Иоанн Креститель – первый христианский святой или последний иудейский пророк?

Иоанн Креститель – первый христианский святой или последний иудейский пророк?

Автор: Eshkol

Новый завет начинается с пророка Иоанна Крестителя.

Он первый персонаж Нового Завета, с него начинается повествование о рождении Иисуса, и, естественно, его традиционно считают первым христианским святым.

Вот только у меня возникает вопрос: а был ли Иоанн Крестителем?

Кто он — первый христианский святой или последний иудейский пророк?

Что мы знаем о Иоанне?

5 Во дни Ирода, царя Иудейского, был священник из Авиевой чреды, именем Захария, и жена его из рода Ааронова, имя ей Елисавета.

6 Оба они были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно.

7 У них не было детей, ибо Елисавета была неплодна, и оба были уже в летах преклонных.

(Лук.1:5-7)

Его родители, Захария и Елисавета «были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно.»

Праведники без порока.

Это значит, что они исполняли все заповеди закона, и не имели греха.

Как часто мы слышим: «все люди грешны пред Богом. Закон Моисея исполнить невозможно».Захария и Елисавета  были праведны пред Богом по закону Моисея, а не праведники по вере, как сказали бы сегодня.

Они поступали по всем заповедям и уставам Господним беспорочно.  

8 Однажды, когда он в порядке своей чреды служил пред Богом,

9 по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения,

10 а все множество народа молилось вне во время каждения, — (Лук.1:8-10) 

Все священники были расписаны по родословной на 24 череды, и священники каждой череды по очереди служили в храме два раза в год.

Внутри каждой череды бросался жребий, кто какое служение будет совершать.

Самым почетным служением было ВОСКУРЕНИЯ БЛАГОВОНИЙ на жертвеннике воскурения в Святом храма (первой из двух помещений храма, отделенной от Святого Святых завесой).

11 тогда явился ему Ангел Господень, стоя по правую сторону жертвенника кадильного.

12 Захария, увидев его, смутился, и страх напал на него. (Лук.1:11,12)

Захария смутился (другие варианты перевода: встревожился, пришел в смятение или замешательство).

Короче, он испугался.  

Еврейские Ангелы не похожи на тех пухлых младенцев, как их изображают сегодня на открытках. Первая реакция при встрече с ангелом в Танахе (Ветхом Завете) – страх.

13 Ангел же сказал ему: не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн;  (Лук.1:13)

Сразу вспоминается история Анны. (1-я Царств 1).

Рождение Иоанна повторяет рождение пророка Самуила.

Что говорит Ангел:

14 и будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются,

15 ибо он будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера, и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей;

16 и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их;

17 и предъидет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный.

(Лук.1:14-17)

Чем будет замечателен этот ребенок:

«он будет велик пред Господом»

Иоанн был пророком от чрева матери.

Он особенный пророк, он рожден, чтобы быть пророком.

По рождению его можно сравнить только с Самуилом, но только об Иоанне сказано:

«Духа Cвятого исполнится еще от чрева матери»

— чем не рождение от Святого Духа?

Этим он отличается от всех пророков, призванных Богом уже во взрослом возрасте.

Поэтому Иешуа говорит о нем:

из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя; (Лук 7:28)

Иоанн – особый пророк с особой миссией.

Его статус выше других пророков.

Другие только говорили о будущем приходе Мессии и наступлении Царства.

Иоанн же должен был подготовить Его приход.

Но я не думаю, что Иешуа этими словами ставит Иоанна выше Моисея или Илии.

Выражение:

«не будет пить вина и сикера»

— скорее всего, говорит нам о том, что он был Назореем от рождения, т.к. тяжело себе представить, чтобы еврей, не будучи назореем, не пил вина.

1 И сказал Господь Моисею, говоря:

2 объяви сынам Израилевым и скажи им: если мужчина или женщина решится дать обет назорейства, чтобы посвятить себя в назореи Господу,

3 то он должен воздержаться от вина и [крепкого] напитка, и не должен употреблять ни уксусу из вина, ни уксусу из напитка, и ничего приготовленного из винограда не должен пить, и не должен есть ни сырых, ни сушеных виноградных ягод;

4 во все дни назорейства своего не должен он есть ничего, что делается из винограда, от зерен до кожи.  (Чис.6:1-4)

Он будет пророчествовать «в духе и силе Илии, и обратит многих сынов Израилевых к Господу Богудабы представить Господу народ приготовленный.»

Он будет похож на Илию силой духа, и многих из сынов Израилевых обратит (повернет) к Господу Богу их.

На иврите это ТШУВА (поворот), то, что сегодня называют покаянием и обращением.

Его задача — призывать народ к покаянию, приготовить путь Господу.

18 И сказал Захария Ангелу: по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных.

19 Ангел сказал ему в ответ: я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе сие;

20 и вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время.

21 Между тем народ ожидал Захарию и дивился, что он медлит в храме.

22 Он же, выйдя, не мог говорить к ним; и они поняли, что он видел видение в храме; и он объяснялся с ними знаками, и оставался нем.

23 А когда окончились дни службы его, возвратился в дом свой.

24 После сих дней зачала Елисавета, жена его, и таилась пять месяцев и говорила:

25 так сотворил мне Господь во дни сии, в которые призрел на меня, чтобы снять с меня поношение между людьми. (Лук.1:18-25)

Захария сомневается, он и его жена уже старики.

Как знамение или наказание он лишается возможности говорить до исполнения пророчества.

Тем не менее Захария остается служить в храме до окончания срока.

Рождение Иоанна Крестителя

57 Елисавете же настало время родить, и она родила сына.

58 И услышали соседи и родственники ее, что возвеличил Господь милость Свою над нею, и радовались с нею.

59 В восьмой день пришли обрезать младенца и хотели назвать его, по имени отца его, Захариею.

60 На это мать его сказала: нет, а назвать его Иоанном.

61 И сказали ей: никого нет в родстве твоем, кто назывался бы сим именем.

62 И спрашивали знаками у отца его, как бы он хотел назвать его.

63 Он потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему. И все удивились.

64 И тотчас разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога.

65 И был страх на всех живущих вокруг них; и рассказывали обо всем этом по всей нагорной стране Иудейской.

66 Все слышавшие положили это на сердце своем и говорили: что будет младенец сей? И рука Господня была с ним.

67 И Захария, отец его, исполнился Святаго Духа и пророчествовал, говоря:

68 благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему,

69 и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего,

70 как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих,

71 что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас;

72 сотворит милость с отцами нашими и помянет святой завет Свой,

73 клятву, которою клялся Он Аврааму, отцу нашему, дать нам,

74 небоязненно, по избавлении от руки врагов наших,

75 служить Ему в святости и правде пред Ним, во все дни жизни нашей.

76 И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа приготовить пути Ему,

77 дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их,

78 по благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше,

79 просветить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира. (Лук.1:57-79)  

Имя Иоханан означает «Бог милостив»

Рождение Иоанна было связано с явным чудом, об этом знали все священники и весь народ.

Этот ребенок был рожден как пророк, и для того, чтобы быть пророком.

Он не мог стать никем иным, только пророком.

И это знал весь народ.

80 Младенец же возрастал и укреплялся духом, и был в пустынях до дня явления своего Израилю. (От Луки 1:80)

Иоанн вырос в пустыне или пустынном месте, где нет людей.

Это была иудейская пустыня — бесплодная территория от Иерусалима до Иордана.

Может быть, что какое-то время он был членом общины Ессеев, но скорее он жил один, как монах отшельник.  

Служение Иоанна

1 В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод был четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, четвертовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний четвертовластником в Авилинее,

2 при первосвященниках Анне и Каиафе, был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне.

3 И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов,

4 как написано в книге слов пророка Исаии, который говорит: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему;

5 всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими;

6 и узрит всякая плоть спасение Божие. (Лук.3:1-6)

Лука дает нам точную дату начала служения Иоанна: 28-29 г.

Бог призвал Иоанна, когда ему исполнилось 30 лет.

Иоанн Креститель был на шесть месяцев старше своего двоюродного брата Иисуса.

1 В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской

2 и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.

3 Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему.

4 Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед.

5 Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему

6 и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои.

7 Увидев же Иоанн многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?

8 сотворите же достойный плод покаяния

9 и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму.

10 Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.  (Матф.3:1-10) 

Иоанн призывал народ к покаянию.

К покаянию призывали все пророки, все говорили о Дне Господнем, Царстве Божьем, но для пророков это было в неопределенном будущем.

Иоанн же возвещал приближение срока:

Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.  

Иешуа проповедовал то же самое.

С того времени Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. (Матфея 4 17)

«Царство Небесное», или точнее «Царство Небес» — установление Божьего правления на земле.  

… да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; (Матфея 6:10)

Итак, Иоанн призывал народ к покаянию.

Каждый, приходивший к нему совершал омовение как символ покаяния и очищения.

Было ли это чем-то новым, неизвестным раньше в Иудаизме?

Конечно нет.

Ни у кого не возник вопрос: что ты делаешь?

Крещение Иоанна не имеет ничего общего с современным крещением в церквях.

Это был еврейский обряд омовения, который совершал каждый еврей хотя бы раз в неделю перед посещением храма или синагоги.

Обряд совершали также после излечения от проказы, прикосновения к мертвому, нечистому, женщины после родов и месячных, мужчины после истечении семени, т.е. после любого соприкосновения с нечистым.

Так же омовение совершают при возвращении еврея в лоно Иудаизма и при принятии прозелита.

Совершение обряда омовение давало человеку статус ритуальной чистоты, что позволяло физически приблизиться к Богу – войти в храм.

Закон требовал поддержания постоянного состояния ритуальной чистоты, поэтому фарисеи могли совершать омовение ежедневно.  

Единственный вопрос, который возник у священников: кто ты?

19 И вот свидетельство Иоанна, когда Иудеи прислали из Иерусалима священников и левитов спросить его: кто ты?

20 Он объявил, и не отрекся, и объявил, что я не Христос.

21 И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет.

22 Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом?

23 Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия.

24 А посланные были из фарисеев;

25 И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?

(Иоан.1:19-25) 

Крестить, т.е. омывать (ритуально очищать) народ Израиля мог или пророк, или Илия (тот, кто придет перед Мессией, или сам Мессия.

Именно он очистит Израиль, сделает его ритуально чистым для Бога.

Итак, Иоанн, как и другие пророки, омывал (крестил).

Фарисеи, считавшие себя праведниками, поскольку строго исполняли все предписания закона и традиции, тоже приходили совершить омовение у Иоанна.

Но Иоанн требовал от людей не просто выполнение обряда, символического погружения в воду, а действительного покаяния, ТШУВЫ, которая должна сопровождаться конкретными делами — плодами покаяния.

10 И спрашивал его народ: что же нам делать?

11 Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же.

12 Пришли и мытари креститься, и сказали ему: учитель! что нам делать?

13 Он отвечал им: ничего не требуйте более определенного вам.

14 Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем. (Лук.3:10-14) 

Учил Иоанн чему-то новому, принес ли он новое учение, новое откровение от Бога?

Нет.

Все пророки призывали к покаянию и учили тому же самому.

Манера его проповеди очень похожа на проповедь Исаии.

Отличалось ли его учение от Иудаизма того времени?

Тоже нет.

15 Когда же народ был в ожидании, и все помышляли в сердцах своих об Иоанне, не Христос ли он, —

16 Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем.

17 Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым.

18 Многое и другое благовествовал он народу, поучая его.  (Лук.3:15-18)

Миссия Иоанна

В чем главная миссия Иоанна?

Для чего он послан Богом?

Он был Ангелом — Божьим посланником.

Первая задача — приготовить путь Господу, подготовив народ покаянием.

Как написано у пророков: «Вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою».(От Марка 1:2)

Но кроме этого есть еще вторая, не менее важная задача:свидетельство.

19 И вот свидетельство Иоанна, когда Иудеи прислали из Иерусалима священников и левитов спросить его: кто ты?

20 Он объявил, и не отрекся, и объявил, что я не Христос.

21 И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет.

22 Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом?

23 Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия.

24 А посланные были из фарисеев;

25 И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?

(Иоан.1:19-25)

Все пророки призывали к покаянию, символом которого было омовение.

Поэтому пророк мог совершать омовение, принимая от имени Бога покаяние.

Но очистить, омыть Израиль от греха мог только Мессия.

Поэтому фарисеи спрашивали его: кто ты, просто пророк, Илья, или сам Мессия. 

26 Иоанн сказал им в ответ: я крещу в воде; но стоит среди вас [Некто], Которого вы не знаете.

27 Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его.

28 Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн.

29 На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира.

30 Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня.

31 Я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю.

32 И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем.

33 Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым.

34 И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий.  (Иоан.1:26-34)

Свидетельствовать о Мессии – еще одна задача Иоанна как пророка.

Иоанн был общепризнанным пророком.

Все в Иудее, от царя Ирода до последнего раба знали, что Иоанн — пророк Божий.

Если ты признаешь человека пророком Божьим, то слово, сказанное им от имени Бога — Истина, ему надо верить.

Для этого Иоанн и был таким бесспорным, 100% пророком.

Главное, и последнее, что должен был сделать Иоанн в своей короткой жизни — это свидетельствовать о Мессии.

6 Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.

7 Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.

8 Он не был свет, но [был послан], чтобы свидетельствовать о Свете.  (Иоан.1:6-8)

И Иешуа обращается к его свидетельству:

31 Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Мое не есть истинно.

32 Есть другой, свидетельствующий о Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне.

33 Вы посылали к Иоанну, и он засвидетельствовал об истине.  (Иоан.5:31-33) 

Вы признаете, что Иоанн пророк, так верьте его слову.

Иоанн проповедовал всего около 6 месяцев.

Он выполнил свою миссию, указал на Мессию, и вскоре был арестован Иродом.

17 Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней.

18 Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего. (Мар.6:17,18)

Когда Иоанн находился в темнице,

17 Такое мнение о Нем распространилось по всей Иудее и по всей окрестности.

18 И возвестили Иоанну ученики его о всем том.

19 Иоанн, призвав двоих из учеников своих, послал к Иисусу спросить: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?

20 Они, придя к [Иисусу], сказали: Иоанн Креститель послал нас к Тебе спросить: Ты ли Тот, Которому должно придти, или другого ожидать нам?

21 А в это время Он многих исцелил от болезней и недугов и от злых духов, и многим слепым даровал зрение.

22 И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, нищие благовествуют;

23 и блажен, кто не соблазнится о Мне!  (Лук.7:17-23)

Иоанн засомневался, как любой человек.

Это нормально.

И сегодня, если Иисус придет, мало кто из верующих узнает его.

Ведь мы все научены, каким должен быть Мессия, что он должен сделать.

И мы ждем именно этого.

Тогда все в Израиле ожидали от Мессии главного – освобождения Израиля от власти Рима, восстановления Божьего Царства.

Иешуа в ответ приводит те дела, которые, по пророчествам, должен и мог совершить только Мессия, и говорит:

блажен, кто не сомневается во мне.

Не совершенные чудеса (антихрист совершит еще большие чудеса), а именно исполнение пророчеств должны быть поводом для нашей веры.

И умер Иоанн тоже как истинный пророк:

19 Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла.

20 Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.

21 Настал удобный день, когда Ирод, по случаю [дня] рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским, —

22 дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним; царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и дам тебе;

23 и клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства.

24 Она вышла и спросила у матери своей: чего просить? Та отвечала: головы Иоанна Крестителя.

25 И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя.

26 Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей.

27 И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову его.

28 Он пошел, отсек ему голову в темнице, и принес голову его на блюде, и отдал ее девице, а девица отдала ее матери своей.

29 Ученики его, услышав, пришли и взяли тело его, и положили его во гробе. (Мар.6:19-29)

Был ли Иоанн Ильей, тем пророком, который по слову Малахии, должен был прийти перед приходом Мессии?

Нет. 

Иоанн — не Илия.

Он пришел в духе и силе Илии, но он не Илья.

Илия придет перед Днем Господа, великим и страшным, днем суда.

5 Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного.

6 И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием.  (Мал.4:5,6)

Иоанн же только возвещал о приближении этого дня, но день этот еще не настал.

Иоанн – исполнение пророчества Исаии, а не Малахии:

3 Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему;

4 всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими;

5 и явится слава Господня, и узрит всякая плоть [спасение Божие]; ибо уста Господни изрекли это.  (Ис.40:3-5)

Итак, Иоанн был абсолютным, 100% Иудейским пророком.

Он родился как иудейский пророк, он жил как иудейский пророк, он одевался как иудейский пророк, он ел как иудейский пророк, он проповедовал как иудейский пророк, он умер как иудейский пророк. Ни один человек в Израиле, от раба до царя Ирода не сомневался в том, что Иоанн – пророк от Господа.

И это было необходимо для выполнения его миссии – подготовить народ Израиля покаянием к приходу Мессии, и засвидетельствовать — указать на Мессию.

Если бы повествование о нем находилось бы в Танахе (Ветхом Завете), а не в книгах Нового Завета, никто бы и не подумал причислять его к лику Христианских Святых.

Он был бы одним из многих и последним из Иудейских пророков. 

Девять жизней за восемь

Девять жизней за восемь

В довольно крупной деревне Маркова, что на юго-востоке Польши, недалеко от городка Ланьцута (нынешнее Подкарпатское воеводство) в 1931 г. в 931 домах проживали 4442 чел., среди которых насчитывалось 120 евреев — около 30 семей. Отношения между евреями и поляками были сносными, жили они бок о бок.

Ровесник 20 века Юзеф Ульма, житель деревни Маркова, был человеком уважаемым: библиотекарем, страстным фотографом, садоводом и пчеловодом. Он первый стал сажать плодовые деревья в Маркове и получал премии за инновационные методы в садоводстве. Активист в местной ячейке Ассоциации католической молодежи, он участвовал в восстановлении окрестных церквей и часовен. Его жене Виктории приходилось преимущественно заниматься домашними делами, поскольку один за другим у них родились шестеро детей.

Летом и осенью 1942 г. немцы стали отправлять в лагеря местных евреев. Но часть из них спрятали местные жители. Юзеф и Виктория Ульма спрятали у себя в погребе восемь евреев из семей Шалль и Гольдман. Одновременно Юзеф Ульма построил убежище в лесу, где прятались еще четыре еврея, и снабжал их едой. Так прошло два года.

Сначала было обнаружено убежище в лесу. Все четверо евреев были расстреляны, но немцы так и не узнали имя того, кто им помогал. Весной 1944 г. украинский полицай Володимир Леш, уже прихвативший имущество семьи Шалль, предусмотрительно решил избавиться и от его владельцев. Ранним утром 24 марта 1944 г. наряд из восьми немецких солдат из «синей полиции» (коллаборационистского подразделения из бывших польских полицейских) под командованием лейтенанта Эйлера Дикена окружил дом. Трех евреев застрелили в доме, остальных вывели, после чего все они были убиты выстрелами в затылок.

Затем на глазах плачущих детей были убиты Юзеф и Виктория Ульма. Потом 23-летний полицай, германизированный чех из Судет Ян Кокот застрелил трех или четырех детей. Один из извозчиков, видевших расстрел, слышал, как Кокот сказал по-польски: «Смотри, как умирают польские свиньи, скрывавшие евреев». На вопрос старосты деревни, зачем были убиты дети, лейтенант Дикен ответил: «Чтобы у вас с ними не было проблем». Остальных убили другие жандармы. Так погибли 8-летняя Станислава, 7-летняя Барбара, 6-летний Владислав, 4-летний Францишек, 3-летний Антоний и 2-летняя Мария. Пятерых из расстрельщиков звали: Эйлер Дикен, Михаэль Дзивульский, Эрих Вильде, Володимир Леш, Евстахий Кольман.

Сорвав мешочек с драгоценностями с груди убитой Голды Гольдман, Кокот велел присутствовавшим полякам молчать о количестве расстрелянных («это знаем только вы да я») и приказал закопать тела. Но, несмотря на запрет, ночью пять мужчин-поляков разрыли могилу, переложили тела в гробы и снова закопали их. В январе 1945 г. тела семьи Ульма были перенесены на местное кладбище, где и покоятся по сей день.

Среди поляков, прятавших евреев, после расстрела семьи Ульма началась паника. На следующее утро на соседних полях были обнаружены 24 трупа евреев, убитых самими поляками — до этого они прятали их в течение года.

И все же Холокост пережили еще 17 евреев из Марковы, которых продолжали прятать поляки. Юзеф и Юлия Бар с дочерью Яниной спасли пять членов семьи Ризенбахов. Антон и Дорота Шилар со своими пятью детьми укрыли бежавшую от немцев семью Вельц. Михал Бар прятал трех членов семьи Лорбенфельд. Ян и Вероника Пршибилаки спасли Якуба Эйнхорна и трех членов семьи его друзей. Хелена и Ян Свинар спасли молодого парня Авраама Сегала.

Семьи Шиларов и Бар были признаны Праведниками народов мира.

3 сентября 1995 г. Яд Вашем присвоил звание Праведников народов мира Юзефу и Виктории Ульма. 24 марта 2004 г. в память о семье Ульма в Маркове был воздвигнут мемориал. В 2010 г. они были награждены посмертно одним из высших орденов Польши. Был объявлен польский Национальный день памяти семьи Ульма. В марте 2016 г. был создан «Музей поляков-спасителей евреев имени семьи Ульма».

В доме Ульма нашли семейную Библию, в которой были подчеркнуты красным только два места, оба из Евангелия от Луки: отрывок из притчи о добром самарянине («самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился, и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем» и «он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя»). К 2011 г. были собраны и переданы в Рим документы на беатификацию Юзефа и Виктории Шаль.

10 сентября 1944 г. польское подполье вынесло смертный приговор Володимиру Леху — он был застрелен в Ланьцуте. Лейтенанту Эйлеру Дикену повезло больше: в 1960-х гг. против него было открыто дело в Германии, но он умер незадолго до его завершения. Йозеф Кокот был арестован в Чехословакии и в 1958 г. суд в Ржешуве вынес ему смертный приговор. Позднее Госсовет Польши изменил приговор на пожизненное заключение. Он умер в тюрьме в 1980 г. Судьбы Дзивульского, Вильде и Кольмана неизвестны.

И последнее. На памятнике указаны имена восьми поляков, погибших за восемь евреев. Но поляков было девять. Виктория Шаль была на последних днях беременности. И в момент расстрела чудовищный стресс, видимо, вызвал роды. По свидетельству одного из свидетелей, когда она падала, ребенок уже показался между ног. В 1945 г., когда переносили тела на кладбище, свидетельство подтвердилось.

На их памятнике написано: «Спасая жизнь других, они пожертвовали своей: Юзеф Ульма, его жена Виктория и их дети — Стася, Бася, Владзио, Франусь, Антось, Марыся, нерождённый младенец. Укрывая восьмерых наших старших братьев по вере, евреев семьи Шалль и Гольдман, они погибли вместе с ними в Маркове 24 марта 1944 года от рук немецких жандармов. Пусть эта жертва будет призывом к уважению и любви к каждому человеку! Они были сыновьями и дочерями этой земли и остаются в наших сердцах».

Их было девять.

Источник: https://stmegi.com/posts/70399/

Служба в Храме

Служба в Храме

О сути основного служения в Храме —жертвоприношений

Оглавление

О сути жертвоприношений ↓
Жертвоприношение — это хок ↓
Общая идея жертвоприношений ↓
Жертвы — хлеб Всевышнего ↓
«Благоухание, приятное Мне» ↓
В заключение ↓

О сути жертвоприношений [↑]

Служение в Храме заключалось, в первую очередь, в жертвоприношениях — аводат а-корбанот. Ежедневно, утром и перед заходом солнца, приносились постоянные жертвы — корбанот а-тамид, а по Субботамновомесячьям и праздникам к ним добавлялись особые дополнительные жертвы — корбанот а-мусаф, связанные со специфическим влиянием этих возвышенных дней.

Помимо общественных жертв, приносимых от имени всего народа, каждый отдельный человек мог принести свое индивидуальное приношение: обязательное — для искупления греха, или же в силу особых обстоятельств[1], или добровольное — в знак благодарности Творцу, или просто по чистосердечному желанию еще больше приблизиться к Создателю.

О важности жертвоприношений можно судить из сказанного в трактате Авот (1:2): «На трех основах зиждется мир — на Торе, на служении [в Храме] и на благотворительности». Источником этого утверждения служат жертвоприношения Ноаха, совершенные им сразу же после Всемирного Потопа. О них сказано (Берешит 8:21): «И обонял Г-сподь приятное благоухание, и сказал в сердце своем: не буду более проклинать землю из-за [грехов] человека… и не стану более поражать все живое, как сделал Я [при потопе]» — как видим, именно в силу приношений Ноаха Всевышний «дал обет» поддерживать мир и больше не наводить на человечество тотального истребления.

Кроме этого Устная Тора сообщает, что корбанот хранили еврейский народ от всех врагов, увеличивали благодать и процветание[2]. Одним словом, служба в Храме оказывала огромное положительное влияние на состояние народа, как в духовной, так и в материальной сфере[3].

Но в чем состоит суть жертвоприношений, почему это настолько важно и оказывает такое большое влияние?

Жертвоприношение — это хок [↑]

На эту тему имеется масса информации, но вместе с этим важно не забывать, что заповедь о корбанот относится к области хуким — законов, истинная суть которых скрыта от человеческого понимания[4].

Эти законы отражают некую объективную духовную реальность, непостижимую для наших органов чувств, и, как следствие, непонятную нашему разуму. Без непосредственного повеления Творца мы не имели бы об этих законах ни малейшего представления. Но даже после дарования Торы Всевышний возжелал скрыть суть этих законов от большинства людей[5]. Он хотел, чтобы мы исполняли их только по той причине, что так Он приказал нам, даже если мы не понимаем их сути и значения. В отношении этих законов Тора ограничивается практическим руководством к действию: что можно делать, а что нельзя и т.д. Исполняя эту инструкцию, мы можем быть уверены, что используем мироздание во всей его полноте наилучшим образом ради нашей же пользы.

Это можно сравнить с использованием компьютера. Для разработки и создания компьютера были затрачены многие годы упорного труда лучших умов человечества, но после того, как «машина» была сотворена, использовать ее может практически каждый. Пользователю совершенно не обязательно вдаваться в премудрости программирования и залезать в дебри электроники и техники производства. Короткий курс ознакомления с правилами эксплуатации позволит ему свободно владеть чудом техники и полноценно использовать его в своих нуждах.

То же самое верно в отношении корбанот и других законов из этой области. Творец создал неимоверно сложный мир, большая часть которого, подобно айсбергу, скрыта от нашего взора, однако переданные нам правила эксплуатации позволяют использовать все части творения во благо человеку.

Поэтому, исполняя предписания, связанные с жертвоприношениями, даже не понимая их сути и необходимости, мы достигаем главного — исполняем волю Творца и приводим в наш мир благо и изобилие.

И все же намеком Тора приоткрыла кое-какие аспекты понимания жертвоприношений; попытаемся вкратце коснуться некоторых из них.

Общая идея жертвоприношений [↑]

Про постоянную жертву (корбан а-тамид) сказано (Бемидбар гл. 28): «И говорил Г-сподь, обращаясь к Моше: повели сынам Израиля, и скажи им: приношение Мне (корбани), хлеб Мой (лахми)[6] в огнепалимые[7] жертвы Мне, благоухание, приятное Мне, соблюдайте приносить Мне в положенное время». В этих словах Тора определила сущность жертвы.

Слово «корбан» происходит от слова «кирув», означающего «близость», «сближать», «находиться рядом». Из этого вытекает, что предназначение жертвы — приблизить человека к Творцу (Рамбан на Ваикра 4:2).

Жертвы — хлеб Всевышнего [↑]

Но как понимать выражение «хлеб Мой» («еда Моя»), как можно соотнести это выражение с полностью нематериальным Творцом?

Очевидно, что невозможно трактовать эти слова буквально. Тора излагается человеческим языком, чтобы с помощью понятных нам терминов раскрыть глубинные, духовные процессы, не осязаемые нами. Для понимания данной метафоры необходимо разобраться, в чем состоит функция еды в человеческом представлении.

На первый взгляд, пища необходима всецело для поддержания телесной составляющей человека, но в кабалистических книгах сказано по-другому[8]. Хотя сама по себе душа не нуждается в материальной еде, тем не менее, ее связь с телом осуществляется именно посредством еды. Суть дела в том, что в любом материальном объекте скрыт его духовный корень: поглощая пищу, организм расщепляет ее на составляющие, когда тело питается материальными элементами, а душа, в свою очередь, — духовными. И только благодаря этой особой энергии душа не покидает тело, а уживается вместе с ним.

Теперь давайте вернемся к жертвоприношениям.

Тора раскрывает нам, что человек являет собой прообраз всего мироздания; по словам мудрецов, человек — это микромир, а мир — макро-человек. Имеется в виду, что устройство всего мироздания (включая его скрытые пласты, о которых говорилось выше) идентично устройству человека, его тела и души, и всем процессам их взаимодействия![9]

Не вдаваясь в детали, можно сказать, что все мироздание в целом подобно единому гигантскому «телу», когда в роли его души выступает сам Всевышний. Его присутствие наполняет все пространство и как бы пронизывает все его составляющие. Жизнеспособность вселенной всецело зависит от постоянного контакта и связи с Творцом, так же, как жизнь тела зависит от нахождения в нем души.

Всевышний, со своей стороны, неустанно подпитывает свое детище, но эта связь во многом зависит от человека — венца и цели творения. Исполнение воли Творца оправдывает существование мира, и, как следствие, усиливает Его позитивное влияние, а нарушение Высшей воли ведет к обратному результату.

В любом случае задача и цель жертвоприношений — усилить связь человека с Творцом и увеличить тем самым энергетическую подпитку вселенной. Можно сказать, что в этом отношении человек является как бы компаньоном Создателя. Именно поэтому корбан называется «лахми», «еда моя», ведь посредством этого действия «Душа мира» получает возможность находиться в своем «теле»[10], подобно душе человека, связанной с телом посредством еды[11].

«Благоухание, приятное Мне» [↑]

А как понимать выражение «реях нихоах» — «благоухание, приятное Мне»? Мудрецы, опираясь на грамматическое подобие[12], трактуют эти слова как «нахат руах» — удовлетворение: «Я повелел, и Моя воля была исполнена» — несмотря на то, что исполнитель не понимает причины указа (см. выше).

Но и в простом понимании текста кроется намек на сущность жертвоприношений. Из всех органов чувств именно обоняние считается наиболее утонченным и близким к духовности. Сам запах — это что-то неосязаемое, в какой-то мере не материальное («реях» от «руах» — дух, ветер, воздух). Не случайно, говоря о жертвоприношении, Тора подчеркивает именно его запах, этим она хочет сказать, что тайна жертвы — в обращении материального (самого животного) в духовное (благоухание, поднимающееся от него).

В этом аспекте состоит основная задача всей человеческой жизни — использовать материальный мир, все его красоты и удовольствия исключительно ради духовных целей, этим человек возвышает материю, как бы обращая ее в духовность.

Прежде всего, это касается взаимоотношения между телом и душой: призвание души — овладеть животным телом и направить все его ресурсы на свои нужды. Праведники, достигшие такого уровня, уподобляются Торой Храму и жертвеннику — месту, в котором материальность превращалась в духовность[13].

Именно поэтому центральное место в акте жертвоприношения занимало окропление жертвенника кровью животного. Кровь — носитель животной души, т.е. самой жизненной силы животного, а принося его в дар Творцу, человек выражал тем самым, что хочет посвятить и свои жизненные силы воле Творца. Более того, высшая душа (нешама) по самой своей натуре стремится к свету и добру, основная проблема возникает именно с телом (животной частью — нефеш), поэтому для того, чтобы возвысить и ее, приносили жертву с подобной животной душой.

Выражение единства Творца

Еще один ключевой момент, связанный с жертвоприношениями, — это раскрытие единства Творца[14].

Говоря о единстве, не имеется в виду только количественный фактор — Творец один, и не более. Речь идет о гораздо более глубокой идее — нет ничего кроме самого Творца! Так же, как до творения мира объективно существовал только один Всевышний, поскольку Его реальность абсолютна и не зависит ни от каких посторонних факторов, так и после акта творения на самом деле ничего принципиально не изменилось! Только в наших глазах (в глазах самого творения) созданный мир представляется как что-то автономное, существующее само по себе, до такой степени, что иногда это наводит на мысль, что у мира и вовсе нет Создателя.

Одна из целей жертвоприношений — раскрыть концепцию единства, поэтому в нем принимают участие все категории творения — мертвая (неорганическая) материя (соль), растения (мука, вино), животные (сама жертва), человек (хозяин жертвы или коэн)[15].

Более того, единство компонентов творения выражается в так называемой цепочке питания: растения усваивают неорганические вещества и включают их в свой состав, животные поедают растения, а человек — животных. В природе царит невероятный баланс между поедаемыми и поедающими, и все они вместе свидетельствуют о единой причине своего происхождения. Эта цепочка не только связывает все создания друг с другом, но и позволяет более простым (неорганическим и т.д.) возвыситься до уровня более высоких, будучи усвоенными их организмом. А в акте жертвоприношения все эти компоненты удостаиваются наивысшего возвышения, приобщаясь к своему духовному корню, что ведет к особому благословению каждого из используемых видов.

В заключение [↑]

Сегодня, когда Храм разрушен, и мы не можем приносить жертвы, тем не менее, есть у нас небольшое утешение в виде молитвы. Подобие молитвы и жертвоприношений — отдельная тема, но одним словом можно сказать, что ежедневно обращаясь к Творцу по всем своим нуждам, мы провозглашаем о Его власти и единстве, ставим себя в полную зависимость от Него, что и является квинтэссенцией жертвоприношений.

Кроме этого, исполнение заповедей и изучение Торы (в особенности законов самих жертвоприношений) также исполняют подобную функцию и служат основным «питательным элементом» для всего мироздания.

В самом тексте молитвы Шмонэ-Эсре (в 17-ом благословении) мы неустанно просим Творца вернуть нам Храм и служение, чтобы с их помощью достигнуть максимальной близости к Нему и иметь возможность полноценно исполнять Его волю.


[1] Например, женщина после родов обязана принести особую жертву роженицы, первенец скота также приносится в жертву, тот, кто принял на себя обет назарея, на заключительном этапе должен принести особые жертвы, и т.д.

[2] См. Раши на Берешит 15:6 и др.

[3] В Песни Песней царя Шломо Храм уподоблен шее — потому что именно шея является соединяющим звеном между головой (разумом) и остальным телом. Так же и Храм являлся точкой соприкосновения духовного и материального миров. Более того, через шею в тело проникают не только нервные пути, но и пища, и так же посредствам Храма в наш мир изливалось как духовное, так и материальное изобилие (от имени рава И.П. Гольдвасера).

[4] В общей сложности заповеди Торы делятся на две группы — хуким и мишпатим. Мишпатим — законы, понятные человеческому разуму, к большинству из которых люди могли бы прийти и сами, без повеления Всевышнего, например, запрет убийства, кражи, прелюбодеяния, обязанность поддержать ближнего и т.п. Хуким, в свою очередь, — это законы, суть которых скрыта от нашего понимания, например, запрет на некоторые виды пищи, смешивание молока и мяса, шерсти и льна и многие другие (по Рамбаму, законы Меила 8:8).

[5] Однако наш учитель Моше, посредством которого, собственно, и была дарована Тора, удостоился понимания всех ее законов, включая хуким и их глубинную сущность. Часть этого знания была включена в тайный раздел Устной Торы, называемый Кабала, и, используя эти знания, некоторые мудрецы (к примеру, царь Шломо) также достигли определенного понимания в этой сфере.

[6] Слово лехем, основное значение которого — «хлеб», используется в Писании и в более широком смысле в значении «еда». Это слово было заимствовано для еды, поскольку хлеб является самой важной едой, а также обычно подается на всех трапезах. Поэтому в данном стихе, возможно, более точно перевести лахми как «еда Моя».

[7] Т.е. полностью сжигаемые в огне (см. об этом ниже).

[8] См. «Эц-Хаим» р. Хаима Виталя от имени Аризаля.

[9] Эта тема представляет собой одну из самых сложных сфер тайного учения Кабалы, требующих углубленного и тщательного изучения. Здесь же мы приводим только общеизвестные заключения в том, что непосредственно касается нашей главной темы.

[10] Важно подчеркнуть, что речь не идет о самой сути Творца, о которой у человека не может быть никакого представления, как сказано в кабалистической книге Зоар: «Творец совершенно не постижим мыслью». Мы говорим только о проявлениях Творца, которые Он раскрыл для установления связи с миром и человеком. Для укрепления этой связи необходимы корбанот.

[11] По книге Кузари и Нефеш а-Хаим (2:5).

[12] Слово «реях» (запах) близко к «руах» (дух, ветер), по-видимому, потому, что запах передается с помощью воздуха-ветра. А «нихоах» (приятное) связано с корнем «нах» — находиться в спокойствие. Отсюда «реях нихоах» (благоухание приятное) — «нахат руах» (удовлетворение духа).

[13] См. Рамхаль в «Месилат Йешарим» гл. 26.

[14] По книге Маараля «Гвурот Ашем» гл. 69, и др. источникам.

[15] См. «Руах Хаим» 3:3.

Источник: https://toldot.ru/sluzhenieHrame.html

Головной убор — Кисуй рош

Головной убор — Кисуй рош

Почему замужняя девушка (женщина) должна покрывать волосы?

Скромность в общем и покрытие волос в частности

Для начала нужно сказать, что, в общем скромность с еврейской точки зрения не имеет ничего общего с непривлекательностью. Скорее, скромность — это средство для создания частного пространства, закрытого для посторонних.

Поэтому, цель законов о покрытии волос — ни в коем случае не в том, чтобы замужняя женщина выглядела уродливо. Красота — это дар Б-га, и еврейская Традиция призывает мужчин и женщин следить за своей внешностью и всегда выглядеть презентабельно.

Еврейская Традиция так же требует скромности — но не для того, чтобы «отвлечь внимание» от нашей красоты, а для того, чтобы направить нашу красоту и привлекательность в правильное русло, а именно — в семью. Талмуд (трактат Йома, 75а) говорит, что во время сорокалетнего пребывания евреев в пустыне вместе с маном падали также женские украшения-благовония, чтобы даже в такой обстановке жены оставались привлекательными для своих мужей.

Причины и детали заповеди

Замужняя женщина должна покрывать волосы по двум причинам:

1. С момента замужества волосы становятся одной из тех «частей тела», которые должны быть закрыты.

2. Головное покрытие показывает, что женщина замужем.

Покрывая волосы, замужняя женщина как бы заявляет: «Я не доступна. Вы можете увидеть меня, но я не “открыта для публики”. Даже мои волосы, такая обычная и приметная составляющая внешности — это не для ваших глаз…». Покрывая волосы, женщина создает психологический барьер между собой и чужими людьми.

В Гемаре (Йома, 47а) рассказано о женщине, которая строго соблюдала законы покрытия волос, и благодаря этой заслуге семь ее сыновей стали первосвященниками (коанимгдолим).

Мишна Брура (75:14) приводит высказывание книги Зоар о том, что тщательное соблюдение женщиной законов покрытия волос положительно влияет на обстановку в доме и на судьбу её сыновей.

Касательно кисуй рош невесты на свадьбе — существуют разные мнения, в какой именно момент наступает обязанность покрывать волосы. Есть мнения, что после хедер ихуд (комната, где невеста уединяется с женихом после хупы) она уже считается замужней женщиной и поэтому её волосы должны быть закрыты. Есть мнения, согласно которым этот наступает раньше, например, когда жених с невестой еще стоят под хупой, или даже еще раньше, поэтому изначально, уже с самого начала церемонии, невеста покрывает волосы. Но есть и другие мнения, в соответствии с которыми она еще не обязана покрывать волосы. Как поступать — стоит спросить вашего раввина.

Такой же вопрос — относительно парика. Во многих общинах женщины не покрывают волосы париком, а только головным убором, другие же придерживаются противоположного мнения. В случае, когда традиции в семье жениха и в семье невесты разные, многие принимают традицию семьи жениха. Однако, в любом случае, будет не лишним посоветоваться с раввином, а также обговорить этот вопрос с самим женихом (или его родителями) для начала.

Заметим, что если волосы покрыты не полностью, то выполняется (не полностью) только второй пункт, т.е. женщина показывает, что она замужем. Но первый пункт — не выполняется. Чтобы выполнить оба пункта, следует покрыть волосы полностью. И так сказано во многих книгах.

На практике, если уже вы на это решились и понимаете величие этой заповеди, не стоит искать «скидки». Тем более все, кто видит, что голова покрыта, — уже всё равно это видят, и эти несколько сантиметров не станут решающими, не добавят женщине ещё красоты…

Сегодня существует бесконечное множество различных вариантов головного покрытия: парики, шляпки, береты, шапочки, косынки и т.п. Руководствуясь своим естественным женским вкусом, каждая женщина может не только значительно разнообразить гардероб и постоянно быть привлекательной для мужа, но и уверенно чувствовать себя в окружении других людей. Главное — помните, что, покрывая волосы, Вы выполняете волю Всевышнего. Остаётся лишь привести слова Царя Шломо: «Соблюдающий заповедь — злого не познает…» (Коэлет 8:5).

Источник:https://toldot.ru/kisuyRosh.html?fbclid

Царь Соломон (Шломо, Сулейман)

Царь Соломон (Шломо, Сулейман)

Содержание

Царь Соломон в Агаде
Мудрость царя Соломона
Могущество и блеск царствования царя Соломона
Падение царя Соломона
Царь Соломон (Сулейман) в арабской литературе

Царь Соломон (на иврите — Шломо) — сын Давида от Бат-Шевы, третий еврейский царь. Блеск его царствования запечатлелся в памяти народа как пора высшего расцвета еврейского могущества и влияния, после которого наступает период распада на два царства. Народное предание знало очень много о его богатстве, блеске и, главное, о его мудрости и справедливости. Главной и высшей его заслугой считается построение Храма на горе Цион — то, к чему стремился его отец, праведный царь Давид.

Уже при рождении Соломона пророк Натан выделил его среди других сыновей Давида и признал достойным милости Всевышнего; пророк дал ему другое имя — Едидья («любимец Б-га» — Шмуэль I 12, 25). Некоторые полагают, что это было настоящим его именем, а «Шломо» — прозвищем («миротворец»).

Восшествие Соломона на престол описано в высшей степени драматично (Млахим I 1 и далее). Когда царь Давид находился при смерти, его сын Адония, ставший после смерти Амнона и Авшалома старшим из сыновей царя, задумал захватить власть ещё при жизни отца. Адония знал, по-видимому, что царь обещал престол сыну своей любимой жены Бат-Шевы, и захотел опередить своего соперника. Формальное право было на его стороне, и это обеспечило ему поддержку влиятельного военачальника Йоава и первосвященника Эвьятара, а пророк Натан и священник Цадок были на стороне Соломона. Для одних право старшинства было выше воли царя, и ради торжества формальной справедливости они перешли в оппозицию, в лагерь Адонии. Другие считали, что поскольку Адония не был первородным сыном Давида, то царь был вправе отдать престол, кому захочет, хотя бы и своему младшему сыну Соломону.

Приближавшаяся кончина царя побудила обе партии к активному выступлению: они хотели осуществить свои планы ещё при жизни царя. Адония думал привлечь сторонников по-царски пышным образом жизни: он завёл колесницы, всадников, пятьдесят скороходов, окружил себя многочисленной свитой. Когда, по его мнению, настал удобный момент для осуществления замысла, он устроил за городом пиршество для своих приверженцев, где собирался провозгласить себя царём.

Но по совету пророка Натана и при его поддержке Бат-Шеве удалось убедить царя поспешить с исполнением данного ей обещания: назначить Соломона своим преемником и помазать его сейчас же на царство. Священник Цадок в сопровождении пророка Натана, Бнаягу и отряда царских телохранителей (крети у-плети) повезли Соломона на царском муле к источнику Гихон, где Цадок помазал его на царство. Когда раздались звуки рожка, народ закричал: «Да здравствует царь!». Народ стихийно пошёл за Соломоном, сопровождая его во дворец с музыкой и ликующими криками.

Весть о помазании Соломона испугала Адонию и его сторонников. Адония, боясь мести Соломона, искал спасения в святилище, ухватившись за рога жертвенника. Соломон обещал ему, что если он будет вести себя безупречно, «волос не упадёт с его головы на землю»; в противном же случае он будет казнён. Вскоре Давид умер, и царь Соломон вступил на престол. Так как сыну Соломона, Рехаваму, было при воцарении Соломона один год (Млахим I 14, 21; ср. 11, 42), следует предположить, что Соломон не был «мальчиком» при восшествии на престол, как можно было бы понять из текста (там же, 3, 7).

Уже первые шаги нового царя оправдали мнение, составленное о нём царём Давидом и пророком Натаном: он оказался бесстрастным и прозорливым правителем. Между тем, Адония попросил царицу-мать добиться царского разрешения на его брак с Авишаг, рассчитывая на народное воззрение о том, что право на престол имеет тот из приближённых царя, которому достаётся его жена или наложница (ср. Шмуэль II 3, 7 и далее; 16, 22). Соломон понял замысел Адонии и предал своего брата смертной казни. Так как Адонию поддерживали Йоав и Эвьятар, то последнего устранили от должности первосвященника и сослали в его имение в Анатот. Известие о гневе царя дошло до Йоава, и он укрылся в святилище. По повелению царя Соломона Бнаягу убил его, т. к. его преступление по отношению к Авнеру и Амасе лишило его права убежища (см. Шмот 21, 14). Был устранён и враг Давидовой династии, Шими, родственник Шауля (Млахим I 2, 12-46).

Впрочем, о других случаях применения царём Соломоном смертной казни нам неизвестно. Кроме того, по отношению к Йоаву и Шими он лишь исполнил завещание отца (там же, 2, 1-9). Укрепив свою власть, Соломон принялся за решение стоявших перед ним задач. Царство Давида было одним из значительных государств Азии. Соломону предстояло укрепить и сохранить это положение. Он поспешил вступить в дружественные отношения с могущественным Египтом; предпринятый фараоном поход в Эрец-Исраэль был направлен не против владений Соломона, а против ханаанейского Гезера. Вскоре Соломон женился на дочери фараона и получил покорённый Гезер в приданое (там же, 9, 16; 3, 1). Это было ещё до постройки Храма, т. е. в начале царствования Соломона (ср. там же, 3, 1; 9, 24).

Обеспечив, таким образом, свою южную границу, царь Соломон возобновляет союз с северным соседом, финикийским царём Хирамом, с которым был в дружественных отношениях ещё царь Давид (там же, 5, 15-26). Вероятно, в целях сближения с соседними народами, царь Соломон взял себе в жёны моавитянок, аммонитянок, эдомитянок, сидонянок и хиттиек, которые, надо полагать, принадлежали к знатным родам этих народов (там же, 11, 1)

Цари приносили Соломону богатые дары: золото, серебро, одеяния, оружие, лошадей, мулов и т. д. (там же, 10, 24, 25). Богатство Соломона было так велико, что «он сделал серебро в Иерусалиме равным камням, а кедры сделал равными сикоморам» (там же, 10, 27). Царь Соломон любил лошадей. Он первый ввёл конницу и колесницы в еврейскую армию (там же, 10, 26). На всех его предприятиях лежит печать широкого размаха, стремление к грандиозности. Это придавало блеск его царствованию, но, вместе с тем, ложилось тяжёлым бременем на население, главным образом, на колена Эфраима и Менаше. Эти колена, отличаясь по характеру и некоторым особенностям культурного развития от колена Йеуды, к которому принадлежал царский дом, всегда имели сепаратистские стремления. Царь Соломон думал принудительными работами подавить их строптивый дух, но результатов достиг прямо противоположных. Правда, попытка эфраимита Йеровама поднять восстание ещё при жизни Соломона, закончилась неудачей. Мятеж был подавлен. Но после смерти царя Соломона его политика по отношению к «дому Йосефа» привела к отпадению десяти колен от династии Давида.

Большое недовольство среди пророков и людей, верных Б-гу Израиля, вызывало его терпимое отношение к языческим культам, которые вводили его жёны-иноплеменницы. В Торе сообщается, что он построил на Масличной Горе капище для моавитского бога Кмоша и аммонитского бога Молоха. Тора связывает это «уклонение его сердца от Б-га Израиля» с его старческим возрастом. Тогда совершился перелом в его душе. Роскошь и многожёнство развратили его сердце; расслабленный физически и духовно, он поддался влиянию своих жён-язычниц и пошёл по их пути. Это отпадение от Б-га было тем преступней, что Соломон, согласно Торе, дважды удостаивался Б-жественного откровения: первый раз ещё до строительства Храма, в Гивоне, куда он отправился совершить жертвоприношения, т. к. там была великая бама. Ночью Всевышний явился Соломону во сне и предложил просить у Него всё, что царь ни пожелает. Соломон не просил ни богатства, ни славы, ни долголетия, ни побед над врагами. Он просил только даровать ему мудрость и умение управлять народом. Б-г обещал ему и мудрость, и богатство, и славу, и, если он будет исполнять заповеди, также долголетие (там же, 3, 4 и далее). Второй раз Б-г явился ему по окончании строительства Храма и открыл царю, что внял его молитве при освящении Храма. Всевышний обещал, что примет этот Храм и династию Давида под Свою защиту, но если народ отпадёт от Него, то Храм будет отвергнут и народ изгнан из Страны. Когда сам Соломон ступил на путь идолопоклонства, Б-г возвестил ему, что отнимет у его сына власть над всем Израилем и отдаст другому, оставив дому Давида только власть над Иудеей (там же, 11, 11-13).

Царь Соломон царствовал сорок лет. С атмосферой конца его царствования полностью гармонирует настрой книги Коэлет. Испытав все радости жизни, испив чашу наслаждения до дна, автор убеждается, что не удовольствие и наслаждение составляют цель жизни, не они дают ей содержание, а страх Б-жий.

Царь Соломон в Агаде.

Личность царя Соломона и рассказы из его жизни стали любимым сюжетом Мидраша. Имена Агур, Бин, Яке, Лемуэль, Итиэль и Укал (Мишлей 30, 1; 31, 1) объясняются как имена самого Соломона (Шир а-ширим Рабба,1, 1). Соломон вступил на престол, когда ему было 12 лет (по Таргуму Шени к книге Эстер 1, 2—13 лет). Он царствовал 40 лет (Млахим I, 11, 42) и, следовательно, умер пятидесяти двух лет от роду (Седер Олам Рабба, 15; Берейшит Рабба, С, 11. Ср., однако, Иосиф Флавий, Иудейские Древности, VIII, 7, § 8, где утверждается, что Соломон вступил на престол четырнадцати лет от роду и царствовал 80 лет, ср. также комментарий Абарбанеля к Млахим I, 3, 7). Агада подчёркивает сходство в судьбе царей Соломона и Давида: оба они царствовали по сорок лет, оба писали книги и составляли псалмы и притчи, оба строили алтари и торжественно переносили ковчег завета и, наконец, у обоих был руах а-кодеш. (Шир а-ширим раба, 1. с.).

Мудрость царя Соломона.

Соломону ставится в особую заслугу то, что во сне он просил только о даровании ему мудрости (Псикта рабати, 14). Соломон считался олицетворением мудрости, так что сложилась поговорка: «Видящий Соломона во сне может надеяться стать мудрым» (Брахот 57 б). Он понимал язык зверей и птиц. Творя суд, он не нуждался в допросе свидетелей, так как уже при одном взгляде на тяжущихся узнавал, кто из них прав и кто виноват. Песнь Песней, Мишлей и Коэлет царь Соломон написал под влиянием руах а-кодеш (Макот, 23 б, Шир а-ширим Рабба,1. с.). Мудрость Соломона проявлялась и в постоянном стремлении распространить Тору в Стране, для чего он строил синагоги и школы. При всём том Соломон не отличался надменностью и, когда нужно было определить високосный год, он приглашал к себе семь учёных старцев, в присутствии которых хранил молчание (Шмот Рабба, 15, 20). Таков взгляд на Соломона амораев, мудрецов Талмуда. Таннаи же, мудрецы Мишны, за исключением р. Йосе бен Халафта, изображают Соломона в менее привлекательном свете. Соломон, говорят они, имея много жён и постоянно увеличивая количество лошадей и сокровищ, нарушил запрет Торы (Дварим 17, 16-17, ср. с Млахим I, 10, 26—11, 13). Он слишком уж полагался на свою мудрость, когда решил спор двух женщин о ребёнке без свидетельских показаний, за что получил порицание от бат-коль. Книга Коэлет, по мнению некоторых мудрецов, лишена святости и является «лишь мудростью Соломона» (В. Талмуд, Рош а-Шана 21 б; Шмот Рабба 6, 1; Мегила 7а).

Могущество и блеск царствования царя Соломона.

Царь Соломон царствовал над всеми горними и дольними мирами. Диск Луны во время его царствования не уменьшался, а добро постоянно брало верх над злом. Власть над ангелами, демонами и животными придавала особый блеск его царствованию. Демоны доставляли ему драгоценные камни и воду из далёких стран для орошения его экзотических растений. Звери и птицы сами заходили в его кухню. Каждая из тысячи его жён готовила каждый день пир в чаянии, что царю будет угодно отобедать у неё. Царь птиц, орёл, подчинялся всем указаниям царя Соломона. С помощью магического перстня, на котором было выгравировано имя Всевышнего, Соломон выпытал у ангелов много тайн. Кроме того, Всевышний подарил ему летающий ковёр. Соломон перемещался на этом ковре, завтракая в Дамаске и ужиная в Мидии. Мудрого царя однажды пристыдил муравей, которого он во время одного из своих полётов поднял с земли, посадил на руку и спросил: есть ли на свете кто-либо более великий, чем он, Соломон. Муравей ответил, что считает себя более великим, т. к. иначе Господь не послал бы к нему земного царя и тот не посадил бы его к себе на руку. Соломон разгневался, сбросил муравья и закричал: «Знаешь ли ты, кто я?». Но муравей ответил: «Знаю, что ты сотворён из ничтожного зародыша (Авот 3, 1), поэтому ты не вправе слишком возноситься». Устройства трона царя Соломона подробно описывается во Втором Таргуме к книге Эстер (1. с.) и в других Мидрашах. Согласно Второму Таргуму, на ступенях трона находилось 12 золотых львов и столько же золотых орлов (по другой версии 72 и 72) один против другого. К трону вели шесть ступеней, на каждой из которых находились золотые изображения представителей царства животных, по два разных на каждой ступени, один напротив другого. На верхушке трона находилось изображение голубя с голубятником в когтях, что должно было символизировать владычество Израиля над язычниками. Там же был укреплён золотой подсвечник с четырнадцатью чашечками для свечей, на семи из которых были выгравированы имена Адама, Ноаха, Шема, Авраама, Ицхака, Яакова и Иова, а на семи других — имена Леви, Кеата, Амрама, Моше, Аарона, Эльдада и Хура (по другой версии — Хаггая). Над подсвечником находился золотой кувшин с маслом, а ниже — золотая чаша, на которой были выгравированы имена Надава, Авигу, Эли и двух его сыновей. 24 виноградных лозы над троном создавали тень над головой царя. При помощи механического приспособления трон перемещался по желанию Соломона. Согласно Таргуму, все животные при помощи особого механизма протягивали лапы, когда Соломон поднимался на трон, чтобы царь мог на них опереться. Когда Соломон достигал шестой ступени, орлы поднимали его и усаживали на кресло. Затем большой орёл надевал ему венец на голову, а остальные орлы и львы поднимались наверх, чтобы образовать тень вокруг царя. Голубь спускался, брал из ковчега свиток Торы и клал его на колени Соломону. Когда царь, окружённый Сангедрином, приступал к разбору дела, колёса (офаним) начинали вертеться, а звери и птицы испускали крики, приводившие в трепет тех, кто намеревался дать ложные показания. В другом Мидраше рассказывается, что при шествии Соломона на трон животное, стоявшее на каждой ступени, поднимало его и передавало следующему. Ступени трона были усыпаны драгоценными камнями и кристаллами. После смерти Соломона египетский царь Шишак завладел его троном вместе с сокровищами Храма (Млахим I, 14, 26). После смерти Санхерива, покорившего Египет, троном вновь завладел Хизкиягу. Затем трон последовательно доставался фараону Нехо (после поражения царя Йошии), Невухаднецару и, наконец, Ахашверошу. Эти правители не были знакомы с устройством трона и потому не могли им пользоваться. Мидраши описывают также устройство «ипподрома» Соломона: он имел три фарсанга в длину и три в ширину; в середине его были вбиты два столба с клетками наверху, в которых были собраны разные звери и птицы.

При постройке Храма Соломону помогали ангелы. Элемент чуда сказывался повсюду. Тяжёлые камни сами поднимались наверх и опускались на надлежащее место. Обладая даром пророчества, Соломон предвидел, что вавилоняне разрушат Храм. Поэтому он устроил особый подземный ящик, в котором впоследствии был скрыт ковчег завета (Абарбанель к Млахим I, 6, 19). Посаженные Соломоном в Храме золотые деревья приносили плоды каждый сезон. Деревья завяли, когда в Храм вошли язычники, но они вновь расцветут с пришествием Машиаха (Йома 21 б). Дочь фараона принесла с собой в дом Соломона принадлежности культа идолопоклонников. Когда Соломон женился на дочери фараона, сообщает другой Мидраш, с неба сошёл архангел Гавриэль и воткнул в морскую пучину шест, вокруг которого образовался остров, на котором впоследствии был построен Рим, покоривший Иерусалим. Р. Йосе бен Халафта, который всегда «принимает сторону царя Соломона», полагает, однако, что Соломон, женившись на дочери фараона, имел единственной целью обратить её в еврейство. Существует мнение, что Млахим I, 10, 13 следует толковать в том смысле, что Соломон вступил в греховную связь с царицей Савской, родившей Невухаднецара, который разрушил Храм (см. толкование Раши к этому стиху). Другие же вовсе отрицают историю о царице Савской и предложенных ею загадках, а слова малкат Шва понимают как млехет Шва, царство Савское, покорившееся Соломону (В. Талмуд, Бава Батра 15 б).

Падение царя Соломона.

Устная Тора сообщает, что царь Соломон за свои грехи лишился трона, богатства и даже разума. Основанием служат слова Коэлета (1, 12), где он говорит о себе как о царе Израиля в прошедшем времени. Он постепенно опустился с вершины славы в низины нищеты и несчастья (В. Талмуд, Сангедрин 20 б). Предполагают, что ему вновь удалось овладеть троном и стать царём. Сверг Соломона с трона ангел, принявший образ Соломона и узурпировавший его власть (Рут Рабба 2, 14). В Талмуде вместо этого ангела упоминается Ашмадай (В. Талмуд, Гитин 68 б). Некоторые мудрецы Талмуда первых поколений полагали даже, что Соломон был лишён удела в будущей жизни (В. Талмуд, Сангедрин 104 б; Шир а-ширим Рабба 1, 1). Рабби Элиэзер на вопрос о загробной жизни Соломона даёт уклончивый ответ (Тосеф. Йевамот 3, 4; Йома 66 б). Но, с другой стороны, о Соломоне сказано, что Всевышний простил ему, как и отцу его, Давиду, все совершённые им грехи (Шир а-ширим Рабба 1. с.). В Талмуде говорится, что царь Соломон издал постановления (таканот) об эруве и омовении рук, а так же включил в благословение на хлеб слова о Храме (В. Талмуд, Брахот 48 б; Шабат 14 б; Эрувин 21 б).

Царь Соломон (Сулейман) в арабской литературе.

У арабов еврейский царь Соломон считается «посланцем Всевышнего» (rasul Allah), как бы предтечей Мухаммада. Особенно подробно арабские легенды останавливаются на его встрече с царицей Савской, государство которой отождествляется с Аравией. Имя «Сулейман» давалось всем великим царям. Сулейман получил от ангелов четыре драгоценных камня и вправил их в магический перстень. Присущая перстню сила иллюстрируется следующим рассказом: Сулейман обыкновенно снимал перстень, когда умывался, и передавал одной из своих жён, Амине. Однажды злой дух Сакр принял образ Сулеймана и, забрав кольцо из рук Амины, сел на царский престол. Пока Сакр царствовал, Сулейман скитался, всеми покинутый, и питался подаянием. На сороковой день царствования Сакр бросил перстень в море, там его проглотила рыба, пойманная затем рыбаком и приготовленная Сулейману на ужин. Сулейман разрезал рыбу, нашёл там перстень и вновь получил свою прежнюю силу. Сорок дней, которые он провёл в изгнании, были наказанием за то, что в его доме поклонялись идолам. Об этом, правда, Сулейман не знал, но знала одна из его жён (Коран, сура 38, 33-34). Ещё мальчиком Сулейман якобы отменял решения своего отца, например, когда решался вопрос о ребёнке, на которого претендовали две женщины. В арабской версии этого рассказа волк съел дитя одной из женщин. Дауд (Давид) решил дело в пользу старшей женщины, а Сулейман предложил разрезать ребёнка и, после протеста младшей, отдал ребёнка ей. Превосходство Сулеймана над отцом в качестве судьи проявляется также в его решениях об овце, совершившей потраву на поле (сура 21, 78, 79), и о кладе, найдённом в земле после продажи земельного участка; на клад претендовали и покупатель, и продавец.

Сулейман предстаёт великим воителем, любителем военных походов. Страстная любовь его к лошадям привела к тому, что, осматривая как-то раз 1000 вновь доставленных ему лошадей, он забыл совершить полуденную молитву (Коран, сура 38, 30-31). За это он позже убил всех лошадей. Во сне ему явился Ибрагим (Авраам) и убеждал предпринять паломничество в Мекку. Сулейман отправился туда, а затем в Йемен на ковре-самолёте, где вместе с ним находились люди, звери и злые духи, птицы же тесной стаей летели над головой Сулеймана, образуя балдахин. Сулейман, однако, заметил, что в этой стае отсутствует удод, и пригрозил ему страшным наказанием. Но последний вскоре прилетел и успокоил разгневанного царя, рассказав ему о виденных чудесах, о прекрасной царице Билкис и её царстве. Тогда Сулейман послал царице с удодом письмо, в котором просил Билкис принять его веру, угрожая в противном случае покорить её страну. Чтобы испытать мудрость Сулеймана, Билкис предложила ему ряд вопросов и, убедившись, наконец, в том, что он далеко превзошёл славу о себе, покорилась ему вместе со своим царством. О пышном приёме, устроенном Сулейманом для царицы, и о предложенных ею загадках говорится в суре 27, 15-45. Сулейман умер пятидесяти трёх лет от роду, после сорокалетнего царствования.

Существует легенда, что Сулейман собрал все книги по магии, находившиеся в его царстве, и запер их в ящике, который поместил под своим троном, не желая, чтобы кто-нибудь воспользовался ими. После смерти Сулеймана духи пустили молву о нём, как о чародее, который сам пользовался этими книгами. Многие этому поверили.

Отголоском агадот и мусульманских легенд в средние века являются легенды о Соломоне и Мерлине, Соломоне и Морольфе, Соломоне и Китоврасе в византийской и славянской письменности.

Источник: http://toldot.ru/tags/solomon/

Отпечатки времени

Лазарь Фрейдгейм

Jüdisches Lexikon

Отпечатки времени

Сижу за столом. Передо мной на книжной полке массивные тома еврейской энциклопедии. Красивый строгий переплет, небольшие статьи, необъятное содержание. Эти тома, объемом почти в полторы тысячи полос каждый, позволяют находить ответы по истории мира и древнего народа. Но можно ли представить себе историю самих книг, появившихся  перед приходом к власти в Германии Адольфа Гитлера, а сейчас перелистываемых в Америке евреем, прожившим большую часть жизни вместе с шедшим по жесткой тропе антисемитизма сталинским режимом?..

На тихой улице Потсдама расположился совсем не старый доходный дом в три этажа. Парадная дубовая дверь вела в миниатюрный холл с деревянной лестницей. Все по-немецки просто и по-немецки аккуратно. Консьержек в доме не было. Каждый жилец открывал дверь своим ключом. При этом лестничная клетка освещалась элегантными бра в стиле «artnouveau» на несколько минут, достаточных для подъема на свой этаж. Приглушенный свет подчеркивал солидность отделанного дубом интерьера. Квартира на втором этаже состояла из трех комнат: столовой, спальни и кабинета-библиотеки. Хозяин, немолодой еврей, мало интересовался политикой. Большую часть дня он проводил в своем небольшом магазине одежды. Он не был глубоко верующим человеком, но привычный с детства распорядок казался единственно возможным.  По субботам в соответствии с традициями вся семья шла в расположенную в соседнем квартале синагогу. Традиционный уклад. Обычная жизнь еврейской семьи. Формально это даже не была семья евреев, так как его мама была немкой-протестанткой. Но так уж издавна повелось, что в не свободной от антисемитизма стране, евреи внутренне чувствовали свое родство-противостояние, даже формально не принадлежа к иудаизму. По вечерам хозяин дома, уединившись в кабинете, погружался в вопросы еврейской истории. Это, как сказали бы сейчас, было его хобби. Дом и семья год от года взрослели и вместе с Германией вошли в период нацизма. Для не политизированной семьи вхождение в новый порядок было незаметным. Первые лозунги новой власти казались бредом подвыпивших несмышленышей, отголоском пивного бунта. Но быт и окружение изменялись, постепенно становилось неестественным появление на улице в традиционной еврейской одежде, даже в субботу по дороге в синагогу. Исчезают люди. Закрывается синагога. Это кажется невозможным, злой фантастикой, но постепенно становится обыденной жизнью. Как-то тихо, как бы ни от кого не зависимо, как тиканье часов, исчезли обитатели квартиры. Жизнь вела в смерть.

Племянник Франц, рожденный в семье арийца, но близко к сердцу принимающий душевные порывы дяди Айзика, арендует его квартиру и осваивается на новом месте. Немало часов просидел он с мыслями о книгах, сопровождавших жизни родственников. Веяние улицы, реальность существования требовали переступить через память. Тихо и незаметно уничтожить небезопасные тома. Сердце удерживало от этого шага. Он решается сохранить редкие книги, пережившие пожары фашистских шабашей.

Война придала силу лозунгам и целям германского руководства. Особенно — победное шествие по европейским странам, почти без борьбы признававшим право Рейха на руководство. Азарт победного шествия на восток возвел многие некогда сомнительные лозунги в ранг непререкаемых истин. Старое уходило из жизни, превращалось в историю, интересную академическую историю. Но подошел 1944 год. Начался быстрый откат на запад. Границы Германии не остановили это движение. Недавние победители стали чувствовать себя побежденными. Бои подошли к Потсдаму. Франц попадает в свою квартиру. Дом цел, но от близких взрывов бомб все в квартире перевернуто, как после беспощадного землетрясения. Его глазам представилось ранее скрытое в глубине полок собрание книг. Он трепетно касается их, вспоминает убежденную преданность дяди высоким идеалам Книги, его увлеченность историей. Но что-либо прятать уже было бесполезно. Франц понимает, что дни Рейха сочтены. Долг солдата требует продолжения уже бесполезной борьбы. Он верен своему долгу. Он проходит по потемневшим от времени дубовым лестницам, хранящим еще аромат довоенного времени,  обменивается добрыми приветствиями с немногими оставшимися пожилыми обитателями дома и отправляется в последний бой. Последний раз из своего дома…

Интендантская служба приводит на постой в выделенную хозяином дома пустующую квартиру советского офицера. Сверху спускается пожилая немка.

— GutenMorgen, Frau, — слух женщины удивил добротный немецкий, который

 слышался в каждом звуке приветствия.

— GutenTag, Herren, — приветливо ответила соседка.

Офицер, майор медицинской службы Фрейдгейм, не молод — за 55. Еврейская фамилия немецкого происхождения — след тяжелого многовекового пути евреев по Европе. Соседи, наслышанные о жестоких проделках измотанных войной солдат, с опаской ждали появления постояльца. Жильцы дома неожиданно увидели интеллигентного офицера, далекого от демонстрации самодурства победителя, да еще свободно, немного старомодно, говорящего по-немецки. В ответ на доброе отношение соседи охотно помогли освоиться и рассказали историю квартиры и гибели всех ее жильцов.

Майор с интересом знакомится с библиотекой и видит в глубине полок еврейские молитвенные книги. Совсем недавно было детство в виленском еврейском квартале, уроки в хедере, разговоры с отцом, соблюдавшим традиции Пятикнижия. Проблема квот для университетского образования евреев в России привела в Лейпцигский университет. Он был мирным человеком, врачом и исследователем. Но полные военных противостояний годы заставляли его служить в армии. Первая мировая и Гражданская войны, Финская кампания и Отечественная война. Этот путь привел в поверженную Германию, в квартиру немецких евреев. Он рассматривает энциклопедию “JüdischesLexikon”, изданную еврейским издательством “JüdischerVerlag” (JV) в Берлине в 1927 — 30 годах. Всего 3 года отделяли окончание издания энциклопедии от прихода к власти нацистов. Сколько изменений в течение жизни одного поколения! Гитлеровское «окончательное решение еврейского вопроса» оставило пепелища в местах проживания евреев, в том числе и немецких евреев. На месте родительского дома — мрачная тень виленского гетто, унесшего жизни десятков тысяч евреев. Там погибли все члены семьи его сестры. В мыслях трудное переплетение стран, идей, смертей и жизни. Майор чувствует себя как бы преемником бывших хозяев, представителем всех евреев, чудом выжившим в эти годы.

В начале июня 1945 года майор получил двухнедельный отпуск. Трудно даже было поверить в столь реальное подтверждение окончания войны. Сборы были недолгими. Эйфория предстоящих встреч, желание преподнести сюрпризы по-разному воспринимались устремившимися в родные места офицерами. Что только ни везли отпускники: отрезы тканей, одежду, десятки часов… Некоторые имели специальное разрешение на отдельный багаж. При этом багаж измерялся вагонами, включая мебель, пианино и все, чего так не хватало в скромной советской жизни. «Контрибуция» — как бы объяснялись победители. При поездке в отпуск домой отец решает взять в Москву пять томов еврейской энциклопедии, эти ставшие никому здесь не нужными книги. Сохранить память о немецком еврействе, иметь возможность получить квалифицированные сведения по истории еврейского народа.

Офицер пограничного поездного патруля с удивлением окинул взглядом скромный багаж майора, состоящий из небольшого чемодана, рюкзака и увесистого пакета, обшитого рогожей, сделанной из еще непривычной тогда серой скрученной бумаги. Содержимым чемодана и рюкзака были запасной комплект формы, личные вещи. Патрульный офицер коснулся тюка, его более чем пудовый вес вызвал удивление.

-Отрезы, столовое серебро, часы? – осведомился досматривающий офицер.

-Нет, я не везу никаких дорогих вещей, — смущенно ответил отец. — Это пять книг энциклопедии, изданной до прихода к власти фашистов.

Дать разрешение на провоз такого багажа оказалось уже не во власти патруля. Отца пригласили к коменданту станции, солдат принес туда же упаковку с книгами. Оглядев содержимое, комендант сообщил, что для провоза немецких книг требуется справка из Библиотеки им. Ленина о наличии таких книг в фондах библиотеки. До этого книги останутся на складе пограничной станции, а забрать их можно на обратном пути.

Дома не было конца радости встречи. В подтверждение реальности приезда отца с фронта старший брат сразу начал носить папину гимнастерку, даже не спарывая полоски для крепления погон. Из другой гимнастерки отца мне сшили куртку на молнии с карманами, которую я носил еще долго. Мы с братом не отставали от отца ни на минуту, сопровождая его везде. В Библиотеке им. Ленина на Моховой, главной библиотеке Советского Союза, несмотря на отсутствие письменного запроса военной комендатуры, со вниманием отнеслись к просьбе майора медицинской службы. Эйфория победы и любви к людям в военной форме позволяла в те дни преодолевать некоторые бюрократические препоны. Сотрудники внимательно ознакомились с принесенными выходными данными издания и получили подтверждение специального хранилища о наличии такого издания в фондах. Через два дня отцу дали оформленное на бланке библиотеки письмо – желанный пропуск для ввоза в страну энциклопедии.

На обратном пути в часть отец забрал на границе тюк с книгами. А еще через полгода его демобилизовали по состоянию здоровья. На этот раз книги в той же упаковке под защитой библиотечной справки без приключений доехали до Москвы.

Книги горели не только в фашиствовавшей Германии. Эта тема была постоянно слышна в сталинской стране. Регулярно во все библиотеки приходили списки книг или их фрагментов, подлежащих изъятию. В нашей школьной библиотеке эта работа по подбору изымаемой литературы нередко выполнялась учениками, помогавшими библиотекарю. Я помню такие списки. Изъять все произведения такого-то автора, изъять такие-то страницы Большой советской энциклопедии. Изымать еврейскую энциклопедию в Советском Союзе возможности не было: она за все три четверти столетия советской власти не издавалась. Но имена еврейских авторов появлялись в таких списках с завидным постоянством. Преклонение перед Западом, борьба с вейсманизмом – морганизмом, языковедческая дискуссия, дело врачей – во всех кампаниях властей первое ведро помоев выливалось на головы еврейских авторов. Если общество больно высокотемпературным недугом, то книги горят, горят в первую очередь в силу давно сформулированного пожелания: «Уж коли зло пресечь, забрать все книги бы да сжечь!»

Во всех библиотеках это делалось официально, буднично. В домах, в частных собраниях – тихо, как бы подразумевая, что само попадание ныне запрещенных книг было изначально предосудительным.

Имя Соломона Михоэлса, замечательного артиста и общественного деятеля, было у всех на слуху. Особенно оно стало популярно после поездки в США группы советских еврейских деятелей в военные годы. Очень большие деньги были собраны в Америке в помощь Советскому Союзу в войне с Германией.  12 января 1948 года в Минске погибает Михоэлс. Первоначально официальная пресса скорбит о гибели, его имя присваивается Еврейскому театру, издается несколько книг о нем. Но уже в конце года разгорается одна из самых разнузданных антисемитских кампаний: закрывается единственное издательство книг на идиш, закрывается Еврейский театр. Михоэлс превращается в буржуазного националиста и агента международной сионистской организации «Джойнт». Изымаются из библиотек все его книги и книги о нем.

.

В семье жены главным библиофилом слыл старший брат Гриша. В один из вечеров после печальных событий, связанных с поклепом на Михоэлса, собравшись за вечерним столом, все обращаются к Грише с призывом не рисковать жизнью, уничтожить книги о Михоэлсе. Гриша дает обещание последовать совету: «Ну, что я дурак что ли, хранить бомбу в доме!». Вечером того же дня он устраивает кострище в бездействующей ванне. Проходит пять лет, умирает Сталин, реабилитируют Михоэлса. В тот же вечер перед всеми появляется Гриша с довольной улыбкой и с книгой о Михоэлсе в руках.

В моей семье в те годы исчезло немало временно запрещенной литературы. Кто тогда мог надеяться, что запрет временный!? Но у меня сохранились некоторые программки последних спектаклей Еврейского театра. Энциклопедия тоже уцелела…

Жизнь привела к отъезду в Америку. Таможенные и другие ограничения. Все остается в Москве. Через семь лет сын едет в Израиль через Москву. На обратном пути в Штаты на тележке в полупрозрачной нейлоновой сумке лежат тома энциклопедии. Таможенник интересуется книгами. Сын объясняет, что в подарок отцу на израильской барахолке купил старую немецкую энциклопедию. Изменилось время, изменилось отношение. Оба пожимают плечами, оценив буквально весомость подарка. Таможенник открывает каждый том, нет ли каких вложений, и пропускает весь груз. Кажется, путь книг завершен.

Историческая поступь времени перешагнула через гитлеризм Германии, ленинизм-сталинизм России. Естественный человеческий консерватизм вышел победителем в борьбе с нашествием националистических идей. Сейчас на моей полке – в память о времени: об ужасах гитлеризма, в память о сталинском антисемитизме, в память о моем отце, — стоят эти пять книг. Пройдет еще некоторое время и завершится жизнь еще одного поколения. Трудно задаваться философскими проблемами будущего возобновления жизни и существования материи. Мне бы хотелось, чтобы мои внуки знали эту историю, могли с теплым чувством к ушедшим поколениям прикоснуться к синим томам с вызолоченными двумя буквами «JV» на обложке.

P.S.Рассказ печатается с любезного разрешения автора.

Моисей — еврейский пророк Моше

Моисей — еврейский пророк Моше

Биография, Моше (Моисея)— величайшего из пророков, лидера еврейского народа.

Оглавление

Рождение ↓
Рождение и детство во дворце ↓
Вдали от Египта ↓
Первое пророчество ↓
Десять казней Египетских ↓
Исход ↓
Дарование Торы ↓
Грех и искупление ↓
В пустыне ↓
Испытание с посохом и скалой ↓
Завершение странствий ↓
Перед смертью Моше ↓
Наследие ↓

Рождение [↑]

Моше бен Амрам (משה רבנו) — величайший из пророков.

Моше (по-русски Моисей) — лидер еврейского народа, выведший его из египетского рабства.

В еврейском народе его часто называют «Моше-рабейну» («Моше, наш учитель»).

Через Моше Всевышний на горе Синай передал евреям Тору, которая так и называется — «Торат Моше» («Тора Моисея»).

Родился в Египте 7-го Адара 2368 г. от Сотворения мира (1392 г. до н.э.).

Умер на горе Нево, на восточном берегу реки Иордан, 7 адара 2488 г. (1272 гг. до н.э.), так и не войдя в Святую землю.

Происходил из колена Леви.

Моше — младший брат пророчицы Мирьям и Аарона, родоначальника рода коэнов — первосвященников.

Рождение и детство во дворце [↑]

Седьмого Адара 2368 года /1392 г. до н.э./, после шести месяцев беременности, Йохевед, Жена Амрама, родила ему еще одного сына (Шмот 6:20; Седер олам раба 10; Мегила 13б; Сота 12б; Раши, Шмот 2:3; Седер адорот).

В это время евреи находились в египетском рабстве. Фараон повелел бросать в Нил всех новорожденных еврейских мальчиков. Следуя приказу фараона, египтяне выслеживали еврейских рожениц, отнимали у них младенцев и топили в Ниле (Сефер аяшар, Шмот; Шмот раба 1:20; Рамбан, Шмот 1:10).

В течение трех месяцев младенца прятали дома. Но шестого сивана о нем узнали египтяне, и в тот же день Йохевед положила малыша в корзинку и опустила ее в Нил (Шмот 2:2—3; Сота 12б; Шмот раба 1:24).

Корзинку с младенцем подобрала дочь фараона Батья, которая вышла купаться к Нилу. Она и дала ему имя «Моше», что означало «вытащенный из воды» (Шмот 2:9—10).

Большую часть детства Моше рос в доме фараона. Примечательно то, что в качестве кормилицы для него была нанята его собственная мать, Йохевед.

Как гласит мидраш, однажды, когда Моше шел третий год, он сидел на коленях фараона. Играя, мальчик снял корону с головы фараона и надел на себя. Присутствовавшие при этом советники фараона всполошились!

Решили устроить для мальчика испытание: положить перед ним на подносе ярко тлеющие угли и подобные им сверкающие драгоценные камни. Если он возьмет камни, значит, он уже действует сознательно и следует казнить его. И хотя он выглядит совсем маленьким, еврейские дети наделены особенным разумом и сообразительностью. А если возьмет тлеющие угли — значит, он еще неразумное дитя, и не стоит обращать внимание на его шалости.

Моше потянулся к драгоценным камням, но высшая сила отвела его руку к углям: он схватил уголек и, потянув его в рот, обжег язык и губы — и с тех пор он стал заикаться (Сефер аяшар, Шмот; Шмот раба 1:26; Ялкут Шимони, Шмот 166).

В 2386 году /1374 г. до н.э./ Моше, увидев, как египетский надсмотрщик жестоко избивает еврея (Шмот 2:11), вступается за него и убивает египтянина.

На следующий день Моше видит двух дерущихся евреев (Шмот 2:13). Он пытается их разнять, но один из них со злостью говорит ему: «Кто поставил тебя начальником и судьей над нами? Или ты хочешь убить меня, как убил надсмотрщика?!»

А когда об убийстве становится известно фараону, Моше приговаривают к смерти.

Однако, Моше удается бежать из Египта (Шмот раба 1:31; Танхума, Шмот 10; Ялкут Шимони, Шмот 167; Раши, Шмот 2:15, 18:4).

Вдали от Египта [↑]

Моше бежит в Эфиопию. В 2387 году (1373 г. до н.э.) он присоединяется к войску эфиопского царя, ведущего войну с мятежниками.

Возглавлял мятеж маг Билам, считавшийся доверенным лицом и советником царя.

Моше отважно сражается, становится любимцем царя и всего войска, а затем — царским советником. Он помогает одолеть мятежников, и умирающий царь вручает ему свою корону.

Билам, однако, сумел скрыться.

В 2435 году (1325 г. до н.э.) в результате дворцового переворота на престоле воцаряется сын эфиопского царя, а Моше снова вынужден бежать.

Опасаясь возвращаться в Египет, он отправляется в страну Мидьян (Сефер аяшар, Шмот; Ялкут Шимони, Шмот 168; Седер адорот).

[По оценкам исследователей, страна Мидьян располагалась на восточном берегу Тростникового моря (Ям Суф)— южнее г. Акабы (Атлас Даат Микра с. 98)]. (

Там Моше знакомиться с мидьянским жрецом Итро, который выдает за Моше свою дочь Ципору (Шмот 2:21).

Ципора стала благочестивой женой, не уступавшей по своей праведности женам праотцев — Саре, Ривке, Рахели и Лее (Сефер аяшар, Шмот; Ялкут Шимони, Шмот 168; Седер адорот).

После женитьбы Моше стал пасти стада тестя (Шмот раба 1:33).

У Моше и Ципоры было два сына. Первого назвали Гершом (גרשם — буквально «жил там») — в память о том, что в течение долгих лет Моше «был пришельцем в чужой стране» (Шмот 2:22). А второго — Элиэзер (אליעזר), что буквально означает «мой Б-г помог» (Шмот 18:4).

Первое пророчество [↑]

Однажды, в 15 день весеннего месяца Нисана 2447 года /1313 г. до н.э./, Моше пас стадо в глубине Синайской пустыни.

Ближе к вечеру от стада отбился маленький козленок, и в поисках его Моше вышел к горе Хорев, она же — гора Синай (Шмот 3:1; Седер олам раба 5; Сефер аяшар, Шмот; Седер адорот).

На ее склоне Моше увидел дикий куст, объятый пламенем — он горел, но не сгорал.

Приблизившись, он увидел ангела, стоящего в середине пламени (Шмот раба 2:5). А затем он услышал голос, который повелел ему не приближаться к огню и снять обувь, так как место, на котором он стоит, — свято (Шмот 3:5).

В этом пророческом откровении Всевышний дал Моше знать, что пришел срок вывести народ Израиля из Египта и возвратить его на землю праотцев (Шмот 3:7—8).

Это пророческое видение у горы Хорев продолжалось в течение семи дней, и все это время Моше просил освободить его от возлагаемой на него миссии (Седер олам раба 5; Ваикра раба 11:6; р. Бехайе, Шмот 10:5).

Причина, по которой Моше проявил такое упорство, заключалась в его смирении. Сердце не позволяло ему возвыситься и заявить перед фараоном: «Меня послал Б-г!», а затем вывести евреев из Египта, став лидером народа (Рамбан, Шмот 4:13).

Тем не менее, Всевышний разгневался на Моше за его упрямство и повелел, чтобы вместе с ним эту миссию выполнял его брат Аарон, который станет говорить с фараоном (Шмот 4:14—16).

Десять казней Египетских [↑]

Моше и Аарон пошли к фараону и возвестили (Моше говорил Аарону, а тот передавал его слова фараону):

«Б-г евреев послал нас к тебе сказать: Отпусти Мой народ, и они будут служить Мне!» (Шмот 5:1, 7:1—2, Раши; Танхума, Ваэра 10; Сефер аяшар, Шмот; Ялкут Шимони, Шмот 176).

Фараон, не отпустил евреев, а своим сановникам он повелел загрузить сынов Израиля еще более тяжелой работой, чтобы они не тешили себя пустыми надеждами (Шмот 5:4—9; Сефер аяшар, Шмот).

Гнет усилился.

Моше, следуя велению Б-га, приказал Аарону ударить посохом по водам Нила. Вода в реке превратилась в кровь. И одновременно вся вода в Египте тоже стала кровью (Шмот 7:19—21).

Так начались десять казней, потрясших Египет.

В последующие месяцы египтян постигло еще несколько казней.

Страну наводнили вышедшие из реки жабы.

В первый день месяца Тишрей нового 2448 года /1312 г. до н.э/, в День Суда — Рош аШана, весь Египет наполнился вшами (Шмот 8:12—13; Седер адорот; Ягель либейну).

После этой кары прекратилось рабское угнетение (Рош ашана 11а).

Но фараон по-прежнему не отпускал сынов Израиля.

Следущей казнью было нашествие диких зверей на Египет.

После нее  падеж египетского скота (Шмот 8:16—9:7; Седер адорот; Ягель либейну).

Во время следующей казни Моше, следуя повелению Б-га, бросил две полные пригоршни печной золы к небу, и на египтянах (включая жрецов фараона) появились гнойные язвы.

В следующем месяце на страну обрушился огненный град, побивающий животных и растения.

Затем сильный восточный ветер принес огромные стаи саранчи, которые покрыли всю землю и пожрали то, что уцелело после града.

Несколько раз за это время фараон призывал к себе Моше и Аарона, признавая свои грехи и прося их прекратить наказание. Но как только казнь прекращалась, фараон снова «ужесточал» сердце и отказывался отпустить еврейский народ.

«Тьма египетская» была следующей казнью. На Египет пала непроницаемая мгла, но в жилищах сыновей Израиля был свет (Шмот 10:21—23; р. Бехайе, Шмот 10:5; Седер адорот).

А в полночь 15 нисана в Египте начался мор, и погибли первенцы в каждом доме (Шмот 12:29—30). Всевышний поразил и первенцев по отцу, и первенцев по матери, а в доме, где не было первенца, умирал глава семьи (Шохер тов 105:10).

В ту ночь перепуганный фараон, который тоже был первенцем, отправился разыскивать Моше по улицам столицы (Сефер аяшар, Бо; Седер адорот).

Упав на колени, он попросил: «Встаньте и уходите от моего народа — вы и все сыны Израиля» (Шмот 12:31; Шмот раба 20:3).

Это произошло ровно через год после того, как Моше услышал голос, обращенный к нему из горящего куста на горе Хорев (Седер олам раба 5).

Исход [↑]

Следуя приказу Моше, все сыны Израиля — около 600 000 взрослых мужчин, не считая женщин и детей, — собрались в городе Рамсесе, недалеко от границы (Шмот 12:37; Рамбан, Шмот 12:31; Седер адорот).

Ближе к полудню 15 нисана 2448 г. Моше вывел сынов Израиля из Египта.

17 нисана евреи разбили лагерь недалеко от берега моря.

Три дня спустя, к вечеру, вдали показалась армия фараона — он решил вернуть своих рабов.

Моше направил руку с посохом на море, и могучий восточный ветер рассек воды.

Сыны Израиля, колено за коленом, перешли море по дну, как по суше (Шмот 14:20-22, Таргум Йонатан; Седер олам раба 5; Мидраш Хасерот витерот, Бешалах 57).

В эти часы все сыны Израиля удостоились пророческого дара: подобно тому, как расступились воды моря, «расступился небесный свод» — и им открылось видение высших миров. Присутствие Б-га в мире было настолько явным, что сыны Израиля как бы указывали на Него рукой, говоря: «Зэ Э-ли — Это мой Б-г!» (Шмот 15:2, Раши; Шмот раба 23:15; Зоар 2, 55б; Михтав меЭлияу 2, с. 251).

Как только последний из евреев поднялся на берег, а последний из египтян вошел в море, воды возвратились в свое обычное состояние и сомкнулись над египтянами (Шмот 14:26—28; Шмот раба 22:2).

Увидев, как море выбрасывает на берег утонувших врагов, Моше и весь народ произнесли молитву благодарности Б-гу (Шмот 14:30-15:19).

Евреи двинулись от моря в сторону горы Синай.

Через три дня пути, 24 нисана, они вышли к месту, названному Мара. Там Всевышний дал Моше несколько первых заповедей, в том числе, закон о Шабате.

15 ияра закончились запасы хлеба, взятого из Египта (Шабат 87б, Раши; Седер олам раба 5; Раши, Шмот 16:1). Люди зароптали, упрекая Моше и Аарона. Но уже на рассвете 16 ияра на стан выпал ман (манна небесная). С тех пор ман выпадал каждое утро до смерти Моше.

В тот день, когда ман выпал впервые, Моше установил послетрапезное благословение «Биркат амазон» (Брахот 48б; Седер адорот).

28 ияра на стан напало войско амалекитян. Моше назначил полководцем Йеошуа бин Нуна из колена Эфраима, а сам поднялся на холм и молился там с вознесенными к небесам руками.

Дарование Торы [↑]

Сыны Израиля подошли к горе Хорев, она же гора Синай.

Ранее на этой же горе Моше увидел горящий куст и впервые удостоился пророчества.

6 сивана 2448 г. весь пережил откровение у горы Синай.

Моше поднялся на гору, чтобы получить там Тору, и пребывал там сорок дней.

Согласно мидрашу, Моше-рабейну за это время достиг небывалого духовного уровня.

Но, кроме него, Всевышний открылся всему народу Израиля  каждому из присутствовавших там сотен тысяч евреев.

Дарование Торы было беспрецедентным событием, и в честь него празднуется праздник Шавуот.

Через сорок дней Моше спустился с объятой огнем горы Синай, неся в руке каменные Скрижали Завета с начертанными на них 10 Заповедями.

Грех и искупление [↑]

17 Тамуза, когда евреи уже отчаялись ждать своего лидера, они решили изготовить золотого идола. Мидраш говорит, что они ошиблись в своих расчетах и думали, что Моше уже не вернется. Усугублялось все тем, с момента выхода из Египта в среде народа находились многочисленные иноплеменники — от них-то и шла инициатива.

Как только Моше приблизился к стану евреев и увидел тельца, он в гневе разбил скрижали. Он уничтожил тельца повелел наказать всех, кто поклонялся тельцу и растлевал народ.

Затем Моше вновь поднялся на гору и обратился к Б-гу с молитвой о прощении, чтобы Он не погубил евреев. И благодаря его заступничеству Вс-вышний не уничтожил евреев.

В течение следующих сорока дней Моше каждый день просил Всевышнего о прощении.

В итоге Б-г повелел Моше вытесать две новые каменные скрижали, подобные первым, чтобы вновь написать на них Десять Речений (Шмот 34:1; Дварим 10:1).

И следующие 40 дней Моше вновь провел на горе, изучая с Всевышним всю Тору (Шмот 34:28; Седер олам раба 6).

В этот период Моше поднялся на наивысший уровень духовного постижения Б-га, возможный для человека, пройдя через «49 врат познания» (Рош ашана 21б; Недарим 38а). Кроме законов физического мира, ему были раскрыты тайны сотворения мира и управления Вселенной.

Но когда Моше попросил открыть для него последние, пятидесятые, врата познания, Всевышний ответил, что человек «не может увидеть Меня человек и остаться в живых» (Шмот 33:20).

Мидраш образно поясняет пророческий уровень Моше так: все «пророки видели через девять стекол, а Моше — через одно» (Ваикра раба 1:14).

Такими «стеклами» — «преградами», отделяющими человека от Творца — являются негативные качества характера. Но Моше был наиболее совершенным из всех пророков, и единственной «преградой», отделявшей его от полного постижения оставалась его связь с материальным телом (Рамбам, Шмонэ праким 7). «Стекло», отделяющее Моше от Источника пророчества, было самым «тонким» и «прозрачным» также и потому, что он был исключительно скромным и смиренным человеком (Адир ба-маром 77б; Михтав меЭлияу 4, с. 53).

В завершение Всевышний вновь высек на скрижалях Десять Речений, и передал скрижали Моше (Шмот 34:28, Рамбан; Дварим 10:4).

10 Тишрея 2449 года /1311 г. до н.э/, Моше спустился с горы Синай со вторыми скрижалями в руках.

Каждый год 10 Тишрея еврейский народ празднует Йом Кипур — День Искупления.

Аарон и старейшины, вышедшие навстречу Моше, увидели, что его лицо ярко светится, но сам он этого не заметил.

В пустыне [↑]

Следуя совету своего тестя Итро, Моше назначил судей и организовал судебно-правовую систему.

Кроме этого, Моше начал ежедневное обучение сынов Израиля Торе.

Он же передал повеление Б-га возвести Мишкан — переносной Шатер Откровения, чтобы в нем постоянно пребывала Шехина — Б-жественное присутствие. (Шмот 25:8—9, 35:4—19; Раши, Шмот 35:1).

Строительство переносного Мишкана было поручено юному Бецалелю.

Кроме того, необходимо было приготовить все для служения в переносном Храме, включая жертвенник, Ментору и одежды для коэнов.

По воле Б-га, Моше назначил Аарона и его сыновей священнослужителями, а колено Леви — служителями Шатра (Шмот 28:1—43; Шмот раба 37:1).

1 Нисана 2449 года Шехина обрела постоянное пристанище на земле в Святая Святых Шатра Откровения.

Мишкан, построенный Моше в пустыне, стал прообразом Иерусалимского Храма, построенного в последствии царем Шломо (Соломоном).

Как гласит мидраш, из-за грехов первых поколений Шехина отдалилась от земли на седьмой уровень Небес. Наши праотцы Авраам, Ицхак и Яаков сумели «вернуть» ее с седьмого уровня на четвертый, Леви — на третий, Кеат — на второй, Амрам — на первый, а Моше возвел для Шехины постоянную обитель — Шатер Откровения (Берешит раба 19:7; Бемидбар раба 13:2).

Во время пребывания евреев в пустыне, Всевышний обращался к Моше из Святая Святых в Шатре Откровения, обучал его Торе и передавал через него заповеди.

Через некоторое время стан евреев отправился с места в путь — к Земле Израиля.

После первого же перехода народ стал роптать и жаловаться (Бемидбар 11:1, Раши).

Б-г повелел, чтобы в помощь Моше было избрано 70 старейшин (Бемидбар 11:16—17, 24—25).

Двое из старейшин, Эльдад и Мейдад, начали пророчествовать в стане сынов Израиля (Бемидбар 11:26—27, Раши). Они говорили: «Моше умрет, а Йеошуа введет народ в землю» (Санхедрин 17а; Раши, Бемидбар 11:28).

Ученик Моше Йеошуа бин Нун попросил: «Господин мой, Моше, останови их!» Но Моше ответил: «Не ревнуешь ли ты за меня?! Пусть бы весь народ стал пророками, чтобы Б-г осенил их Своим духом!» (Бемидбар 11:28—29).

Когда Израиль подошел к границе Святой Земли, народ выступил с предложением послать разведчиков, чтобы «разведали нам страну и рассказали о дороге, по которой нам идти, и о городах, в которые нам вступать» (Дварим 1:20-22).

Было послано 12 разведчиков, по одному от каждого колена. Вернувшись, 10 разведчиков

запугали евреев и отговорили вступать в землю Израиля. Только двое, Йеошуа бин Нун и Калев, выступили в поддержку завоевания.

Люди подняли плачь, говоря: «Лучше бы мы умерли в Египте или в этой пустыне! Зачем Б-г ведет нас в эту страну?…» и «Назначим себе нового вождя и возвратимся в Египет!» Случилось это в ночь на 9 Ава  дата, в которую в последующей истории евреев произошли многие печальные события.

Вследствие греха разведчиков Всевышний вынес решение: это поколение не войдет в святую Землю, а будет скитаться по пустыне в течение 40 лет. И только дети вышедших из Египта войдут в землю Израиля и завоюют ее.

Бунт против Моше и Аарона поднял Корах, один из вождей левитов. Корах и его сообщники обвиняли Моше и Аарона в том, что те узурпируют власть, и что Моше распределяет все важнейшие назначения по своему усмотрению.

Тора говорит, что «земля разверзлась» под ногами вождей мятежников и поглотила их, «и вышел огонь от Б-га и пожрал двести пятьдесят сообщников Кораха» (Бемидбар 16:20-35).

Но на следующий день народ стал обвинять Моше и Аарона в том, что те сознательно содействовали гибели 250-ти вождей общины.

Тогда среди народа начался губительный мор. И Моше приказал Аарону воскурить благовония, «чтобы искупить их, ибо изливается ярость Б-га» (Бемидбар 17:9—11). Как говорит Писание, Аарон «встал между умершими и живыми» — и мор прекратился (Бемидбар 17:12—13).

Испытание с посохом и скалой [↑]

На сороковой год скитаний по пустыне умерла сестра Моше — пророчица Мирьям.

Мидраш говорит, что в заслугу Мирьям на каждой стоянке сынов Израиля оказывался источник воды. Ушла Мирьям — «ушел» и источник.

Люди, изнывающие в пустыне от жажды, окружили Моше и Аарона, упрекая их и прося воды.

Б-г повелел Моше взять посох и обратиться к скале, чтобы словом извлечь из нее воду для сынов Израиля.

Моше и Аарон вновь вышли к народу, и Моше произнес: «Слушайте-ка вы, бунтари! Не из этой ли скалы мы извлечем для вас воду?!» — и он дважды ударил посохом по скале, из которой обильно хлынули потоки воды (Бемидбар 20:7—11, Рашбам и Хизкуни).

И тогда Всевышний сказал Моше и Аарону: «За то, что вы не поверили Мне и не освятили Меня на глазах сынов Израиля, вы не введете эту общину в землю, которую Я даю им» (Бемидбар 20:12).

Согласно мидрашу, наказание постигло их за то, что Моше не ограничился только словом, а ударил по скале. Ведь, если бы они обратились к скале, и полилась вода, то Имя Всевышнего было бы освящено на глазах у всего народа, и люди стали бы говорить: «Если уж скала, лишенная слуха и речи, выполняет повеление Б-га, так и нам тем более следует выполнять!» (Мидраш-Агада 67; Раши, Бемидбар 20:11—12). А посох следовало взять не для того, чтобы бить им по скале, но чтобы напомнить сынам Израиля о прошлых мятежах, а также о чудесах, которые были для них совершены (Рашбам, Бемидбар 20:8).

Согласно другому объяснению, Моше и Аарон были наказаны за слова «Не из этой ли скалы мы извлечем для вас воду?!» — но следовало сказать: «…Б-г извлечет для вас воду». Ведь из-за этих слов народ мог ошибочно заключить, будто чудо было совершено силой их магического искусства, а не Всевышним (р. Хананель, см. Рамбан, Бемидбар 20:8—13; Шалмей Нахум).

Знатоки сокровенного учения указывают: если бы Моше сам ввел народ в Землю Израиля, то он построил бы Храм, который уже никогда не был бы разрушен, — но для этого весь народ Израиля должен был пребывать на уровне высочайшей праведности. А поскольку то поколение сынов Израиля не было готово к воцарению Машиаха, оно продолжило бы нарушать волю Б-га в Святой Земле точно так же, как и в пустыне. И тогда вся сила гнева Всевышнего обрушилась бы не на Храм, который не подлежал разрушению, а на согрешивший народ — до его полного истребления, не дай Б-г. И поэтому Всевышний сказал Моше: «Вы не введете эту общину в землю, которую Я даю им» — «не введете», ибо духовный уровень поколения не соответствует высочайшей святости этой земли (Ор ахаим,Бемидбар 20:8, Дварим 1:37; Михтав меЭлияу 2, с. 279—280).

Вместе с тем своими ударами по скале Моше избавил сынов Израиля от грозящего им в будущем полного истребления — ведь теперь история сложилась совершенно иначе: народ вошел в Святую Землю под предводительством Йеошуа бин Нуна, Храм построил царь Шломо, а когда чаша грехов сынов Израиля переполнилась, Б-г «уничтожил в Своем гневе бревна и камни, (из которых был возведен Храм)» (Шохер тов 79), — а народ был отправлен в спасительное изгнание.

Однако оставалась открытой и другая возможность: Моше мог бы действовать без всяких объективных расчетов, уповая лишь на милосердие Всевышнего. И если бы он, принимая во внимание только заслуги сынов Израиля, а не их пороки и недостатки, ограничился словами, обращенными к скале — возможно, и Всевышний подошел к грехам народа Израиля только со Своей Мерой Милосердия, а не с Мерой Суда, и народ Израиля удостоился бы вступить в Святую Землю под предводительством Моше и поселиться там навсегда(Оэль Йеошуа 2; Михтав меЭлияу 2, с. 280).

Завершение странствий [↑]

В ночь на первое ава 2487 года Б-г известил Моше о близкой смерти Аарон (Ялкут Шимони, Хукат 764).

На рассвете Моше встретил брата у Шатра Откровения. На глазах всей общины он провел Аарона на вершину горы Ор, где тот и умер (Бемидбар 20:27).

Весь народ Израиля оплакивал Аарона (Бемидбар 20:28—29, Таргум Йонатан).

Через несколько месяцев еврейский народ двинулся по направлению к границам Святой Земли. 40 лет скитаний по пустыне подходили к концу.

Путь их лежал через царство Сихона, царя эморейцев. Но в ответ на просьбу пропустить их, Сихон вышел навстречу с войском. В завязавшемся сражении евреи одержали победу, и, преследуя врага, захватили их столицу и всю их страну — от реки Арнон до реки Ябок, где начинались рубежи Ога, царя Башана (Бемидбар 21:21—26; Дварим 2:18, 2:26—36; Седер олам раба 9; Ягельлибейну).

Ог выступил им навстречу. Под предводительством Моше евреи разгромили и его войско, а затем овладели его страной (Бемидбар 21:33—35; Дварим 3:1—11; Ягельлибейну).

Колена Реувена и Гада обратились к Моше с просьбой передать им во владение земли Сихона и Ога  восточный берег Иордана, богатый пастбищами. Моше поставил условие: если колена Реувена и Гада пойдут вместе со всем народом на завоевание Кнаана по ту сторону реки, то затем получат во восточный берег (Бемидбар 32:1—33).

К двум коленам присоединилась часть колена Менаше, у которой также было много стад (Рамбан, Бемидбар 32:33).

Моше разделил восточный берег между ними, предназначив каждому из них особый надел (Бемидбар 32:33; Дварим 3:12—16; Йеошуа 13:15—32).

Моше также выделил на этом берегу три города-убежища, в которых должны были скрываться совершившие неумышленное убийство (Дварим 4:41—43).

Перед смертью Моше [↑]

Первого швата 2488 года Моше собрал всех сыновей Израиля и стал готовить их к переходу через Иордан.

Вначале он напомнил им весь пройденный за сорок лет путь — от исхода из Египта до сего дня (Дварим 1:1—3:29).

В своей речи Моше дал сынам Израиля суровые наставления, предсказав, что произойдет с ними в отдаленном будущем. Вслед за этим Моше повторил еще раз все основные законам Торы (там же 4:1—28—69). Это обучение продолжалось день за днем в течение пяти недель — до шестого адара (Седер олам раба 10; Седер адорот).

В то же время, с начала месяца адар Моше вновь настойчиво молил Всевышнего оставить его в живых и позволить войти в страну Кнаан (Ваикра раба 11:6). Причина его страстного стремления к Святой Земле заключалась в том, что многие заповеди можно выполнять только там, — а Моше старался выполнить все заповеди Торы (Сота 14а).

Наконец, шестого адара Б-г сказал Моше: «Вот, приблизились дни твои к смерти. Призови Йеошуа — станьте в Шатре Откровения, и Я дам ему повеления» (Дварим 31:14; Седер олам раба 10; Седер адорот).

Моше поставил Йеошуа перед всем народом и напутствовал его так, как внушил ему Б-г (Бемидбар 27:22—23; Дварим 31:7—8). Затем Моше возвел своего ученика на трон, и пока Йеошуа говорил перед народом, Моше стоял рядом с ним (Бейт амидраш 1, 122; Оцар ишей аТанах, Моше 48).

Попрощавшись с коленами Израиля, Моше дал им свои благословения (Дварим 31:1, 33:1—25; Седер олам раба 10; Ибн Эзра, Дварим 31:1).

На протяжении 40 лет Моше записывал заповеди и отдельное разделы Торы на листах пергамента. Согласно преданию, перед смертью он сшил их в единый свиток (Гитин 60а, Раши).

Кроме того, он оставил после себя одиннадцать написанных им псалмов (Теилим).

Согласно одной из версий, Моше также передал народу Израиля написанную им книгу Ийова: в ней он изложил трагическую историю праведника Ийова, которая началась в день, когда перед сыновьями Израиля рассеклись воды Тростникового моря (Бава батра 14б; см. выше в гл. 5 «Исход»).

Ближе к вечеру Творец повелел Моше подняться на Гору Нево.

На вершине горы Творец показал ему всю землю Кнаан: пророческое зрение Моше преодолело пространственные ограничения, и он смог увидеть северные и южные рубежи страны, а также далекое Средиземное море, служащее западной границей Святой Земли (Дварим 34:1—3; Сифри, Пинхас 135—136). Вместе с тем Б-г показал Моше будущее еврейского народа: всех его вождей от вступления в Кнаан до воскрешения мертвых (Сифри, Пинхас 139).

Моше бен Амрам был призван в Небесную Ешиву седьмого адара 2488 года /1272 г. до н. э./ — в тот же месяц и в тот же день, что родился (Седер олам раба 10; Мегила 13б; Танхума, Ваэтханан 6; Седер адорот). Ему было ровно сто двадцать лет (Дварим 34:7).

Сыны Израиля оплакивали Моше в течение тридцати дней. А еще через три дня они перешли через Иордан в страну Кнаан (Йеошуа 4:19; Седер олам раба 10).

Наследие [↑]

Как сказано выше, Моше — величайший из пророков Израиля, через него Б-г осуществил спасение евреев из Египта, передал Тору и ее заповеди в этот мир.

Как сказано в Писании, «Всевышний знал его лицом к лицу», т.е. Моше был наиболее приближен к Всевышнему и мог общаться со ним, когда пожелает (Дварим 34:10, Раши там же). Там же говорится, что «не будет пророков в Израиле, как Моше».

В Талмуде Моше перечислен среди семи величайших «пастырей» человечества — наряду с АдамомШетомМетушелахомАвраамомЯаковом и царем Давидом (Сукка 52б).

Он был первым человеком, достигшим абсолютного совершенства, а следующим будет Машиах (Зоар 3, 260б; Оцар ишей аТанах с. 405).

Знатоки сокровенного учения указывают, что Царь-Машиах, который приведет народ Израиля к окончательному избавлению, будет новым воплощением души Моше, ведь написано: «Как в дни исхода твоего из земли Египта, явлю тебе чудеса» (Миха 7:15) — т.е. последнее избавление во многом повторит события исхода из Египта.

Источник: https://toldot.ru/Moisei.html

ДЕВЯТОЕ АВА

ДЕВЯТОЕ АВА

 — день траура, день надежды

рав. Элиягу Эссас

Еврейский год удивительно насыщен событиями. Веселые и радостные дни. Торжественные и серьезные. А также дни траура, раздумий и очищения.

Рассказывают, что Наполеон во время своей ближневосточной экспедиции вошедший в Эрец Исраэль, посетил небольшую еврейскую общину, жившую у города Акко. Был жаркий летний день, но евреи сидели на земле, одетые в траурные одежды, грустные, с опущенными головами, и что-то распевали на печальный мотив.

— Что делают эти люди? — спросил Наполеон.

— У них сегодня черный, траурный день, — ответили ему.

— Что за беда обрушилась на них?

— Нет, с ними ничего не случилось. Но они соблюдают траур по Храму, разрушенному почти две тысячи лет тому назад в этот день.                                                                       

— Народ, который принимает так близко к сердцу трагедию столь далеких дней, — сказал Наполеон, — больше, чем кто-либо достоин радостных и счастливых времен и обязательно дождется их.

Мы не знаем, действительно сказал Наполеон эти слова или нет. Да это и не так уж важно. Важно другое — в них в иной форме выражена мысль наших учителей, основанная на словах пророков, — только размышляя о днях прошедших и переживая — по-настоящему, сердцем, — трагичные, траурные события нашего прошлого, мы можем и себя изменить и возвысить, и дни сегодняшние превратить в ступеньки своего роста и укрепления.

Смысл и цель существования еврейского народа

В великолепной и гармоничной картине мира, где все Творение представляет собой пирамиду, на вершине которой находится человек, есть один элемент, одна клеточка, без которой гармония рушится, а все Творение теряет смысл. Можно сказать, что эта клеточка — на самом деле фундамент, на котором стоит Творение во всем его многообразии. Так же как человек, тело которого покинула душа, пусть даже неотличимый на вид от живого, мертв, так и отсутствие этого маленького элемента делает все Творение, весь мир, мертвым.

Мы имеем в виду одну, казалось бы, простую вещь: признание человеком Творца мира. Признание того, что Он управляет миром, стремление соразмерить и «сопоставить» свою волю, свои цели и желания с Его волей. Есть оно — это признание, признание человеком, наделенным Всевышним свободой выбора, своего Творца — и тогда соединяются материальный и духовные слои Творения; атомы и клетки, камни, растения и животные и, конечно, человек — все они становятся частью великой симфонии Творения, этой чудесной музыки и абсолютной гармонии. Нет его — этого признания — и музыка исчезает, наступает жуткая тишина и темнота. Бессмысленно приходим мы в этот мир, проживаем в чехарде сиюминутных дел свои дни и годы и уходим в небытие, туда, где ничего нет…

Почему же человечество не сделало свой выбор твердо и окончательно, почему только отдельные люди, число которых временами возрастало, а временами уменьшалось, выбирали первый путь, хотя, казалось бы, каждому очевидно, что он — единственно возможный?

Да потому, что он предполагает и включает в себя не только признание, но, как мы уже сказали, выстраивание всей своей жизни в соответствии с Его волей, а значит, и ограничения — в делах, мыслях и чувствах, — совестливость, духовность и скромность, сознание того, что «не все дозволено». А поток наших сиюминутных дел — он ведь тоже не прост: он несет в себе удовольствия и наслаждение, успехи и «движение вперед», бурление и радость жизни, короче, в нем — сама жизнь…

Или только кажущаяся жизнь?.. И вот уже выбор, который казался столь однозначным, становится, во всяком случае, отнюдь не автоматическим.

И тогда понятно, почему абсолютной необходимостью является существование не только отдельных людей, но и целого народа, способного сделать тот самый судьбоносный выбор и передавать его дальше, из поколения в поколение. Народ этот должен стать стержнем, за который будет держаться человечество, гарантом того, что всегда в мире будут люди, признающие Творца и пытающиеся построить свою жизнь, сообразуясь с Его волей. И, может быть, самое главное, — народ этот своей стойкостью и необычностью своей судьбы поможет, в конце концов, всему человечеству совершить тот самый, в самом деле, единственно возможный выбор. Народ этот — мы, евреи, происшедшие от Авраама, Ицхака и Яакова.

Средства и пути достижения цели

Но Всевышний не только доверил нам эту великую задачу.Он дал нам и все необходимое, чтобы ее выполнить.

1. Земля Израиля. Нам дана была Эрец Исраэль — страна, в которой мы могли жить как народ, в которой (и только в которой!) еврей может реализовать себя, где ему даются особые силы и особые возможности.

2. Тора. Нам дано было знание об устройстве мира, раскрыта мудрость человеческих отношений и — в той степени, в которой мозг наш может воспринять, — тайны Творения. Нам открыты также основные линии развития нашей истории и истории всего мира, а также и принципы, по которым Всевышний решает судьбы мира, народов и каждого отдельного человека.

3. Устройство общественной жизни. Принцип разделения и взаимозависимости властей — исполнительной, законодательной и судебной — к которому с трудом и не вполне последовательно пришли некоторые государства лишь в последние два века, был объявлен Торой и осуществлен в нашем государстве три тысячи лет тому назад. И уже когда, во времена царя Шломо, сына Давида, делегации из близких и далеких стран стекались в Иерусалим, чтобы воочию убедиться, что слухи об удивительном народе, его учителях и правителях и замечательном устройстве его жизни верны.

4. Место служения Всевышнему. Однако чтобы выполнить поставленную задачу, чтобы реализовать истинный смысл существования нашего народа — привести человечество к Творцу мира, — недостаточно только иметь цель и средства для достижения этой цели. Нужно еще правильно пользоваться этими средствами. А это означает — служить Всевышнему…

Служение это не ограничено ни местом, ни временем. Мы служим Ему и поступками, и мыслями, и чувствами. Однако есть место, — оно было выбрано самим Творцом — в котором служение это приводит к видимой обратной связи, в котором явным образом объединены мир земной и небесный, в котором служение отдельного человека и всего народа (а в потенциале — всего человечества) составляют элементы одного общего и величественного механизма.

Что такое Храм

На нашем священном языке —— иврите Храм называется , бейт га-микдаш — дом, посвященный [служению].Внешне, чисто формально, Храм представлял собой здание, окруженное двором. Внутри здание разделялось на две части — и . Двор тоже был разделен на три части: одна для служения, связанного с— корбанот — см. 
ниже, другая предназначалась мужчинам, третья — женщинам. 
 В здании Храма, в первой части —(кодеш, т.е. святое местом место, посвященное служению), стояли золотой семисвечник — менора с постоянно горящими семью огнями, золотой столик — , мизбеах загав, над которым поднимался дым от горения особого травяного состава, и специальный золотой стол с двенадцатью хлебами (от имени всех колен Израиля; хлеба эти менялись каждую неделю, хотя и всегда оставались свежими).

Вторая, внутренняя часть Храма, , кодеш кодашим, т.е. особо святое место, святая святых, представляла собой квадратное помещение площадью свыше 100 кв.м и высотой порядка 20 м; в нем находился ковчег с теми самыми скрижалями, с которыми Моше спустился с горы Синай (и с первыми, разбитыми, и со вторыми). В это помещение входил толькокоген гадоль, первосвященник, и только один раз в году — в Йом-Кипур.

А теперь о том, что происходило во дворе, о приношении корбанот.

Нет большего недоразумения, чем наши представления о них, почерпнутые из нееврейских источников. Слово , корбан, которое так неудачно переводится словом «жертвоприношение», происходит от корня— близкий. Означает оно объект, при помощи которого человек делает шаг навстречу, приближается к Всевышнему. Как это происходит практически? Он отдает что-то, принадлежащее ему (домашнее животное из его стада или купленное на его деньги специально для этой цели, часть собственного урожая, вообще, часть имущества) Всевышнему. Но как можно вообще отдать Ему что-то? Ведь бессмысленно даже предполагать, что Он в чем-то нуждается — в нашем, земном смысле. Но если мы делает что-то согласно установленным Им законам, в данном случае — согласно точно определенным в Торе законам о приношении корбанот — это и означает, что действия наши сущностно верны и все, что мы ожидаем от понятия «приношение корбанот», свершится, т.е. корбан будет принят Им в ответ…

Здесь-то и кроется весь смысл этого действия. Ведь отдать что-то свое (и тем самым признать, что все, чем владеет человек, он владеет по Его воле и, значит, владеет не абсолютно) означает признание Его — Господина мира, которому, по сути, принадлежит все.

И, кроме того, это действие, приношение корбана, есть возвышение человека над властью денег и вообще над властью материи.

Более того. В Торе говорится, что таким путем (и только в строго определенных случаях) человек снимает с себя вину (По отношению к Всевышнему, конечно; по отношению к человеку никакой корбан не снимет вины — до исправления ошибки в человеческих отношениях и компенсации ущерба).

Возможность очиститься и предстать пред Ним без груза поступков, о которых мы и сами наверняка сожалеем, — вот возможности, открываемые перед нами механизмом принесения корбанот.

Но и это еще не все. Законы устройства мира, сообщенные нам в Торе, позволяют правильно организовать принесение корбана и от имени всего народа. И это означает возвышение и очищение для всех нас, и как следствие — определение нашей судьбы на следующий день и на следующий год, — она будет лучшей, более счастливой, чем если бы мы не принесли корбан.

Однако функционирование всего комплекса Храма этим не ограничивалось. Сама конструкция его, размеры, пропорции, отдельные элементы (лишь малая доля их была перечислена выше) — все это представляло собой частью открытую, а частью закодированную модель устройства всего мира — и материального, и духовного.

Участие в функционировании святого Храма, а то и просто подъем к нему (он стоял на Храмовой горе, она же — гора , Мория, она же гора , Цион) и буквально — физически, и обобщенно — духовно, очищал и возвышал человека, весь народ, да и весь мир…

И теперь всего этого у нас нет. Храм разрушен.

Самый черный день нашей и мировой истории

Как же получилось, что мы, наделенные таким удивительным знанием и всеми необходимыми средствами для обустройства жизни нашей — и частной, и общественной, лишились столь значительной части этих средств, оказались разбросанными по всему миру, почти всегда и всюду гонимыми и унижаемыми?

Конечно, можно поставить этот вопрос и иначе: как получилось, что мы — разбросанные, гонимые и т.д. и т.п., все же устояли, не исчезли, заслуженно приобрели статус народа уникального, сохранившего за три тысячи лет все три элемента: и свою веру, и привязанность к своей земле, и свой язык? Ответ на этот «обратный» вопрос, очевиден: благодаря Торе, благодаря приверженности ей и служению Всевышнему, который в ответ наделяет нас всеми средствами, необходимыми и, как надежно доказала история, — достаточными для нашего сохранения и нашей устойчивости во всех бурях, во все времена.

Однако и от первого, «прямого» вопроса нам не хотелось бы совершенно уклониться, хотя его глубокий анализ потребовал бы написания книги другого формата — и по объему и по содержанию. Но зато вопрос этот сущностно касается нашей темы — траурного дня Девятого Ава.

Ответ, вкратце, таков. Сохраняя приверженность нашей вере и нашей земле, мы гарантируем непрерывность нашего существования. Но подъемы и спады в нашей истории зависят от того, как мы пользуемся нашим знанием — Торой, и как мы живем на своей земле.

Мы уже отметили, насколько близок был наш народ во времена царя Шломо к достижению цели своей жизни — к тому, чтобы повернуть сердца всех людей, всего человечества к Всевышнему. Но какой-то незаметный вначале поворот (несмотря на предупреждения пророков) — и вот уже всевозможные «измы» как бы дополняют Тору, «помогают» нам лучше разобраться в жизни, организовать ее. И вот уже, пусть немножко, нарушается справедливость, и вот уже что-то отнимается у одного, чтобы удовлетворить другого… А потом, естественно, можно это сделать все грубее и жестче… А там и кровь проливается, и «измы» вообще заменяют нашу веру и наши традиции… Конечно, процесс этот был неравномерным и не всегда шел в одном направлении. Были и подъемы, — и тогда страна и народ расправляли плечи — но на смену приходили и новые этапы падения. Наказание не приходило сразу, а если и наступало, то не в полном — как и было предсказано Торой — объеме. Всевышний хочет не наказания, а исправления человека, не отдаления (то есть — гибели), а приближения его. Но наступает момент, когда ради спасения человека — и народа — он должен быть лишен тех средств, которыми так неудачно пользуется.

Лишь через примерно 400 лет после эпохи царя Шломо пришло время, когда у нашего народа нужно было отнять и страну, и Храм. А до этого были и предупреждения (внешние враги отрезали от еврейского государства кусок за куском — вначале Восточное Заиорданье, затем высоты Голана, а потом и Галилею и Шомрон; поражения в войнах — сначала небольшие, а потом все более грозные, с десятками тысяч потерь и миллионами замученных и угнанных в плен — вот предупредительные знаки). Неоднократно они приносили результат — народ и его правители стряхивали с себя, со своих душ, чужую пыль, но… через 20 или 50 лет снова наступали расслабление и падение…

И вот, наступили последние, самые страшные дни…

Историческая справка. 3338 год по еврейскому календарю (422 г. до н.э.). От еврейского государства осталась только Иудея, небольшое государство, зажатое между огромной империей — Вавилоном, во владение которой уже находится вся северная часть Израиля, — и древним, но все еще мощным Египтом. Зажатая между ними географически, Иудея в своей политике металась от союза с одним «соседом» — к союзу с другим. Еврейские пророки, и среди них великий пророк Иеремиягу предупреждали: мелкое политическое трюкачество, само по себе всегда безрадостное, уже не может спасти государство и народ. Не присоединяться к одной империи против другой, а оздоровить дух народа, вернуть его к еврейским ценностям, — только это могло вернуть Иудее устойчивость при любой международной ситуации.

А за несколько лет до этого было предпоследнее предупреждение: в наказание за нарушение слова, данного еврейским царем Иегоякимом, вавилонский царь Навухаднецар осадил Иерусалим и увел в плен нового царя Иудеи Иехонию, а с ним и тысячи евреев.

Навухаднецар позволил наследнику престола Цидкиягу вернуться из плена и стать царем над Иудеей (Рамки книги диктуют очень упрощенное, с пропусками, изложение событий).

Пророк Иеремиягу буквально умолял царя извлечь урок хотя бы из последних событий, бросить политическую суету и заняться очищением и укреплением духовной жизни народа. Пророк Иехезкель, уведенный врагами в вавилонский плен, также посылает в Иерусалим описание пророческого видения, открытого ему Всевышним: Иерусалим, а с ним и Храм, может быть — и уже скоро —разрушен. Но им не верили. Цидкиягу продолжал опасную линию своих предшественников: тактические уловки, а заодно и просто политический обман в надежде столкнуть Египет и Вавилон, а самому «выиграть очки».

И, наконец, самое последнее предупреждение: находящийся в плену в Вавилоне пророк Иехезкель за два года до этих событий посылает в Иерусалим сообщение: приговор Всевышнего уже вынесен. И только немедленное и последовательное возвращение к законам Торы как в частной жизни (пророк выделил законы кашрута), так и в государственной (здесь Иехезкель особо выделил социальную защиту нуждающихся и строгое и нелицеприятное судопроизводство) еще могут отодвинуть, а впоследствии и отменить небесный приговор (Как может быть отменен приговор, вынесенный, казалось бы, в высших небесных сферах, мы обсуждаем в книжках, посвященных Рош hа-Шана и Йом Кипуру).

Но царь и его советники смотрели на мир другими глазами. Слова Иеремиягу и Иехезкеля до них не доходили.

А народ? К сожалению, и тут картина была удручающей. Поклонение модным тогда идолам, кровопролитие и социальная анархия — вот точная характеристика того поколения.

И то, о чем предупреждала Тора и пророки, настало.

Навузарадан по приказу царя Навухаднецара двинул на Иерусалим отборные части царской гвардии.

3338 год. 17-го Тамуза. Стены Иерусалима проломлены. Бои идут на улицах города.

3338 год. 9-го Ава. Случилось немыслимое. Туда, куда даже еврею нельзя было войти (кроме когенов, священников, и то только в состоянии ритуальной чистоты) — незаконно вошедший туда погибал, иногда тотчас же, иногда несколько позже — туда, внутрь здания Храма вошли гвардейские части вавилонян.

Всевышний, как Он и предупреждал, отнял свою руку, защищавшую Храм. И к небу взметнулось пламя… Точки, в которой видимым образом, в помощь нам, соединялось земное и духовное, больше не существовало.

Это был самый черный день нашей истории. Девятый день месяца Ав. 3338 год.

Обманутые надежды

Историческая справка. Наш народ был изгнан из Земли Израиля, Эрец Исраэль, в Вавилон. 70 лет продолжалось «вавилонское пленение» — галут Бавель. А затем — возвращение в Израиль, восстановление Иерусалима, строительство нового, второго Храма… И хотя, как и предсказывали пророки, он и не был равноценен первому (по степени видимого соединения духовного с земным), все же это был механизм, реально и сильно помогающий очищению и возвращению. Если бы… если бы им, опять же, правильно пользовались…

Пересказ поучительных глав истории периода второго Храма не входит в рамки этой книги. И в нем были взлеты — достаточно вспомнить Маккавеев и события, отмечаемые в Хануку, а также и то, что в этот период на смену учителям народа — пророкам — пришли наши учителя, талмидей хахамим, указавшие способы практического применения законов Торы в любых условиях, в том числе и тех, в которых (а они это предвидели) окажется народ после разрушения второго Храма.

Но были и падения. А главное, сердца многих все больше и больше пропитывались желчью взаимной неприязни, а то и ненависти. Народ, преданный единому Творцу мира, народ этот и сам должен быть единым. Ненависть одного еврея к другому — это трещина в «здании» нашего народа; ненависть многих ко многим — это развал здания.

420 лет продолжался этот период. И становилось очевидным, что эту «желчную» болезнь сердца надо будет лечить, ибо если ее оставить — нашего народа, а с ним и всего человечества не будет. И опять Всевышний медлил, давал время на исправление. Но бессмысленная ненависть еврея к еврею, брата к брату, разрушает не только сердце, но и глаза, и уши. И уже не видна была пропасть, в которую скатывается страна, не слышны слова учителей…

Лето 3828 года (68 год н.э.). Восемьдесят тысяч римских легионеров во главе с наследником престола и будущим императором Титом стоят у стен города. Начался последний этап битвы за Иерусалим. 17-го Тамуза легионеры проломили внутренние стены города. Три недели шли ожесточеннейшие бои прямо на улицах.

И вот пришел день, о котором думали с ужасом, надеясь, что он все же не наступит. Иерусалим озарен светом страшного пожара. Это горел Храм.

Это был снова… девятый день месяца Ав.

День памяти и траура — из поколения в поколение

Еще пророки в книгах, вошедших в Танах, определили основные законы и обычаи траурных дней, связанных с этапами разрушения Иерусалима и Храма, центральный из которых — пост Девятого Ава. Мы изложим здесь лишь самые основные обычаи, связанные с этим днем. Кроме Девятого Ава, у нашего народ есть еще три траурных дня в году — в память о разрушении Храма. Это дни 10-го Тевета, 17-го Тамуза и 3-го Тишри.

Законы и обычаи Тиш’а бе-Ав (Девятого Ава)

В этот день, в течение всего дня, нельзя есть и пить.

• Нельзя умываться (если руки запачканы, то можно смыть грязь), а также носить кожаную обувь (признак праздничной обуви).

• Пост начинается вечером, за некоторое время до захода солнца. Последняя трапеза перед постом носит элементы траура — например, сидят на низких скамейках или перевернутых стульях.

• Заканчивается пост на следующий день, после появления звезд (т.е. продолжается свыше 25 часов).

• Соблюдают пост все совершеннолетние (мальчики — с 13 лет, девочки — с 12 лет).

• После последней трапезы идут в бейт-кнесет, синагогу. Огни в ней полупотушены.

• После вечерней молитвы Маарив читают книгу «Эйха», написанную пророком Иеремиягу (книга эта входит в Танах). В ней оплакивается разрушение Иерусалима и Храма, а также состояние нашего народа в галуте (т.е. и по сегодняшний день). Читают ее на особый, печальный мотив.

• На следующий день, во время утренней молитвы Шахарит мужчины не одевают талит и тфилин, ибо они — украшение еврея, неуместное в траур. Но поскольку законы Торы требуют от каждого еврея одевать тфилин каждый день (кроме субботы и праздников), то одевают их во второй половине дня, во время предвечерней молитвы — Минхи.

•В конце утренней молитвы читают Кинот, особые траурные элегии, сложенные между 3-им и 12-ым веками учителями нашего народа, такими, как рабби Иегуда а-Леви.

•Во многих общинах чтение книги «Эйха» повторяют и утром.

•Если день Девятое Ава выпадает на субботу, то пост — и все его законы и обычаи — переносится на следующий день, десятое Ава.

•Еще раз необходимо повторить: и пост и вообще атмосфера траура — лишь средство, пусть абсолютно необходимое, но все-таки — лишь средство для достижения цели: размышляя о трагедии прошлого очистить и возвысить себя — для настоящего и будущего.

Читатель, видимо, уже обратил внимание на то, что оба раза Храм был разрушен в один и тот же день — Девятого Ава. Чем же примечателен этот день, на который выпали обе трагедии нашего народа? (В этот день произошли и другие трагические события нашей истории)

Вернемся назад, к событиям, происшедшим почти за тысячу лет до разрушения первого Храма.

2449 год. Через год после Исхода из Египта Моше рабейну по требованию народа отправляет двенадцать «разведчиков» с заданием обследовать Эрец Исраэль и доложить о том, какова же эта земля, в которую евреи вскоре должны будут войти. Сорок дней понадобилось посланникам, чтобы осмотреть всю землю и принести ответ. Однако сообщение их оказалось совершенно неожиданным. Вместо описания они принесли рекомендацию: десятью голосами против двух посланники «решили», что евреи не смогут войти в Израиль, не смогут жить в нем и что им не следует даже пытаться это сделать.

И народ вдруг всему этому поверил и — заплакал. И это после всего, что произошло с евреями в Египте; после совершенно невероятного избавления из рабства, после Исхода!

Какое поведение могло быть более недостойным, чем это? И тогда Всевышний произнес: В этот день, сегодня, вы плакали зря. Но не безрезультатно: день этот будет выделен для тех настоящих трагедий, которые могут в будущемобрушиться на еврейский народ.

День этот был — Девятое Ава.

Так Тора, в которой рассказывается об истории с посланниками, дала нам урок на все времена: отказываясь от Земли Израиля, мы отказываемся от своей сути. Более того, отказ этот — корень всех наших трагедий.

Самое темное время ночи — перед рассветом

Однако Тора сообщает нам и другое. Девятого Ава, в день разрушения Храма, заложены были Всевышним семена нашего будущего возрождения. Евреи обязательно соберутся на Земле Израиля — никто и ничто не сможет их остановить. И обязательно будет построен третий Храм — теперь уже окончательно.

В Талмуде же приводится такое высказывание наших учителей: каждое поколение, при жизни которого не построен Храм, виновно в его разрушении.

Каждый из нас может немало сделать для того, чтобы уже наше поколение увидело построенный Храм и чтобы вновь появилась на земле точка, объединяющая земное и духовное, точка, на которой держится смысл всего мира, всего Творения.

Евреи в средневековой Европе:

Евреи в средневековой Европе:
история преследований и погромов

Феликс Кандель



С тринадцатого по пятнадцатый век определилось направление еврейской эмиграции в Европе – с запада на восток. Евреи уходили из Центральной Европы‚ с берегов Рейна‚ на южные и восточные германские земли‚ а оттуда в Богемию‚ Моравию‚ Польшу и Литву. И о причинах этого следует рассказать подробно.

Ничто‚ казалось‚ не предвещало столь поспешного бегства‚ и еще в одиннадцатом веке положение евреев в Центральной Европе было относительно благополучным. Они занимались торговлей между городами и странами‚ ссужали деньгами под проценты‚ были ремесленниками и считались незаменимым элементом в процессе заселения земель и развития городов. Их приглашали‚ им давали привилегии‚ в них были заинтересованы правители земель и стран.

В 1084 году епископ города Шпейера пригласил несколько еврейских семей осесть в одном из пригородов‚ которые намеревался заселить. Он обещал евреям свободу торговли‚ право вести собственный суд‚ право защищать себя‚ и в выданной им привилегии было сказано: «Я тысячекратно увеличу славу города‚ если приведу и евреев в его пределы». А через несколько лет после этого германский император Генрих IV подтвердил привилегии‚ данные епископом‚ но теперь уже для двух городов – Шпейера и Вормса.

В европейских странах евреи считались «королевскими рабами»‚ «рабами королевской казны»; они выплачивали огромные налоги‚ превышавшие налоги с других горожан‚ а если короли особо нуждались в деньгах‚ то облагали «рабов своей казны» добавочными поборами или конфисковали их имущество. Но при этом короли защищали евреев и обеспечивали их неприкосновенность от возможных посторонних посягательств, – то‚ что разрешалось королям‚ не дозволялось другим. Жизнь была как на качелях: то вверх – к относительному благополучию‚ то вниз – к преследованиям с притеснениями. Весь вопрос был в том‚ как долго удавалось продержаться наверху и как часто приходилось опускаться вниз.

Во Франции‚ к примеру‚ евреи жили в нормальных условиях до шестого века новой эры. Пользовались религиозной свободой‚ занимали официальные должности‚ но в 629 году им предложили на выбор: крещение или изгнание. При династии Каролингов к евреям относились терпимо‚ и в Париже был целый квартал мрачных улиц‚ которые на ночь запирались решетками. Там жили сапожники‚ горшечники‚ старьевщики‚ у них были две синагоги и два кладбища. Но уже в девятом веке епископ города Лиона Агобард писал‚ обращаясь к королю: «Недостойно для нашей веры‚ чтобы сыны света навлекали на себя тень общением с сынами тьмы. Непристойно‚ чтобы церковь Христова‚ которая должна вступить в объятия своего небесного супруга без пятен и морщин‚ была обезображена прикосновением грязной‚ ветхой‚ отверженной синагоги… Пусть же они (евреи) будут прокляты в городе и в поле‚ у входа и у выхода‚ пусть будет проклят плод их внутренностей».

Людовик Благочестивый защищал евреев от нападок духовенства и сохранил к ним расположение‚ когда его личный духовник перешел в иудейскую веру‚ женился на еврейке‚ принял еврейское имя Эльазар и уехал в Испанию. Но в те же самые времена – вплоть до одиннадцатого века – в городе Тулузе в дни христианских праздников какой-либо еврей из местной общины получал всенародно пощечину‚ чтобы евреи не забывали о муках Христа.

Придворного врача-еврея Цидкию обвинили в том‚ что он плохо лечил короля Карла Лысого‚ а через сто лет после этого еврейских врачей обвиняли в отравлении короля Гуго Капета. В двенадцатом веке король Филипп Август изгнал евреев‚ конфисковал их дома и земли‚ а синагоги превратил в церкви. Потом ему понадобились деньги‚ и он опять разрешил евреям вернуться во Францию. Этот же самый король сжег в городе Брей около ста евреев‚ которые отказались креститься‚ а Людовик Святой заставил евреев носить отличительный знак – кусок красного фетра в виде круга‚ который прикрепляли к верхней одежде на спине и на груди‚ чтобы евреев можно было отличить от христиан.

В тринадцатом веке папский легат Арнольд‚ предводитель фанатичной толпы‚ убивал во Франции сектантов-еретиков‚ а заодно и евреев. Его девизом было: «Бейте всех‚ а Бог на небе уж отберет своих!» В 1277 году в Тулузе был сожжен раввин Ицхак Маль за то‚ что похоронил на еврейском кладбище некоего крещеного еврея‚ раскаявшегося перед смертью. В 1288 году в городе Труа были сожжены ученый еврей Ицхак Шателен‚ его беременная жена‚ два сына‚ невестка и еще восемь евреев‚ обвиненных в ритуальном убийстве. Среди них был и некий хирург Хаим‚ «возвращавший зрение слепым». Все они отказались креститься‚ чтобы получить помилование‚ и пошли на смерть‚ распевая псалмы.

Король Филипп Смелый относился к евреям снисходительно‚ а Филипп Красивый изгнал их из Франции в 1306 году‚ конфисковал имущество и подарил своему кучеру парижскую синагогу. По королевскому приказу несколько тысяч евреев покинули Францию‚ где их предки жили со времен Римской империи. Но их отсутствие тотчас же ощутили местные жители‚ и даже во французских народных песнях отмечалось‚ что «евреи честнее вели свои дела‚ чем иные христиане»‚ и страна обеднела без них. Людовик Х призвал евреев обратно и возвратил им кладбища с синагогами, – за это они ему хорошо заплатили. В 1320 году по Южной Франции бродили шайки крестьян и пастухов‚ которые разгромили около ста двадцати еврейских общин. В Тулузе пятьсот евреев заперлись в крепости и оборонялись против толпы‚ а затем‚ чтобы избегнуть насильственного крещения‚ убили друг друга. У них‚ однако‚ не хватило решимости убить собственных детей‚ победители забрали их и окрестили.

При Филиппе Толстом евреев обвинили в отравлении колодцев‚ рек и источников: одних сожгли‚ других изгнали‚ имущество конфисковали. При Карле IV их снова выгнали из Франции‚ и с 1322 по 1359 год там не было евреев. Но затем срочно понадобились деньги – для выкупа плененного короля Иоанна Доброго‚ и евреев впустили в страну на двадцатилетний срок: при въезде каждая семья уплатила в казну по четырнадцать золотых флоринов.

Карл VI созвал народное собрание‚ и на нем решили‚ чтобы «евреи и ростовщики были изгнаны из города». Этого оказалось достаточно‚ чтобы устроить погром в Париже: четыре дня подряд чернь грабила‚ жгла‚ убивала; детей вырывали из рук матерей и насильно крестили. И‚ наконец‚ в 1394 году Карл VI изгнал евреев из Франции. Всё‚ что они не могли унести с собой‚ было конфисковано в пользу казны.

И в Англии жизнь была как на качелях. Евреи Северной Франции стали селиться в Англии в одиннадцатом веке‚ после завоевания ее норманами‚ и точнее всего их положение характеризовала статья закона‚ принятого при Генрихе I: «Да будет известно‚ что все евреи должны находиться во всем государстве под защитой и покровительством короля. Никто из них не может без разрешения короля переходить к какому-нибудь богатому владетелю‚ ибо евреи со всем их имуществом принадлежат королю». И в полном соответствии с духом этого закона король Стефан велел сжечь дом одного еврея вместе с его владельцем‚ потому что тот отказался внести деньги на расходы короля. Но английские бароны оспаривали это королевское право: каждому хотелось подкормиться за счет бесправных и потому безотказных временных жителей. Бывало даже так‚ что бароны‚ обидевшись на короля‚ грабили еврейские кварталы‚ чтобы королю меньше оставалось.

В день коронации Ричарда Львиное Сердце прошли погромы во многих городах Англии‚ и было множество убитых. В городе Йорке евреи заперлись в королевской крепости на краю города; монахи подстрекали нападавших‚ и осажденным оставались два выхода: креститься или погибнуть от голода‚ потому что в крепости почти не было запасов пищи. Рабби Йом Тов убедил евреев убить друг друга и тем самым избавиться от мучений. Он сказал: «Бог предков наших‚ очевидно‚ хочет‚ чтобы мы умерли за наше Святое учение. Смерть стоит перед глазами‚ и нам остается подумать‚ как погибнуть наиболее достойным способом. Если мы попадем в руки наших врагов‚ наша смерть будет не только ужасна‚ но и позорна. Они будут не только мучить нас‚ но и глумиться над нами. Мой совет поэтому такой: Творец дал нам жизнь‚ и мы должны возвратить ее Ему собственными руками». Богатый и уважаемый еврей Иосце первым заколол свою жену и двух детей‚ а затем рабби Йом Тов убил его. Почти все евреи погибли таким образом‚ и напоследок рабби Йом Тов покончил с собой‚ став единственным самоубийцей среди добровольно погибших.

Толпа‚ осаждавшая крепость‚ сожгла все долговые обязательства‚ а это уже был прямой урон для казны‚ потому что король – наследник еврея-кредитора – не знал‚ с кого взимать долг‚ и оставался в убытке. Ричард Львиное Сердце сделал из этого выводы и приказал устанавливать в больших городах специальные сейфы. Каждое долговое обязательство выдавалось еврею в двух экземплярах: один – ему на руки‚ другой – в сейф к королю. Теперь уже еврея могли убивать и грабить: король был застрахован от любых случайностей и получал все долги сполна.

Иоанну Безземельному нужны были деньги‚ много денег‚ он потребовал у евреев огромную сумму‚ и когда один из них‚ Авраам из Бристоля‚ затруднился выплатить свою часть‚ король приказал выдергивать у него зубы‚ по одному в день. Несчастный продержался семь дней‚ потерял семь зубов‚ а затем уплатил сполна. При Генрихе III стало получше‚ но на короткое время; евреев заставили носить отличительный знак: шерстяную белую полосу на груди. Король конфисковал вновь отстроенную лондонскую синагогу‚ превратил ее в церковь и ввел черту оседлости: двадцать пять городов‚ в которых евреям разрешалось жить. Было тогда в Англии всего лишь шестнадцать тысяч евреев‚ но доходы с них составляли тринадцатую часть всех доходов казны. Король даже продал евреев своему брату‚ уступив за пять тысяч фунтов все права над ними на один год. Как заметил летописец-христианин‚ король «содрал шкуру с евреев и предоставил графу (своему брату) выпотрошить их». Евреи хотели бросить всё и покинуть страну‚ но комендантам морских портов не велели выпускать их из Англии без королевского разрешения.

В 1262 году в Лондоне‚ во время гражданской войны‚ погибли от погрома около семисот евреев; такие же погромы проходили в Ворчестере‚ Нортгемптоне и Линкольне. Наконец‚ король Эдуард I приказал изгнать евреев из страны до первого ноября 1290 года‚ и смертная казнь грозила тому‚ кто остался бы на английской земле после этой даты. Евреям разрешили взять с собой только то‚ что они могли унести. Имущество конфисковали. В пути их грабили капитаны судов. Многие погибли в море. Большая часть евреев Англии ушла во Францию‚ а оттуда‚ через шестнадцать лет после этого печального события‚ в царствование Филиппа Красивого‚ им снова пришлось уходить в изгнание.

Крупнейший еврейский ученый одиннадцатого века рабейну Гершом бен Иегуда‚ оплакивая еврейскую судьбу тех времен‚ писал: «Рассеяние за рассеянием‚ вся Иудея в изгнании‚ больная‚ истощенная‚ всеми позабытая. Ты‚ Всесильный Избавитель‚ ради Себя освободи нас! Смотри‚ ведь силы наши исчерпались; взгляни: погибли наши праведники‚ и некому просить за нас. Вспомни обет‚ данный праотцам‚ пожалей избитых‚ истерзанных‚ за Тебя убиваемых. Восстанови на наших глазах опустошенный Храм‚ верни из плена шатры Яакова‚ спаси нас ради Имени Твоего!»

2

Из века в век борьба церкви против евреев всё более усиливалась. Церковные авторитеты требовали унижать‚ угнетать и притеснять евреев всеми возможными способами‚ чтобы заставить их принять крещение. Угнетенное еврейство было‚ по их мнению‚ лучшим доказательством истинности христианства‚ к которому‚ как они утверждали‚ перешло прежнее величие Израиля. Не случайно один из вдохновителей крестовых походов писал королю Франции: «Я не требую‚ чтобы этих людей‚ над которыми тяготеет проклятие‚ предавали смерти‚ ибо сказано в Писании: не убивай! Бог не хочет‚ чтобы их искоренили‚ а только чтобы они‚ подобно братоубийце Каину‚ продолжали существовать для великих мук и для великого позора‚ так‚ чтобы жизнь была им горше смерти. Они зависимы‚ жалки‚ придавлены‚ боязливы – и должны оставаться такими‚ пока не обратятся на путь спасения!»

В одиннадцатом веке объявились в Европе проповедники похода христиан против мусульман для освобождения Святой Земли и Иерусалима. Петр Пустынник из Амьена встал во главе многотысячной толпы верующих: это были рыцари‚ монахи‚ крестьяне‚ разбойники и всякий сброд. Десятки тысяч людей бросали свои дома и поля‚ пришивали на одежду кресты и шли воевать с «неверными». Эта неорганизованная масса‚ раздробленная на мелкие отряды‚ двинулась на Восток без обозов‚ безо всякой дисциплины‚ грабя и разоряя всё на своем пути. Так начался Первый крестовый поход‚ и его жертвами сразу же стали евреи.

«Восстал народ дикий‚ отчаянный‚ ожесточенный‚ сброд французов и германцев… – писал еврейский летописец. – И собралось таких людей великое множество – мужчин‚ женщин и детей. Проходя через города‚ где жили евреи‚ они говорили друг другу: «Вот мы идем отомстить исмаилитам‚ а тут перед нами евреи‚ предки которых распяли нашего Спасителя‚ – отомстим прежде им! Пусть сотрется имя Израиля или же пусть они уподобятся нам и признают мессией Иисуса». Раввины назначали дни поста и молитв‚ чтобы предотвратить бедствие; общины платили огромные суммы денег епископам и начальникам городских гарнизонов‚ но посланные на помощь солдаты отказывались защищать евреев и оставляли их на произвол судьбы.

Весной 1096 года двадцать три еврея были убиты в городе Меце. В мае того же года одиннадцать евреев‚ отказавшихся креститься‚ были убиты в Шпейере. Хотели истребить всю общину‚ но местный епископ выслал своих людей‚ разогнал шайку‚ а некоторым убийцам велел отрубить руки. В городе Вормсе после вооруженного сопротивления погибли все евреи города‚ кроме насильно крещенных и тех‚ кто успел спрятаться у епископа. Некий Шмарья‚ отказавшийся креститься‚ был заживо зарыт в землю вместе со своей семьей при радостных криках толпы. Юноша Симха Коэн в церкви‚ во время насильственного крещения‚ выхватил кинжал‚ заколол трех человек – и толпа растерзала его. Спрятавшимся у епископа предложили принять крещение‚ и они попросили время на размышление. Когда срок прошел и отворили двери‚ то обнаружили‚ что евреи убили себя. Всего погибло в Вормсе четыреста человек‚ по некоторым источникам – восемьсот.

Затем крестоносцы подошли к Майнцу. Сначала евреи пытались остановить их у ворот города‚ затем у ворот своего укрепленного квартала. Вооруженные мечами и покрытые броней‚ они храбро сражались под предводительством главы общины Калонимоса‚ но не могли‚ конечно‚ противостоять более многочисленным и искусным в военном деле рыцарям. Наконец те ворвались в еврейский квартал и перебили всех. Считают‚ что погибших было – тысяча четырнадцать человек. Ицхак бен Давид‚ насильно крещенный вместе со своей семьей‚ зарезал дочерей и поджег дом‚ а затем поджег синагогу и сгорел в огне‚ потому что христиане предполагали превратить синагогу в церковь.

Группа евреев пряталась у местного епископа‚ но когда он заявил‚ что не может их защищать‚ и предложил креститься – они умертвили друг друга. Современник событий писал: «Когда увидели сыны Святого Завета‚ что участь их решена‚ они возопили все‚ старые и молодые‚ девушки‚ дети‚ слуги и служанки‚ к Отцу своему Небесному‚ оплакивая свою жизнь и оправдывая суд Божий… Женщины набрались мужества и зарезали своих сыновей и дочерей‚ а потом самих себя. Мужья зарезали жен и детей. Девушки‚ невесты и женихи громко кричали из окон: «Смотри‚ Боже‚ что мы делаем ради Твоего святого Имени!.. » И смешалась кровь родителей с кровью детей‚ кровь братьев и сестер‚ учителей и учеников‚ женихов и невест‚ грудных детей и кормилиц… » На этом прекратила существование еврейская община города Майнца. Забегая вперед‚ надо сказать‚ что через самое малое время в городе снова поселились евреи‚ но их преследовали и убивали во времена Второго и Третьего крестовых походов.

Архиепископ Кёльна тайно вывел евреев из города и разместил по окрестным деревням‚ но крестоносцы нашли их и всех перебили. Такая же участь постигла евреев Трира‚ Регенсбурга и других городов‚ а затем и евреев Чехии. Банды крестоносцев свирепствовали с мая по июль 1096 года между Рейном и Дунаем‚ а затем пошли на юг. По примерным подсчетам, около четырех тысяч евреев Германии были убиты и покончили жизнь самоубийством‚ по некоторым источникам – двенадцать тысяч. Цифры эти будут особенно впечатляющими‚ если учесть‚ что во всей Германии жило тогда не более тридцати тысяч евреев.

В июле 1099 года крестоносцы взяли Иерусалим. Они перебили в городе мусульман без различия пола и возраста‚ большинство еврейского населения сожгли в синагоге, а остальных продали в рабство. Так закончился Первый крестовый поход: вырезанные и уничтоженные еврейские общины Европы и горстки отчаявшихся‚ которых насильно обратили в христианство. (В Регенсбурге‚ к примеру‚ евреев загнали в реку‚ приложили к поверхности воды крест и силой окунули всех в воду.) Насильно крещенные сразу же вернулись к вере отцов‚ получив согласие императора Генриха IV. Но в Богемии их продолжали преследовать‚ евреи решили уйти оттуда в Польшу и Венгрию‚ и тогда у них отобрали всё имущество и заявили на дорогу: «Вы из своего Иерусалима никаких богатств не привезли в Богемию. Побежденные Веспасианом и проданные в рабство‚ рассеялись вы по всем землям. Нагими пришли в нашу страну‚ нагими и должны уйти… » А на очереди был Второй крестовый поход – в 1147 году‚ за ним Третий – в1189 году‚ и новые жертвы среди еврейского населения Европы‚ новый страх‚ который гнал с насиженного места.

Во времена крестовых походов проявилась та же черта еврейского характера‚ которая проявлялась и раньше‚ в периоды гонений в Эрец Исраэль сирийского царя Антиоха IV Епифана и римского императора Адриана. Это была их готовность жертвовать жизнью во имя своей веры‚ умирать‚ «освящая Имя Его» – «ал кидуш га-Шем». Во многих общинах евреи сражались до последней возможности‚ а затем лишали жизни себя‚ своих жен и детей. Матери убивали маленьких детей‚ которые не смогли бы сопротивляться насильственному крещению. Женщины с грудными младенцами на руках топились в реках‚ лишь бы не попасть в руки крестоносцев. Ученый еврей Шмуэль бен Иехиэль‚ стоя посреди реки‚ произнес благословение над своим сыном и зарезал его‚ а юноша ответил на благословение «аминь!» – и скончался. Затем синагогальный служка тем же ножом убил Шмуэля бен Иехиэля на глазах у всей общины‚ а стоявшие на берегу евреи с криком «Шма‚ Исраэль» – «Слушай‚ Израиль: Господь Бог наш‚ Господь един!» – бросились в воду и утонули. Сотни людей в разных городах совершили этот мученический подвиг – «ал кидуш га-Шем» – во имя веры отцов. Когда епископ города Трира уговаривал евреев принять крещение и спастись‚ они ответили ему перед гибелью: «Если бы у каждого из нас было по десять душ‚ мы бы их все отдали во имя Единства Божьего и не допустили бы‚ чтобы враги нас осквернили».

Некий Моше бен Эльазар га-Коэн писал после этих событий: «О небо‚ чем же мы хуже других народов? Разве сила камня – наша сила‚ разве из меди плоть наша‚ чтобы перенести тяжесть наших бедствий?.. Терзали нас в прежние времена и лев и медведь‚ губил наших детей свирепый тигр‚ жалила нас змея шипящая‚ но напоследок грызет свинья‚ навалившаяся на нас… Жгут и режут наших больших и малых‚ жен и детей‚ старцев и юношей‚ женихов и невест… Спросите всех жителей земли: было ли что-либо подобное с другим народом?..»

3


С середины двенадцатого века стали обвинять евреев в совершении ритуальных убийств. В 1144 году в английском городе Нориче был объявлен святым мучеником христианский мальчик Вильям‚ которого якобы убили местные евреи. Королевский шериф не поверил этому и не разрешил судить оклеветанных‚ но монахи распространяли слухи об убийстве и ссылались на некоего выкреста‚ который уверял‚ что евреи ежегодно похищают перед Пасхой христианского мальчика и употребляют его кровь для изготовления мацы. Эти слухи дали свои результаты‚ и в 1171 году тридцать четыре еврея города Блуа во Франции были обвинены в ритуальном убийстве и сожжены в деревянной башне‚ потому что категорически отказались отступить от своей веры.

Стоит отметить‚ что подобное обвинение предъявляли язычники первым христианам: будто христиане умерщвляли детей‚ чтобы отведать их крови. Были даже «свидетели» этого‚ были обманщики‚ были душевно больные люди‚ которые утверждали‚ что видели это собственными глазами. «Стыдитесь! – взывал один из церковных писателей во втором веке новой эры. – Стыдитесь приписывать людям такие преступления‚ к которым они непричастны! Перестаньте! Образумьтесь!» – «Где же у вас доказательства? – вторил ему другой. – Одна молва… Но свойства молвы известны всем. Она почти всегда ложна. Она и жива только ложью. Кто же верит молве?» Но эта молва оказалась очень живучей. Она продержалась много веков‚ но теперь уже поменяла адрес‚ и те самые христиане‚ что страдали некогда от нелепых обвинений‚ стали обвинять евреев – в том же самом.

В 1235 году евреев немецкого города Фульды обвинили в убийстве христианских детей. Император Фридрих II созвал ученых из среды крещеных евреев со всей Западной Европы‚ и они заявили‚ что еврейская религия категорически запрещает убийство человека‚ и даже употребление крови животных противоречит еврейским законам. На основании этого заключения Фридрих II опубликовал особое послание‚ но оно не помогло. В 1247 году во французском городе Вальреас нашли тело двухлетней христианской девочки с ранами на лбу‚ руках и ногах. Всех евреев города арестовали и подвергли пыткам: мужчинам вырывали половые органы‚ женщинам отрезали груди‚ многих в конце концов сожгли на костре. После этого папа Иннокентий IV издал специальную буллу‚ осуждающую подобные казни‚ но булла тоже не помогла.

В 1255 году в английском городе Линкольне пропал христианский мальчик Гуго. Труп нашли в колодце во дворе у еврея‚ и восемнадцать человек повесили за совершение якобы ритуального убийства‚ а их имущество конфисковали. В 1267 году в немецком городе Пфорцгейме нашли в пруду мертвую девочку. «Народ тотчас решил‚ что виновники убийства – евреи‚ – писал один из обвинителей. – Когда приехал маркграф Баденский‚ то труп поднялся‚ как бы умоляюще простер к нему руки‚ оставался в этом положении в продолжении получаса и потом опять лег. Тогда привели евреев. Едва только они приблизились к трупу‚ как раны раскрылись и кровь полилась заново. Когда евреи удалились‚ раны закрылись. Когда же их вновь притащили‚ покойная с покрасневшим лицом подняла вверх обе руки. Ярость народа после этого вспыхнула со всей силой и не знала границ… Евреи были схвачены и после всевозможных пыток преданы смерти через колесование».

И снова римский папа обнародовал буллу‚ снова император издал особый указ‚ – несмотря ни на какие доводы‚ обвинения в употреблении христианской крови оставались излюбленным средством для грабежа‚ убийств и денежных вымогательств. Говорили‚ что евреям нужна христианская кровь‚ чтобы «уничтожить свой дурной запах»‚ они эту кровь «сушат‚ превращают в порошок и рано утром сеют по траве‚ благодаря чему мрут люди и скот».

Эта тема была столь популярна в те времена‚ что стала даже сюжетом английских и французских баллад. В одной из них рассказано о христианском мальчике Гуго‚ который был распят евреями‚ брошен в поток‚ но труп тут же выплыл у берега. Евреи закапывают его в землю –труп появляется на поверхности. Они кидают его в колодец‚ но оттуда идет такое благоухание‚ что сбегаются окрестные жители. Тело переносят в собор и торжественно хоронят‚ – восемнадцать евреев повешены… Другая баллада: христианский мальчик часто ходил через еврейский квартал и пел хвалебные гимны Святой Деве. Евреи его убили. Святая Дева сотворила чудо. Мертвый ребенок продолжал петь. Многие евреи приняли христианство. Количество убитых не указано… Еще одни вариант. Мальчик Гуго играет в мяч. Дочка еврея заманивает его в дом яблоком. Она ведет его через девять дверей‚ закалывает и бросает в колодец. Далее происходят чудеса: мать слышит голос сына из колодца‚ сами собой звонят колокола в городе‚ сами собой читаются книги без чтеца‚ – евреям снова плохо…

Естественно‚ что такая атмосфера способствовала новым погромам и убийствам. В 1241 году распространились слухи‚ что вторгшиеся в Европу монголы находятся в родстве с евреями и призваны ими для того‚ чтобы избавиться от власти христианских народов. Во Франкфурте-на-Майне разъяренная толпа ворвалась в еврейский квартал и убила сто восемьдесят человек. В 1264-67 годах прокатилась волна погромов по немецким городам. В Зинцигебыли сожжены в синагоге семьдесят два еврея. В Вайсенбурге колесовали семь евреев по обвинению в убийстве христианского мальчика‚ – среди них погиб и монах‚ перешедший до этого в иудейство. В Майнце были убиты десять человек‚ в Бахарахе – двадцать шесть‚ в Мюнхене толпа сожгла синагогу вместе с молящимися.

В 1298 году немецкий дворянин Риндфлейш – «бычье мясо» – собрал толпы всякого сброда и разгромил сто двадцать еврейских общин. Крупные общины Вюрцбурга и Нюрнберга были полностью уничтожены; целые семьи‚ родители с детьми‚ матери с младенцами бросались в огонь или в воду‚ чтобы не попасть в руки убийц. В 1336 году в Германии буйствовали крестьянские шайки‚ которые уничтожили около ста десяти общин. Во Франции в начале четырнадцатого века евреев обвинили в отравлении колодцев с помощью нанятых ими прокаженных‚ – и новая волна гонений прокатилась по стране. Летом 1321 года в городе Шиноне сто шестьдесят человек были брошены в яму‚ где горел огромный костер‚ и все они сгорели живьем. Многие германские города приняли решение не пускать евреев в свои пределы по крайней мере в ближайшие двести лет. Однако их экономическое значение было так велико‚ что через несколько лет эти же самые города вновь открыли евреям свои ворота. И правительство‚ и население нуждались в них.

Гонения на евреев во времена крестовых походов и после них явились поворотным моментом в их европейской истории. В глазах толпы‚ которая наблюдала бесчинства крестоносцев и черни‚ сама участвовала в грабежах и убийствах‚ евреи были поставлены вне закона. Они утратили чувство безопасности даже в укрепленных городах. Стало ясно‚ что ни император‚ ни церковные власти не в состоянии обеспечить им безопасность‚ несмотря на обещанные привилегии. В этот период гонений‚ резни и ритуальных наветов в Центральной Европе исподволь‚ постепенно начался отток евреев в те места‚ которые не были еще затронуты изуверством и фанатизмом местного населения. Единичные переселения происходили в одиннадцатом веке‚ более значительные в тринадцатом‚ массовое переселение – в пятнадцатом веке. Путь был с запада на восток‚ в Польшу и Литву. И всякий раз надо было приспосабливаться на новом месте – к новому коренному населению и незнакомому быту‚ к иным порядкам и обычаям. Во всякой стране проживания история евреев начинала зависеть от истории коренного народа‚ будучи связана с ней местом и временем. И всякий решающий момент в истории данного народа‚ радостный или трагический‚ непременно накладывал свой отпечаток на историю евреев‚ там проживающих. Так было в Германии‚ в Англии‚ в Испании‚ во Франции и Польше‚ а затем в России.

Но вместе с этим надо учитывать‚ что история евреев на новом месте‚ в любой стране проживания‚ являлась не началом‚ а дальнейшим продолжением многовековой истории народа‚ рассеянного по странам‚ с его собственным опытом и навыками‚ вынесенными из долгого исторического пути. Как народ с твердой духовной основой‚ евреи никогда не доходили до такой степени обезличивания‚ чтобы без остатка раствориться в чьей-либо истории. Они акклиматизировались‚ но не растворялись‚ приспосабливались‚ но не исчезали: со своей историей‚ со своей культурой и со своей религией.

Источник: grimnir74.livejournal.com/

Камень из Назарета

Камень из Назарета

Головин С.Л.

Посему так говорит Господь Бог: вот, Я полагаю в основание на Сионе камень, — камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится(Исаия 28:16).

Жил был царь. Звали его Иродом. Но это был не тот царь Ирод, про которого вы подумали. И царя это очень беспокоило. Всякий раз, когда кто-либо упоминал царя Ирода, всегда в первую очередь думали не про него, а про его деда.

Дед, действительно, был незаурядным человеком. Уже в двадцать пять он был назначен наместником, т.е. «исполняющим обязанности царя», а в тридцать шесть – и царем. Брак Ирода-деда с Мариамной, хасмонейской принцессой из рода Маккавеев, добавил к его царской должности еще и царское достоинство. А поразительная способность строить отношения со всеми враждующими сторонами одновременно, позволили ему среди перипетий гражданской войны, сотрясавшей Римскую империю, не только не потерять власть, но и упрочить ее. К тому же, строить он умел не только отношения. От грандиозных архитектурных проектов, предпринятых царем в Иерусалиме, и вовсе захватывало дух. С неимоверным размахом он реконструировал Храм для иудеев, одновременно строя театр для гладиаторских боев на радость эллинам. Для римского гарнизона он возвел грозную цитадель – крепость Антония, но и себя ублажать не забывал, обустроив свой дворец с неимоверным роскошеством. Однако, когда в стране случился голод, царь, не долго думая, собрал все золото, имевшееся во дворце, и обменял его в Египте на хлеб, чем снискал любовь всего народа [1]. В общем – высокого полета был человек. Недаром его впоследствии даже звать стали не иначе как Ирод Великий.

Впрочем, психом дед тоже был редкостным. Боязнь потерять власть доводила его до паранойи, и когда накатывал очередной приступ подозрительности, пощады не было никому. Среди множества прочих были казнены и сама Мариамна, и трое ее сыновей, один из которых, Аристовул, был отцом героя нашего повествования – Ирода по имени Агриппа.

Овдовевшая мать Агриппы Береника, племянница Ирода Великого, перевезла юношу в Рим – поближе к императорскому двору и подальше от подозрительного дедовского взора. Она хотела, чтобы сын получил самое лучшее в империи образование. Наставником и покровителем Агриппы стал Друз, сын императора Тиберия; среди друзей были Клавдий и Гай Германик. Однако жизнь при дворе требовала немалых средств, и со смертью Друза Агриппа, растративши материнское состояние, возвращается в Палестину, где попадает под покровительство галилейского четвертовластника Антипы – своего дяди, сожительствовавшего с Иродиадой, сестрой Агриппы. Но со временем отношение тех к родственнику охладело, и Агриппа снова отправился в Рим.

Там-то ему, наконец, улыбнулась удача: Гай Германик становится императором под именем Калигула, и назначает Агриппу царем Итуреи и Трахонитской области – земель, ранее принадлежавших его другому дяде, четвертовластнику Филиппу (От Луки 3:1). В Палестине вновь появляется царь Ирод! Причем царь, в отличие от прославленного деда-идумея, не только по должности, но и по крови. Ведь и сам Агриппа, и его двоюродная сестра Кипра, на которой он был женат, по бабке являлись прямыми потомками великого рода Хасмонеев.

Все складывалось весьма удачно. Даже то, что удачи родного брата не радовали честолюбивую Иродиаду. Пока ее возлюбленный был «не хуже других», ее все устраивало. Но теперь она не хотела более мириться с ситуацией. Почему это нищий внук Ирода вдруг стал царем, а родной сын Антипа, ставший правителем по царскому завещанию, остается каким-то наместником, «исполняющим обязанности»? Она принуждает нерешительного четвертовластника отправиться в Рим выпрашивать у императора царский титул и себе. Калигула обращается за советом к Агриппе, и тот по-дружески рассказывает кесарю обо всех похождениях своего бывшего покровителя [2]. В результате император отбирает у наместника земли в Галилее и за Иорданом, и присоединяет все дядины территории к царству Агриппы.

К чести Ирода-младшего нужно заметить, что он унаследовал от деда талант не только к интригам, но и к делам государственным. В сороковом и сорок первом годах н.э. Римская империя дважды находилась на грани затяжных кровопролитных войн, и обе были предотвращены при его непосредственном участии. Сперва Агриппа не дал разгореться назревавшей римско-иудейской войне, отговорив Калигулу устанавливать в иерусалимском Храме собственную статую для поклонения. А когда тот был убит, Агриппа помог Риму удержаться от новой гражданской войны, организовывая переговоры сенаторов-республиканцев с преторианцами, незамедлительно провозгласившими императором Клавдия. Тот же, взойдя на трон, щедро вознаградил миротворческие усилия своего давнего приятеля – присоединил к его царству Иудею и Самарию.

В итоге все владения великого Ирода-деда, несколько десятилетий бывшие поделенными между наместниками, снова оказались собраны воедино. Одного не доставало Ироду-внуку – народной любви. И вот, желая снискать расположение вождей народа, «царь Ирод поднял руки на некоторых из принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло, и убил Иакова, брата Иоаннова, мечом. Видя же, что это приятно Иудеям, вслед за тем взял и Петра» (Деяния 12:1-3). В итоге, невзирая на свою расточительность, на пристрастие к гладиаторским боям и языческим представлениям, и даже на бесславную смерть, Ирод Агриппа не только снискал поддержку первосвященников и книжников, но и превозносится в Талмуде как ревнитель иудаизма [3].

 А смерть царя и впрямь была бесславной. Достигши величия своего именитого предка, Ирод возжелал, чтобы ему воздавались еще и божественные почести, как было принято у правителей Рима. Одно лишь не было учтено: Всевышний снисходительно относился к народам, чтущим ложных богов по неведению (Деяния 17:29-30), и даже причисляющим к таковым своих царей. Но царю Израиля, – не только знающему истинного Бога, но и призванного творить Его волю, – подобное святотатство непозволительно. И вот, процарствовав всего три года, Агриппа «устроил игры в честь императора… На второй день игр, рано утром царь явился в театр в затканной серебром одежде… Сейчас же несколько льстецов с разных концов стали… называть его богом…» [4]. «Ирод… сел на возвышенном месте и говорил к ним; а народ восклицал: это голос Бога, а не человека. Но вдруг Ангел Господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу» (Деяния 12:21-23) «Агриппа почувствовал, что во внутренностях его начинается сильнейшая боль… Тогда его поскорее перенесли во дворец… Затем, промучавшись еще пять дней страшными болями в желудке, царь умер…» [4], «быв изъеден червями» (Деяния 12:23).

В общем, история более-менее понятная, и сведения из Писания и небиблейских источников прекрасно дополняют в ней друг друга. Одно долго оставалось неясным: на каком основании Ирод казнил Иакова Зеведеева и собирался казнить Петра? Ведь, укрепляя полученную от Рима власть, царь вряд ли пошел бы на риск, нарушая римские законы в столь резонансном деле. А следовать за Иисусом тогда еще государственным преступлением не считалось. Христианство еще не стало самостоятельной религией, «Назарейский путь» рассматривался как одно из направлений иудаизма (Деяния 24:5), слово «церковь» оставалось синонимом «синагоги», и государственным чиновникам не следовало вмешиваться в споры о вероучениях и богослужебных обрядах (Деяния 18:15).

Ответ на этот вопрос открылся совершенно неожиданным образом в 1925 г., когда Парижская национальная библиотека приобрела частную коллекцию, включавшую мраморную плиту с высеченной на ней греческой надписью. В каталоге коллекции значилось: «Этот камень прислали из Назарета в 1878 г.». Сама же надпись гласила:

УКАЗ ЦЕЗАРЯ

Вот мое решение о могилах и гробницах – кто бы ни сделал их для религиозных обрядов родителям, или детям, или членам семьи – чтобы они оставались непотревожены вовеки. Если же кто выдвинет обвинение, что некто разрушил, или каким-либо образом извлек похороненных, или по злому умыслу перенес похороненных в иное место, совершив преступление против них, или сдвинул запечатывающий гробницу камень, против таковых я приказываю проводить судебное разбирательство точно такое же как относительно богов в человеческих религиозных обрядах, и даже более, дабы было обязательно обращаться с положенными в гробницу почтительно. Ни в коем случае не позволительно кому бы то ни было переносить [похороненных]. Если же [кто совершит такое], повелеваю подвергнуть смертной казни под званием разрушителя могил [5].

Наиболее удивительно в данном указе то, что он не упоминает ни погребений в земле, ни урн с прахом, ни деревянных или свинцовых гробов – всего, что было свойственно греческим или римским захоронениям. Речь ведется исключительно о похороненных в каменных гробницах, т.е. – по иудейскому обряду. Это сразу же породило шквал дискуссий. Ретивые противники христианства незамедлительно провозгласили камень доказательством, что апостолы действительно похитили тело Иисуса из гробницы и уничтожили его (От Матфея 28:11-15). Рьяные защитники поспешили объявить находку подделкой, аргументируя это тем, что император не мог так быстро узнать о предполагаемом исчезновении тела Иисуса, и, тем более, – столь оперативно отреагировать. К тому же, почему этот указ был высечен в камне? Почему сохранился в единственном экземпляре? Почему находился не в каком-либо административном центре, а в крошечном поселении Назарет?

Находка была неоднократно подвергнута тщательному изучению. С одной стороны, исследования подтвердили ее подлинность, с другой – позволили довольно точно определить авторство и дату. Оказалось, что автором императорского декрета является не Тиберий, как предполагалось изначально, а Клавдий, плита же изготовлена в 41 г. н.э., т.е. в самый год его восшествия на трон и назначения Агриппы царем иудейским. Разрозненные детали сошлись в стройную картину. Похоже, инициируя гонения на апостолов, Ирод был движим не только желанием угодить иудеям. И Лука очень точен в деталях: казнь Иакова Зеведеева была пробным камнем. Лишь увидев, «что это приятно Иудеям», царь отваживается арестовать Петра (Деяния 12:3).

Агриппа не только был родным братом Иродиады, но и непосредственно в годы служения Иоанна Крестителя и Иисуса занимал в администрации Ирода Антипы руководящую должность «надзирателя рынков» недавно выстроенного на побережье Галилейского моря города Тивериада [6]. Так что он не мог не знать, кого почитают подлинным Царем Иудейским последователи «Назарейского учения». Поэтому, отправляясь из Рима в свою новую столицу, Иерусалим, он наверняка должен был заручиться серьезной юридической поддержкой.

С другой стороны, вряд ли детали еврейских погребальных обрядов сильнее всего волновали Клавдия среди проблем, доставшихся ему вместе с троном от выжившего из ума Калигулы. Так что не вызывает сомнений, что причиной появления декрета, высеченного на «Назаретском камне» был целенаправленный запрос собиравшегося в путь Агриппы. Этим же объясняется и отсутствие других экземпляров указа.

Клавдий, не вдаваясь в детали, «повелел всем Иудеям удалиться из Рима» (Деяния 18:2), а не особо осведомленный в нюансах вопроса римский историк Светонй сумбурно объясняет столь кардинальное решение тем, что «евреи постоянно устраивали беспорядки по наущению Хрестуса» [7]. Агриппа же, по-видимому, захватил официальный императорский ответ в свои владения, где и приказал высечь его на камне и установить именно в Назарете – городе, имя которого ассоциировалось со столь опасным для царя учением. Этим хотел Ирод искоренить учение о Воскресении Христовом, а в результате изваял подтверждение достоверности новозаветных писаний.

Такая вот история. Выводы можете делать сами.

1. Иосиф Флавий – Иудейские Древности 15, 9:2.
2. http://apolsoc.info/488-da-ne-pretkneshsya.html.
3.. Ктубот 17а; Мишна Сота, гл. 7, § 8.
4.Иосиф Флавий – Иудейские Древности 19, 8:2.
5. http://creation.com/nazareth-inscription-1.
6. Иосиф Флавий – Иудейские Древности 17, 6:1-3, т.2 99-103.
7. Светоний – Жизнь Клавдия 25, 2:53.

Источник: http://scienceandapologetics.com/stati/970-golovin-sl-kamen-iz-nazareta.html