завет Твоего народа и стоять
29. … вечным устоем, да светят их светочи навсегда и…мрак
30. … конца и сроки мира неис[следимы]…
31. И я — сосуд праха…
32. … открою…
33. …

ВОИНА СЫНОВ СВЕТА ПРОТИВ СЫНОВ ТЬМЫ

(1Q М + [4Q Ма])

Свиток «Войны» (евр. Milhama) был найден в 1947 г. в первой кумранской пещере. В конце того же года он был куплен для Иерусалимского еврейского университета проф. Э. Л. Сукеником; им же были изданы сначала несколько столбцов1, а затем, в 1954 г., весь свиток целиком факсимиле и типографским способом2. Два мелких фрагмента этого же списка были приобретены Иорданией; изданы Бартелеми и Миликом2.
Рукопись представляет собой кожаный свиток. Конец ее образовывал наружные слои свитка и потому наиболее разрушен. Общая длина свитка в нынешнем виде около 9 м 20 см. Он состоит из пяти кусков со следами швов на соприкасавшихся краях. 19 сохранившихся столбцов распределяются на этих кусках так: 1) I—IV; 2) V—X; 3) XI—XV; 4) XVI—XVIII; 5) XIX. От этого последнего из сохранившихся столбцов осталась небольшая часть, без следов шва; два его фрагмента отпали, видимо, при изъятии свитка из кувшина бедуином (и попали впоследствии, как было сказано, в Иорданию). Ряд других фрагментов сохранен вместе со свитком.
Кроме конца свитка наиболее пострадала его нижняя часть. Вследствие этого ни один столбец не сохранил более чем 18 строк; первоначальное же их число было, по мнению большинства исследователей, около 20 в каждом столбце.
Сохранившийся текст делится по сюжетам на «абзацы»; их около 30 (мы разделяем их знаком трех звездочек). В оригинале каждый такой «абзац» начинается с новой строки (не отступая от края), а если предыдущая строка доходит почти до конца, то между «абзацами» остается чистая строка. При цифровом обозначении строк большинство


1Sukenik. Megilloth, I (1948), II (1950). Нумерация столбцов здесь еще не соответствует установленной в дальнейшем.
2Sukenik. Osar ham-megilloth-DSS (1954; в следующем году переиздано с английским введением).
3DJD I (1955), р. 135; plate XXXI/33.


издателей нумеруют пропущенные строки (т. е. дают общую нумерацию строк, проходящих через весь свиток), но в меньшей части изданий эти пропущенные строки не учитываются. Мы в случаях подобных расхождений даем обе нумерации через косую черту; меньшая цифра соответствует системе Йадина (см. ниже), большая цифра — системе большинства издателей.
Свиток написан «квадратным» письмом обычной для рукописей Мертвого моря разновидности, красивым почерком, с соблюдением конечных вариантов букв. Имеется некоторое количество исправлений и добавлений над строкой или на полях отдельных букв и слов1.
Позднее в другой пещере (4-й кумранской) было найдено много мелких и мельчайших фрагментов пяти манускриптов, обнаруживающих по содержанию сходство со свитком «Войны» (обозначаемые 4Q Маae). Из них пока опубликован (Хунцингером в 1957 г.) лишь один, наиболее цельный и связный отрывок — несколько из приблизительно 70 фрагментов манускрипта 4Q Мa эта изданная часть представляет собой фрагменты более краткого варианта молитвы, включенной в свиток «Войны» — 1Q М XIV, 3—16. По предварительным сообщениям, 4Q Мb (один фрагмент) почти идентичен части 1Q М XIX (с некоторыми добавлениями); 4Q Мc (два фрагмента) содержит описание боя, но не имеет точных соответствий в 1Q М; 4Q Md (один фрагмент) имеет соответствие в 1Q М II, 52; 4Q Мe (на обороте папируса, около 190 мелких фрагментов) имеет соответствия в I—III и, возможно, других местах 3.
Еврейский язык свитка «Войны» почти чистый библейский (с учетом принятых у кумранитов особенностей чтения и орфографии библейских текстов). Небиблейские слова и тем более корни слов в свитке
единичны.
Формально свиток объединяет и развивает библейские пророчества о времени возвращения из «вавилонского плена» праведной части всех «колен» (племен) Израиля, за чем последует окончательное освобождение от иностранного ига, а затем всемирное возвышение Израиля и наступление «царства Божия» на земле. Однако свиток выделяется среди всей древнееврейской литературы требованием активнейшего участия в


1 Меняющую смысл замену слов с зачеркиванием отмечаем знаком (/) с примечанием; добавления слов на полях — знаком (+); слова над строкой даем надстрочными литерами. Следуя изданию Йадина, отмечаем приблизительную величину лакун (точка — место для одной буквы, дефис — для слова средней длины, около пяти букв. Величина лакун в конце каждого столбца не может быть указана). 
2Hunzinger. Fragmente des Buches Milljama.
3 Baillet. Debris de 4Q. В 1982 году, уже после того как А. М. Газов-Гинзберг завершил свой труд, М. Байе опубликовал фрагменты шести рукописей «Войны сынов Света против сынов Тьмы» из 4-й пещеры (DJD VII, с. 12—72). Издатель датирует их I в. до н. э.—I в. н. э. и полагает, что они дают представление об эволюции текста и об особенностях его бытования в ессейской общине — (примеч. ред.) этих грядущих событиях, с подробным планом войны, с детальными предписаниями относительно стратегии и тактики, военных построений и оружия.
Среди упомянутых в свитке языческих народов — врагов «сынов Света» главными являются киттии. Буквальное значение слова для этого периода приблизительно соответствует нашему «западноевропейцы». Ряд библейских пророчеств предсказывает их вторжение в Азию; в позднейшем из них (кн. Даниила) под «киттиями» принято понимать римлян. Надо считать (как будет показано в примечаниях к тексту), что и в нашем свитке из реально существовавших народов «киттии» могут быть только римлянами1. То же значение слова твердо установлено для кумранских комментариев на Аввакума и Наума; упоминается оно и в комментарии на Исайю.
Постоянным вассалом «киттиев» изображается «Ашшур», что, по общему признанию, из реально существовавших народов «послеплен-ной» эпохи могло означать только Сирию (такова же, видимо, реальная этимология последнего имени). Римская «провинция Сирия» (впоследствии поглотившая Иудею) была образована в 64 г. до н. э. Так как «Ашшур» в свитке постоянно изображается единственной опорой власти «киттиев» над Востоком (1, 2, 6 и особенно XI, II; XVIII, 2; XIX, 9), а их поход на Египет (1, 4) отнесен к будущему, то наш «Устав Войны» должен быть составлен не ранее 60-х гг. до н. э. (завоевание Римом Сирии) и, видимо, не позднее 30 г. до н. э. (завоевание Римом Египта)2.
Хотя содержание свитка можно назвать эсхатологическим (посвященным будущему решению мировых проблем), для членов секты оно казалось полным реального, практического значения. Свежая в народной памяти победа, в результате Маккавейского (Хасмонейского) восстания, над Селевкидской державой — наследницей империи Александра Македонского — делала вероятной и победу над империей Римской. Сектанты чувствовали «приближение» этой великой борьбы (1, 12). Предпосылка ее начала — возвращение праведной части рассеянных по Другим странам израильтян (1, 3) — могла, по их мнению, возникнуть в любой момент, причем нельзя исключить возможность реального ускорения событий путем пропаганды в этих странах3. Весьма вероятно,


1 Так Йадин, Дюпон-Соммер, Гастер и др. Меньшая часть исследователей (Сегаль, Аткинсон, Тревес; из монографистов — ван дер Плуг) высказывались, опираясь на неверное прочтение дефектного места свитка 1,4 (см!), за отождествление «клттиев» нашего свитка с Селевкидами и Птолемеями, но это мнение игнорирует РЯД фактов (например то, что обе династии по-еврейски всегда именуются «Иаван», т- е. «греки»). Карминьяк считает «киттиев» только эсхатологическим образом.
2См. ниже примечания к тексту. Последний предел дается нами более предположительно. Ср. датировку Старки (Starcky. Quatre etapes, с. 500): между 60 и 40 гг. До н. э. Ср. предыдущее примечание.
3Ср. с этой точки зрения Дамасский документ (CD).


что свиток сыграл впоследствии определенную роль в ходе Иудейской войны и дальнейшей борьбы с Римом. Причем отсутствие указаний на сроки начала событий, а также на подлинное имя врагов давало воз-можность в любой период относить пророчества свитка к будущему, а сохраняя его актуальность. 
Что касается «военной теории» свитка, то она подробно сравнивалась с иудейской периода Маккавеев (Ави-Йона), с греческой (Аткин-сон) и римской (Дюпон-Соммер, Гастер и особенно подробно Йадин, автор первой монографии по свитку)1. Однако, по нашему мнению, ряд важных пунктов «военной теории» свитка в области построения и тактики «регулярной армии» сынов Света до последнего времени оставался незамеченным. Действительное построение этой «регулярной армии» оказывается весьма стройным и разработанным, но схематичным2. И хотя многие его детали могли быть результатом различных влияний (это остается делом специалистов по военной истории), основные его истоки — это данные Библии (включая ее полулегендарные части), хотя нередко своеобразно развиваемые. Оттуда же берется и терминология. Не раз автор свитка и прямо говорит о библейских корнях своей «военной теории», что должно освятить ее (X, 2 и далее).
Относительно ярко выраженного дуализма борьбы Света с Тьмой в свитке справедливо отмечалась возможность влияний зороастризма, с которым евреи познакомились за время «вавилонского плена». Однако следует сразу отметить, что для кумранитов (в отличие от зороастрий-цев) этот дуализм ни в коей мере не распространяется на самую «высшую сферу». Всеединому и всемогущему Богу (его имя Йахве в свитке всегда опускается даже в библейских цитатах) ничто не может противостоять. Автор свитка обращается к нему: «Предводителя Света (= архангела Михаила) назначил Ты издревле… и Ты (же) создал Ве-лиала (= сатану) губителем, ангелом злокозненным, во Тьме власть его» (XIII, 10—11). Борьба Света с Тьмой — это лишь «горнила Божий». Чтобы войти в будущее «царство Божие», человек должен доказать не только свою личную праведность, но и свое мужество и стойкость в борьбе за всеобщую Правду, как ее понимали кумраниты.
Образное противопоставление Света Тьме, свойственное самым различным народам, встречается также в апокрифах и в Евангелии-Выражение «сыны Света», как уже было видно из вышеизложенного, прилагается не только к членам кумранской секты, но и к «праведной» части всей израильской диаспоры («рассеяния»). «Сынами


1 Yadin. War. Надо сказать, что И. Йадин, прекрасный знаток военной истории. в своей убежденности относительно строения армии «сынов Света» по римскому образцу отказывается от буквального чтения ряда мест свитка. Поэтому многое из его построений было справедливо пересмотрено и исправлено рядом исследователей.
2 Gazov-Ginzberg. Structure of the army. В настоящей книге см. рисунок после комментария к свитку.
Тьмы», соответственно, именуются все «языческие» народы, с которыми заодно «не чтящие Завет» из числа Израиля. Оба термина встречаются также в «Уставе» (1Q S).
Мы не видим оснований сомневаться в выводах Йадина и Кар-миньяка о литературном единстве свитка1. Однако весьма вероятно, что включенные в текст молитвы (например, XIV, XIV, 4—15 » 4Q Ма) и особенно победный гимн (XII 6/7—15/16 * XVIII [конец] — XIX, 8) представляли собой отдельные, несомненно, обладающие самостоятельной художественной ценностью произведения.
Среди известных нам рукописей Мертвого моря к свитку «Войны» наиболее тесно примыкают так называемые Дополнения к Уставу общины, которые делятся на «Устав всего общества Израиля в конечные (= будущие) дни, когда они соберутся вместе» и «Благословения жрецов и князя» (1Q Sa и 1Q Sb). Свиток «Войны» перекликается с этим Уставом и дополняет его в области административного устройства будущего Израиля (1Q М II, 1—7, III, 2—5 и др.), а Устав, как и наш свиток, упоминает будущую «войну для покорения иноплеменных» и «предначертания войны» (1Q Sa I, 23, 26). Мы отмечали выше и некоторые точки соприкосновения с Дамасским документом (CD) и рядом кумран-ских комментариев.


1Как известно, высказывались мнения о компиляции свитка из целого ряда Фрагментов (Дель-Медико) либо из трех (Рабин) или двух (Дюпон-Соммер, Гастер, паи дер Плуг) частей.
2Имеются и другие переводы на те же языки, а также на латинский, итальянский, датский, польский, греческий, голландский, португальский, шведский, «спанский, чешский, венгерский, финский, японский.

Перевод

l.


1.[… Устав] Войны. Первое приложение рук сынов Света при начале (действий) против жребия сынов Тьмы, против войска Велиала: против полчища Эдома и Моава и сынов Аммона,
2. и во[йска?] Филистеи, и против полчищ киттиев Ашшура, и (кто) с ними в помощь бесчестящим Завет. Сыны Левиевы, сыны Иудейские и сыны Вениаминовы, ушедшие в пустыню, сразятся с ними,
3. [- -] со всеми полчищами их, при возвращении ушедших сынов Света из Пустыни народов в Пустыню Иерусалимскую; а после этой войны поднимутся оттуда
4. [И придет царь] киттиев против Египта, а по окончании сего выйдет в великой ярости сразиться с царями Севера, в гневе, чтобы истребить и отсечь рог
5. [своих врагов. Э]то время спасения для народа Божьего и конец власти над всеми людьми его жребия , и вечная гибель всему жребию Велиала. И будет смятение
6. в[еликое (?) средь] сынов Йафета, и падет Ашшур, и никто не поможет ему, и исчезнет власть киттиев, дабы низверглось нечестие без остатка и не стало уцелевших
7. о[то всех (?) сыно]в Тьмы.


8. 3[нание (?) и справедливость осветят все концы вселленной, светя все более, пока не выйдут все сроки Тьмы. И в срок Божий осветит высота его величия все концы […] 
9. для мира и благословения, славы и радости, и долгоденствия всех сынов Света. А в день, когда падут киттии, — битва, сильное побоище пред Богом
10. Израиля. Ибо этот день назначен им от века для войны, уничтожение сынов Тьмы, когда сойдутся на великое побоище божественный сонм и общество
11. мужей — сынов Света со жребием Тьмы, сражаясь вместе, ради могущества Божия, при великом шуме и кличе божественных (ангелов) и людей в грозный день. время
12. стеснения […] для народа, искупленного Богом, и во всех стеснениях их не бывало подобного, от приближения до свершения его19, ради вечного искупления. И в день их войны с киттиями 
13. вы[йдут (?) на по]боище военном три жребия одолевать сынам Света, поражая нечестие, и трижды воспрянет войско Велиала, чтобы отвратить жребий
14. […, и пол]кй бойцов оробеют сердцем; и (-но?) могущество Божие укрепляет с[ердца (?) …], а седьмым жребием великая рука Божия низвергает
15. [Велиала и (?) все]х подвластных ему ангелов, и всем людям […]


16. [ — — — ] Святые явятся на помощь [ — — -] истинно, на гибель сынов Тьмы […]
17. [ — — — при шу]ме великом и к[личе (?) — — — ] возложат руку на […]


[… ] Глав священников — 12, а глав смен священнических — 26; глав левитов — 12, а глав смен левитских — 26; глав колен и (глав) отцов общества — 24, а глав смен колен и (глав) смен]

II


1. отцов общества — пятьдесят два (52). А глав священнических пусть установят вслед за первосвященником и вторым по нем, двенадцать глав, чтобы служили
2. при постоянном (приношении) пред Богом. И главы смен, двадцать шесть, будут служить в свои смены . А за ними — главы левитов, чтобы служить постоянно — двенадцать, по одному
3. от колена. И главы их смен пусть служат каждый на своем месте. А главы колен и отцов общества — за ними, чтобы стоять постоянно при вратах святилища.
4. И главы их смен с причисленными к ним пусть стоят по срокам своим, по месяцам своим, и по субботам, и по всем дням года, в возрасте пятидесяти лет и выше.
5. Эти (все) пусть стоят при всесожжениях и при жертвах, чтоб совершать благоуханные воскурения ради милости Божией, ради прощения всей общине Его, и испепелять пред Ним постоянное (приношение)
6. на Славном столе. Всех этих пусть установят в срок года отпущения. А оставшиеся тридцать три года войны пусть именитые мужи,
7. призываемые на собрание, и все главы отцов общества выбирают себе людей (для) войны со всеми странами иноплеменных, изо всех колен Израилевых пусть выделяют
8. себе доблестных людей для вступления в войско, согласно предначертаниям войны, из года в год. Но в годы отпущения пусть не выделяют для вступления в войско, ибо отдых
9. это, успокоение Израилю. Тридцать пять рабочих лет будет устраиваться война: шесть лет устраивает ее все общество совместно, 10. и война отдельными (ратями) — оставшиеся двадцать девять лет. В первый год сразятся с Арамом Двуречья, а во второй — с сынами Луда. В третий
11. сразятся с остальными сынами Арама: с Уцом, и Хулом, Тогаром и Массой, что за Евфратом. В четвертый и в пятый сразятся с сынами Арфаксада.
12. В шестой и в седьмой сразятся со всеми сынами Ашшура и Персии и восточными (народами) до великой пустыни . В восьмой год сразятся с сынами
13. Элама. В девятый сразятся с сынами Исмаила и Хет-туры. А в десять лет, последующих за ними, будет война раздельно против всех сынов Хама
14. по [племенам (?) и местам жительства их и в десять оставшихся лет будет война раздельно против [сынов Йафета] по местам жительства их.


15/16. [—трубн]ый клич для всякого их служения [ — — — ] для исчисленных в них
16/17. [по десяткам тысяч, тысячам, сотням, пятидесяткам] и десяткам [… ]
[… Трубы созывания общества, трубы созывания начальников, трубы уз (Завета), трубы сбора мужей именитых … в дом собрания, трубы станов и трубы их снятия, трубы]

III


1. боевых чередов, трубы призыва их при открытии боевых проходов для выхода бойцов, трубы клича (в) сражении, трубы
2. засады, трубы преследования при поражении врага и трубы сбора при возвращении (после) боя. На трубах созывания общества пусть напишут: «Призываемые Богом».
3. На трубах созывания начальников напишут: «Князья Божий». На трубах уз (Завета) напишут: «Устав Божий». На трубах мужей
4. именитых, глав отцов общества при сборе их в дом собрания напишут: «Предначертания Божий для Святого Совета». На трубах станов
5. напишут: «Мир Божий в станах святых его», а на трубах их снятия напишут: «Могущество Божие — рассеять врага и прогнать всех ненавидящих
6. справедливость, и благочестивое воздаяние ненавистникам Бога». На трубах боевых чередов напишут: «Череды полков Божиих для гневной мести его всем сынам Тьмы».
7. На трубах призыва бойцов при открывании боевых проходов для выхода к шеренге врага напишут: «Память (о) мщении в срок
8. Божий». На трубах сражения напишут: «Мощная рука Божия на войне, чтобы низвергнуть всех сражаемых (за) нечестие». На трубах засады напишут:
9. «Тайны Божий на погибель злодейству». На трубах преследования напишут: «Поразил Бог всех сынов Тьмы, да не отвратится гнев Его до истребления их».
10. На их возвращение из боя для вступления в шеренгу напишут на трубах возвращения: «Сбор Божий». А на трубах обратного пути
11. с войны с врагом, чтобы вернуться к обществу в Иерусалим, напишут: «Ликование Божие при благополучном возвращении».
12/13. Устав значков всего общества для уз (Завета) их . На большом значке, который во главе всего народа, пусть напишут: «Народ Божий», имя Израиля
13/14. и Аарона и имена двенадцати к[олен Израи]ля в порядке их рождения. На значках глав станов, что по три колена,
14/15. напишут: [- — -]. На значке колена напишут •»Знамя Божие», имя князя к[олена и имена князей]
15/16. род[ов его. На значке рода (10000) напишут:»- -«], имя князя десятка тысяч и имена начальников тысяч его. На значке]
16/17. [тысячи напишут: «- -«; имя тысяченачальника и имена начальников] сотен его. А на значке [сотни напишут … На значке пятидесятка напишут … На значке десятка напишут …]


[А на значке колена Левиева: на значке сынов Аарона В напишут … На значке Каафа напишут … На значке Гирсона напишут …]

IV


1. А на значке Мерария напишут: «Доля Божия», имя князя (сынов) Мерария и имена его тысяченачальников. На значке тысячи напишут: «Гнев Божий в ярости на
2. Велиала и на всех людей его жребия без остатка»-, имя тысяченачальника и имена его сотников. На значке сотни напишут: «От
3. Бога рука войны со всякой греховной плотью», имя сотника и имена его десятников. На значке пятидесятка напишут: «Исчезла
4. опора нечестивых [от] могущества Божия», имя пятидесятника и имена его десятников. На значке десятка напишут: «Хвалы
5. Богу на арфе деся[ти]струнной», имя десятника и имена девяти подчиненных ему мужей.


6. А при выходе их (левитов) на войну*™ напишут на их значках: «Правда Божия», «Справедливость Божия»! «Слава Божия», «Суд Божий» и далее, (по) уставу, перечисление всех имен их.
7. При вступлении их в бой напишут на их значках: «Десница Божия», «Срок Божий», «Смятение (от) Бога», «Сражение Божие» и далее перечисление всех имен их.
8. А при возвращении их с войны напишут на их значках: «Превознесение Бога», «Величие Божие», «Восхваление Богу», «Слава Божия», с перечислением всех имен их.
9. Устав значков общества (мирян) при выходе их на войну. Напишут на главном (1-м) значке: «Община Божия», на втором значке: «Станы Божий», на третьем:
10. «Колена Божий», на четвертом: «Роды Божий», на пятом: «Полки Божий», на шестом «Сонм Божий», на седьмом «Призванные
11. Богом», на восьмом «Воинства Божий», и перечисление имен их напишут по всему их уставу. При вступлении их в бой напишут на их значках:
12. «Война Божия», «Мщение Божие», «Спор Божий», «Воздаяние Божие», «Сила Божия», «Расплата Божия», «Мощь Божия», «Погибель Божия всякому суетному племени», и все перечисление
13. имен напишут на них. А при возвращении с войны напишут на своих значках: «Спасение Божие», «Победа Божия», «Помощь Божия», «Поддержка Божия»,
14. «[Р]адость Божия», «Благодарение Богу», «Хвала Богу», «Мир Божий».


15. [Длина знач]ков . Значок всего общества — длиной четырнадцать локтей. Значок т[рех колен — длиной три-на]дцать локтей.
16. [Значок колена] — двенадцать локтей. Значок десятка тысяч — одиннадцать локтей. Значок тысячи — десять локтей. Значок сотн]и — девять локтей.
17. [Значок пятидесятка — восем]ь локтей. Значок десятка — се[мь локтей …]


1. А на щ[и]те (?) князя всего общества пусть напишут его имя [и] имя Израиля, Левия, Аарона, имена двенадцати колен Израиля в порядке их рож[д]ения
2. и имена двенадцати начальников колен.


3. Устав очередности боевых полков ьа. Когда будет достаточным их войско, чтобы завершить лицевую шеренгу на тысячу человек, завязывает(ся?) шеренга, и семь чередов(аний) —
4. лица у одной шеренги, поочередно, по уставу стояния друг за другом. Все они держат медные щиты, отпо-лированные, подобно выделке
5. личного зеркала. Щит окружен витым изделием по краю, в форме обрамления искусным изделием (из) сплавленных (?) золота, серебра и меди,
6. И драгоценными камнями на узорной основе (?), иску-сным изделием мастера. Длина щита — два с половиной локтя, а его ширина полтора локтя . В их руках — пика
7. и меч-секира. Длина пики семь локтей; из этого (числа) замбк и наконечник-пол-локтя. А на замке три кольца, насеченные, как изделие
8. витое (по) краю, (из) сплавленных (?) золота, серебра и меди, как изделие искусной формы, и обрамление той (же?) формы по сю и по ту (стороны) кольца:
9. кругом — драгоценные камни на узорной основе (?), изделие искусного мастера. И колос. А замок нарезан между кольцами, сделан как
10. искусный столбик. А наконечник — белого, блестящего железа, изделие искусного мастера. И колос чистого золота посреди наконечника, и стержень (его?) к 11. острию . А мечи-секиры — отборного железа, очищенного в горне, отбеленного, как личное зеркало, искусное| изделие мастера. И (нечто) в виде колоса
12. чистого золота укреплено на нем с двух сторон, и углублениями (для стока) ровные в направлении к острию, два по сю и два по ту (сторону). Длина меча-секиры локоть
13. с половиной, и ширина его —четыре пальца, а выпуклой части — четыре больших пальца. И Четыре ладони до выпуклой части, и(бо) выпуклая часть— на ножке туда
14. и сюда (по) пять ладоней (считая рукоять?). А рукоять меча-секиры — отборный рог, искусное изделие, узорной формы, в золоте, серебре и драгоценных камнях.


15/16. И когда встанут [—], учредят эти семь шеренг шеренга за шеренгой,
16/17. [и проме]жуток (?) [ — — — т]ридцать локтей, где встанут муж[и]
17/18. [—] Лицо […]
[… а на все четыре стороны света — 28 шеренг … ]67 [№ … Лицевая шеренга (полк) раскроет проходы на 50 щитов. И выйдет один полк бойцов, держащих в руках пращи. И метнут по]

VI


1. семь раз и вернутся на свое место. После них выйдут три полка бойцов и встанут между шеренгами (обеих сторон). Первый полк метнет в
2. шеренгу врага, семь боевых дротиков. На наконечнике дротика пусть напишут: «Молния копья для могущества Божия». А на древке (?) второго напишут:
3. «Искры кровавые, чтобы валить сраженных во гневе Божием», И на дротике третьем напишут: «Пламя брони пожирает сраженных грешников на суде Божием».
4. Все эти кинут (по) семь раз и вернутся на свое место. После них выйдет два полка бойцов и встанут меж обеих шеренг (сторон). Полк
5. первый держит копье и щит, а второй полк держит щит и меч-секиру, чтобы валить сраженных на суде Божием и сломить шеренгу
6. врага могуществом Божиим, чтобы отплатить воздаянием за их зло всякому суетному племени. И будет Богу Израиля царствие, и святыми своего народа совершит он подвиг.
7/8. И семь чередов всадников пусть также стоят справа от этой (7-кратной) шеренги и слева от нее, с той и другой (стороны) пусть стоят их череды. Семьсот
8/9. всадников с одного бока и семьсот с другого бока. Двести всадников выходят с тысячей шеренги бойцов, и так же
9/10. стоят со всех б[ок]ов (общего) стана: Всего (в их числе) четыре тысячи шестьсот (всадников) и тысяча четыреста верховых животных для Мужей Устава шеренг,
10/11. которых по пятидесяти на одну (-единичную) шеренгу. И будет тех всадников (вместе) с верховыми животными Мужей Устава шесть тысяч, по пятисот от колена . Все верховые животные, выходящие
11/12. на войну вместе с бой[ц]ами, — кони мужского пола, легкие на ногу, с нежным (для узды) ртом, с долгим дыханием, мера дней которых исполнилась, приученные к войне
12/13. и привыкшие слышать голоса и видеть всевозможные зрелища. И верхом на них мужи сильные, военные, ., приученные к верховой езде, и мера
13/14. дней их — от тридцати лет до сорока пяти. А Всадники Устава пусть будут от сорока лет и до пятидесяти, и они
14/15. [ — — кольчу]гах (9), головных уборах и поножах, и держат в руках округлые щиты и пику длиной восе[мь локтей], 15/16. [ — — — ] и лук, и стрелы, и боевые дротики, и все они готовы [ — — — ] 16/17. [ — — — ] и лить кровь сражаемых за их вину. Вот они […]


[Возраст воинов от 30 лет до 45]


VII


1. А мужи Устава пусть будут от сорока лет и до пятидесяти, и Уставители станов будут от пятидесяти (/) лет я до шестидесяти (/) . А надзиратели
2. будут также от сорока лет и до пятидесяти . А все раздевающие сраженных, и собирающие добычу, и очищающие землю, и стерегущие обоз,
3. и ведающий(е?) съестными припасами — все они будут от двадцати пяти лет и до тридцати. А всякий мальчик несовершеннолетний и женщина да не войдет в их станы, когда они выходят
4. из Иерусалима, чтобы идти на войну, до возвращения их. А всякий хромой, или слепой, или плохо ходящий, или человек с вечным пороком во плоти своей, или человек, пораженный нечистотой
5. плоти своей, все эти да не ходят с ними на войну. Все они (воины) будут добровольцами на войне, совершенны духом и плотью, готовы ко дню мщения. И всякий
6. муж, который не будет чист из-за истечения своего в день войны, да не идет с ними, ибо святые ангелы — вместе с их воинствами. И пусть будет расстояние 7. меж всеми станами их и отхожим местом около двух тысяч локтей. И всякого срама, дурного дела да не будет видно вокруг всех их станов.


8/9. И когда поставят поочередно боевые шеренги навстречу врагу, шеренга навстречу шеренге, то выйдут из среднего прохода на поле между шеренгами (обеих сторон) семь
9/10. священников и сынов Аарона, одетые в платья белого виссона, полотняные рубашки и полотняные штаны, и препоясанные поясами виссонного полотна (из) крученых (нитей) фиолетового
10/11. и алого пурпура и червленого багреца и (с) рисуночными узорами, сделанными искусно, и округлые повязки на их головах — одеяния (для) боя, а в святилище пусть не
11/12. вносят их. Один священник будет ходить перед лицом всех мужей шеренги (-строя), чтоб укрепить руки их в бою. А у шести в руках будут
12/13. трубы призыва и (ли) трубы напоминания, трубы клича (сражения), трубы преследования и трубы сбора. Когда выйдут священники
13/14. на поле между шеренгами, выйдет с ними семь левитов, и в их руках семь витых рогов. И три надзирателя из левитов пред лицом
14/15. священников и левитов. И протрубят священники в две трубы пр[изыва для открытия проходов б]оевых на пятьдесят щитов,
15/16. и пятьдесят бойцов выйдут из одного прохода [ — — — пред лицом] левитов-надзирателей . С 
16/17. каждой шеренгой будут выходить по всему этому ус[таву — — — б]ойцы из проходов,
17/18. [и вста]нут меж ше[рен]г обеих (сторон) […]

VIII


1. Трубы будут издавать клич, чтобы направлять пращников, пока те не кончат метать (по) семь
2. раз. Потом протрубят им священники трубами возвращения, и те пойдут к шеренге
3. первой, чтобы встать на свое место. И затрубят священники в трубы призыва, и выйдут
4. три полка бойцов из проходов и встанут между шеренгами (сторон), а возле них мужи верховые
5. справа и слева. И затрубят священники (клич) в трубы гласом дробным (?) — знак ставить боевые череды, 
6. и отряды эти растянутся в свои череды, каждый на свое место. А когда они встанут тремя чередами, 
7. то затрубят им священники клич вторично, гласом спокойным и устойчивым, — знак к наступлению до их приближения
8. к шеренге врага, и те протянут свои руки к боевому оружию. А священники затрубят клич шестью трубами 
9. сражения, гласом резким и тревожным, чтобы управлять боем, и левиты и весь народ (держащий) рога, затрубят
10. в один голос великий боевой клич, чтобы размягчить сердце врага, и с гласом этого клича полетят
11. боевые дротики, чтобы валить сраженных. Глас рогов умолкнет, а в трубы будут
12.священники трубить гласом резким, тревожным, чтобы направлять — знак к бою, пока те не метнут в шеренгу 
13. врага (по) семь раз. Тогда протрубят им священники трубами возвращения
14. гласом спокойным, дробным, (? затем?) устойчивым. По такому уставу протрубят св[ящен]ники этим трем полкам: с 
15. первым броском затрубят [священники, левиты и весь народ, (держащий) ро]га, гласом клича
16. великого, чтоб управлять б[оем. — — — Потом протрубят] им священники 
17. тру[бами возвращения, — — — и те встан]ут (каждый) на свое место (.+) в шеренге
18. [И протрубят священники в трубы призыва, и выйдут два полка бойцов из проходов] и встанет 
19. [каждый из них между шеренгами (сторон), … И затрубят священники клич в трубы (+) с]ражения

IX


1. Начнут руки их валить сраженных. И весь народ прервет голос клича, а священники будут трубить клич в трубы
2. сражения, чтобы управлять боем; пока не будет поражен враг и не повернется тылом, священники трубят клич, чтобы управлять боем.
3. А когда те будут поражены пред ними, то протрубят священники в трубы призыва, и выйдут к ним все бойцы из среды
4. лицевых шеренг. И встанут они (по) шесть полков, и полк, (уже) находящийся в сближении (-схватке); все они — семь шеренг, двадцать восемь тысяч
5. мужей войны, и верховых шесть тысяч; все эти будут преследовать, чтоб уничтожать врага в Божией войне, истребляя
6. навек. И протрубят им священники в трубы преследования, и раздел[ятся] они против всех врагов, чтобы преследовать, истребляя. А верховые
7. догоняют по краям (поля) боя, пока не прикончат. И когда будут падать сраженные, св[ященник]и будут трубить клич издали, и пусть не входят
8. в среду сраженных, (чтобы не) оскверниться, ибо святы они, да [н]е унизят елея помазания своего священства кровью
9. суетного племени


10. Устав, как менять чередование боевых полков, устраивать стояние против [ — — ] . Качение каменьев (?) и башен
И. и (ли) лука и башен. И (действия) по только проложенному пути(?), и входящие отряды, и крылья [ — ] с [дву]х сторон шеренги, [чтобы у]страшить
12. врага. Щиты этих башен будут длиною три локтя, а пики их д[лино]й восемь локтей. Б[аш]ни
13. выходят из шеренги. Сто щитов и сто — лица башни; т[ак о]бращает башня на три лицевых страны света
14. триста щитов. И двое врат у башни, одни с[права и о]дни слева. И на всех щитах башен
15. напишут: на первой «Ми[хаи]л», [на второй «Гавриил», на третьей] «Сариил», на четвертой «Рафаил».
16 Михаил и Га-риил с[права (?), Сариил и Рафаил слева (?)].


17. И [разделитесь (?)] на четыр[е (?) отряда (?)]; засаду поставите… ]


[Ободрение пред боем: «…Ты говорил чрез Моисея, который предписал хранить в чистоте все]

X


1. наши страны, и ос[т]ерегаться всякого срамного, дурного дела. И который оповестил нас, что Ты среди нас, Боже великий и грозный, чтобы изгнать всех
2. наших врагов пред [нам]и. И научил нас с тех пор и на поколения наши, сказав: «Когда вы будете близки к войне, то встанет священник и будет говорить народу
3. так: „Слу[ш]ай, Израиль! Вы близки сегодня к войне против ваших врагов; не бойтесь, и да не слабеет сердце ваше;
4. не содро[гайтесь, и н]е ужасайтесь пред ними, ибо ваш Бог идет с вами воевать за вас с вашими врагами, чтобы спасти
5. вас»103. И [на]дзиратели наши пусть говорят всем богатырям войны, мужам щедрого сердца, чтобы укрепить (их) могуществом Божиим, и чтобы дать воспрянуть всем
6. ослабевшим сердцем, и чтобы сплотить вместе всех доблестных витязей . И то, что г[овори]л Ты чрез Моисея, сказав: «Когда настанет война
7. и земле вашей против притеснителя, теснящего вас, то протрубите клич в трубы, и будете помянуты пред Богом вашим, и спасетесь от ваших врагов» . Кто подобен Тебе, Боже Израиля, в н[ебеса]х и на земле? Кто сделает подобное Твоим великим делам
9. и Твоему крепкому могуществу? И кто подобен Твоему народу Израилю, который Ты избрал себе из народов всех земель?
10. Народу святых Завета, наученных Закону, постигнувших Ра[зум—], и слышавших славный глас, и видевших
11. ангелов святыни; отверзших ухо и слышавших глубокое, [ — — ] распростирание небес, сонма светил, и подъятие ветров, и владение Святых — хранилище [ — — ] туч. (О,) Творец Земли и законов ее разделения на пустыню и землю долинную, и всего исходящего из нее [ — — ], круга морей и слияния рек, и разверзания бездны;
14. создания зверей и крылатых (птиц), устроения Человека и порождения (?) се]мени его, смешения языков и разделения народов, расселения родов,
15. и распределения земель, [ — — — ] сроков святых и кругообращений лет, и скончаний
16. предвечных [(?) — — — ]! Это мы знаем от Твоего разума, который […]
17. [ — — — Приклони ухо] Твое к зову нашему, ибо […] […]

XI


1. «Только Твоя война, и силой Твоей руки сокрушены их тела, так что некому хоронить. И Голиафа Гефянина , сильного богатыря.
2. предал Ты в руки Давида, раба Твоего, ибо он надеялся на великое имя Твое, и не на меч и копье, ибо война Твоя; и
3. филистимлян покорял он многократно Твоим святым именем. А также рукою наших царей Ты спас нас многократно,
4. по милости Твоей, а не за дела наши, которые мы делали дурно, и поступки наши греховные. Твоя война, и от тебя могущество,
5. а не наше; и не наша сила и крепость рук делает доблестное, а только силою твоею и мощью Твоею великой доблести. Ка[к] сообщил Ты
6. нам издревле, сказав: «Шествует звезда от Иакова, встает жезл от Израиля, и разобьет пределы Моава, и сокрушит всех сынов Сифовых;
7. и будет властвовать от Иакова, и погубит оставшееся от Города, и будет враг покорен, а Израиль сотворит доблестное». Через Твоих помазанников, 8. узревших предначертания, Ты сообщил нам к[онец] войн руки Твоей, чтобы прославиться над врагами нашими, низринуть полчища Велиала, семь
9. племен суетных, рукой бедняков, искупленных Т[обою в си]ле и в мире к чудному могуществу, и оробевших сердцем — к вратам надежды. А с теми Ты поступишь, как с Фараоном,
10. и как с сановниками на его колесницах в море Тр[остни-ковом] ослабевших духом Ты возжигаешь, как огненный факел в снопу , пожирающий нечестие неотвратимо до
11. уничтожения греха Издревле Ты провозгласил ср]ок могущества руки Твоей над киттиями, сказав: «Падет Ашшур от меча не человеческого, и меч 
12. не мужеский пожрет его»


13. «Ибо в руки бедняков предашь Ты [вра]агов (со) всех земель, в руки склонившихся во прах, чтобы унизить могучих из народов, воздать по заслугам
14. нечестивым на головы (?) в[рагов Твоих], чтоб совершить по справедливости Твой истинный суд над всеми сынами человеческими, чтобы сотворить Тебе вечное имя в народе
15. [ — — — ] этими войнами и чтоб возвеличиться и освя-титься в глазах прочих племен, чтоб узнали [-]
16. [ — — — свер]шение Тобою судов над Гогом116 и всем сборищем его, собра[вшимся] к [нему -],
17. [ — — — ] ибо станешь сражаться с ними с неб[ес — — — ]
18. [ — — — н]ад ними, чтоб привести в смятение […]


[…Хвала возвращения (?) ш …]

XII


1. «Ибо много святых у тебя в небесах, и сонмы ангелов в Твоей святой обители, чтобы сл[авить имя (?) Т]вое. Избранников святого народа
2. поставил Ты у себя вм[есте (?), по чи]слу имен всего сонма их, с Тобою в Твоем святом жилище [ — — ], в Твоей славной обители.
3. И милости благословения [-], и Твой мирный Завет Ты начертал им резцом жизни, чтоб воцариться [-] на все вечные сроки; 
4. чтоб исчислить с[онмы избранников Твоих по их тысячам и по десяткам тысяч их, совокупность народа (?) святых — Твоих , [и…] ангелов Твоих, чтоб поддержать руку
5. на войне, [помочь (?)] восставшим (с) земли при судных тяжбах Твоих, — так что (?) избранникам Небес упод[обились


6/7. «Ты, Боже, г[розен] в славе царства Твоего, и община святых Твоих среди нас на вечную помощь, [чтобы] мы презрели царей, пренебрегли 7/8. и насмеялись над могучими. Ибо свят наш Господь, и Царь славы с нами, (с) народом святых могущество Его]. Сонм ангелов в числе нас,
8/9. и Могучий вои[н] в нашей общине, и войско духов Его с нашими пешими и конными, [как] тучи и как облака росы, чтоб покрыть Землю,
9/10. как поток ливня, чтоб напоить правосудием все взращенное ею. Восстань, Могучий; полони полбн Твой, Муж славы; добывай
10/11. Твою добычу, Вершащий доблестно. Возложи руку Твою на выю врагов Твоих, ногу Твою (поставь) на горы сраженных. Сокруши племена Твоих противников, меч Твой
11/12. да пожрет грешную плоть. Наполни землю Твою славой, наследие Твое — благословением. Множество имения в уделах Твоих, сребра и злата и каменьев
12/13. драгих в чертогах Твоих. Сион, много радуйся; явись с песнями, Иерусалим; ликуйте, все грады Иудейские. Отворяй
13/14. вра[та свои] всегда, чтобы вносили в тебя богатство племен, а цари их да служат тебе; и склонятся пред тобой все мучители твои, и прах
14/15. [ног твоих да лижут. Дщери] моего народа, поите громко песни, нарядитесь в наряды славы, повелевайте цар[ицам-].
15/16. [ — — — ] И(бо) Израиль воцарится навечно».


16/17. [- — — ] Могучие воины (в) Иерусалим(е?) [
17/18. [- — — ] На небесах Господь [ — — — ]121


[…А при заходе солнца в тот день (?) встанет первосвященник,]

XIII


1. и братья его с[вя]щенники, и левиты, и все старцы Устава с ним. И благословят стоя Бога Израилева и все Его праведные деяния, и заклянут
2. там (же) Велиала и всех духов его жребия. Так пусть возгласят: «Благословен Бог Израилев во всех Его святых помыслах и праведных деяниях, и б[ла]гословенны
3. все служащие Ему по справедливости, знающие Его (с?) верою».


4. «И проклят Велиал во всех своих злокозненных помыслах, и заклят он в своем греховном предводительстве, и прокляты все духи его жребия в помыслах
5. их нечестивых, и закляты они во всем своем гнусном, нечистом служении, ибо они — жребий Тьмы. А жребий Божий — ради Света
6. [? вечн]ого».


7. «А Ты, Боже наших отцов, имя Твое благословим навеки. Мы — народ [ве]чный; Завет заключил Ты с нашими отцами и утверждаешь его для их потомков.
8. на сро[к]и вечные. Во всем, предначертанном славой Твоей, память [о (?) присутствии] Твоем среди нас была помощью уцелевшим, воскрешением Твоего Завета,
9. пр[еданием (?)] о Твоих праведных деяниях и чудной мощи Твоего правосудия. Ты, [Боже, иск]упил нас ради Тебя, (сделав) народом вечным, бросил нам жребий Света
10. ради праведности Твоей. Предводителя Света назначил Ты издревле, чтобы помочь нам [—], и всех праведных духов его власти. И Ты (же)
11. создал Велиала губителем, ангелом злокозненным (мастэма). Во тьм[е (?) влас]ть его, и совет его — ради нечестия и греха, и все духи
12. его жребия, ангелы зловредные, действуют по законам Тьмы, к ней их [стремление купно. А мы, жребий Твоей правды, радуемся руке
13. Твоей могучей, торжествуем при спасении Тобою, ликуем о по[мощи Твоей и о ми]ре Твоем. Кто подобен Тебе в силе, Боже Израилев, и с
14. бедняками — рука Твоего могущества . И какой ангел И предводитель подобен помощи (от) л[ица Твоего (?). Иб]о Ты извечно предначертал Себе день битвы [ — — ]
15. […], чтобы [по]мочь Правде и истребить Грех, унизить Тьму и возвеличить Свет [ — — — ]
16. [ — — ] для вечного пребывания, для уничтожения всех сынов Тьмы и радости в[се]м [сынам Света]. 
17/18. [ — — И]бо Ты предначертал нам […]

XIV


1. Подобен огню Его гнев на божков Египта
2. И после того как они отойдут от сражения, чтобы войти в стан, пусть все они поют (ту?) хвалу возвращения. А утром выстирают свои одежды, омоются
3. от крови трупов грешников и вернутся на место своего стояния, где ставили чередами шеренгу пред тем, как пали сраженные враги. И благословят там
4. все они Бога Израилева и превознесут Его имя, радуясь совместно, возглашая так: «Благословен Бог Израилев, хранящий милость ради Завета Своего, и предначертанное
5. спасение для народа, искупленного Им. Он призвал споткнувшихся к чудному [подвигу (?)], а сонм иноплеменных собрал для уничтожения без остатка, чтобы вознести правосудием
6. оробевшее сердце, отворить уста онемевших, дабы воспели могущество Его , и руки] слабые научить войне. Он дает шатким в коленях силу стоять
7. и крепость стана — склонившим спину. Чрез смиренных дух[ом будет смирено (?) и обуз]дано (?) жестокое сердце, и чрез совершенных в пути свершится (срок) всех нечестивых племен,
8. и всем их могучим не устоять. А мы, остав[шиеся-, благословим] имя Твое. Боже милостивый, хранящий Завет с нашими отцами, так что во
9. все поколения наши являл Ты милости Твои остав-шим[ся-] во власти Велиала, и при всех Тайных кознях его не отвратили нас
10. от Завета Твоего; а его [злов]редных духов Ты укрощал пред [нами и при нечестии лю]дей его власти хранил душу, искупленную Тобой, и восставил
11. падающих мощью Твоею. А высоко стоящих Ты подсека[ешь — -]; всем их могучим нет избавителя, их быст-; рым не убежать, уважаемых ими
12. Ты обратишь на позор, и всякая суть суеты [их станет ниче]м. А мы, Твой святой народ, в Твоих праведных деяниях восхвалим имя Твое,
13. и в подвигах Твоих превознесем [-во все-] времена и вечные предначертанные сроки, при наст[уплен]ии дня и ночи, 14. на исходе вечера и утра, ибо велика п[ремудрость сла]вы Твоей, и тайны чудес Твоих в высотах [Твоих], чтоб [подни]мать к Тебе из праха,
15. и низлагать из божественных (ангелов).
16. Возвысься, возвысься, Боже божественных сил, вознесись мо[щно, Царь царей …]
17. [против (?) все]х [сы]нов Тьмы и свет Твоего величия […]
18. [ — — ] пылает, чтобы сже[чь…]

XV


1. Ибо это время стеснения для Изра[иля, предначер]танное для войны против всех иноплеменников, и жребий Божий для вечного искупления,
2. и уничтожения всякого нечестивого племени. Все го[товые] к войне пусть идут и расположатся против царя киттиев и против всего войска
3. Велиала, уготованного с ним для дня мщения, на (поле) Меча Божия.
4. И встанет первосвященник, и братья его с[вященники], и левиты, и все мужи Устава с ним, и возгласят им вслух
5. молитву срока вой[ны, как написано в кн]иге Устава для того времени, со всеми словами их благодарений. И расставит там поочередно
6. все шеренги, как нап[исано — — — ]. И будет ходить священник, предназначенный для срока мести, в согласии со
7. всеми братьями своими , и будет укреплять [ — — — ], возглашая так: «Держитесь, крепитесь и будьте доблестны.
8. Не бойтесь и не стра[шитесь, и да не слабеет сердце ва]ше, не содрогайтесь и не ужасайтесь пред ними, не
9. поворачивайте назад, и не [бегите -]. Ибо они — нечестивое общество, во Тьме все их дела,
10. и к ней стремление их — — ]; прибежище их и мужество их — как дым рассеивающийся, и всего сонма
11. их множества [ — — — ] не станет, и всякая суть их замыслов скоро будет подсечена,
12. [как цве]ток при ж[атве — — ]. Крепитесь для Божией войны, ибо этот день — срок войны
13. [пред Бо]гом против всех в[ойск Велиала (?), и су]да над всякой плотью. Бог Израилев подъемлет руку в своем чудном мо[гущес]тве
14. [на] всех духов неч[естия, — ] божественные [в]итязи перепоясываются на войн[у, — свя]тые
15. [гото]вятся ко дню [мести …]
16. Бог И[зраи]лев […]
17. чтобы отринуть Вел[иала …]
18. в его преисподней […]

XVI


1. До скончания всякого источника [нечистоты (?), ибо] Бог Израилев призвал меч на всех иноплеменных, и чрез святых своего народа совершит подвиг.
2/3. Весь этот Устав пусть исполнят они в тот [день], стоя против станов киттийских. А после того как священники протрубят им в трубы
3/4. напоминания, раскроются проходы бо[евые, и будут вы]ходить бойцы и становиться отрядами между шеренгами (обеих сторон). И протрубят им священники
4/5. клич стать з очередности, и отряд[ы будут растяги-ва]ться, становясь каждый на свое место. И протрубят им
5/6. священники вторичный клич [для сбли]жения. И когда они встанут вблизи шеренги киттиев, достаточно для метания, каждый поднимет свою руку с орудием
6/7. войны. А шесть [священников затрубят клич в т]рубы сражения гласом резким и тревожным, чтобы управлять боем; и левиты и весь народ,
7/8. (держащий) рога, затрубят [боевой кли]ч громогласно. Когда раздастся этот глас, их руки начнут валить сраженных киттиев, а весь
8/9. народ прекратит глас клича, [но священник]и будут трубить клич в трубы сражения, направляя бой против киттиев.


9/10. А когда воспрянет [Велиал] на помощь сынам Тьмы, и сраженные бойцы начнут падать согласно тайнам Божиим, и чтобы испытать ими всех предназначенных для воины,
10/11. то с[в]ященники затр[убят в тру]бы призыва, чтобы вышла в бой иная шеренга в замену, и встанут (эти) между шеренгами (обеих сторон), 
11/12. а сблизивши[мся в б]ою протрубят возвращение. И приблизится первосвященник, и встанет пред шеренгой, и укрепит
12/13. сердца их [во имя Бога и р]уки их для войны Его. 
13/14. И возгласит так: [ — — — J Свой народ Он испытывает судом (?) и не [напрасно (?] пали] сраженные средь Вас. Ибо издревле вы слыхали 
14/15. о тайнах Божиих [—]. Кажд[ому (?)] 
15/16. воздаяние […]»

XVII


1. «Он обратил их благоденствие (?) в пламень [ — — испытуемые в горниле; и заострил орудие своей войны, не затупятся до [уничтожения — ]
2. нечестия. А вы помните суд [над Надавом и Ави]удом, сынами Аарона, судом над которыми освятился Бог на глазах [всего народа, а Елеазара]
3. и Ифамара укрепил себе для завета [ — ] вечного!


4. «А вы крепитесь и не бойтесь их, [ибо] они (обречены) на провал, и впустую — стремления их, и опоры их как не б[ыло]. Не [ведают (?), что от Бога]
5. Израилева — все сущее и происходящее [ — — ] во всем происходящем, навеки. Сегодня Его срок смирить и унизить предводителя власти
6. нечестивой, и Он посылает помощь навеки, для своего [искупительного жребия, мощью могучего ангела, для предводительства Михаила в вечном свете,
7. чтоб осветить радостью д[ом (?) И]зраилев, миром и благословением ради жребия Божиего, чтоб возвысить средь божественных (сил) предводительство Михаила, а власть
8. Израиля — над всякой плотью. И возрадуется Справедливость [в] вышине, и все сыны Его Правды возликуют в познании вечности. И(так), вы, сыны Его Завета,
9. крепитесь в горниле Божием, пока не подъемлет Он свою руку, исполня горнила свои, тайны свои; чтобы вам устоять».
10. После этих слов протрубят им свяще[нн]ики, чтобы ставить поочередно полки этой шеренги. Отряды растягиваются при гласе труб,
11. пока не вста[нут каж]дый на место [свое, и] протрубят священники в трубы вторичный клич, знак к сближению. А когда подойдут
12. бой[цы ближе к ше]ренге китти[ев], достаточно для метания, каждый поднимет руку со своим орудием войны. А священники затрубят клич в трубы
13. сражения, [и левиты и ве]сь народ, (держащий) рога, затрубит боевой клич, и бойцы дадут волю рукам своим против войска
14. киттиев, [и когда раздастся гла]с [этого кл]ича, начнут валить их сраженными. И весь народ прерве[т] глас клича, но священники
15. будут трубить клич [в трубы сражения], на[правл]яя бо[й] против к[иттиев, и (будут) войска Велиа]ла [по]ражены пред ними.
16. И(так), в жребии тр[етьем одолеют сыны Света. А в четвертом скрепится войско Велиала, и бойцы начнут па]дать сраженными,
17. [согласно та]йнам Божиим [… ]

XVIII


1. [ — А жребий седьмо]й, когда подымется великая рука Божия1 2 на Велиала и на все во[й]ско, ему подвластное, поражением навеки,
2. [ — — — ] и клич святых к преследованию Ашшура; и падет Йафет, так что не встать, и киттии будут разбиты в ничто.
3. [ — — — ] Подъятие руки Бога Израилева на все множество Велиалово. В то время затрубят клич священники
4. [в шесть тр]уб напоминания, и соберутся к ним все бое1-вые шеренги и разделятся против всех с[танов китт]ийских,
5. чтобы разорить их. А когда солнце приблизится к закату в тот день, встанет первосвященник, и священники, и [леви]ты, которые
6. при нем, и гла[вы шеренг (?), и мужи] Устава, и благословят там Бога Израилева, и возгласят так: «Благословенно имя Твое, Боже […], ибо
7. возвеличился Ты для своего народа чудно, и Завет Твой сохранил для нас издревле. И врата спасения открывал нам многократно
8. ради Завета Твоего, [(?) иб]о мы отвечали по Твоей благости к нам, а Ты, Боже справедливый, творил ради имени Твоего».


9/10. [ — — ] Ты явил нам чудо из чудес, издревле не было подобного ему, ибо Ты знал предназначенное нам. Этот день воссиял 10/11. [ — -, и явил] Ты нам руку Твою, милостивую к нам, с вечным искуплением, чтоб отринуть вла[с]ть врага безвозвратно; свою руку могучую 11/12. [ — против все]х врагов наших для уничтожительного поражения и ныне мало нам дня, чтобы преследовать их множество. Ибо Ты 12. [ — — — ] сердца (их) могучих Ты оставил, так что не устояли. У Тебя могущество, и в Твоей руке война, и никто
13. [не воспротивится; — — — ] сроки в Твоей воле, и воздаяние. [—]. Ты срываешь [… ]»


[«Ты, Боже, грозен в славе царства Твоего, и община святых Твоих среди нас на вечную помощь, чтобы мы презрели царей, пренебрегли]

XIX


1. [и насмеялись над м]огучими. Ибо свят наш Всемогущий, и Царь славы с нами, и в[ойско духов Его с нашими пешими и конными,]
2. [как тучи и как облака ро]сы, чтоб по[к]рыть Землю; как поток ливня, чтоб напоить правосудием в[се взращенное ею. Восстань, Могучий;]
3. [полони полбн Твой, Муж славы: добы]вай добычу Твою, Вершащий доблестно. Возложи руку Твою на выю врагов Твоих, и но[г]у Твою [(поставь] на горы]
4. [сраженных. Сокруши племена Твоих противников], меч Твой (да) пожрет (их) плоть. Наполни землю Твою славой, наследие Твое — благословением. М[ножество имения]
5. [в уделах Твоих, злата и каменьев драгих в] чертогах Твоих. Сион, много радуйся; ликуйте, все грады Иу[дейские. Отворяй]
6. [врата свои всегда, чтоб вносили в тебя] богатство племен, а цари их да сл[у]жат тебе; и склонятся пред тобой [все мучители] твои
7. [и прах ног твоих да лижут. Дщери] моего [на]рода, воспойте громко песни, нарядитесь в наряды славы, пове[л]евайте царицам.
8. [—]. И(бо) Израилю — [в]ечное царствие!»
9. [ — — ]Та н[о]чь для покоя до утра. А утром придут на место шеренги (-боя),
10. [где ви]тязи киттиев, и множество Ашшура, и войско всех племен, собравшихся с [ними], сраженные,
11. [ — — ] пали там на (поле) Меча Божия. И приблизится туда пер[во]священник [ . . . ]
12. [ — и в]оины и все главы шеренг и подчиненные [их …]
13.[ — где па]ли [сра]женные китти[и, и восх]валят там Бога [… ]

ДАМАССКИЙ ДОКУМЕНТ

занимает особое место среди памятников, созданных в кругу сектантских общин «Нового Завета». Он был найден среди рукописей, поступивших в библиотеку университета Кембриджа из генизы Старой синагоги Каира в 1896—1897 гг.
Заслуга открытия принадлежит английскому ученому Соломону Шехтеру, который, работая над систематизацией и изучением большой коллекции рукописей, поступивших из Каирской генизы в библиотеку университета Кембриджа (Великобритания), в 1906 г. остановил свое внимание на двух небольших отрывках еврейских рукописей. Непосредственное знакомство с содержанием сразу показало их отличие от памятников средневекового происхождения, вместе с которыми они находились. Как все документы и книги, попавшие в свое время на хранение в генизу, они представляли изношенные и непригодные к дальнейшему использованию части когда-то полных сочинений. Вместе с остальными материалами из Старой каирской синагоги эти документы вошли в Коллекцию Тэйлора—Шехтера (Taylor—Schechter Collection) и носят шифры T.S. 10 Кб и T.S. 16 311. В науке они обозначаются условно как тексты А (больший фрагмент) и В (меньший). Подробное их описание содержится в их первом издании, здесь мы сообщим о них вкратце лишь наиболее важные сведения. 
Текст А состоит из 8 листов — 16 страниц, сплошь заполненных текстом. Размер листов 21×17,5 — 18см. Первые четыре листа содержат по 21 строке текста, последующие— по 23 строки, однако последние два листа сильно повреждены, так что нижние их строки отсутствуют, как видно в переводе. 
Язык текста древнееврейский, близкий языку поздних книг Библии. Почерк рукописей восточного характера. По палеографическим признакам текст может быть датирован X в. н. э. Первые четыре листа сохранили свой текст, по-видимому, полностью, в остальных четырех замечаются лакуны. 
Текст В представлен одним листом размером 34×20 см. Почерк его ближе к курсиву, по палеографическим признакам этот фрагмент можно отнести к XII в. Некоторые слова в нем снабжены гласными знаками. По содержанию текст В совпадает с частью текста А (стр. VII—VIII), но повторяет его не в полном соответствии, а с дополнениями и вариантами, которые очень важны по своему значению (см. ниже комментарий). 
Анализ языковых форм и орфографии списков А и В, выполненный после открытия кумранских рукописей французским ученым Ж. Карминьяком1, позволил этому исследователю сделать следующие выводы: оба текста в целом восходят к общему прототипу сочинения в авторской редакции. Ближе к ней версия А, которая лучше связана с предшествующим контекстом. Расхождения в тексте параллельных мест в большинстве случаев объясняются простыми ошибками переписчиков, вульгаризмами и различием в орфографической традиции. Версия А особенно изобилует ошибочными чтениями копииста. В двух случаях он произвел неправильную вставку в контекст2. Лишь изредка, по мнению Ж. Карминьяка, можно заметить сознательную переработку оригинала, вызванную теологическими или историческими соображениями, мотивы которых предстоит еще выяснить. Наличие таких переработок показывает, тем не менее, что один из списков (А) восходит непосредственно к авторскому тексту, другой же представляет результат работы над ним опытного редактора3
В 1910 г. С. Шехтер издал найденное сочинение на языке оригинала с английским переводом, комментариями и введением, с приложением таблиц с образцами письма. Публикация вызвала большой интерес и немедленный отклик, выразившийся в переводах на другие языки и в исследованиях, авторами которых были выдающиеся гебраисты и семитологи. Можно назвать среди них имена Р. Чарльза, И. Леви, М. Лагранжа, Л. Гинзберга, Л. Роста и знаменитого историка древности Э. Мейера4. Хотя в вопросе датировки сочинения мнения расходились, однако значительная часть ученых вместе с издателем относила его к периоду двух последних веков до начала новой эры. Происхождение текста они связывали с кругами, оппозиционными ортодоксальному иудаизму фарисейского толка. По особенностям содержания и самоназванию общины, создавшей сочинение, оно получило название «Дамасский документ» или «Садокидский документ» (сокращенное обозначение — CD). Иногда заглавие раскрывается издателями и переводчиками более полно, например: «Новый Союз (Завет) в земле Дамаска»5.



1 Carmignac. Comparaison. 
2 Именно: VII, 9-XIX, 6; VIII, 2-XIX, 4. 
3 «Provient d’un correcteur assez habile», c. 67.
4 См. библиографию.
5 Verber. Kumranski rukopisi, c. 99, 403.



К своему изданию Шехтер приложил лишь две фототаблицы с образцами каждого текста в отдельности. Передача им оригинала не был вполне совершенной, так как некоторые места он не смог прочесть отдельных же случаях передавал текст неверно или неполно1. Нужно отметить также, что дошедшие до нас списки содержат места, в которых переписчик явно допустил ошибки. Причины недоразумений двоякого рода: 1) переписчик X в. некоторые фразы не понимал, поскольку автор передавал свои мысли бегло, иногда лаконично, времени и среде переписчика они были чужды; 2) либо сам переписчик, либо его предшественники, копируя древний список, ошибались в буквах и словах Так, они путали в «кумранском» почерке waw (w) и yod (у), het (h) и he (h), две почти слившиеся буквы читали как одну, неверно делили текст на части2. В свою очередь, возникшие таким образом неправильности и шероховатости текста исправлялись издателями и переводчиками очень часто сообразно личному осмыслению содержания3. В нашем переводе мы стараемся всячески избегать переделок текста, восстановления лакун и изменения начертаний слова, кроме тех случаев, когда они подсказаны грамматикой и палеографией древних и средневековых рукописей. Все такие случаи непременно указываются в комментарии. 
В 1952 г. американский исследователь С. Цейтлин издал оби кембриджские версии факсимиле в сопровождении пространного введения, объясняющего его точку зрения на характер и происхождение памятника4
Открытие и публикация свитков из 1-й пещеры района ‘Айн-Фешха — Хирбет-Кумран поставили Дамасский документ на его настоящее место. Содержание, основные идеи, личность Праведного наставника, упоминаемая в тексте, язык в целом и отдельные термины и выражения вводят его в литературу кумранской секты. Но помимо того, фрагменты Дамасского документа в 1952 г. были найдены в пещерах 4-й, 5-й и 6-й5. Два списка из 5-й и 6-й пещер, по почерку датируемые второй половиной I в. до н. э. и первой половиной I в. н. э.6, содержат небольшие кусочки текста. Четыре фрагмента списка из 6-й пещеры совпадают с текстом CD IV—VI. Самый большой соответствует CD V, 18—VI, 2, но и в этих немногих строках сохранилось лишь по несколько слов. 5-й фрагмент содержит часть предписания, отсутствующего в кембриджских списках CD7. Два маленьких фрагмента 5-й пещеры


1Примеры даются в предисловии к изданию Цейтлина (Zeitlin. Zadokite Fragments, с. 6).
2Специальные примеры здесь не приводятся, так как все подобные случаи. как точно 3устанавливаемые, так и предполагаемые, отмечены в комментарии.
4 Образцы отдельных исправлений см. Zeitlin.Zadokite Fragments, с. 29—31.
5 Zeillin.Zadokite Fragments.
6 Travail, c. 55, 61. Milik. Dix ans, c. 35. Burrows. ML, c. 107.
7 DJD, HI, c. 128, 181.
8 DJD, III, c. 128.


дают текст соответствующий CD IX, 7-10 и также часть неизвестного предписания1. В 4-й пещере оказались фрагменты семи рукописей Дамасского документа. По остаткам видно, что их текст полнее, чем в спискаах Каирской генизы как в дидактическом вступлении, так и в зако дательной половине. Вводная часть сохранила начало или, во всяком случае, текст, предшествующий вступлению в кембриджской версии А. Потом следует текст, параллельный страницам I— VIII и XIX — XX версии В. Затем текст продолжен неизвестным до сих пор отрывком к которому примыкает текст, соответствующий страницам XV — XVI после чего продолжение согласуется со страницами IX — XIV. В двух рукописях уцелело окончание сочинения, там читается: «И вот перечень законов (ham-mispatim), которые пусть исполняют (букв.: делают) во всякий период (или: во все периоды)…» Но далее еще следуют заключительные слова: «к (или: на) толкованию Торы (Пятикнижие) последнему»2. Эти фрагменты также выявляют многие пункты регламента, до сих пор неизвестные3. Они содержат законоуложения и литургию на торжество возобновления Завета в праздник Пятидесятницы. Таким образом, открытые в пещерах фрагменты помогают восстановить первоначальный план произведения. К сожалению, списки 4-й пещеры не изданы полностью и потому использованы в настоящем издании частично. 
Если основываться на композиции сочинения, представляемой рукописями 4-й пещеры, то первоначальный план законоуложения имел следующий вид4
1. Правила вступления в Новый Завет (Союз) и относящиеся к ним поучения. 
2. Судебная организация: привлечение свидетелей, судьи. 
3. Обряды: ритуальные омовения; соблюдение субботнего покоя; различные предписания; правила ритуальной чистоты. 
4. Организация общины: местные организации; верховный надзиратель; обязанности службы в общине. 
5. Уголовный кодекс. 
В нашем издании мы следуем порядку изложения средневековых списков Дамасского документа, согласно публикациям Шехтера — Рабина. К этому нас вынуждает невозможность лично ознакомиться с оригиналами версий из пещер, без изучения которых трудно предпринять новую систематизацию материала. В композиции как кембриджских, так и кумранских списков отчетливо выделяются две части:


1 DJD III . с. 181. 
2 Travail, с. 61.
3 Несколько таких фрагментов были опубликованы предварительно до издания полного свода отрывков, найденных в 4-й пещере, см. ниже перевод 4Q Dа
4 Carmignac,Textes II с. 133.



1) проповедь (Admonitio) с кратким изложением истории общины теоцентрической основе; 2) правовое уложение. Расхождения в последовательности расположения законодательного материала между изданием Шехтера и списком 4 Q Da говорят скорее всего за то, что уложе-ния отдельных самостоятельных разделов права могли группироваться по-иному в различных копиях правового документа. Мы переводим веп. сию, изданную Шехтером, и потому следуем ее порядку. 
Как все остальные, обнаруженные в пещерах произведения, Дамасский документ ставит перед кумрановедами ряд проблем. Документ входит в ту группу памятников, которая наиболее полно раскрывает систему организации и идеологию общины, причислявшей себя к «сынам Света», «избранникам Божиим», «простецам», сохранившим наиболее ценное в еврейском народе, «истинный Израиль», который предназначен к спасению в ожидающем мир катаклизме. Это ставит его в один ряд с Уставом из 1-й пещеры и дополнениями к нему, так называемыми «Двумя столбцами» (1Q S и 1Q Sa). Более того — перед нами единственный известный до сих пор памятник секты, который сознательно дает набросок связной, действительной или вымышленной, ее истории. 
В связном виде история организации, как она излагается в самих текстах, выглядит следующим образом. Через 390 лет после разрушения Первого Храма и падения Иудейского государства (586—587 гг. до н. э.) в результате нашествия Навуходоносора, царя Вавилонии, среди заблудших и деморализованных, по мнению автора, остатков еврейского народа, выделяется группа светских людей — «Израиль» в терминологии общины — и жрецов — «Аарон», которые стремятся обновить завет-союз с Богом1. В течение 20 лет они пребывают в стадии становления, не могут «нащупать пути», т. е., по-видимому, составить определенной программы и плана действий. Тогда Бог, уверившись в искренности их покаяния, посылает им Праведного наставника2. С помощью библейских текстов, взятых главным образом из книг пророков и Пятикнижия, выясняется, что праведный наставник увел своих последователей в «страну Дамаска», где они вступают в «Новый Завет», т. е. заключают новый союз с Богом. Старый Завет был дан древним избранникам, которые перечислены на страницах II — III текста рукописи А. Таковы Ной, Авраам, Исаак, Иаков и Моисей. Старый Завет был нарушен и продолжает нарушаться массой народа, несмотря на Тору — Пятикнижие, дарованную народу через посредство Моисея, не раз упоминаемого в книгах Кумрана3. Мы узнаем также, что члены Нового


1В исследовании социальных проблем истории общины можно выделить сборник докладов специальной научной конференции, состоявшейся в Лейпциге в ре 1961 г. См. библиографию: QP 
2Отождествлению личности Праведного наставника посвящена большая литература, см.: Амусин,Рукописи, с. 87—96, Амусин.Община, с. 176—178.
3 Ср. текст «Слова Светильные» (4Q Dib Ham).



гонениям и находились в опасности из-за преследований со стороны лица (или лиц), называемого «Человек глумления» или «Человек лжи», «Лжец» (CD I, 14 ср. 1Q р Hab II, 1—2). Особенно интенсивный период преследования со стороны «людей войны» длился 40 лет т. е. в течение одного поколения, согласно обычной библейской хронологии. Уже обосновавшись в Дамаске, группа испытала отпадение учительной части своих членов (CD, I-II, XIX, 33-34). В Документе сказано, что эти нечестивцы не будут занесены в списки членов обшины и не будут считаться ее членами со дня «приобщения», т. е. смерти Праведного наставника и до появления помазанника (Мессии?) из Аарона и из Израиля (CD, XIX, 24 — XX, I). Списки членов общины возобновлялись периодически, как мы знаем из Устава (1Q SV, 23-25, ср. 1Q S VI, 22 и CD XIII, 12; XIV, 4—5). Когда и где умер Наставник обшины — неизвестно, но кончина его скорее всего естественна, о чем говорит само выражение «приобщился к своим предкам». Из Толкования на кн. Аввакума (Хаваккук) мы узнаем дополнительно, что он был преследуем кем-то, кто назьшается «Нечестивым жрецом», «Человеком лжи», и что к этому равнодушно отнеслись лица, именуемые «Домом Авессалома» (1Q р Hab VIII, 8; II, 2; VIII, 15— 16). Это все, что реально известно о «Праведном наставнике», если не считать еще и того, что многие ученые признают его автором Благодарственных гимнов, другими словами, приписывают ему поэтический талант1
Таким образом, как будто выясняется место действия — город (область) Дамаск; время действия — около 200 г. до н. э., через 390 лет после взятия Иерусалима. Современное определение даты взятия Иерусалима войсками Навуходоносора — 586 г. или 587 г. до н. э. Хронология секты и хронология того времени вообще могла вести счет годам, расходясь с календарем современной научной историографии2. Однако эти расхождения вряд ли превысят десятилетие, особенно если принять во внимание, что сектанты издавна вели счет по солнечному календарю, о существовании которого говорит нам кн. Юбилеев. 
Один из самых важных вопросов, связанный с историей кумранского общества — вопрос о том, как его хронология соотносится с датами, принятыми современной исторической наукой. Некоторые ученые, переносящие на секту данные, полученные из так называемой раввинистической литературы3, указывают на то, что древние хронисты, в частности Йосе, автор хроники «Порядок мира», считали срок от


1 См А»»~введение к 1Q Н. 
2 См. Амусин Община, с. 179, с. 259, примеч. 259.
3 Сюда относятся Мишна, Гемара и сопутствующие им произведения. Выразителем этого направления в кумрановедении можно назвать X. Рабина. Эта мысль выражена как в издании Дамасского документа (см. ниже «Библиографию»), так и в других его работах. См. например: Yahad, Haburah and Essenes, с. 104—122; Его же. Qumran Studies


возникновения до конца деятельности Второго Храма в 490 лет и 70 л насчитывали между разрушением Первого Храма и началом постройки Второго — период «вавилонского пленения»1. С нашей точки зрейния методически неправильно представление законотолкователей Мицщы позднейшего периода, держащихся устной традиции, устной легенды весьма далеких от научного мышления в современном смысле слова, автоматически переносить на жреческую коллегию, опирающуюся ва письменную традицию, внимательно следящую за списками генеалогии своих родов и обладающую солнечным календарем2 . 
Как бы то ни было, если мы принимаем отсчет в 390 лет в бук-вальном смысле, то время зарождения секты — канун Маккавейского восстания3
Наконец, в истории секты, по Дамасскому документу, мы имеем и главного героя — Праведного наставника. 
Главная проблема источника, из которой вытекают почти все остальные, заключается в вопросе: реальна ли история, упоминаемая в приводившихся текстах, или же это — символическое обозначение неких событий, развивавшихся в зашифрованном месте в зашифрованное время? Реально ли историческое лицо — Праведный наставник, известно ли оно или безымянно, или это вообще — эсхатологическая фигура, сверхъестественный образ? 
Все эти сомнения и предположения возникали на том основании, что, действительно, и в этом, и в других памятниках кумранской общины авторы избегают упоминаний собственных имен и географических названий. Но не везде и не всегда. В отрывке Толкования на кн. Наума упоминаются Антиох и Деметрий и «цари Греции» (Йавана), Иудея и Иерусалим; народ Израиля, Иуда и Иерусалим упоминаются в ряде памятников и соответственно обозначают еврейский народ, его страну и ее столицу. Как уже было видно, вождь или вожди секты величаются почетными прозваниями, а их антагонисты обозначены эпитетами «Нечестивый жрец», «Лжец», «Яростный лев»4. Эти имена воспринимаются как «х», под который сведущий человек может подставить нужное имя.


1 Zeltlln. Zadokite Fragments, c. 19—20; Vaux. A propos des Manuscrits Mer Morte.
2 CM. Travail, c. 24—25. Специальное исследование календаря ессеев: Calendar Reckoning of the Sect; Jaubert. Date de la Сёпе. Амусин.Обшина, с. 164. Ср. I. Хр. 5:27 — 6:38; 9:10 — 34; 16:37 — 42; 23:3 — 25; 31; ср. Неем 10:35.
3 Как точную дату 390 лет принимает X. Шэнфэяд. Происхо;кдение хасидейской среды предположили О. Бартелеми, Ж. Милик, X. Раули, К. И. Майер и др. ученые. Burrows. ML, c. 191—194.
4 4Q р Nah fr. 3—4, 1, 5; 4Q pHosb fr. 2, стк. 1—2. См. Тексты, с. 213, 241 Амусин, Отражение событий I в. до н. э.


Описание поступков обращенных с пути греха праведников или нераскаявшихся грешников тоже не отличается конкретностью: грешили… отступали… нарушали… преследовали… угрожали… и т. д. Или наоборот: обратились… вспомнили Завет… построили «Истинный Дом» и т. д. Объяснение такому явлению напрашивается само собою, ли учесть, что вся литература секты — литература обличительная по своему направлению. И обличает она лиц, стоящих у власти. Это дает основание для преследований со стороны обличаемых, и отсюда возникает потребность маскировки. Интересно, что Навуходоносор и его деяния названы вполне определенно, потому что события — давние, враждебные политические силы ушли в прошлое безвозвратно. Точно так же, Антиох и Деметрий упомянуты под собственными именами, потому что к моменту записи Толкования на кн. Наума 1они уже — герои истории. Их сменили скорее всего Хасмонеи, или Ироды, либо римские прокураторы, в зависимости от времени написания основной части текстов. 
Датировку, найденную в самом источнике, многие ученые считали условной, придавая неверное в данном контексте значение предлогу l (lе) в выражении le-titto ‘otam…, который здесь, по нашему мнению, вводит обозначение даты: «по предании их в руки Навуходоносора, царя Вавилона…» (CD, 1, 6), что является обычным для семитских языков. Двусмысленно употребление в начале этой фразы слова beqes, которое может означать «в конце», но может значить «в период», т. е. не тогда, когда окончился гнев Божий, а пока он еще длился2. Если принять второе значение, как предложил И. Рабинович3, то получится, что события происходят в период «вавилонского плена». Эту идею развивает и дополняет в своей специальной статье видная исследовательница кумранского календаря А. Жобер4, которая тоже относит возникновение Дамасского документа ко времени изгнания в Вавилон. Дамаск она считает условным обозначением Вавилонии, а прозвище «Праведный наставник» — псевдонимом Эзры. Однако большинство исследователей согласны в том, что не следует малоясные события истории кумранцев переносить в VI-V в.в. до н.э. с историческим фоном которых жизнь секты трудно согласовать в целом и в частностях. Период в 390 лет К. Фрич 5 а за ним и другие, считают простым заимствованием числа, названного Иезекиилом (Иез. 4:5): «Триста девяносто дней как ты будешь нести вину дома Израиля»6. Иные видели в этой цифре, одиннаковой в Дамасском документе и у Иезекиила, перенесение в


1 О датировке толкований см.: Тексты, 1, с. 82—83, 209—212; 234—239. 
2 См. ниже комментарий к этому месту. Qes в кумранских текстах как правило значит «пора», «время», «период».
3 Rabinovitz. Reconsideration of «Damascus» and «390 Years».
4 Jaubert. Pays de Damas
5 Qumran Community 
6 Число дней символически соответствует числу лет нечестия.


«пророческую» хронологию числа 39 ударов, назначаемых преступнику уголовным кодексом Пятикнижия в случаях, не подлежащих смертной казни. Подобный подход позволяет его последователям при расшифровке символических обозначений переносить дату на любое желаемое по ходу соображений время. Следует отметить, что большинство толкователей тем не менее не выходит при этом за рамки II — I вв. до н. э. 
Так же обстоит дело со «страной Дамаска». Не только И. Рабинович и А. Жобер, но и некоторые другие 1 расшифровали ее как обозначение колоний, эмигрировавших из Иудеи в Ассирию и Вавилонию. Переводчик кумранских текстов на английский язык Т. Гастер счел этот географический термин чисто фигуральным, символически представляющим упоминаемое пророками «пребывание в дикой пустыне», которое требуется ради выполнения пророчества Амоса 5:27: «Я вас переселю далеко за Дамаск». В то же время Р. Норт указал, что название «Дамаск» отлично может подходить к обозначению Набатейского государства, которому Дамаск принадлежал в течение большей части того времени, к которому относятся рукописи Мертвого моря в целом2. Мнение о реальности эмиграции в Дамаск разделили такие специалисты, как Ж. Милик, Ж. Старки, К. Фрич и другие3. Территория Набатеи по временам охватывала и западный берег Иордана, включая район Вади-Кумран. По мнению М. Барроуза, допустимо предполагать также, что истинное положение вещей могло соответствовать даже обеим крайним точкам зрения, т. е. поселение сектантов в Вади-Кумрая имело целью осуществить приведенное выше пророчество Амоса, и для этого они выбрали Иудейскую пустыню, территория которой принадлежала набатеям4
Большая часть исследователей кумранской общины перемещает центр тяжести на чисто религиозные интересы организации и, исходя из них, пытается уяснить обстановку, в которой она сложилась. Между тем община людей «Нового Завета» ставила себе задачей также переустройство общества здесь, на земле, на новых, более справедливых, началах5. Эта задача отражена и в Дамасском документе, что показывает его законодательная часть. Общество, подчиненное регламенту, описанному в Дамасском документе, не является «монашеским» общежитием, как то, которым руководил Устав6. Люди живут семьями в домах, производят ремонт своего жилья, нянчат детей, пасут скот, торгуют плодами земледелия и скотоводства на рынке, где продают и покупают


1 Обзор по вопросу см. Burrows.ML, с. 191—194.
2 North. Damascus of Qumran Geography. I Milik. Dix ans, c. 34; Starcky. Quatre etapes; Fritsch. Qumran Community Jauben. Pays de Damas.
3 Burrows.ML, c. 220. Шифман.Набатейское государство, с. 9—10, 20—-21. 24,43.
4 См. Устав, введение, с. 206—208.
5 Устав, табл. V—IX.
6 Устав, табл. V-IX


также иноверцы и не члены общины, вступают в деловые связи между обой и владеют рабами, которым тоже открыт доступ в организацию. Они не святые, а обыкновенные люди, от которых можно ждать присвоения чужого добра, клеветы на ближнего, ссоры с соседом, нарушения субботы и прочих неблаговидных поступков, против которых выступает Закон. Но они чувствуют себя не обычными городскими или сельскими жителями, они — лагерь, подчиненный единому начальнику — инспектору и организованный тем же порядком, что древнее войско евреев, завоевавшее Палестину, согласно описанию Пятикнижия. 
Члены общины производят отчисления в пользу более бедных членов организации, содержат вдов и сирот, обязаны обращаться лишь к суду своего общества. 
Период, наступивший через 390 лет после гибели первого Иудейского государства, соответствует по своей политической обстановке тем условиям, в которых могла сложиться и выработать основы своего учения своеобразная секта общины «сынов Садока». Конечно, нельзя исключить вероятность того, что сама цифра является округлением ± известного количества лет, близкого числу, названному Иезекиилом. Основу секты естественнее всего видеть в хасидеях, принимавших участие в освободительной войне против захватившего страну эллинистического государства Селевкидов1. В дальнейшем эта группа борцов неизбежно должна была вступить в борьбу с порядками, установленными первыми Маккавеями. Уже Иуда Маккавей принужден был преследовать своих политических противников внутри страны и делал это, прибегая к жестоким средствам2. Организация, связанная корнями своего мировоззрения с Иудеей, вернее всего могла искать прибежища в стране, близкой по территории, родственной по культуре и языку, соединенной караванными путями с родиной3. Дамаск отвечает этим условиям, и нет ничего удивительного, что сирийские и набатейские правители предоставляли политическое убежище противникам своих врагов. Значение Дамасского документа заключается в том, что верная интерпретация его текста может помочь правильно разместить во времени и пространстве остальные памятники кумранской письменности. 
По вопросу об отношении Дамасского документа к другим сочинениям кумранской общины существуют различные мнения. Многие ученые склоняются к тому, что Дамасский документ написан позже Устава4. Формальным доказательством служит отсутствие упоминаний о фаведном наставнике в Уставе и «Двух столбцах» (1Q S и 1Q Sa).


1Упоминаются в I Макк 2:29—44. 
1 I Макк, 3:8.
1Роль Сирии в истории этого времени особенно выделяет Danielou.Manuscripts c. 3-116. 
1Амусин. Община, с. 72—73, 105. Butler. Chronological Sequence, c. 533-534


Предполагается, что указанные сочинения возникли до его выступл в роли руководителя общины 1. По гипотезе Ж. Милика, Правед наставник является автором Устава, «Гимнов» и Дамасского документа в их основных частях2. Из самих произведений видно, что они ото * жают общественные отношения двух особых ветвей внутри одной опга низании, поэтому они могли возникнуть в одно и то же время3. Эволюцию мессианских представлений общины, которые свидетельствуют об изменениях ее внутренней структуры от Устава к Дамасскому доку менту, предлагает Дж. Ф. Прайст4
Вопрос о датировке любого памятника из кумранских пещер вряд ли можно разрешить с полной достоверностью и без разногласий. Теоретически Дамасский документ и Устав могли возникнуть параллельно в одно время: Устав — как собрание правил для изолированной общины аскетов, Дамасский документ — как свод поучений и предписаний для общества единомышленников, проживающих общинами, но с обычным семейным и хозяйственным укладом в городах и селениях Палестины и за ее пределами. Хотя они должны были жить, помогая и поддерживая друг друга, тем не менее у них существовали свои семейные очаги. Но такое предположение об одновременном возникновении и распространении той и другой систем нам кажется искусственным, так же как представление о том, что Устав отражает первичную схему общества, которое затем выделило общественные группы, отказавшиеся от аскезы и зажившие обычной жизнью иудейской общины, лишь более строго соблюдая нормы Пятикнижия. Регламент Дамасского документа постоянно ссылается на Пятикнижие и учение Моисея как на единственный источник своих постановлений, в котором находится перечень (perils) всего, что требуется, с точным скрупулезным объяснением (meduqdaq). Если бы Дамасский документ зависел от Устава, то он приводил бы ссылки на него, согласно своей системе изложения. Если Устав не ссылается на Дамасский документ, то это вполне понятно. община, живущая более строгой, совершенной, с ее точки зрения, жизнью, не признает авторитетом нормы менее совершенного уклада, хотя и использует в своей организации часть этих норм, из которых она исходила в зародыше своего существования. Мы не можем согласить с той категоричностью, с которой некоторые исследователи устанавлв вают зависимость и прямое заимствование из Устава для Дамасского документа5. Для этого нет прямых доказательств. С таким же успехом можно соответствующие параграфы Устава считать заимствованием из


1 См., например: Molin. Sdhne des Lichtes, с. 100, 109.
2 Milit. Dix ans, с. 58.
3 Miltk. Dix ans, c. 58—62. Ср. также: Schubert. DSC, c. 43-44. Амусин, Община, с. 179—180.
4 Priest. Mebaqqer. 
5 Амусин. Община, с. 5.


Дамасского документа. Во всяком случае мы убеждены в том, что гражданское общество выделяет агентов общежития «монастырского» типа, а не наоборот. О множественности поселений ессеев с домашним укладом свидетельствует Иосиф Флавий. Распространенное в кумранских источниках название для поселений сектантов — «стан», «лагерь». Термин, безусловно, взят из кн. Исход. Он был усвоен хасидеями, участниками маккавейских войн, и использован ессейскими организациями обоих типов, указывая на то, что их участники — воины в походе, ожидаюшие своего часа победы. 
Не имея возможности остановиться на этом вопросе детально, мы отмечаем здесь, что, по нашему предположению, Дамасский документ отражает начальный период в истории организации, когда ее руководители еще видели возможность создать массовое движение, на основе которого реорганизуется иудейское общество в целом1. Для этого времени характерны прием прозелитов (gerim) как в раннем христианстве, обращение рабов, сосредоточение реальной власти в руках администрации секты, которая имеет возможность применять к нарушителям закона даже смертную казнь2. Такие основы жизни общины могли реально сложиться в период подъема народной борьбы за освобождение от власти Селевкидов и до укрепления единой государственной власти Хасмонеев. Конечной целью этой борьбы сектанты считали изменение общественного порядка не только в эсхатологической перспективе, но и вполне реально в результате осуществления идеального правопорядка после освобождения от завоевателей. Отражением этой идеи является Приложение к Уставу (1Q Sa). Создание и укрепление хасмонейского государства положило конец подобным иллюзиям и вовлекло их приверженцев в конфликт с официальной властью, вынудившей их покинуть на время подчиненную ей территорию. Новое положение вещей постепенно преобразило первоначально относительно широкое движение в узкую религиозную секту, осуществляющую спасение немногих путем аскетического самоограничения в условиях строгой изоляции от остальной части иудеев. Остатки прежней структуры сохраняются в виде групп «сочувствующих», связанных с «монашествующими» организациями роисхождением, общими принципами идеологии и стремлением


1 К раннему периоду в истории секты относит Дамасский документ X. Раули, который также связывает происхождение секты с движением хасидеев. (Rowley. Zadokie Fragments, сю 68-79. Toro же мнения П. Вернберг-Мёллер, И. Майер и др. Maier. Texte, I, с. 46 См. также Butler Chronological Sequence, c. 532, примеч. с. 43. 
2 См. ниже перевод и комментарии страницы IX, 1, 6; X, 1; XII, 10—11; XIV, 4-5. Г. Молин считает, что существование организации за пределами Палестины, в элинизированном Дамаске, предоставило ей те же права самостоятельности, в том числе и право смертной казни, какими пользовались греческие города на Востоке (Molin. Sohne des Lichtes, c. 109).


сохранить хотя бы частично прежние пережитки в условиях жизни 1
Именно Дамасский документ соединяет в один комплекс своеобразные идейные движения, как ессейство с его ветвью» в античный период и средневековое караимство в начальны период его существования2. Последнее объясняет, почему это произ дение дошло до нас в составе средневековых источников, сохраненные Каирской генизой. 
При определении предположительной даты создания Дамасской документа мы исходим из того, что он отражает ранний период суще ствования секты, охватывающий первые десятилетия хасмонейской династии. В то же время там упоминается кн. Юбилеев, возникшая, ка| обычно думают, не раньше Второй половины II в. до н. э.3 Учитывая это, мы предполагаем, что, хотя законодательные части книги относятся к первой половине II в. до н. э., но в целом она сложилась окончательно позднее, может быть около 130—120 гг. до н. э. Вероятнее всего, ее создание было вызвано потребностью, возникшей после смерти Праведного наставника, использовать пример его деятельности и учения дня наставления современных автору и будущих поколений сектантов. В таком случае юридическая основа текста старше Устава, но Документ как целое несколько моложе 1. Ссылка на кн. Юбилеев может принадлежать и к более поздним редакциям сочинения, поскольку оно дошло до нас в списке X в. н. э. 
О времени создания Дамасского документа свидетельствует совокупность признаков. Сюда относятся дата, предлагаемая самим источником; упоминание Йавана (Греции) с колониями; упоминание «главы царей Йавана», которым, согласно библейской фразеологии, может быть лишь царь греческого происхождения, но никак не другой властитель. Об эллинизации Востока говорит сравнение «путей», т. е. обычаев иноземцев с «ядом драконов», поскольку чужеземные нравы были при несены в Палестину греко-македонскими завоевателями. Раскрытие это го сравнения с помощью толкования связывает такие обьяаи с «гла царей Йавана» (см. перевод и комментарий). Поэтому нам кажутся справедливыми слова одного из исследователей о том, что все в тексте Дамасского документа дышит эпохой эллинизма.


1 См. ниже перевод и введение 1Q Sa. Иосиф Флавий.Иуд. война, II, 8
2Разумеется, если только общие пункты в юридических нормах караимства и Дамасского документа не внесены в последний переписчиками-караимами, как на это указал П. Р. Вейс. Но, может быть, публикация фрагментов из 4Q внесе в этот вопрос.
3 См. кн. Юбилеев, с. 36—37; Kahana, I, с. 217—218. 4 См. 1Q S, введение.



Перевод
Текст А. 1

1. А теперь слушайте, все познавшие праведность, и вникайте в дела
2. Бога, ибо тяжба у Него со всей плотью и суд Он сотворит над всеми, отвергающими Его.
3. Ибо за их измену, за то, что покинули Его, Он скрыл свое лицо от Израиля и от Своего святилища 4. и предал их мечу. Но когда вспомнил Свой Завет с Первыми, то оставил остаток
5. Израилю и не предал их истреблению. И по конце пыла (или гнева) (через) триста
6. девяносто лет по предании их в руки Навуходоносора, царя Вавилона,
7. взыскал их и отрастил от Израиля и от Аарона корень насаждения, дабы наследовать (им)
8. Его землю и удобрить благим Его почву. Они поняли свое преступление и узнали, что
9. они — люди виновные, но были точно слепые и точно нащупывающие дорогу
10. двадцать лет. И Бог вник в их дела, ибо чистосердечно искали Его, 
11. и поставил им Праведного наставника , чтобы направить их по пути Своего сердца и известил 
12. последующие поколения о том, что Он сделал с последним околением, с собранием отступников,
13. тех, кто свернул с пути. Это то время, о котором написано: «Как упрямая корова,
14. так упрям Израиль»; когда встал Человек глумления, который кропил Израиль
15. водою лжи и завел их в бездну без пути, чтоб унизить вечную высоту и чтобы уклониться
16. с троп праведности и чтобы сдвинуть границу, которую, Первые провели в своем наследии, с тем, чтобы
17. запечатлеть на них клятвы Его Завета, чтобы предать их мечу мести мстителя за
18. Завет, за то, что домогались лести, предпочитали насмешки, и высматривали
19. бреши, предпочитали жирную шею, оправдывали нечестивца и обвиняли праведника;
20. заставляли преступать Завет и нарушали Закон, ополчались на душу праведника, и всеми ходящими
21. непорочно душа их гнушалась. Они гонялись за ними,, чтобы (зарубить) мечом и радовались распре народа. И воспылал гнев

II


1. Божий на их сообщество, чтобы обезлюдить их сонмище, а их дела — грязь перед Ним.
2. А теперь слушайте меня, все, вошедшие в Завет, и я открою вашему слуху пути
3. нечестивцев. Бог любит знание. Мудрость и благоразумие Он воздвиг перед Собой.
4. Проницательность и знание — они служат Ему. Долготерпение и многопрощение при Нем,
5.чтобы очищать раскаявшихся в преступлении. Но сила и мощь и великая ярость с пылающим огнем,
6. и со всеми ангелами мучений против извративших путь и гнушающихся Законом, так что нет остатка
7. и спасшихся у них. Ибо Бог не избрал их от древности извечной, и, прежде чем утвердились, Он знал
8. их дела и гнушался поколениями, отмеренными им, и скрыл Свое лицо от земли
9. {кто} до их исчезновения (или: их истребления). И Он знает годы предстояния и число и перечень их сроков для всего
10. сущего веками и должного быть до того, что придет в свои сроки для всех годов вечности.
11. И во все эти годы и сроки ставил Себе именитых, чтоб оставить земле уцелевших и наполнить
12. лицо вселенной их потомством. И научил их чрез Своего помазанника Своему святому духу и истинным
13. видениям. И в перечень поместили свои имена (или: их имена). А тех, кого ненавидит, вверг в заблуждение.
14. И теперь, сыны, слушайте меня, и я открою глаза ваши, чтобы видеть и чтобы понимать дела
15. Бога, избирать то, чего Он желает, и отвергать то, что Он ненавидит; чтобы шествовать непорочно
16. по всем Его путям и не рыскать помышлениями преступной мысли и развратных глаз. Ибо многие
17. заблуждались благодаря им, и доблестные воители спотыкались из-за них и прежде, и поныне. Следуя строптивости 
18. своего сердца, пали Стражи Небесные, из-за нее они были связаны, так как не хранили заповедей Бога.
19. И сыновья их, те, чей рост, как высокие кедры, и чьи тела, как горы, пали ведь 
20. Вся плоть, что была на суше, ведь она издохла ; и стали они, как не были, за то, что действовали
21. по своей воле и не хранили заповедей своего Творца, пока не запылал гнев Его против них

III


1. Из-за нее (строптивости) впали в заблуждение сыны Ноя, и племена их за нее истреблены. 
2. Авраам не следовал ей и ст[ал др]угом (Бога) за то, что хранил заповеди Бога и не предпочел 3. свою собственную волю, и передал (свое поведение) Исааку и Иакову, и они сохранили (его) и записаны друзьями
4. у Бога и обладателями Завета навеки. Сыны Иакова совратились в этом и были наказаны сообразно своим
5. ошибкам. И их сыновья в Египте следовали строптивости своих сердец , совещаясь против
6. заповедей Бога, с тем чтобы каждому делать верное в своих глазах. И ели кровь. И был истреблен
7. их мужской пол в пустыне. Им (было сказано) в Кадёсе: «Ступайте, наследуйте (землю», но они поступали по) собственному духу и не слушали
8. голоса их Творца, заповедей своего наставника и роптали в своих шатрах. Но запылал гнев Божий
9. на их сборище, и сыны их из-за него погибли; и цари их им истреблены, и воители из-за него
10. погибли, и земля их из-за него запустела. Из-за него прятались первые вошедшие в Завет, но были преданы и предпочли свою 
11. мечу, когда оставили Завет Бога волю, и рыскали за своим упрямым 
12. сердцем, творя каждый свою волю. Но с держащимися заповедей Бога, 
13. кто оставался среди них, Бог установил Свой Завет для Израиля навеки, чтобы открыть 
14. им сокровенное, то, в чем заблуждался весь Израиль: Свои святые субботы и свои славные 
15. праздники, Свои праведные свидетельства и Свои истинные пути. И желания Своей воли, которые должен исполнять 
16. человек, и будет жив ими, раскрыл (он) пред ними. И выкопали колодец для обильных вод. 
17. Тот, кто их отвергает, не будет жить. Но они запятнались людским преступлением и нечистыми путями 
18. и говорили: «Это для нас». Но Бог своими чудесными тайнами очистил их грех и снял их вину, 
19. и построил им верный дом во Израиле, какой не стоял ни прежде, ни ныне. 
20. Владеющие им подлежат вечной жизни и для них вся человеческая слава (или: слава Адамова), как 
21. Бог постановил им через пророка Иезекиила, сказав: «Жрецы, левиты и сыны

IV


1. Садока, которые охраняли Мою святыню, когда сыны Израиля уклонились
2. от Меня, подадут Мне жир и кровь». Жрецы — это возвратившиеся Израиля,
3. выходцы из земли Иудейской, а (левиты) — присоединившиеся к ним. Сыны Садока — это избранники
4. Израиля, величаемые по имени, пребывающие (или: стоящие) в конце дней. Таково изложение
5. имен их по их родословиям °, срок их пребывания (становления) и счет их бедствий, годы их
6. поселения в чужой стране и перечень их дел. Святость повторяют те, кого очистил
7. Бог: и оправдают праведника и обвинят нечестивца. И все пришедшие за ними,
8. чтобы поступать согласно тому толкованию Учения (Торы), которым наставлялись Первые до завершения
9. срока в эти годы согласно Завету, который Бог установил для Первых, чтобы очистить
10. их грехи, — так Бог очистит и их. И при завершении срока по числу этих лет
11. не надо больше возводить род к Дому Иуды , но лишь стоять каждому на
12. своей твердыне. Ограда построена, Закон распространился . Во все эти годы Велиал 
13. будет пущен по Израилю, как Бог сказал через пророка Исайю, сына
14. Амоса, так: «Трепет и ров, и петля на тебя, житель земли!» Толкование этому —
15. три сети Велиала, о которых говорил Левий, сын Иакова
16. которыми он (Велиал) ловит Израиль, а выдает их перед ними за три вида
17. праведности. Первая (сеть) — это блуд, вторая — богатство, третья —
18. осквернение святыни. Избежавший этой — уловлен той, и спасшийся от той — уловлен
19. этой. «Строители стены» — те, кто идут за «Прикажи приказ» — это «Каплющий» (или: «Проповедник»),
20. как сказал (пророк): «Капелью каплют» (или: «проповедуют ложное»). Они ловятся двумя (сетями): блудом, беря
21. двух жен при их жизни, тогда как основа творенная — (суть слова): «мужчиной и женщиной сотворил их» .

V


1. И вошедшие в ковчег «по парам пришли к ковчегу». И князе написано:
2. «Пусть не умножает себе жен» . А Давид не читал книги Закона , запечатанной, которая
3. была в ковчеге, потому что он (ковчег) не открывался в Израиле со дня смерти Элеазара
4. и Иисуса {Исуса} и старейшин, так как служил Астарте, и (Иисус) скрыл
5. явное, пока не встал Садок. Но дела Давида вознесены, кроме крови Урии,
6. и Бог отпустил их ему. А также они — осквернители святилища , потому что они не
7. разделяют согласно Учению (Торе), и спят с видящей кровь выделений, и всякий
8. берет дочь своего брата или дочь своей сестры. А Моисей сказал: «К
9. сестре твоей матери не приближайся, она — плоть твоей матери». И (хотя) право брачных связей писано о мужчинах, 10. но женщины приравнены к ним. И если Дочь брата откроет наготу брата
11. своего отца при том, что она плоть (его)100. И также оскверняли дух своих святынь и с бранной
12. речью раскрывали рот против законов Божьего Завета, говоря «не установлены», и мерзость
13. они говорят о них. «Все они разжигают огонь и воспламеняют искры». «Тенета
14. паука — их тенета, яйца аспидов — их яйца» . Близкий к ним
15. не оправдается, многократно будет виноват, разве если был принуждаем (к таким делам). Ибо {если} еще прежде Бог
16. взыскал их дела, и гнев Его запылал за их поступки. «Ибо это — народ неразумный.
17. Они — племя, губящее советы». Ибо прежде был поставлен
18. Моисей и Аарон рукою князя Света, а Велиал Йахве 19. и брата его, по своему замыслу спасен впервые 
20. И в срок разорения земли встали Передвигающие границу (Закона) и ввели Израиль в заблуждение,
21. и земля опустела, ибо говорили непокорно против заповедей Бога, дарованных через Моисея и также

VI


1. Через помазанников (Его Помазанника) святости и пророчествовали ложь, чтобы отвратить Израиль от 
2. Бога. «Но вспомнил Бог Завет и Первыми» и поставил из Аарона разумных и из Израиля
3. мудрых, и возвестил им, чтобы выкопали колодец. «Колодец, копали его князья, вырыли его 
4. благородные народа посохом» (Тора), а копавшие его — это
5. возвратившиеся из Израиля, выходцы из земли Иудейской, поселившиеся в земле Дамаска, 6. которых Бог нарек всех князьями, ибо они искали Его, и не могут возразить
7. против их славы ничьи уста112. Посох — это Истолкователь Учения (Торы), о чем
8. сказал Исайя: «Извлекает орудие для действия им «Благородные народа — это
9. пришедшие копать колодец посохами, которыми Предначертатель начертал
10. руководствоваться в течение всей поры нечестия. Другие же, помимо них, не постигнут (этого), пока не встанет 
11. Наставляющий правде в конце дней. И все, кто приведены в Завет,
12. не должны входить в святилище, чтобы освещать его жертвенник напрасно, но пусть будут запершими 
13. дверь, как сказал Бог: «Кто среди вас запрет его дверь, и не освещайте Мой жертвенник
14. напрасно». Ведь (они) должны следить за тем, чтобы действовать по объяснению Торы (Закона) для поры нечестия , и отделиться
15. от Сынов гибели, воздерживаться от нечестивого богатства, оскверненного обетом и заклятием,
16. и богатством святилища, и ограблением бедняков своего народа, «так что вдовы становятся их добычей,
17. и сирот убивают». Нужно отделять нечистого от чистого, отличать
18. святое от мирского, соблюдать день субботы, согласно относящимся к нему толкованиям, и праздники,
19. и день поста, как (при) исходе вошедших в Новый Завет в стране Дамаска,
20. чтобы возносить святые (приношения) согласно их перечню (или: согласно их толкованиям), любить каждому брата своего
21. как себя , держать руку бедного, нищего и поселенца. Каждому добиваться благоденствия

VII


1. своего брата. И да не изменяет никто своей собственной плоти124, воздерживаясь от блудниц
2. по Закону. (Следует) обличать каждому своего брата по заповеди и не держать зла
3. изо дня на день (постоянно), и отделяться от всех нечистот по закону о них, и не осквернять
4. никому свой священный дух, поскольку Бог выделил у них всех, следующих
5. этим (постановлениям) в полной святости, согласно всем основам Завета Божьего, достоверным для них,
6. чтобы жить им тысячу поколений. И если станами живут по уставу земли и берут
7. жен и рождают детей, то поступают согласно Учению (Торе) и по праву
8. наставлений (или: основ), по уставу Учения (Торы), как (Он) сказал: «Между мужем и его женой, между отцом
9. и его сыном». А все, презирающие (заповеди и законы), подлежат возмездию136, Бог взыщет с земли,
10. когда сбудется то слово, которое записано в словах Исайи, сына Амоса, пророка,
11. который сказал: «Наведет на тебя и на народ твой, и на дом отца твоего дни, какие (не)
12. приходили со дня, как Ефрем отвратился от Иуды», когда расстались оба дома Израиля.
13. Ефрем княжил над Иудой, и все отступившие были преданы мечу, а твердые
14. спаслись в северную страну. Как сказал: «Изгнал Я кущи вашего царя
15. и подножия ваших статуй из шатра Моего (за?) Дамаск». Книги Учения (Торы) — это куща
16. царя, как сказал: «И восстановлю кущу Давида, упавшую». Царь —
17. это собрание. {И прозвание статуй} А подножие статуй — это книги пророков,
18. слова которых Израиль презрел. А звезда — это Истолкователь Учения (Торы),
19. пришедший в Дамаск, как написано: «Выступила звезда от Иакова и встал жезл 20. от Израиля». Жезл — это князь всего общества И при своем появлении «разобьет
21. всех сынов Сифа». Эти спаслись в пору первого взыскания ,

VIII


1. а отступивших предали мечу. И таков суд всем, вошедшим в Его Завет, которые
2. не придерживались этих (постановлений) , чтобы с них взыскать ради истребления рукою Велиала. Это тот день,
3. когда Бог взыщет, (как Он сказал): «Вожди Иуды стали (как сдвигающие границу)153, на коих изольется ярость»,
4. потому что больны они, (нуждаясь) в лечении , и разъедают их всякие гнойные раны (?) из-за того, что не отвратились от пути
5. изменников и осквернились путями блуда, и нечестивым богатством, и мщением, и злопамятством
6. друг к другу, и ненавистью один к другому. И прятались каждый от собственной плоти,
7. и приближались ради кровосмешения, и отчуждались взаимно ради богатства и прибыли, и делали каждый правильное в своих глазах,
8. и предпочитали каждый строптивость своего сердца, и не отступили от народа… и бесчинствовали открыто,
9. идя по пути нечестивых, о которых сказал Бог: «Вино их — яд драконов и
10. жестокая отрава аспидов». Драконы — это цари народов, а вино их —
11. это их пути, а отрава аспидов — это глава царей Ионии, пришедший, чтобы содеять отмщение через них.
12. И всего этого Не поняли Строители стены и Мажущие известкой, ибо
13. Смятенный духом и Каплющий ложью капал им — тот, на все сборище которого возгорелся гнев Божий.
14. О чем сказал Моисей: «Не за праведность твою и прямоту твоего сердца ты приходишь завладеть
15. этими народами, но из-за любви Его к твоим отцам и из-за соблюдения Им клятвы».
16. И таково правосудие для возвратившихся Израиля, (которые) свернули с пути народа; благодаря любви Бога к
17. Первым, которые свидетельствовали (перед народом)166 вослед Ему, полюбил Он пришедших после них, ибо у них
18. Завет отцов. И по вражде Его к Строителям стены воспылал Его гнев. И таково же правосудие
19. всякому, отвергающему заповеди Бога, (кто) их оставит и отвернется в строптивости своего сердца.
20. Таково слово, которое сказал Иеремия Варуху, сыну Нирии, и Елисей
21. Гиезию, своему отроку. Все люди, которые вступили в Новый Завет в земле Дамаска…

Текст В.

XIX


1. …достоверным для них, чтобы жить им на тысячу поколений . Как н[аписано] : «…соблюдающий Завет и милость
2. к любящ[им] Его и к сохраняющим заповеди Мои на тысячу поколений». И если (они) станами живут по законам
3. земли, как было издревле, и берут жен по обычаю Учения (Торы) и рождают детей,
4. то поступают согласно Учению (Торе) и по праву постановлений (основ), по уставу Учения (Торы),
5. как Он сказал: «Между мужем и его женой, между отцом и его сыном», а все, презирающие заповеди
6. и законы, подлежат возмездию как нечестивцы, когда Бог взыщет с земли,
7. когда сбудется то слово, которое написано рукой Захарии-пророка: «Меч, воспрянь
8. на моего пастыря и на мужа, соплеменника моего, —| речение Божие, — порази пастыря, и рассеется стадо,
9. а я обращу мою руку против подпасков». А стерегущие его — это бедные овцы. 10. Эти спасутся в день взыскания, а остальные будут преданы мечу, когда придет помазанник (или: Помазанник) 11. Аарона и Израиля . Как было в пору первого взыскания, о чем сказал Иезекиил,
12. {рукою Иезекиила}: «Чтоб пометить мету на лбах вздыхающих и стонущих,
13. а остальные будут преданы мечу, мстящему местию Завета». И таков суд всем, вошедшим 14. в Его Завет, которые не поддержали эти постановления, чтобы с них взыскать ради истребления рукою Велиала. 15. Это тот день, когда Бог взыщет, как Он сказал: «Вожди Иуды стали как сдвигающие
16. границу. На них Я изолью, как воду, ярость»182. Ибо вошли в Завет покаяния,
17. но не отвратились от пути изменников, и осквернились путями блуда, и нечестивым богатством, 
18. и мщением, и злопамятством друг к другу, и ненавидел один другого. И прятались
19. каждый от собственной плоти и приближались ради кровосмешения, и геройствовали ради богатства и прибыли, и делали
20. каждый правильное в своих глазах , и предпочитали каждый строптивость своего сердца, и не вступили от народа…
21. и от его греха . И бесчинствовали открыто, идя по пути нечестивых, о которых сказал
22. Бог: «Вино их — яд драконов и жестокая отрава аспидов». Драконы —
23. цари народов, а вино их — это их пути, а отрава аспидов — это глава
24. царей Ионии, пришедший против них, чтобы отметить мщением. И всего этого не поняли Строители 
25. стены и Мажущие известкой, ибо поступает ветрено, и поднимает бури, и каплет людям
26. ложью (вещает ложно) тот, на все сборище которого возгорелся гнев Бога. О чем сказал Моисей 
27. Израилю: «Не за праведность твою и прямоту твоего сердца ты приходишь завладеть этими народами, 
28. но из-за любви Его к твоим отцам и из-за соблюдения Им клятвы». Таково
29. правосудие для возвратившихся (или раскаявшихся) Израиля, (которые) свернули с пути того народа, благодаря любви Бога к Первым,
30. которые свидетельствовали перед народом вослед Богу, и полюбил Он пришедших после них, ибо у них
31. Завет отцов. И Бог ненавидит и гнушается Строителями стены, и запылал Его гнев на них и на всех,
32. идущих за ними. И таково правосудие всякому, отвергающему заповеди Бога.
33. (Он) оставит их, и они отвернутся в строптивости своего сердца. Таковы все люди, которые вступили в Новый
34. Завет в земле Дамаска, но снова изменили и отврати-лись от кладезя живой воды.
35. Н[е] будут считаться в тайном совете народа и в записи его не будут записаны, со дня кончины

XX


1. Наставника общины (или: Единственного наставника) и до предстания помазанника (Помазанника) из Аарона и из Израиля. И таково правосудие
2. всем, вошедшим в собрание людей совершенной святости . Но (кто) гнушается выполнять предписания для праведников —
3. он тот человек, кто перелит внутри плавильной печи. При обнаружении его дел он должен быть выслан из собрания,
4. как будто его жребий не падал среди воспитанников Бога. Сообразно его отступничеству должны обличать его люди
5. знаний до дня, когда вернется, чтобы встать на место людей совершенной святости.
6. И при обнаружении его дел, сообразно истолкованию Учения (Торы), по которому поступают
7. люди совершенной святости, пусть никто не заключает с ним соглашения по поводу казны или по поводу работы,
8. ибо прокляли его все святые Всевышнего. И подобное же правосудие всякому, кто отвергает Первых
9. и Последних, тем, кто принимали скверну в свое сердце и поступали в строптивости своего
10. сердца. Нет им удела в доме Учения (Торы)! Каков суд их товарищам, тем, которые отвратились
11. вместе с Людьми насмешки, (так и) они будут судимы, ибо говорили непутное о праведных законах и презрели
12. Завет и договор , которые установили в земле Дамаска, а это — Новый Завет!
13. И не [бу]дет им и их родам удела в доме Уче[ния] (Торы)! И со дня 14. кончины Наставника общины (или: Единственного наставника) и до конца всех людей войны, которые ходили
15. с Лжецом, — около сорока лет, и в ту пору загорится
16. гнев Божий в Израиле, как сказал: «Нет царя и нет вождя, нет судьи и нет справедливого
17. обвинителя». И покаявшиеся в преступлении… Иа[кова] хранили Завет Божий, тогда…
18. …друг дру[гу]… [друг] друга… замедлится их шаг по Божьему пути, «и внемлет
19. Бог их словам и услышит, и будет написана памятная книга… ради богобоязненных, ради почитающих
20. Его имя, пока не откроется (или: восстанет) спасение и справедливость для богобоязненных. И вы.снова увидите как праведника,
21. так и нечестивца, как раба [Бо]жьего, так и того, кто не служил Ему. И сделает милость… [тысячам], любящим Его,
22. и стражам Своим на тысячу поколений… из дома Раскола, которые вышли из священного города
23. и опирались на Бога во время отступничества Израиля, и осквернили святилище, но вернулись
24. к Богу, … народ словами … Каждый сообразно своему духу будут судимы в Его святом
25. совете . А те, что нарушали границу Учения (Торы) из (числа) вступивших в Завет, при проявлении Божьей
26. славы Израилю будут истреблены из среды стана и вместе с ними все, вводящие в нечестие
27. Иуду в дни его испытаний. А все, державшиеся этих правил, чтобы
28. действовать согласно Закону (Торе), и (те, кто) слушали голос наставника и исповедовались пред Богом:..: [«мы
29. грешили… как мы, так и отцы наши, поступая] наперекор законам Завета. Правда
30. и истина — Твои приговоры нам». И не поднимут руки на Его святые законы, и на Его праведный суд
31. и Его свидетельства истины. И увещевали друг друга первыми законами, коими
32. судились люди общины (или: люди Единственного), и внимали голосу Праведного наставника. И не возразят
33. на законы правды, слушая их, веселятся и радуются. И отважится их сердце, и проявят мужество
34. против всех сынов вселенной. И Бог очистил их, и увидели спасение Его, ибо укрылись Его святым именем

IX


1. Всякий человек, который предаст херему кого-либо из людей по законам иноверцев, подлежит смерти.
2. Ибо сказал Он: «Не мсти и не держи зла на сынов твоего народа». И каждый из вступивших
3. в Завет, кто заявит на своего товарища что-нибудь, не уличив пред свидетелями,
4. а заявив это в пылу гнева своего, или расскажет своим (или: его) старейшинам, чтобы вызвать презрение к нему (к виновному), — тот мститель и злопыхатель.
5. И написано не иначе как: «Он мстит своим врагам и помнит зло своим недругам».
6. Если он умалчивал об этом изо дня в день, а в пылу своего гнева на него высказал смертельное обвинение,
7. ответит за это, потому что не исполнил заповеди Бога, который сказал ему:
8. «Обличением обличи своего товарища, и не примешь! за негр греха». О клятве: (поскольку)
9. сказал «не самоуправствуй», тот, кто вынуждает клясться на поле, 10. а не пред судьями или по их приказу, тот самоуправствует. И всякая пропажа,
11. если неизвестно, кто украл ее, смотритель (?) стана, в котором произошла покража, пусть заставит поклясться его хозяев 
12. клятвой проклятия, и услышавший, если знает и не сообщит, — виновен.
13. Всякая вина возмещается : когда нет хозяев, то воз-* мешающий должен покаяться жрецу,
14. и тому будет все целиком, помимо барана за вину Подобно этому, каждая найденная потеря, у которой
15. нет хозяина, будет жрецам, ибо нашедший ее не знает правила о ней.
16. Если не нашлось у нее (у вещи) хозяев, они (жрецы) будут хранить (ее). Всякое дело, которым
17. кто-нибудь изменит Учению (Торе), а товарищ его видел, будучи один , — если это дело, (караемое) смертью, то он извещает о нем 18. открыто, уведомив смотрителя. И смотритель запишет это собственной рукой, пока тот (обвиненный) не совершит того же
19. повторно еще перед кем-нибудь, и (тот) снова известит смотрителя. Если повторно попадется в присутствии
20. кого-нибудь — суд над ним свершается. А если их (свидетелей) двое, но они свидетельствуют 21. о другом деле, то тот человек лишь будет отлучен от чистоты, и то, если они (свидетели)
22. достойны доверия. В тот самый день, когда человек видел правонарушение, должен известить об этом смотрителя. А в отношении иму[щества представляют 23. двух достоверных свидетелей. А при одном (свидетеле) надлежит отлучать от чистоты. И пусть не предстает

X


1. свидетелем пред судьями, чтобы умертвить по его слову, тот, чьи дни не исполнились, чтобы пройти
2. перед должностными лицами (и быть признанным) богобоязненным. Пусть никто не верит в отношении товарища
3. свидетелю, преступившему что-нибудь из заповеди самовольно, пока его не удостоили покаяния.
4. И вот устав для судей общества: до десяти человек, отборных
5. из общества, сообразно времени. Четверо для колена Левия и Аарона и из Израиля
6. шестеро, из понимающих книгу HHGW (HHGY) и основы Завета,
7. в возрасте от двадцати пяти лет до шестидесяти. А от
8. шестидесяти лет и выше пусть (никто) не представляется больше на судейство для общества. Ибо за неверность людей
9. уменьшились их дни, и когда пылал гнев Бога на жителей земли,
10. Он приказал померкнуть их сознанию еще до того, как они завершат свои дни. Об очищении водой: пусть не
11. моется никто в воде грязной или недостаточной для погружения; пусть никто
12. не очищает в ней сосуда. И всякое углубление в скале, которого недостаточно
13. для погружения, если его коснулся нечистый, то осквернил его воды, как воды сосуда.
14. О су[ббо]те, чтобы соблюдать ее по закону о ней: пусть никто не делает в день
15. шестой никакой работы с того времени, когда солнечный диск
16. отдалится от врат на свой объем. Как он сказал: «Блюди
17. день субботы, дабы святить его» пусть никто не говорит слова
18. наглого и пустого. Пусть (никто) не заключает долговых сделок со своим товарищем. Пусть не рядится об имуществе и прибыли.
19. Пусть не говорит о делах работы и службы, с тем чтобы приняться за них спозаранок.
20. Пусть не расхаживает никто в поле, делая потребную субботнюю
21. работу. Пусть не расхаживает вне города за тысячу, локтей.
22. Пусть никто не ест в день субботы, иначе как приготовленное (заранее) и из утерянного
23. [в пол]е. Пусть не ест и пусть не пьет, иначе как будучи в стане.

XI


1. (А если находится) в дороге и спустился умыться пусть пьет, где стоит, но не черпает ни
2. в какой сосуд. Пусть не посылает сына чужака , чтобы сделать потребное себе в день субботы.
3. Пусть никто не надевает на себя одежд грязных или приставших к телу, разве что
4. их вымыли в воде или окурили ладаном. не занимается залогами (?) по своей воле
5. в субботу. Пусть никто не ходит за скотиной, пася вне своего города, разве только (на расстоянии)
6. до двух тысяч локтей. Пусть не поднимает свою руку, чтобы бить ее (скотину) кулаком. Если
7. она норовиста, пусть не выводит её из своего дома. Пусть никто не выносит (ничего) из дому
8. наружу и (не вносит) снаружи в дом. И если будет в шалаше, пусть (ничего) не выносит из него
9. и не вносит в него. Пусть не открывает замазайного сосуда270 в субботу. Пусть никто не носит
10. на себе лекарственных трав (или: благовоний), выходя и входя, в субботу. Пусть не поднимает в жилом доме(ни)
11. глыбы, (ни) песчинки. Пусть нянчащий не носит ребенка, входя и выходя, в субботу.
12. Пусть никто не обижает своего раба и свою рабыню, и своего наемника в субботу.
13. Пусть никто не помогает отёлу скотины в день субботы. И если она упадет в ров
14. или яму, пусть не вытаскивает ее в субботу. Пусть никто не отдыхает в субботу в месте, близком
15. к иноземцам. Пусть никто не занимается мирскими делами в субботу ради имущества и прибыли в субботу.
16. И всякое человеческое существо, которое упадет в водоем или (некое другое) место…
17. пусть никто не вытаскивает (его) с лестницей, веревкой и другим орудием . Пусть никто не возносит в субботу на жертвенник (ничего),
18. кроме субботней жертвы всесожжения, ибо так написано: «Кроме ваших суббот», Пусть никто
19. не посылает к жертвеннику жертву всесожжения,, хлебную жертву, ладан и дрова через посредство человека, нечистого какой-нибудь
20. нечистотой, чтобы не позволить ему осквернить жертвенник, ибо написано: «Жертва
21. нечестивых — мерзость, а молитва праведников — как дар благоволения». И каждый пришедший к 22. Дому поклонения, пусть не входит нечисто омытый. И когда загремят трубы собрания, пусть поторопится он или задержится, но не пропускает всю службу целиком, [ибо врем]я (?) (или: [суббо]та)

XII


1. это святыня. Пусть не спит мужчина с женщиной в городе Святилища, чтобы не осквернять;
2. города Святилища своей нечистотой. Всякий человек, которым овладевают духи Велиала,
3. так что он будет злословить , должен быть судим по закону о заклинателях мертвых и ведунах. А всякий, кто по заблуждению
4. нарушает субботу и праздники, не должен быть умерщвлен, но людям надлежит
5. стеречь его . И если исцелится от этого, то пусть наблюдают за ним до семи лет, а после
6. (этого срока) пусть входит в собрание. Пусть (никто) не поднимает руки, чтобы пролить кровь кого-нибудь из чужеземцев
7. ради имущества и прибыли. И также пусть не берет ничего из их имущества, чтобы
8. не ругались, разве только по совету сообщества Израиля . Пусть никто не продает чистой скотины
9. и птицы чужеземцам, дабы не принесли их в жертву. И от своего гумна
10. И все виды саранчи и от своей давильни пусть ни за что не продает им. И раба своего, и рабыни своей, которые вошли с ним в Завет Авраама, и пусть не продает
11. им. Пусть никто не оскверняет себя 
12. всякой живностью и пресмыкающимися, поедая их, от пчелиных личинок до всякой живности,
13. которая кишит в воде. И рыб пусть не едят, если только не разрезаны
14. живьем и не [сцежена их кровь] пусть кладут в огонь или в воду
15. живьем, ибо таков закон их сотворения. И всякое дерево (бревна?), камни
16. и пыль, которые замараны человеческой нечистотой, {так что осквернение Его имени от них}, сообразно 
17. нечистоте своей (этих предметов), сделают нечистым того, кто их коснется. Всякая утварь, гвоздь или колышек в стене,
18. которые будут в доме с мертвым, оскверняются нечистотой одинаково с рабочей утварью. 19. Устав поселения городов Израиля. По этим правилам, (следует) отделять 20. нечистого от чистого и научить, что святое, а что мирское. Вот законы
21. для руководителя, чтобы поступать по ним со всем живущим, по закону [каждого] времени. И по этому
22. закону будут поступать потомки Израиля и не подвергнутся проклятию. И вот устав поселения
23. [ст]ан[ов, пос]туп[ающих по этим] (правилам) в пору нечестия, пока не встанет помазанник (Помазанник) Аарона

XIII


1. и Израиля, — до десяти человек, как наименьшее тысячам, сотням, пятидесяткам
2. и десяткам. И в месте, где десятеро, пусть не отсутствует жрец, понимающий книгу HHGW (HHGY); его
3. приказу все они подчиняются . И если он неопытен во всем этом, а кто-нибудь из левитов опытен
4. в этом, то всем вступившим в стан выйдет жребий действовать по его приказу. И если
5. потребуется правило учения о язве, которая будет у кого-нибудь, то придет жрец и остановится в стане, и смотритель
6. разъяснит ему точное значение Учения (Торы) . И даже если он (жрец) простак, именно он назначит карантин, ибо за ними (за жрецами)
7. это право. И вот устав смотрителю стана: он наставляет старших в делах
8. Бога, и объясняет им Его чудесное могущество, и рассказывает о событиях вечности в их подробностях.
9. И он их жалеет, как отец своих сыновей, и возвращает] (?) всякого гонимого из них (?), как пастух свое стадо.
10. Разрешает все связывающие их узы, [дабы не было] угнетенного и сокрушённого в его обществе.
И. И всякого, присоединяющегося к его обществу, пусть проверит его по его де[ла]м, по его разуму и силе, и мужеству его, и имуществу его.
12. И запишут его на своем месте согласно пребыванию его в жребии С[вета] . Никто
13. из членов стана не властен привести кого-нибудь в общину [вопреки] (приказу) смотрителя, который у стана.
14. И никто из всех, вступивших в Завет Бога, пусть не берет и не дает сынам поги[бели] (или: преисподней), [иначе] как
15. из ладони в ладонь. И пусть никто не вступает [в товарищество] по ку[пле] и пр[од]аже, [разве] что [известив]
16. смотрителя, который в стане, и сделав [догов]ор, и не
при[нимает?]… 17. …[сове]т, и так в отношении выгона, и он…
18. …[ответили ему] (?) и в кроткой любви не сохранит для них…
19. …их и того, который не связан с…
20. … И вот образ жизни станов согласно каждой [поре нечестия и то, что…]
21. … не преуспеют, живя в стране.
22. … для [руководителя…

XIV


1. которые не приходили с того дня, как Ефрем отвратился от Иуды. И для всех, следующих этим (законам, требованиям),
2. Завет Божий — достоверность для них, чтобы спасти их от всех гибельных силков, ибо внезапно (или: глупцы) — и подверга[ются] наказ[анию] (?).
3. И (вот) устав поселения всех станов: пусть будут все они проверяемы поименно: жрецы сперва,
4. левиты вторыми, сыны Израиля третьими и пришелец четвертым . И будут записаны по своим именам
5. друг за другом: жрецы сперва, левиты вторыми, сыны Израиля
6. третьими и пришелец четвертым. И так пусть садятся, и так пусть расспрашивают обо всем. И жрец, который будет назначен главой
7. старших, (должен быть) в возрасте от тридцати лет до шестидесяти, сведущий в книге
8. [HHGW (HHGY)] и во всех законах Учения (Торы), чтобы толковать их по их обычаям. И смотритель, который 9. для всех станов, (должен быть) от тридцати лет до пятидесяти, опытный в любой
10. тайне людей и в любом языке [согласно их (людей)] происхождению. По его приказу вступают вступающие в общество,
11. каждый в свою очередь. И по всякому делу, какое может быть у каждого человека, чтобы сказать смотрителю, пусть он говорит
12. по любому спору и тяжбе. И [вот] устав старших, чтобы приготовить все им потребное. Оплату
13. [д]вух дней каждого месяца, как наи[мень]шее, отдают в руки смотрителя и судей.
14. Из этого дают на [сирот], и из этого поддерживают неимущего и бедняка, и старца, который
15. [изне]мог (или: кончается) и человека, ко[торый] странствует , и того, кто попал в плен к чужому народу, и девицу, у которой
16. [не]т [свойственника, и девушку, у кото]рой суженого; всякая служба … и не…
17. … и вот перечень поселения…
18. … [об]щества (?) . И вот перечень законов, которым…
19. … [помазан]ник (7)340 Аарона и Израиля и очистит их грех…
20. …казной, и он знает (.или: это станет известно; … … наказан шесть дней. И кто ска[жет]… 21. … не по пра[ву]… год …

XV


1. …[не кля]нется ни «алефом» и «ламедом», ни «алефом» и «далетом» , но только клятвой соглашения
2. с закл]ятиями Завета344. И Учение (Тору) Моисея пусть не поминает, ибо…
3. И если поклялся, но преступил (клятву), то осквернил Имя. А если заклятиями Завета [поклялся перед]
4. судьями, но преступил (их), то он виновен. Но если покаялся и вернул (убытки), то не примет [грех и не]
5. умрет. И вступивший в Завет для всего Израиля для вечного закона вместе со своими сыновьями, которые
6. того возраста, чтобы предстать перед назначенными, с клятвой Завета предстанут перед ними.
7. Закон во в(с]ю пору нечестия Для каждого, отвратившё-гося от своего испорченного пути. В день его беседования
8. со смотрителем, который у старших, его обязывают клятвой Завета, ибо заключил
9. Моисей с Израилем завет, дабы [вернуться] Уче[нию (Торе) Мои]сея всем сердцем [и всей]
10. душой, к тому, что следует делать во в[сю по]ру [нечестия]. Но никто пусть не учит его 
11. правилам, пока он не предстанет перед [смотрителем, [чтобы (тот) не был] одурачен им, при испытании его.
12. И когда установит (смотритель) его знак на нем (или: для него), чтобы ему обратиться к Учению (Торе) Моисея всем сердцем и всей душой ,
13. …[и если]… от этого и если из[ме]нит… [и все (всему?)], что открыто из Торы для зна[ния?]
14. … смотритель и распорядится о нем…
15. до полного [года], согласно [сведениям] о том, что он дур[ак] и безумный. И всякий слабоум[ный и всякий без]умный
16. -20…

XVI


1. с вами Завет и со всем Израилем. Поэтому человек возложит на себя обратиться к
2. Учению (Торе) Моисея, ибо в нем (в ней) все точно разъясняется. И перечень их сроков слепоты
3. Израиля ко всему этому — ведь он точно разъяснен в Книге разделов времен,
4. по их юбилеям и в их седьмицах. И в день, когда i человек возложит на себя обратиться
5. к Учению (Торе) Моисея, Ангел-Супостат (Мастема) отступит от него, если он исполнит свои слова.
6. Поэтому Авраам свершил обрезание в день своего познания. И как сказал: «Изреченное твоими устами
7. соблюдай, чтоб исполнить». Всякую связывающую клятву, которую человек наложит на себя,
8. чтобы [соверш]ить что-нибудь из Учения (Торы), не выкупит ее ничем, вплоть до расплаты смертью . Все, что
9. [нало]жит на себя [чело]век, [отступая от Уче]ния (Торы), вплоть до расплаты смертью, не должен исполнять этого.
10. [О] клятве женщины, как сказ[ал]: «Мужу ее надлежит нарушить ее клятву». Пусть муж не
11. нарушает клятвы, о которой не знал, следует ли ее исполнить или следует нарушить. 12. Если она такова, что (из-за нее) надо преступить нарушит ее (клятву) и не исполнит. И таково же правило для ее отца
13. О законе [пожертвова]ний: пусть ни[кто] не обещает алтарю ничего по принуждению. И также
14. [жре]цы пусть не берут от Израиля… [Пусть не] посвящает никто еды
15. (от) рта [своего] [Бо]гу, ибо об этом-то Он сказал: «Л[овя]т друг друга сетью». И пусть не
16. посв[ящает] ничего … свое имущество
17. [пос]вятит … будет наказан
18. [приносящий обет …
19. [судье]… 
20. 22. …

Книга исполинов

1Q23 (текст на арамейском)

Фрагменты 1+6

1 […]…[…] […двести] 2 ослов,двести диких ослов,двес[ти козлов,двести…,баранов] 3 стада,двести козлов,двести газелей,двести…,двес[ти… (В отношении диких животных,-] 4 от каждого животного,от каждой птицы и от каждого […] 5 от разбавленного вина […]

Фрагменты9+14+15

1 […]. […] 2 […] и они знали тай[ны…] 3 […] великое на земле […] 4 … и они убивали … 5 […] исполины [….] которые […] 6 […] … […]

2Q26 (текст на арамейском)

1 [ …и] они ополоснули табличку,чтобы сте[реть] 2 и поднялись воды над этой табличкой 3 […ангел]ы (?),и они подняли табличку из воды,табличку,на кото[рой (?)…4…] им всем […]

4Q203(текст на арамейском)

Фрагмент 1

1 Когда я вста[ну…] 2 Баракэль ((бшчам[…] 3 моё лицо ещё […] 4 я встаю […]

Фрагмент 2

1 на них […] 2 ….[…] 3 [и ответи]л (?) Маhав[ай] (или Маhой) …оде[й]]

Фрагмент 3

1 […] его 2 товари[щи …] 3 Ховавеш и Адко[…] (( зелбщ еагле… 4 и зачем вам предавать меня

см[ерти (?) …]

Фрагмент 4

1 […] в них […] 2 […] […] 3 [Тогд]а сказал Оhия Хa[hийе,(аедйд мддйд )…брату своему…] 4 […] над землёй и […] 5 [… зем]ля.Ког[да…] 6 […] они простёрлись и стали плакать пере[д Ханохом

(Енохом) зрек)) (?) ….] 7 […] […]

Фрагмент 5

1 […] … […] 2 […] насилие к люд[ям …] 3 они были убиты […]

Фрагмент 6

1 … 2 был для нас …

Фрагмент 7, колонка I

1-2 […]…[…] 3 и [тв]оя сила […] 4 …. 5 Тог[да сказал] Оhия Хаhий[е,брату своему…] Тогда Он (он?) наказал,-и не нас, 6 но Аза[зе]ля (тжа[ж]м),-и сделал ег[о…,сыны] стражей, 7 исполины,и н[е] будут прощены все [их] возлюб[ленные…] … он заключил нас и захватил те[бя.]

Фрагмент 7 колонка II

1-4 […] 5 тебе Маhа[вай…] 6 две таблички […] 7 а вторая до сих пор не была прочитана […]

Фрагмент8

1 Кни[га…]2 […]

3 Экземпляр вто[рой] таблички Пос[лания…,написанного] 4 рукой Ханоха,выдающегося писца […,страж] 5 и святой,Шемихазе щойзжд)) и [всем] его то[варищам…]:

6 «Да будет вам известно,ч[то вы] н[е…] 7 и ваши дела и ваших жён […] 8 они и их сыновья,и жёны [их сыновей…] 9 из-за ва[шего] блуда на [зе]мле.И это н[а] в[ас…И земля вопиёт] 10 и обвиняет вас и дела ваших сыновей, [и её голос восходит до Врат небесных,вопия и обвиняя (вас) по поводу] 11 осквернения,каким вы осквернили её.

[…]12 до прихода Рафаэля ( шфам).Вот,(грядёт) уничтожени[е..] 13 людей и животных:птиц,летающих по небу,и животных,живущих на земле,и тех,которые живут в пустыне,и тех,котор[ые] живут в морях.И истолкование [ваших ?] дел ? […] 14 на вас к худшему.И теперь,развяжите ваши узы [ … ] 15 и молиться.

Фрагмент 9

1 […] и всё [… …] 2 перед великолепием Твоей Славы 3 [… …] Твоей Славы,ибо все тайны Ты знаешь 4 [… …] и нет ничего сильнее Тебя 5 [… … п]ред Тобой.И теперь,С[вятой небес] 6 […] Царство Твоего Величия на го[ды вечные …]

Фрагмент10

1 [ …] И теперь,Господь [мой] 2 [… …] Tы преумножил и… [ …] 3 Ты желаешь и […]

Фрагмент11,колонка II

1 […] и роса и иней […]

Фрагмент13

1 [И простёрл]ись они ниц перед [Ханохом (?) …] 2 [ Тог]да сказал ему: 3 [«не] будет тебе ми[ра… …] дабы быть […]

4Q530 (текст на арамейском)

колонка II

1 о гибели наших душ […] и все его товарищи.[И О]хийя сообщил им,что сказал ему 2 Гильгамеш

(вмвойс : ( [«…и сильный,и называется […] все против его души». И Великий проклял князей. 3 И были рады ему исполины.И он возвратился,и пошёл к […] к нему.Тогда двоим из них приснились сны,4 и бежал сон их глаз от них.И [они встали…] 5 и пошли к [Шемихазе,отцу своему,и рассказали ему] о снах своих [6 … «Во] сне моём,который я видел ночью этой … 7 [Там был сад…] садовники,и они поливают 8 [… и] многочисленные [кор]ни произросли от их ствола 9 […] я видел до тех пор,пока не были закрыты источники 10 […] все воды;и огонь сжёг всё 11 […] …[…] 12 Здесь закончился этот сон».13 […] Исполины искали,кто мог бы объяснить и[м 14 этот сон… «…Ханоху,]выдающемуся писцу,дабы он истолковал нам 15 этот сон».

Затем его брат,Охийя,признался и сказал перед исполинами: «Также 16 видел я в моём сне этой ночью нечто удивительное: вот,Владыка небесный на землю спустился […] 17 И кресла расставляются,и Великий Святой сади[тся.Сотни со]тен Ему служат,тысячи тысяч Ему 18 [поклоняются и пе]ред Ним стоят.И вот [суд сел,и книг]и раскрыты,и суд произнесён,и суд 19 [письмом запи]сан и письменами начертан […] относительно всего живого [и] плоти,[и 20 всякой…] Здесь закончился этот сон».

[Тогда] устрашились все исполины 21 [и нефилины,и] они поз[ва]ли Махавайя,и он пришёл к н[им]. И попро[сили его] исполины,и послали его к Ханоху,22 [выдающему]ся [писцу,]сказав ему: «Пойди [к Ханоху,ибо знаешь] ты это место и область,так как 23 [ты (уже) видел и] слышал голос его.И скажи ему,чтобы он сообщ[ил тебе] истолкование этих снов и дабы все успокоились 24 […] Если есть лукавые уста […]»

Колонка III

3 на одной (табличке)-свидетельство исполинов,а на другой (табличке) [ …] он поднялся над землёй,4 подобно урагану,и полетел с помощью своих рук,подобно орл[у,имеющему крылья…; он пролетел над] 5 землями,и пересёк пустынное место,Великую пустыню, […] 6 И он [уви]дел Ханоха,и выкрикнул его,и сказал ему: «Прорицание [пришёл я испросить у тебя…] 7здесь.И у тебя во второй раз прорицание испраши[ваю я … мы будем слушаться 8 с]лов твоих,и все нефилины земли.Если Он (?) устранит […] 9 от дн[ей …] их,и что [они] могут быть нака[заны… 10 … мы] хотели бы узнать у тебя их истолкование».

11 [Тогда таким образом сказал Ханох …: «Двести дер]евьев,которые с небес сош[ли];»-это двести стражей [… 12-21 … и] Ахираму и [… 22 … и] Анаэл[у,]Баракиэ[лу,и … 23 …-э]лу,Наэмэлу,и […,] Амиэлу,[и … 24 …, и всем этим ангелам] и всем этим исполинам.И что […] тебе,убил [ты … 25 …]? Не все ли они ходили с мечём? [… 26 …] подобно рекам великим на [… 27 …] на тебя».

4Q531(текст на арамейском)

Фрагмент 1

1 [… …] они осквернились [… 2 …] исполины и нефилины и [… 3 …] они породили.И если все […] в его крови (?),и согласно силе [… 5 … исполин]ов,которой не доставало им и [их сыновьям … 6 …] и они требовали много еды [… 7-8 …] опустошили нефилины [… 9-12 всё,что зе]мля произвела [… 13 …] рыбы огро[м]ные [… 14 … небеса] со всем,что приносит плод, [… 15 … зе]мля и все хлеба,и все деревья [… 16 …] скот и оса (?). [… 17 … вс]е пресмыкающееся земли. И они сожгли всё [… 18 … вся]кое жестокое деяние.И речь [… 19 …] мужское и женское. И среди людей […]

Фрагмент 2

[1 «…] направо […] каждый дом […] не [2-3 … я явил свою] силу.И усилием своей твёрдой руки и мощью своей силы, 4 [я нападал на вся]кую плоть и вёл с ними войну.Но не [5 … и] я не нахожу поддержки(?),усиливающей (меня),ибо мои обвинители [6 … на небеса]х они обитают и со святыми они живут,и [я] не [7 выиграю своё дело,ибо] они сильнее меня». [8 Тогда … рё]в диких зверей доннёся,и олени полевые закричали [9 …] . И сказал ему Охийя так: «Мой сон вверг [меня] в уныние [10… и бежал с]он моих глаз,когда я видел [виде]ние.Я наверняка знаю,что [… 11 … Ты не] спишь и не [… 12… «Ги]льгамеш,расскажи твой [с]он!» […]

4Q532(текст на арамейском)

Колонка II,фрагменты 1-6

2 … с пло[тью …] 3 вс[е …] нефили[ны …] будут […] 4 они встал[и …] благочестивое знание […] так что когда [… 5 …] земля […] могучие [… 6 …] были решены […] и я […] 7 И будут [они …] стражи веч[ные … 8 … в ко]нце он пропадёт и умрёт,и [… 9 …] огромный вред они причинили зем[ле … 10 …] позволил ему прид[ти … 11 …] они будут [… от] земли и до не[ба …] Господь господ […] между [… 12 …] на земле среди всякой п[лоти …] на небесах.И [… 13 …] И тогда не […] и вели[кое] Знание [… 14 …] и крепкие око[вы …]

4Q533(текст на арамейском)

Фрагмент 1

[1 … … 2 …] на гору Синай [… 3 …] освобождая […] моё лицо и [… 4 …] И он сожжёт сынов […] дурной день [… 5 …] он будет предшествовать ему,и он осушит их,и мы будем наслаждаться. 6 […] новую область,дабы пленить всех,кто был в […7 …] относительно этого сказал пророк,что […8 …] перед блудницей.Вот, [… 9 …] от Яфо до горы [… 10 …]

Фрагмент 2

[1 …] и всё [… 2 … видение …] было [яв]лено Ханоху,[выдающемуся] пи[сцу,… 3 … сыновья А]дама.Вот,Великий …

Фрагмент 3

[… дабы ис]следовать на земле всех сынов Адама по поводу нечестия [исполинов,которое они учинили на земле,]ибо из-за него (нечестия) кровь пролилась и ложь про[износилась,и мерзости] совершались на ней,[в]се [дни …] Потоп на земле […]

6Q8(текст на арамейском)

Фрагмент 1

[… 1-2 … Ответил] Охийя сказал Махаваю: [«…] 3 и не затpепещу? Кто показал тебе всё (это)? Ска[жи нам (?) …» И Махавай сказал: «…] 4 Баракэль ,отец мой,был со мной». [… 5 …] едва [за]кончил Махавай [рас]сказывать,что [… Охийя сказал е]му: «Вот,я слышал о чудесах.Если бы могла небеременная родить […»]

Фрагмент 2

[…] 1 три корня его [… и смотрел,] 2 пока не пришли [… ] 3 весь этот сад,и н[е…]

Комментарии на Книгу пророка Авакума (1QpHab)

Среди кумранских свитков обнаружено множество пешарим — комментариев на Священное Писание. Одним из таких комментариев является приводимый здесь комментарий на <Книгу пророка Аввакума> (которая вошла в христианский канон Библии).

[«Доколе буду кричать Тебе о злодеяниях, а Ты не спасаешь» (Авв. 1:2)

….

«[Почему Ты допускаешь, чтобы я видел злодеяние и взирае]шь [на бед]ст[вие?] [предо мной насилие и произвол» (2:3).

Имеется в виду, что они…] Бога, насилием и вероломством… они гра[бя]т до[бро].

[«И появляет]ся вражда…[и поднимается раздор» (1:3).

Имеется в виду, что раз]дор и прег[решение] он…

«Поэтому Учение стало бессильным [и не побеждает правосудие» (1:4).

Имеется в виду], что они отвергли Учение Бога…

[«Ибо нечестивый одолева]ет праведника» (1:4).

[Истолкование этого: нечестивец — это Нечестивый священник, праведник] — это Учитель Праведности….

«Поэтому правосудие оказывается [извращённым» (1:4).

Имеется в виду…] не…

[«Взирайте на народы, вглядывайтесь и изумляйтесь. Ибо в ваши дни Я совершу деяние, которому вы не поверите, когда (об этом)] будет рассказано» (1:5).

[Истолкование этого: имеются в виду…] отступники вместе с Человеком лжи, ибо не [поверили словам] Учителя Праведности, (воспринятым им) из уст Бога; (имеются в виду) также отступ[ники от Учения Бога и] Нового [Завета], ибо не поверили в Союз Бога [и осквернили] им[я свя]тости Его; и точно так же толкование этого [относится к тем, которые изме]няют в конце дней; они притесни[тели…Союз]а, которые не верят в то, что про[изойдёт с] последним поколением, услышав из уст священника , которому Бог дал [разумен]ие, чтобы истолковать все слова пророков-рабов, [посредством ко]торых Бог рассказал обо всём предстоящем своему народу

«для суда поставил ты его; Твердыня, для наказания Ты предназначил его; слишком чисты глаза, чтобы глядеть на зло, и созерцать несправедливость Ты не можешь» (1:12-13).

Толкование этого: Бог не уничтожит народ Свой руками чужеземцев; в руки Избранника Своего Бог отдаст суд над всеми народами; а когда они подвергнутся наказанию, будут также обвинены нечестивцы Его народа (иудеи), которые соблюдали Его заповеди с сожалением. А относительно того, что он сказал: «Слишком чисты глаза,чтобы глядеть на зло» (1:13).Толкование этого: глаза их не совратили их в период нечестия.

«Почему вы, предатели , смотрите и молчите, когда губит нечестивец ( ) того, кто праведнее его ( )?» (1:13).

Истолкование этого: имеется в виду «дом Авессалома» и люди их совета, которые молчали, когда обличали Учителя Праведности и не помогли ему против Человека лжи, который презрел Учение ( ) перед лицом всей их об[щины].

«Встану я на стражу свою, и на городской башне обоснуюсь и стану дожидаться, чтобы узнать, о чём мне скажет (Бог) и чт[о Он ответит н]а моё сетование. И ответил мне Йахве [и сказал: запиши видение и начер]тай на табличках, чтобы бег[ло] (прочитал) [читающий их»] (2:1-2).

[Толкование этого:] и велел Бог Аввакуму записать то, что произойдёт с последним поколением, но тайну срока исполнения Он не возвестил ему. А относительно того, что Он сказал «Чтобы читающий бегло прочитал» (2:2), имеется в виду Учитель Праведности, которому Бог поведал все тайны слов Его пророков-рабов.

«Ибо видение к установленному времени,оно говорит о конце и не обманет» (2:3).

Это относится к людям истины, исполняющим Учение, руки которых неустанно будут служить делу истины, (даже) когда затянется для них (наступление) последнего периода, ибо все сроки, (установленные) Богом, наступят в свой черёд, как Он предначертал и[м] в тайнах премудрости.

«Вот, надменна, неправедна [душа его в нём]» (2:4).

Толкование этого: имеется в виду, что удвоится [вина их и не будут п]рощены во время суда над ними.

[«А праведник верою своею будет жить»] (2:4).

Толкование этого: к исполняющим Учение в доме Иуды , которых Бог спасёт от Дома суда за их страдания и веру в Учителя Праведности.

«Богатство развращает высокомерного человека, и он не знает покоя, оно, как бездну, расширило его вожделение, и он, как смерть, не насытится; и соберутся народы и сойдутся к нему племена. Разве не произнесут о нём притчу и насмешливые загадки и скажут: «Горе тому, кто умножает не принадлежащее ему! До каких пор он будет обогащать себя залогами?»» (2:6).

Толкование этого: это относится к Нечестивому священнику, который был призван во имя истины, когда впервые был облечён своим саном, но когда правил в Израиле, вознеслось сердце его, и он оставил Бога и изменил законам из-за богатства; и он грабил и собирал богатства людей насилия, восставших против Бога, и имущество народов отбирал, чтобы умножить грех своего преступления, и путями м[ер]зости он действовал во всей скверне нечистоты.

«Не внезапно ли поднимутся [жалящие] тебя и пробудятся сотрясающие тебя и станут грабить тебя все остальные народы» (2:8).

[Толкование этого слова: это относится] к священнику, который восстал

поразить его (Нечестивого священника) судом нечестия, и ужасы болезней злых наслали они на него и месть учинили над его плотью. А относительно того, что он сказал:

«За то, что ты грабил многие народы, и тебя грабить будут все остальные народы» (2:8),

— имеются в виду последние священники Иерусалима, которые собирают богатства и добычу из награбленного у народов, но в конце дней их богатство вместе с их добычей будет отдано в руки воинства киттиев , ибо они являются «остальными народами».

«За кровь человеческую, за насилие над страной, городом и над всеми жителями» (2:8).

Толкование этого: к Не[че]стивому священнику, которого за вину (перед) Учителем Праведности и людей его общины Бог предал в ру[ки вра]гов его, чтобы истязать его мукой и изнурить в горестях души за то, что он осудил избранника Его.

«Горе тому, кто нечестную добычу добывает [для до]ма своего, (кто стремится) поместить высоко гнездо своё, чтобы спастись от злой ладони. Навлёк ты позор на дом свой,учинил резню многих наро[дов] и (стал ты) грешником перед душой. Ибо ка[мень из] стены возопиёт [и] балка деревянная будет вторить ему» (2:9-11).

[Толкование этого: это относится] к [священник]у, который… были камни её — насилие, а сруб — грабежом. А относительно того,что сказано:»Ты погубил многие народы, став грешником перед душой» (2:10), — имеется в виду Дом суда, в котором Бог совершит Свой суд среди многих народов, и оттуда приведёт его на суд и среди них Он объявит его виновным и серным огнём накажет его.

«Горе тому, кто на крови строит город и беззаконием сооружает крепость. Разве не от Господа Воинств это, что народы ради огня трудятся и племена изнуряют себя понапрасну?» (2:12-13).

Имеется в виду Источающий ложь, который многих ввёл в заблуждение, чтобы на крови строить город суеты и основать общину на лжи; чтобы ради богатства изнурить многих бесполезной работой и обучить их деяниям лжи. Их труд будет напрасным, так как они подвергнутся наказаниям огнём за то, что поносили и оскорбляли избранников Бога .

«Ибо земля наполнится познанием славы Йахве, как воды наполняют море» (2:14).

Толкование этого…когда они обратятся….[исчезнет] ложь, а затем им откроется познание, как воды моря, в изoбилии.

«Горе тому,кто спаивает ближнего своего, кто прибавляет злобу свою, и опьяняет его чтобы видеть его шатания» (2:15).

Имеется в виду Нечестивый священник, который преследовал Учителя Праведности, чтобы поглотить его в гневе пыла своего, в доме его изгнания, и во время праздника Покоя, дня Всепрощения (Йом Киппур) он появился среди них , чтобы поглотить их и чтобы заставить их споткнуться в День поста, субботы их покоя.

«Ты насытился позором больше, чем славой, пей также и ты и шатайся.Чаша правой руки Йахве обернётся против тебя, и позор (падёт) на славу твою» (2:16).

Это относится к священнику, позор которого превзошёл его славу , ибо он не обрезал крайнюю плоть сердца своего и шествовал путями пресыщения, чтобы утолить жажду. Чаша гнева [Бо]га погубит его, чтобы приумножить его позор и страдания

«[Ибо злодейство твоё на Ливане обрушится на тебя (самого) за истребление устрашенных животных] потрясёт тебя из-за крови людской, насилия над страной, городом и над всеми жителями» (2:17).

Это относится к Нечестивому священнику, чтобы воздать ему за содеянное им над бедными, ибо «Ливан» — это Совет единства , а «животные» — малые (или: простецы) Иуды (самоназвание кумранитов. — А.В.), исполняющие Учение. Бог осудит его (Нечестивого священника) на уничтожение, как он (сам) замыслил истребить бедных. А относительно того, что он (пророк Аввакум) сказал: «За кровь города и насилие над страной», — имеется в виду: «город» — это Иерусалим, в котором Нечестивый священник творил мерзкие дeла и осквернил храм Бога, а «насилие над страной» — это города Иудеи, в которых он (Нечестивый священник) грабил имущество бедных.

Коментарий на Книгу пророка Наума (4QpNahum)

{……..] обиталище нечестивцев (из иноплеменных) народов. «Куда ходил лев, львица, львенок [и никто] [(их) не устрашает» (II, 12)}. Толко-вание этого: (это относится) к Деме]трию, царю Явана , который вознамерился войти в Иерусалим по совету ищущих раздоров. [……] царей Явана от Аптноха до появления правителей киттиев, а затем будет попрана [страна].

{«Лев терзает для потребности детенышей своих и душит ради львиц своих добычу» (II, 13)}. [Толкование этого:] (это относится) к льву ярости, который бьет (или: поражает) своих великих и людей его совета. [……..].

{[«И он наполняет добычею] нору (свою?) и логовище свое стервятиною» (II, 13b)}. Толкование этого: (это относится) к льву ярости, который учинил ме]сть (или: смерть) над (или: среди) ищущих раздоров, который вешает живых (или: живьем) людей, [то, что не делалось] в Израиле прежде.

{Ибо о живом (человеке), повешенном [на дереве гово]рится (или: [будет восклик]нуто): «Вот я на те[бя] … говорит Яхве воинств. Ибо сожгу в дыму] твое [множество] и меч пожрет твоих львят и искоре[ню с лица земли хи]щничество» (II, 14)} [Толкование этого] — «и множество твое» это полчища (банды) войска его […..], «а его львята» — они [….], «а его добыча» — это богатство, которое соб[рали жрец]ы Иерусалима, которые(й?) [….. Э]фраим будет отдан Израиль [… ].

{…»А его вестники» — это его послы, голос которых не будет боль-ше слышен среди народов. «О, город крови, весь он полон [обмана и гра-бежа]» (III, 1)}.Толкование: это город Эфраима, ищущие раздоров в конце дней, которые в обмане и лжи [рас]хаживают.

{«Не прекращается (в нем) злодейство, слышны (хлопание) бича и грохот колес, скачут лошади и подпрыгивают колесницы, несутся всадники, сверкают <мечи > и блестят копья, и множество прон-зенных, груды тел и нет конца трупам, и спотыкаются о них» (III, 2-3)}. Толкование этого (относится) к власти ищущих раздоров, в об-щине которых беспрестанно иноземный меч, (не прекращаются) пленение, грабеж, а также разжигание междоусобной борьбы, уход в изгнание из страха перед врагом и множество трупов вины к падает в их дни, и нет конца количеству их трупов, они даже спотыкаются о них в их преступном совете.

{«Из-за множества блудодеяшш развратницы приятной наружности, искусной в чародействах, продающей народы блудом своим и [чара]ми своими — племена» (III, 4)}. Толкование [этого (относится)] к вводящим в заблуждение Эфраим, которые своим ложным учением, языком обмана и устами коварства вводят в заблуждение многих; цари, начальники, священники, народ вместе с присоединившимся чужеземцем, города и роды гибнут из-за их совета, з[на]тные и прави[тели] станут жертвой [дер]зостп их языка.

{«Вот я к тебе (обращусь), говорит Яхве Воинств, и обнажу края одежд [твоих] (и подниму их) на твое лицо, покажу народам наготу [твою], царствам — позор твой» (III, 5)}. Толкование этого …………………………………….

……………………………. города Востока, ибо пола………………………………………………… народы нечистотой своей, [сквер]ной их мерзостей.

{«И забросаю тебя мерзостями, и опозорю тебя, и сделаю тебя уродливой, и каждый, кто на тебя посмотрит, отшатнется от тебя» (III, 7а)}. Толкование этого (относится) к ищущим раздоров, скверные деяния которых будут в конце периода (или: срока) раскрыты всему Израилю, и многие поймут их вину, и возненавидят их, и будут они им отвратительны за дерзкие пх преступления. И когда откроется слава Иуды, в отдалятся простецы Эфрапма от их собрания и покинут вводящих их в заблужде-ние, и присоединятся к Израилю.

{«И скажет: Опустошепа Ниневия. Кто выразит ей сожаление? Где я найду утешителей для тебя?» (III, 7)}. Толкование этого (относится) [к] ищущим раздоров, совет которых погибнет, собрание их будет рассеяно, и не будут они более вводить в заблуждение народ, и просте[цы] не станут более поддерживать их совет.

«Разве ты лучше Но-Ам[она, расположенного между] потоками?» (III, 8). Толкование этого: «Амон» — это Менашше, а «потоки» — вел[и]кие Менашше, знатные ……………………

{«Вода вокруг него, оплот его — море и стены его — вода» (III, 8)}. [Тол]кование этого: они — его воины, могущественные люд[и во]йны. «Куш (Эфиопия) — сила [и Египет без предела]» (III, 9) …………………………………. ……………………………………………………..[«Пут и Ливийцы пришли тебе на помощь»] (III, 9).Толкование этого: они — нечестивцы его [войска], дом Пелега, присоединившийся к Менашше.

{«Но и он в изгнании, по [шел в плен, и] младенцы его (зверски) умерщвляются к на углах (перекрестках) всех улиц, судьба знатных его решается жребием, и ве[ли]ки[е его скованы] цепями» (III, 10)}. Толкование этого (относится) к Менашше в последний период, когда унизится и власть его в Из[раиле……….. жены его, младенцы и дети его уйдут в плен, его воины и знатные (будут) мечом [………………………………………………..

{«Также и ты опьянеешь] и станешь бессильной» (III, 11)}. Толкование этого (относится) к нечестивцам Э[фраима ………… чаша которых решится вслед за Менашше ……………

{[«И ты будешь искать] защиты от неприятеля в укрепленном городе» (III, 11)}. Толкова[ние этого (относится)] к ……… Враги их в городе [………..

{«Все крепости твои] (подобны) смоковницам с [первинками (зрелыми)} …….

Комментарий на псалом 37 (4QpPs (4Q 171))

{Они погибнут от меча, голода и мора. «Останови гнев и оставь ярость, не соревнуйся в делании зла (37:8).Ибо злодеи истреблены будут» (37:9)}.

Имеются в виду все обратившиеся к Торе (Учению),кто не отказывается отвратиться от зла, ибо все упорствующие отойти от грехов будут истреблены.

{«А надеющиеся на Йеову (Имя Бога), они унаследуют землю»(37:9)}.

Толкование этого: «они» — это община Его избранника, выполняющая Его волю.

{«Ещё немного и не будет больше злодея, и вглядишься в место, где он, но его уже нет» (37:10)}.

Имеется в виду всё нечестие, которое к концу сорока лет исчезнет, и не найдётся больше на земле ни одного человека нечестивого.

{«А кроткие наследуют землю и насладятся изобилием мира» (37:11)}.

Имеется в виду община бедных, которые перенесут время бедствия и спасутся от сетей Белиала, а затем насладяться все…земли…плоти.

{«Замышляет нечестивый против праведника и скрежещет [на него] зубами (37:12). [Йе]ова смеётся над ним, ибо видит, что пришёл день его» (37:13)}.

Это относится к притеснителям завета, которые…[злоумышляют уничтожить] исполняющих Тору…, [но Бог не отдаст их] в их руки.

{«Меч обнажают нечестивые и натягивают лук свой, чтобы сразить бедного и нищего и убить идущих прямо (37:14). Меч их вонзится в их собственное сердце, а луки их сломаются» (37:15)}.

Имеются в виду нечестивцы Эфраима и Менаше, которые замышляют поднять руку на священника и людей его общины в наступающее для них время испытания. Но Бог спасёт их от рук (нечестивцев), а затем (нечестивцы) будут отданы на суд чужеземных насильников.

{«Лучше немногое у праведника,чем изобилие у многих нечестивцев».(37:16)}.

[Это относится ко всем] исполняющим Тору,которые не………………………………………………….для зла.

{«Ибо мыш[цы нечестивых будут сокрушены,а праведников поддерживает] Йео[ва» (37:17)}.

Это относится к…]

{…[Знает Йеова дни непорочных и наследие их вовеки пребудет (37:18), не посрамятся во время бедствий» (37:19)}.

Имеются в виду] раскаявшиеся в пустыне, которые проживут в течение тысячи поколений в Ис[раэле] и им наследие человеческое и потомкам их вовеки.

{«И в дни голода [будут] сы[ты] (37:19). А нечестивые погибнут» (37:20)}.

Это значит, что Он сохранит им жизнь во время голода, в период [бедст]вия, а многие погибнут от голода и мора, кто не покинул [землю Еуды-Иудею]

{«А любящие Йеову как великолепие лугов» (37:20)}.

Имеет[ся в виду] община Его избранника, которые будут главами и правителями…[как пастухи]овец среди их стад.

{«Все они погибнут как дым» (37:20)}.

Толкование: к правителям не[честия], которые угнетают Его народ святой и исчезнут как дым, рассеиваемый ветром.

{«Нечестивый берёт взаймы и не платит, а праведный оказывает милость и даёт (37:21). Поэтому благосло[венные унасле]дуют землю, а проклятые будут истреблены» (37:22)}.

Имеется в виду община бедных …………………………….. наследие всего [мира]……………………………………………………

……..унаследуют высокую гору Ис[раэля и] святой Его [народ] будет наслаждаться.

{«А проклятые будут истреблены»} — имеются в виду притеснители за[вета, из]менники Исраэля, которые будут уничтожены вовеки.

{«Йеова [утверждает] ша[ги человека, если путь его угод]ен Ему (37:23); падая, он не упадёт, ибо Йеова поддерживает его за руку» (37:24)}.

Имеется ввиду священник, Учитель [праведности]… …предназначил его, чтобы построить Себе общину [Его избранника]

{…Молодым был и состарился я, но не [видел праведника] покинутого, а потомков просящих хлеба (37:25). Он [всегда] оказывает милость, даёт взаймы и пото[мство его — благословенно»] (37:26)}.

Имеется в виду [Учитель праведности]…

{«Следит нечестивый за праведным и стремится [умертвить его (37:32) Йе]ова [не оставит его (праведника) в руках нечестивого) и не] признает его виновным, когда его будут судить» (37:33)}.

Имеется в виду Нечестивый [священник],который искал, чтобы убить его……. И учение……………….который подослал к нему, а Бог не о[ставит его] и не [признает его виновным, когда] его будут судить, а ем[у во]здаст Бог плату, отдав его в руки [чужеземных] притеснителей, чтобы учинить над ним [месть].

{[«Надейся на Йео]ву, храни Его путь, и Он возвысит тебя, чтобы овладеть землёй; ты уви[дишь] истребление нечестивых» (37:34)}.

[Имеется в виду община бедных], которые будут лицезреть суд над нечестием, и с избранниками Бога…

Слова Моисея (1QDM)

И сказал Бог Моисею в сороковой год по выходу сынов Исраэля из Египта, в одиннадцатый месяц, первого числа, говоря: Собери всё общество и взойди на гору Нево, и стань там ты и Элиэзер сын Аарона. Объясни главам колен, левитам, и всем священникам и заповедай сынам Исраэля слова Учения, которое Я заповедал вам на горе Синай и исполнять их. Провозгласил в уши их всё доброе, и беру во свидетельство им небо и землю, ибо если не возлюбят, то что Я повелел, то они и дети их все дни жизни на земле, ибо говорю Я, если покинут Меня и изберут мерзости народов и гнусности их, и идолы их и будут служить идолам и будут они ловушкой и западнёй.

И передавайте объявления о праздниках и субботу Завета и праздники, которые Я повелел вам выполнять сегодня. И поражу их великим поражением, в стране в которую переходят за Ярден, чтобы владеть ею. И будет, когда придут на них все проклятия  до уничтожения их, тогда узнают, что по справедливости воздано им.

И сказал Моисей Элиэзеру сыну Аарона и Ешуа сыну Нуна и говорил им: Слово Его, все слова Учения не оставляйте их, умолкни Исраэль и услышь, в этот день  ты будешь ты будешь народ Богу, Богу твоему и будешь соблюдать законы Мои, и свидетельства Мои, и заповеди Мои, которые Я заповедал в этот день и будешь выполнять их. После того, как перейдёшь Ярден дам тебе большие города, и добро и дома наполненные всяким добром, виноградники и маслины, которые не сажали колодцы, которые не выкапывал.

И будешь есть и насытишься и вознесётся сердце твоё и забудешь, что Я повелел тебе. Ибо заповеди жизнь и долголетие.

И сказал Моисей, говоря сынам Исраэля: Вот сорок лет от дня выхода нашего из Египта и в этот день Бог мой, Бог ваш извлёк эти слова из уст Своих, и все уставы Его….   понёс я один заботы ваши и ссоры ваши, и в кончине моей к….завету, и завещать дорогу по которой пойдёте. Избери себе мудрых, которые объяснят вам и детям вашим все слова Учения этого, храните души ваши выполняя их, чтобы не возгорелся гнев Бога вашего на вас, и не затворилось бы небо, и не будет вам дождя и воды из под земли, чтобы дать вам  урожай. 
И продолжал говорить Моисей сынам Исраэля: Вот заповеди, которые повелел выполнять Бог……

К концу семи лет — соблюдайте субботу (покой) земли, и суббота земли будет тебе в пищу, тебе и скоту и зверям полевым, будет едой для бедных из братьев твоих, которые в стране. И поля своего не засевай и виноградника своего не обрезывай и не собирай ничего. И храни все слова этого Завета, выполняя их, ибо выполняя их….  И в этот год каждый заимодавец должен прощать долги брату своему, ближнему своему, и не взыскивать с брата своего, с ближнего своего. Ибо объявляется прощение долгов ради Бога моего, Бога вашего. С иноземца взыскивай, а с брата своего не взыскивай, ибо в этом году благословит вас Бог и искупит ваши грехи….

….. в год …. в месяц….в этот день, ибо отступили в пустыне отцы ваши до десятого дня, месяца…..в десятом дне месяца будешь искуплен…..и возьмут….

И в общине богов и в тайне святых и в…. них и ради сынов Исраэля, и ради земли…………получат они искупление в нём …..и сказал Моисей, говоря: Выполняйте…. законы вечности в родах ваших и в день…. и в день …..возьмут …сыны Исраэля….и все которые….для всех…..в год….душа которая……на книге……я  священник….и положит руку свою….на всё это….в году…..эти….от двух козлов…..

Мидраш Мельхиседека (11QMelchisedek)

1. ……………………………………..………………………………………………….… 
2. […..а относительно того, что] он сказалВ этот ю[билейный] год [возвратитесь каждый во владение свое] … [толкование этого…………………………………………. 
3. [… Пусть отпустит (долг)] всякий заимодавец, давший взаймы [ближнему своему, и не взыскивает с ближнего своего и брата своего, ибо провозглашено отпу]щение 
4. [господуТолкование этого: в последние] дни пленные, которые … […] 
5. … и из наследия Мельхиседека … они … [Мельхисе]дек.,который 
6. возвратит их к ним и провозгласит им освобождение, чтобы отпустить [им и искупить] грехи их … Словоэто 
7. в пос[ледний]юбилейный год сказа[л] … [искупле]ннеэ[то] … де]сятый [ю]билейный год, 
8. чтобы искупить в нем всех сынов [света и] люде[й ж]ребия [Мельхи]седека ……, ибо 
9. Это — предел, год благоволения к Мельхисе[деку] … святые господа(будут призваны) к вла[с]ти правосудия, как написано 
10. о нем в песнопениях Давида, который сказал: господь стал в сонме божием, среди ангелов он судит. И о нем сказа[л] он: Обратиськнему 
11. в (небесную) высь, господь будет судить народы. А относительно того, что [он] ска[зал: Доколе будете] судить неправедно и оказы[вать] лицеприятие нечести[вым? Села] 
12. Толкование этого: (это относится) к Белиалу и к д[уха]м его жребия, кото[рые … 
13. И Мельхиседек отомстит су[до]м гос[пода] … [от власти Бе]лиала и от власти всех [духов его жребия], 
14. и ему помогают все [вечные?] ангелы, [именно это он сказал] … вс]е сыны … 
15. эта; это — день […];[а отно]сительно того, что он сказал [о последних днях через Иса]йю пророка, который сказа[л: Как]прекрасны 
16. на горах ног[и] благовестни[ка], [воз]вещающего мир, благовест[вующего доброе, возвещающего спасени]е, [гово]рящий Сиону: [царствует] бог твой. 
17. Толкованиеэтого:гор[ы] ………………………………………..…………………….. 
18. А благовестник — эт[о по]мазанник ду[ха, ко]торый сказал … [А то; что он сказал: благовествующий] 
19 доброе, возвещаю[щий спасение] — это именно то, что напи[са]но о нем, а то, что [оп сказал …] 
20. чтобы утеши[ть] …[вра]зумит их о всех периодах г[нева], 
21. ……………….. истина …………………………………………..………………………. 
22. …………………………………………………………………………………….………………………. 
23. ……………… отвратилась она от Белиала …………………………………………………………………………………. 
24. … судом божиим, как написано о нем: [Говорящий Си]ону царствует бог твой [Си]он — э[то … 
25. … поддерживающи[е] Союз, отвращающиеся от хождения [по пути] (этого) народа, а бог [твой] это … 
26. … Белиал. А относительно того, что он сказал: И вострубите труб[ным гласом в] ме[сяц седьмой] …

Левита11Q1 (11QpaleoLeva) 11QLeviticusa

Этот свиток был обнаружен в 1956 группой бедуинов в 11 пещере Кумрана, но развернут  он был только спустя четырнадцать лет, в Музее Израиля в Иерусалиме. В свитке написаны части заключительных глав (22-27) из Левита, третьей книги из Пятикнижия, которое разъясняет законы пожертвования, искупления, и святости. 
Сохранилась самая нижняя часть (приблизительно одна пятая первоначальной высоты) окончание девяти колонок первоначальной рукописи. Восемнадцать маленьких фрагментов также принадлежат этому свитку. Дополнительные фрагменты этой рукописи — от предыдущих глав: Лев. 4, 10, 11, 13, 14, 16, 18-22. 
Свиток написан в древнееврейском языке, который часто называют палеоиврит. Почти однородное направленное вниз с уклоном налево письмо указывает на опытную, быструю, и ритмичную руку писца. Текст был исполнен на овечьей коже. И вертикальные и горизонтальные линии были оттянуты. Вертикальные линии выравнивали колонки у края; горизонтальные линии служили руководством для остановки письма.  Этот фрагмент представляет Левит 23:22-29. 
 

1 (22) […не дожинай до края поля твоего, когда жнешь, и когда] собираешь [оставшегося от жатвы твоей не подбирай; вы должны оставить это для бедных и незнакомев; я ГО]СПОДЬ, 
2 ваш Бог. 
3 (23) ГОСПОДЬ сказал Моисею, говоря: (24) Скажи сынам Израилевым о том, что на седьмой месяц 
4 в первый день месяца, все должны соблюдать полный отдых, священное собрание, праздник труб. 
5 (25) Вы не должны работать; и вы должны приносить огненную жертву ГОСПОДУ. 
6 (26) ГОСПОДЬ сказал Моисея говоря: (27) Также в десятый день этого седьмого месяца — День 
7 Очищения. И должно быть священное собрание у вас: Вы должны смирить души ваши, и вы должны принести жертву 
8 огненную ГОСПОДУ; (28) вы не должны работать в течение всего дня. Ибо 
9 [это — День Очищения, дабы] очистить ваше имя [перед ГО]СПОДОМ Богом вашим. (29) Ибо любой человек, кто

Комментарий на книгу Михея[1Q pMi = 114]


От этого текста дошло 23 мелких и мельчайших фрагмента, из которых только три содержат более трех полностью сохранившихся слов. В результате чрезвычайно искусной и тонкой работы по прочтению всех отрывков и воссоединению тех из них, которые поддаются воссоединению, текст был переведен и издан. 
Наиболее связный текст дают фрагменты 8—10, в которых приведены цитаты из Мих. 1:5 — 7 и комментарий к ним. В остальных фрагментах сохранились лишь разрозненные обрывки цитат из глав. 
 

1. [. . .] «За преступление 
2. [Йа‘кова (произойдет) все это, за грехи дома Израилева. А что (есть) преступление Йа]кова? Разве не 
3. [Самария? А что такое высоты1  Йехуды? Разве не Иеру]с[алим? Я сделаю Самарию] 
4. [грудой развалин в поле, местом для насаждений виноград-ника»] (1: 5—6). Толкование этого: имеется в виду Про-поведник лжи (?), 
5. [который вводит в заблуждение] простецов2 . (Что же касается сказанного:) «А что такое высоты Йехуды? 
6. [Разве не Иерусалим?». Толкование этого: это относится к] Учителю праведности, который 
7. [наставляет в Учении общину] свою и всех выразивших готовность присоединиться к избранникам 
8. [Бога (?), исполняющим Закон] в совете общины, которые будут спасены от Дня 
9. [суда . . .] 
10. [. . . А относительно того, что сказано: «Я сделаю Самарию грудой развалин в] поле, 
11. [местом для насаждения виноградника3»  . . .] 
 

Комментарии

1  высоты («капища»), на которых приносились жертвы. С этими «высотами» яростно боролись пророки, ревнители централизо-ванного культа в Иерусалиме. 
2  одно из самоназваний членов кумранской общины 
3  Повторение цитаты из Мих. 1 : 6; Первоиздатель Милик заполняет остаток стк. 11 цитатой из Мих. 1 : 6b  —  1 : 7a. За повторной цитатой следовала интерпретация.

«Книга исполинов» (123, 226, 4203, 4530-532, 68)

1Q 23 (текст на арамейском) фрагменты 1+ 6

1 […]…[…] […двести] 2 ослов, двести диких ослов, двес[ти козлов, двести…,баранов] 3 стада, двести козлов, двести газелей, двести…, двес[ти… (В отношении диких животных,-] 4 от каждого животного, от каждой птицы и от каждого […] 5 от разбавленного вина […] 
 

Фрагменты 9+14+15

1 […]. […] 2 […] и они знали тай[ны…] 3 […] великое на земле […] 4 … и они убивали … 5 […] исполины [….] которые […] 6 […] … […] 
 

2Q 26 (текст на арамейском)

1 [ …и] они ополоснули табличку, чтобы сте[реть] 2 и поднялись воды над этой табличкой 3 […ангел]ы (?),и они подняли табличку из воды, табличку, на кото[рой (?)…4…] им всем […] 
 

4Q 203(текст на арамейском)

Фрагмент 1

1 Когда я вста[ну…] 2 Баракэль ((бшчам[…] 3 моё лицо ещё […] 4 я встаю […] 
 

Фрагмент 2

1 на них […] 2 ….[…] 3 [и ответи]л (?) Маhав[ай] (или Маhой) …оде[й]] 
 

Фрагмент 3

1 […] его 2 товари[щи …] 3 Ховавеш и Адко[…] (( зелбщ еагле… 4 и зачем вам предавать меня см[ерти (?) …] 
 

Фрагмент 4

1 […] в них […] 2 […]    […] 3 [Тогд]а сказал Оhия Хa[hийе, (аедйд мддйд  )…брату своему…] 4 […] над землёй и […] 5 [… зем]ля.Ког[да…] 6 […] они простёрлись и стали плакать пере[д Ханохом (Енохом) зрек)) (?) ….] 7 […] […] 
 

Фрагмент 5

 1 […] … […] 2 […] насилие к люд[ям …] 3 они были убиты […] 
 

Фрагмент 6

1 … 2 был для нас … 
 

Фрагмент 7,  колонка I

1-2 […]…[…] 3 и [тв]оя сила […]   4 ….   5 Тог[да сказал] Оhия Хаhий[е, брату своему…] Тогда Он (он?) наказал, -и не нас, 6 но Аза[зе]ля (тжа[ж]м),-и сделал ег[о…,сыны] стражей, 7 исполины, и н[е] будут прощены все [их] возлюб[ленные…] …  он заключил нас и захватил те[бя.] 
 

Фрагмент 7 колонка II

1-4 […] 5 тебе Маhа[вай…] 6 две таблички […] 7  а вторая до сих пор не была прочитана […] 
 

Фрагмент 8

1 Кни[га…]2 […]

3 Экземпляр вто[рой] таблички Пос[лания…, написанного] 4 рукой Ханоха, выдающегося писца […,страж] 5 и святой, Шемихазе  щойзжд)) и [всем] его то[варищам…]:

6 «Да будет вам известно, ч[то вы] н[е…] 7 и ваши дела и ваших жён […] 8 они и их сыновья, и жёны [их сыновей…] 9 из-за ва[шего] блуда на [зе]мле. И это н[а] в[ас…И земля вопиёт] 10 и обвиняет вас и дела ваших сыновей, [и её голос восходит до Врат небесных, вопия и обвиняя (вас) по поводу] 11 осквернения, каким вы осквернили её.

[…]12 до прихода Рафаэля ( шфам). Вот, (грядёт) уничтожени[е..] 13 людей и животных: птиц, летающих по небу, и животных, живущих на земле, и тех, которые живут в пустыне, и тех, котор[ые] живут в морях. И истолкование  [ваших ?]  дел ? […] 14 на вас к худшему. И теперь, развяжите ваши узы [ … ] 15 и молиться. 
 

Фрагмент 9

1 […] и всё [… …] 2 перед великолепием Твоей Славы 3 [… …] Твоей Славы, ибо все тайны Ты знаешь 4 [… …] и нет ничего сильнее Тебя 5 [… … п]ред Тобой. И теперь, С[вятой небес] 6 […] Царство Твоего Величия на го[ды вечные …] 
 

Фрагмент 10

1 [ …] И теперь, Господь [мой] 2 [… …] Tы преумножил и… [ …] 3  Ты желаешь и […] 
 

Фрагмент 11, колонка II

1 […] и роса и иней […] 
 

Фрагмент 13

1 [И простёрл]ись они ниц перед [Ханохом (?) …] 2 [ Тог]да сказал ему:  3 [«не] будет тебе ми[ра… …] дабы быть […] 
 

4Q 530 (текст на арамейском)

колонка II

1 о гибели наших душ […] и все его товарищи.[И О]хийя сообщил им,что сказал ему 2 Гильгамеш(вмвойс : ( [«…и сильный, и называется […] все против его души». И Великий проклял князей. 3 И были рады ему исполины. И он возвратился, и пошёл к […] к нему. Тогда двоим из них приснились сны,4 и бежал сон их глаз от них. И [они встали…] 5 и пошли к [Шемихазе, отцу своему, и рассказали ему] о снах своих [6 … «Во] сне моём, который я видел ночью этой … 7 [Там был сад…] садовники, и они поливают 8 [… и] многочисленные [кор]ни произросли от их ствола 9 […] я видел до тех пор, пока не были закрыты источники 10 […] все воды; и огонь сжёг всё 11 […] …[…] 12 Здесь закончился этот сон».13 […] Исполины искали, кто мог бы объяснить и[м 14 этот сон… «…Ханоху,] выдающемуся писцу, дабы он истолковал нам 15 этот сон».

Затем его брат, Охийя, признался и сказал перед исполинами: «Также 16 видел я в моём сне этой ночью нечто удивительное: вот, Владыка небесный на землю спустился […] 17 И кресла расставляются, и Великий  Святой сади[тся. Сотни со]тен Ему служат, тысячи тысяч Ему 18 [поклоняются и пе]ред Ним стоят. И вот [суд сел, и книг]и раскрыты, и суд произнесён, и суд 19 [письмом запи]сан и письменами начертан […] относительно всего живого [и] плоти, [и 20 всякой…] Здесь закончился этот сон».

[Тогда] устрашились все исполины 21 [и нефилины, и] они поз[ва]ли Махавайя, и он пришёл к н[им]. И попро[сили его] исполины, и послали его к Ханоху,22 [выдающему]ся [писцу,]сказав ему: «Пойди [к Ханоху, ибо знаешь] ты это место и область, так как 23 [ты  (уже) видел и] слышал голос его. И скажи ему, чтобы он сообщ[ил тебе] истолкование этих снов и дабы все успокоились 24 […] Если есть лукавые уста […]» 
 

Колонка III

3 на одной (табличке)-свидетельство исполинов, а на другой (табличке) [ …] он поднялся над землёй, 4 подобно урагану, и полетел с помощью своих рук, подобно орл[у, имеющему крылья…; он пролетел над] 5 землями, и пересёк пустынное место, Великую пустыню, […] 6 И он [уви]дел Ханоха, и выкрикнул его, и сказал ему: «Прорицание [пришёл я испросить у тебя…] 7здесь.И у тебя во второй раз прорицание испраши[ваю я … мы будем слушаться 8 с]лов твоих, и все нефилины земли. Если Он (?) устранит […] 9 от дн[ей …] их, и что [они] могут быть нака[заны… 10 … мы] хотели бы узнать у тебя их истолкование».

11 [Тогда таким образом сказал Ханох …: «Двести дер]евьев, которые с небес сош[ли];»-это двести стражей [… 12-21 … и] Ахираму и [… 22 … и] Анаэл[у, ]Баракиэ[лу, и … 23 …-э]лу, Наэмэлу,и […,] Амиэлу, [и … 24  …, и всем этим ангелам] и всем этим исполинам. И что […] тебе, убил [ты … 25 …]? Не все ли они ходили с мечём? [… 26 …] подобно рекам великим на [… 27 …] на тебя». 
 

4Q 531(текст на арамейском)

Фрагмент 1

1 [… …] они осквернились [… 2 …] исполины и нефилины и [… 3 …] они породили. И если все […] в его крови (?),и согласно силе [… 5 … исполин]ов, которой не доставало им и [их сыновьям … 6 …] и они требовали много еды [… 7-8 …] опустошили нефилины [… 9-12 всё, что зе]мля произвела [… 13 …] рыбы огро[м]ные [… 14 … небеса] со всем, что приносит плод, [… 15 … зе]мля и все хлеба, и все деревья [… 16 …] скот и оса (?). [… 17 … вс]е пресмыкающееся земли. И они сожгли всё [… 18 … вся]кое жестокое деяние. И речь [… 19 …] мужское и женское. И среди людей […] 
 

Фрагмент 2

[1 «…] направо […] каждый дом […] не [2-3 … я явил свою] силу. И усилием своей твёрдой руки и мощью своей    силы, 4 [я нападал на вся]кую плоть и вёл с ними войну. Но не [5 … и] я не нахожу поддержки(?),усиливающей (меня), ибо мои обвинители [6 … на небеса]х они обитают и со святыми они живут, и [я] не [7 выиграю своё дело, ибо] они сильнее меня». [8 Тогда … рё]в диких зверей доннёся, и олени полевые закричали [9 …] . И сказал ему Охийя так: «Мой сон вверг [меня] в уныние [10… и бежал с]он моих глаз, когда я видел [виде]ние. Я наверняка знаю, что [… 11 … Ты не] спишь и не [… 12… «Ги]льгамеш, расскажи  твой [с]он!» […] 
 

4Q 532(текст на арамейском)

Колонка II, фрагменты 1-6

2 … с пло[тью …] 3 вс[е …] нефили[ны …] будут […] 4 они встал[и …] благочестивое знание […] так что когда [… 5 …] земля […] могучие [… 6 …] были решены […] и я […] 7 И будут [они …] стражи веч[ные … 8 … в ко]нце он пропадёт и умрёт, и [… 9 …] огромный вред они причинили зем[ле … 10 …] позволил ему прид[ти … 11 …] они будут  [… от] земли и до не[ба …] Господь господ […] между [… 12 …] на земле среди всякой п[лоти …] на небесах. И [… 13 …] И тогда не […] и вели[кое] Знание [… 14 …] и крепкие око[вы …] 
 

4Q 533 (текст на арамейском)

Фрагмент 1

[1 … … 2 …] на гору Синай [… 3 …] освобождая […] моё лицо и [… 4 …] И он сожжёт сынов […] дурной день [… 5 …] он будет предшествовать ему, и он осушит их, и мы будем наслаждаться. 6 […] новую область, дабы пленить всех, кто был в […7 …] относительно этого сказал пророк, что […8 …] перед блудницей. Вот, [… 9 …] от Яфо до горы [… 10 …] 
 

Фрагмент 2

 [1 …] и всё [… 2 … видение …] было [яв]лено Ханоху,[выдающемуся] пи[сцу,… 3 … сыновья А]дама.Вот, Великий … 
 

Фрагмент 3

[… дабы ис]следовать на земле всех сынов Адама по поводу нечестия [исполинов, которое они учинили на земле,]ибо из-за него (нечестия) кровь пролилась и ложь про[износилась, и мерзости] совершались на ней,[в]се [дни …] Потоп на земле […] 
 

6Q 8(текст на арамейском)

Фрагмент 1

[… 1-2 … Ответил] Охийя сказал Махаваю: [«…] 3 и не затpепещу? Кто показал тебе всё (это)? Ска[жи нам (?) …» И Махавай сказал: «…] 4 Баракэль, отец мой, был со мной». [… 5 …] едва [за]кончил Махавай [рас]сказывать, что [… Охийя сказал е]му: «Вот, я слышал о чудесах. Если бы могла небеременная родить […»] 
 

Фрагмент 2

[…] 1 три корня его [… и смотрел,] 2 пока не пришли [… ] 3 весь этот сад, и н[е…]

Комментарии на Книгу пророка Авакума (1QpHab)

Среди кумранских свитков обнаружено множество пешарим — комментариев на Священное Писание. Одним из таких комментариев является приводимый здесь комментарий на <Книгу пророка Аввакума> (которая вошла в христианский канон Библии). 
 

[«Доколе буду кричать Тебе о злодеяниях, а Ты не спасаешь» (Авв. 1:2)

….

«[Почему Ты допускаешь, чтобы я видел злодеяние и взирае]шь [на бед]ст[вие?] [предо мной насилие и произвол» (2:3).

Имеется в виду, что они…] Бога, насилием и вероломством… они гра[бя]т до[бро].

[«И появляет]ся вражда…[и поднимается раздор» (1:3).

Имеется в виду, что раз]дор и прег[решение] он…

«Поэтому Учение стало бессильным [и не побеждает правосудие» (1:4).

Имеется в виду], что ониотвергли Учение Бога…

[«Ибо нечестивый одолева]ет праведника» (1:4).

[Истолкование этого: нечестивец – это Нечестивый священник, праведник] – это Учитель Праведности….

«Поэтому правосудие оказывается [извращённым» (1:4).

Имеется в виду…] не…

[«Взирайте на народы, вглядывайтесь и изумляйтесь. Ибо в ваши дни Я совершу деяние, которому вы не поверите, когда (об этом)] будет рассказано» (1:5).

[Истолкование этого: имеются в виду…] отступники вместе с Человеком лжи, ибо не [поверили словам] Учителя Праведности, (воспринятым им) из уст Бога; (имеются в виду) также отступ[ники от Учения Бога и] Нового [Завета], ибо не поверили в Союз Бога [и осквернили] им[я свя]тости Его; и точно так же толкование этого [относится к тем, которые изме]няют в конце дней; они притесни[тели…Союз]а, которые не верят в то, что про[изойдёт с] последним поколением, услышав из уст священника , которому Бог дал [разумен]ие, чтобы истолковать все слова пророков-рабов, [посредством ко]торых Бог рассказал обо всём предстоящем своему народу

«для суда поставил ты его; Твердыня, для наказания Ты предназначил его; слишком чисты глаза, чтобы глядеть на зло, и созерцать несправедливость Ты не можешь» (1:12-13).

Толкование этого: Бог не уничтожит народ Свой руками чужеземцев; в руки Избранника Своего Бог отдаст суд над всеми народами; а когда они подвергнутся наказанию, будут также обвинены нечестивцы Его народа (иудеи), которые соблюдали Его заповеди с сожалением. А относительно того, что он сказал: «Слишком чисты глаза,чтобы глядеть на зло» (1:13).Толкование этого: глаза их не совратили их в период нечестия.

«Почему вы, предатели , смотрите и молчите, когда губит  нечестивец ( ) того, кто праведнее его ( )?» (1:13).

Истолкование этого: имеется в виду «дом Авессалома»и люди их совета, которые молчали, когда обличалиУчителя Праведности и не помогли ему против Человека лжи, который презрелУчение ( ) перед лицом всей их об[щины].

«Встану я на стражу свою, и на городской башне обоснуюсь и стану дожидаться, чтобы узнать, о чём мне скажет (Бог) и чт[о Он ответит н]а моё сетование. И ответил мне Йахве [и сказал: запиши видение и начер]тай на табличках, чтобы бег[ло] (прочитал) [читающий их»] (2:1-2).

[Толкование этого:] и велел Бог Аввакуму записать то, что произойдёт с последним поколением, но тайну срока исполнения Он не возвестил ему. А относительно того, что Он сказал «Чтобы читающий бегло прочитал» (2:2), имеется в виду Учитель Праведности, которому Бог поведал все тайны слов Его пророков-рабов.

«Ибо видение к установленному времени,оно говорит о конце и не обманет» (2:3).

Это относится к людям истины, исполняющим Учение, руки которых неустанно будут служить делу истины, (даже) когда затянется для них (наступление) последнего периода, ибо все сроки, (установленные) Богом, наступят в свой черёд, как Он предначертал и[м] в тайнах премудрости.

«Вот, надменна, неправедна [душа его в нём]» (2:4).

Толкование этого: имеется в виду, что удвоится [вина их и не будут п]рощены во время суда над ними.

[«А праведник верою своею будет жить»] (2:4).

Толкование этого: к исполняющим Учение в доме Иуды , которых Бог спасёт от Дома суда за их страдания и веру в Учителя Праведности.

«Богатство развращает высокомерного человека, и он не знает покоя, оно, как бездну, расширило его вожделение, и он, как смерть, не насытится; и соберутся народы и сойдутся к нему племена. Разве не произнесут о нём притчу и насмешливые загадки и скажут: «Горе тому, кто умножает не принадлежащее ему! До каких пор он будет обогащать себя залогами?»» (2:6).

Толкование этого: это относится к Нечестивому священнику, который был призван во имя истины, когда впервые был облечён своим саном, но когда правил в Израиле, вознеслось сердце его, и он оставил Бога и изменил законам из-за богатства; и он грабил и собирал богатства людей насилия, восставших против Бога, и имущество народов отбирал, чтобы умножить грех своего преступления, и путями м[ер]зости он действовал во всей скверне нечистоты.

«Не внезапно ли поднимутся [жалящие] тебя и пробудятся сотрясающие тебя и станут грабить тебя все остальные народы» (2:8).

[Толкование этого слова: это относится] к священнику, который восстал

поразить его (Нечестивого священника) судом нечестия, и ужасы болезней злых наслали они на него и месть учинили над его плотью. А относительно того, что он сказал:

«За то, что ты грабил многие народы, и тебя грабить будут все остальные народы» (2:8),

– имеются в виду последние священники Иерусалима, которые собирают богатства и добычу из награбленного у народов, но в конце дней их богатство вместе с их добычей будет отдано в руки воинства киттиев , ибо они являются «остальными народами».

«За кровь человеческую, за насилие над страной, городом и над всеми жителями» (2:8).

Толкование этого: к Не[че]стивому священнику, которого за вину (перед) Учителем Праведности и людей его общины Бог предал в ру[ки вра]гов его, чтобы истязать его мукой и изнурить в горестях души за то, что он осудил избранника Его.

«Горе тому, кто нечестную добычу добывает [для до]ма своего, (кто стремится) поместить высоко гнездо своё, чтобы спастись от злой ладони. Навлёк ты позор на дом свой,учинил резню многих наро[дов] и (стал ты) грешником перед душой. Ибо ка[мень из] стены возопиёт [и] балка деревянная будет вторить ему» (2:9-11).

[Толкование этого: это относится] к [священник]у, который… были камни её – насилие, а сруб – грабежом. А относительно того,что сказано:«Ты погубил многие народы, став грешником перед душой»(2:10), – имеется в виду Дом суда, в котором Бог совершит Свой суд среди многих народов, и оттуда приведёт его на суд и среди них Он объявит его виновным и серным огнём накажет его.

«Горе тому, кто на крови строит город и беззаконием сооружает крепость. Разве не от Господа Воинств это, что народы ради огня трудятся и племена изнуряют себя понапрасну?» (2:12-13).

Имеется в виду Источающий ложь, который многих ввёл в заблуждение, чтобы на крови строить город суеты и основать общину на лжи; чтобы ради богатства изнурить многих бесполезной работой и обучить их деяниям лжи. Их труд будет напрасным, так как они подвергнутся наказаниям огнём за то, что поносили и оскорбляли избранников Бога .

«Ибо земля наполнится познанием славы Йахве, как воды наполняют море» (2:14).

Толкование этого…когда ониобратятся….[исчезнет] ложь, а затем им откроется познание, как воды моря, в изoбилии.

«Горе тому,кто спаивает ближнего своего, кто прибавляет злобу свою, и опьяняет его чтобы видеть его шатания» (2:15).

Имеется в виду Нечестивый священник, который преследовал Учителя Праведности, чтобы поглотить его в гневе пыла своего, в доме его изгнания, и во время праздника Покоя, дня Всепрощения (Йом Киппур) он появился среди них , чтобы поглотить их и чтобы заставить их споткнуться в День поста, субботы их покоя.

«Ты насытился позором больше, чем славой, пей также и ты и шатайся.Чаша правой руки Йахве обернётся против тебя, и позор (падёт) на славу твою» (2:16).

Это относится к священнику, позор которого превзошёл его славу , ибо он не обрезал крайнюю плоть сердца своего и шествовал путями пресыщения, чтобы утолить жажду. Чаша гнева [Бо]га погубит его, чтобы приумножить его позор и страдания

«[Ибо злодейство твоё на Ливане обрушится на тебя (самого) за истребление устрашенных животных] потрясёт тебя из-за крови людской, насилия над страной, городом и над всеми жителями» (2:17).

Это относится к Нечестивому священнику, чтобы воздать ему за содеянное им над бедными, ибо «Ливан» – это Совет единства , а «животные» – малые (или: простецы) Иуды (самоназвание кумранитов. – А.В.), исполняющие Учение. Бог осудит его (Нечестивого священника) на уничтожение, как он (сам) замыслил истребить бедных. А относительно того, что он (пророк Аввакум) сказал: «За кровь города и насилие над страной», – имеется в виду: «город» – это Иерусалим, в котором Нечестивый священник творил мерзкие дeла и осквернил храм Бога, а «насилие над страной» – это города Иудеи, в которых он (Нечестивый священник) грабил имущество бедных.

Комментарий на псалом 37 (4QpPs (4171))





Они погибнут от меча, голода и мора. «Останови гнев и оставь ярость, не соревнуйся в делании зла (37:8).Ибо злодеи истреблены будут» (37:9)
Имеются в виду все обратившиеся к Торе (Учению),кто не отказывается отвратиться от зла, ибо все упорствующие отойти от грехов будут истреблены.

«А надеющиеся на Йеову (Имя Бога), они унаследуют землю»(37:9). 
Толкование этого: «они» — это община Его избранника, выполняющая Его волю.

«Ещё немного и не будет больше злодея, и вглядишься в место, где он, но его уже нет» (37:10). 
Имеется в виду всё нечестие, которое к концу сорока лет исчезнет, и не найдётся больше на земле ни одного человека нечестивого.

«А кроткие наследуют землю и насладятся изобилием мира» (37:11). 
Имеется в виду община бедных, которые перенесут время бедствия и спасутся от сетей Белиала, а затем насладяться все…земли…плоти.

«Замышляет нечестивый против праведника и скрежещет [на него] зубами (37:12). [Йе]ова смеётся над ним, ибо видит, что пришёл день его» (37:13). 
Это относится к притеснителям завета, которые…[злоумышляют уничтожить] исполняющих Тору…, [но Бог не отдаст их] в их руки.

«Меч обнажают нечестивые и натягивают лук свой, чтобы сразить бедного и нищего и убить идущих прямо (37:14). Меч их вонзится в их собственное сердце, а луки их сломаются» (37:15). 
Имеются в виду нечестивцы Эфраима и Менаше, которые замышляют поднять руку на священника и людей его общины в наступающее для них время испытания. Но Бог спасёт их от рук (нечестивцев), а затем (нечестивцы) будут отданы на суд чужеземных насильников.

«Лучше немногое у праведника,чем изобилие у многих нечестивцев».(37:16). 
[Это относится ко всем] исполняющим Тору,которые не………………………………………………….для зла.

«Ибо мыш[цы нечестивых будут сокрушены,а праведников поддерживает] Йео[ва» (37:17). 
Это относится к…]

…[Знает Йеова дни непорочных и наследие их вовеки пребудет (37:18), не посрамятся во время бедствий» (37:19). 
Имеются в виду] раскаявшиеся в пустыне, которые проживут в течение тысячи поколений в Ис[раэле] и им наследие человеческое и потомкам их вовеки.

«И в дни голода [будут] сы[ты] (37:19). А нечестивые погибнут» (37:20). 
Это значит, что Он сохранит им жизнь во время голода, в период [бедст]вия, а многие погибнут от голода и мора, кто не покинул [землю Еуды-Иудею]

«А любящие Йеову как великолепие лугов» (37:20). 
Имеет[ся в виду] община Его избранника, которые будут главами и правителями…[как пастухи]овец среди их стад.

«Все они погибнут как дым» (37:20). 
Толкование: к правителям не[честия], которые угнетают Его народ святой и исчезнут как дым, рассеиваемый ветром.

«Нечестивый берёт взаймы и не платит, а праведный оказывает милость и даёт (37:21). Поэтому благосло[венные унасле]дуют землю, а проклятые будут истреблены» (37:22). 
Имеется в виду община бедных …………………………….. наследие всего [мира]…………………………………………………… 
……..унаследуют высокую гору Ис[раэля и] святой Его [народ] будет наслаждаться.

«А проклятые будут истреблены»— имеются в виду притеснители за[вета, из]менники Исраэля, которые будут уничтожены вовеки.

«Йеова [утверждает] ша[ги человека, если путь его угод]ен Ему (37:23); падая, он не упадёт, ибо Йеова поддерживает его за руку» (37:24). 
Имеется ввиду священник, Учитель [праведности]… …предназначил его, чтобы построить Себе общину [Его избранника]

…Молодым был и состарился я, но не [видел праведника] покинутого, а потомков просящиххлеба (37:25). Он [всегда] оказывает милость, даёт взаймы и пото[мство его — благословенно»] (37:26). 
Имеется в виду [Учитель праведности]…

«Следит нечестивый за праведным и стремится [умертвить его (37:32) Йе]ова [не оставит его (праведника) в руках нечестивого) и не] признает его виновным, когда его будут судить» (37:33). 
Имеется в виду Нечестивый [священник],который искал, чтобы убить его……. И учение……………….который подослал к нему, а Бог не о[ставит его] и не [признает его виновным, когда] его будут судить, а ем[у во]здаст Бог плату, отдав его в руки [чужеземных] притеснителей, чтобы учинить над ним [месть].

[«Надейся на Йео]ву, храни Его путь, и Он возвысит тебя, чтобы овладеть землёй; ты уви[дишь] истребление нечестивых» (37:34). 
[Имеется в виду община бедных], которые будут лицезреть суд над нечестием, и с избранниками Бога…

Мессианский сборник или Антология мессианских пророчеств (4QTest)


[1-й абзац. Цитата из Втор. 5:25-26 и 18:18-19. Мессия как пророк]

(1) «И сказал Господь Моисею, говоря: ты слышал слова (2) этого народа, которые они говорили тебе; хорошо то все, что они говорили. (3) Да будет их сердце таким же, чтобы бояться Меня и соблюдать все (4) заповеди Мои во все дни, чтобы благо было им и сынам их во веки». (5) Из среды их братьев я поставлю им Пророка, подобного тебе, и вложу слова Мои (6) в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю ему. Но если кто-либо не послушает Моих слов, которые от Моего имени будет говорить этот Пророк, Я (8) взыщу с того». 
 

[2-й абзац. Цитата из Чисел 24:15-17. Мессия как царь]

(9) «И он произнес притчу свою и сказал: «Так говорит Бил’ам [Валаам], сын Бе’ора, и так говорит муж (10) с ясновидящим взором; так говорит внимающий словам Бога и сведущий в познаниии Всевышнего; кто (11) взирает на видение Шаддая, во сне — глаз [его] открыт. [У]вижу его, но не теперь, (12) рассматриваю его, но не вблизи. Шествует звезда от Йа’кова, и восстает скипетр от Израиля. И сокрушит (13) края Моава и уничтожит всех сынов Шета»». 
 

[3-й абзац. Цитата из Втор. 33:8-11. Мессия как первосвященник]

(14) «А относительно Левия он сказал: «Отдайте Левию свои туммим и свои урим, тому, кто предан Тебе, кто (15) был искушен тобою в Массе и с которым Ты спорил у вод Меривы; кто говорит своему отцу <…> (16) <…> и своей матери: «я не знаю тебя», братьев своих не признает и сына своего не (17) знает, потому что он соблюдает слова Твои и завет Твой охраняет. Они разъясняют Йа’кову Твои законы, (18) и учение Твое — Израилю. Они возлагают курение перед лицом Твоим и всесожжение на Твой алтарь. (19) Благослови, Господи, его силу и благоволи к трудам рук его. Сокруши чресла его противников, а ненавидящие его — (20) да не поднимутся снова»». 
 

[4-й абзац. Цитата из неканонической книги «Псалмы Иисуса Навина» 4Q379, frag. 22, lines 7-14]

(21) «И когда Йошуа’ закончил прославлять и восхвалять своими псалмопениями, (22) он сказал: «Пусть будет проклят человек, который построит этот город; своим первенцем (23) он заложит основание его, своим младшим — установит врата его». И вот, «проклятый человек», бедствие Велиарово (24) появится, чтобы стать ло[вуш]кой для народа своего и гибелью для всех его соседей. Он появится (25) <…>, [чтобы б]ыть им двоим орудием насилия. Они отстроят (26) [город и возд]вигнут крепостную стену и башни, чтобы создать оплот нечестия (27) <…> в Израиле, и ужас в Эфраиме и в Йехуде. (28) <…> [насаж]дают лицемерие в стране и поругание великое среди сынов (29) <…> [и проливают кро]вь как воду на укреплении дщери Сиона и в пределах (30) Иерусалима».


Первая книга Еноха [семь экземпляров]


Первый экземпляр текста

1 фрагмент 4Q Ena ar 1(4201), 1 — 8 (1Енох1:1 — 6)

[Слова благословения, кото]рыми Енох [благословил] избран[ников, праведников, которые будут присутствовать в День бедствия при уничтожении («устранении») всех врагов; праведные же будут спасены.  И начав произносит; свою притчу, [он ска]зал: [«Енох, праведный муж, которому было открыто видение от Бога: «Видение Святого и небес было явлено мне,] и со слов [стражей] и святых все это [я услышал; и поскольку это я услышал от них, я узнал и понял все; не для] сего поколения, а для отдаленного поколения я буду говорить. [Относительно избранников говорю я ныне, о них я произнес свою притчу, сказав: …] Великий Святой выйдет из [Своей Обители,  и Вечный Бог спустится на землю, и ступит на гору Синай, и явится со Своим ве]ликим [воинством]; и Он предстанет в [силе Своей] Мощ[и с неба небес.  И испугаются все стражи  и будут наказаны в потаенных местах посреди всех творен]ий (?) земных; и все творения (?) земли задрожат [и вострепещут, и будут охвачены великим страхом во всех концах земли.  И] высоты [затрясутся, и падут, и рассыплются в прах,] и [высокие горы понизятся…»] 
 

2 фрагмент 4Q Ena а1, 1 — 17 (1Енох) 2:1 — 5:6)

[… и в своих созвездиях они явятся] и не нарушат свой установленный порядок. [Посмот]рите на землю и в[никни]те в ее деяния, [от первого до по]следнего, — что ничто (на ней) [не) меняется, — и все будет явлено [вам]. Посмотрите на знамения [лета… и… ] на нее, и (посмотрите) на знамения зимы, когда [вся] земля [наполняется водой и] облака изливают дождь. Посмотрите, что все дере[вья] вянут [и теряют свою листву, за исключением] четырнадцати дерев[ьев], чьи листья не опадают, [и они не обновляют свою листву, пока не пройдет] два или три года. Посмотрите на знамения [лета, когда солнце горит] и жжет, а вы ищете тень и убежище от него [на испускающей жар земле]; и вы не можете ступить на почву или камни из-за [этого жара. Посмотрите и насладитесь всеми] деревьями; на всех деревьях распускается зеленая листва и покрывает [их, а все их плоды произрастают] славно и гордо. [Восх]ва[лите] и уразумейте все эти деяния, [и поймите, что Бог, Который Жив] Во Веки Вечные, сотворил все это.  Из года [в год все эти деяния не изменяются, и] все эти (творения) исполняют Его Слово. А вы изменяете ваши деяния [и не исполняете Его Слово]; и вы грешите против Него, произнося многo нечестивых (слов) своими оскверненными устами [против Его Величия. О вы, жестокосер]дные, да не будет вам мира, Тогда свои дни вы прокляне[те; и] годы [вашей жизни буду уничтожены…, а год]ы вашего уничтожения будут преумножены [ве]ч[ным] проклятием; а состра]дания [и мира не буде для вас.  Тогда ваше имя будет] вечным проклятием в (устал [всех праведников; и вами будут прокляты все проклятые, все грешники и нечестивцы будут клясться вами], и для все [грешников…] 
 

3 фрагмент 4Q Ena ar 1, 1 — 23 (1 Енох 6:4 — 8:1)

[И ответили они], и сказали они все ему: «Дадим же [все мы [клятву и дадим друг другу обязательство (под угрозой про клятая по отношению к нарушившему его), что никто] из нас не отвратится от этого дела, [пока мы не выполним его». Тогда] все они [поклялись] и дали [друг другу] обязательство. [И всех было двести, спустившихся] во дни Йареда [на вер. шину горы] Хермон; [и они назвали эту гору Хермо]н потому что [на] ней они поклялись и дали друг другу обязательство (под угрозой проклятия по отношению к нарушившему его). И вот [имена их руководителей:] Шемихаза, который [был их главой; Артако]ф, второй по отношению к нему; Рамт’эл, [третий] по отношению к нему; Кохан’эл, [четвертый по отношению к нему; — эл,] пятый по отношению к нему; Ра’м’эл’, [шестой по отношению к нему], Дани’эл, седьмой [по отношению к нему; Зеки’эл,] восьмой по отношению к нему; Барак’эл», девятый [по отношению к нему]; ‘Аса’эл, десятый [по отношению к нему; Хермони,] одиннадцатый по отношению к нему; Матар’эл, двенадцатый [по отношению к нему]; Анан’эл, тринадцатый [по отношению к нему]; Camaв’эл», четырнадцатый по отношению к нему; Шамши’эл, пятнадцатый по отношению к нему; Caxpu’эл, шестнадцатый по отношению к нему; Томми’эл, семнадцатый [по отношению к нему]; Тури’эл, восемнадцатый по отношению к нему; Номи’эл, девятнадцатый по отношению к нему; [Йехадди’эл, двадцатый по отношению к нему]. Вот начальники начальников десятков. Эти (две сотни) и их руководители [все взяли себе] жен из всех (тех женщин), которых они выбрали; и [они стали входить к ним и оскверняться с ними], и (они начали) обучать их (т. е. жен.) колдовству и [чародейству, и собиранию (целебных) корней; и они показали им (лекарственные) травы].  И они забеременели от них и породили [исполинов  высотой в три тысячи локтей они] родились на земле [и выросли, и повзрослели, и стали пожирать] (произведения тяжкого) труда всех сынов человеческих, и [люди] стали не в состоянии [прокормить себя. А исполины] замыслили уничтожить людей [и пожрать их.  И они начали грешить и…] против всех птиц и зверей земных, [и пресмыкающихся, ползающих по земле и (животных, обитающих) в воде] и в небесах, и рыб морских, и пожирать плоть [друг друга, и пить кровь. Тогда земля обвинила не]чес[тивцев по поводу (в смысле: «от имени».) всего, что было сотворено на ней. 
Аса’эл научил людей дела]ть [ … ] 
 

4 фрагмент 4Q Ena ar 1, 1 — 22 (1Енох 8:3 — 9:3, 6 — 8)

Шемихаза научил волшебству [и собиранию (целебных) корней. Хермони научил наведению чар,] магии, колдовству и (ремесленному) мастерству. [Барак’эл научил (различать) знамения (или: «признаки») грома. Кохан’эл научил (различать)] знамения звезд. Зек’эл (=Зеки’эл) [научил (различать) знамения вспышек молний. Ар’такой научил (различать) знамения земли.] Шамши’эл научил (различать) знамения солнца. [Сакри’эл научил (различать) знамения] луны. [И все они стали открывать] тайны своим женам. И поскольку часть [людей] начала погибать на земле, их крик дошел до [небес. Тогда] Миха’эл [и Сари’эл, и] Рафа’эл, и Гаври’эл посморели вниз, [на землю,] из [небесного] Святилища [и увидели много крови, пролитой [на земле]; и вся [земля] была полна нечестия и насилия, и греховность распространилась по ней. [И эти четыре Архангела, услышав (этот крик)], отметили (букв. «сказали себе»), что крик и вопль [погибающих сынов земли достиг] Врат небесных. [И они сказали] святым небес: [«Вот, (мы возвещаем) вам, святые небес, что [души сынов человеческих] умоляют и говорят: [… 
 … на] земле, и [вся лживость на суше. И он сообщил (людям) вечные тайны, (хранящиеся) на небесах, с тем чтобы наиболее сведущие из сынов человеческих] смогли применя[ть] их на практике. [ И (Ты видишь, что сделал) Шемихаза, которому Ты дал власть, чтобы быть Ца]рем над всеми [своими] то[варищами. И они пришли к дочерям людей земли, и возлежали с ними, ос]к[вернив себя женщинами…] 
 

5 фрагмент 4Q Ena а1,3 — 5 ( 1Eнох 10:3-4)

[«… Научи] праведника, [что он должен делать, и сына Ламеха, (как)] спас[ти свою душу для жизни (вечной) и достигнуть избавления] на[веки (т. е. попасть на небеса)] от него произрастет насаждение, и возникнут все поколения] м