Каждый 514-й в мире — еврей

Материал подготовил Николай Лебедев

Согласно исследованию, осуществленному демографами из Еврейского университета в Иерусалиме, численность мирового еврейского населения в минувшем году достигла 13,75 млн человек. 43 процента от этого числа живут в Израиле.

При этом численность мирового еврейства за минувший год возросла на 88 тыс. человек. Исходя из данных, полученных учеными, получается, что евреем является каждый 514-й человек на планете, то есть евреи составляют 0,2 процента всей глобальной популяции. 

Страной с наиболее многочисленным еврейским населением в мире является Израиль, где проживает 43 процента мирового еврейства. Месяц назад, накануне Рош а-Шана, Центральное статистическое бюро Израиля сообщило, что общее население Израиля составляет почти 8 млн человек. Уроженцами страны являются 73 процента от этого числа. 

В Израиле проживают 5 978 600 евреев, что составляет 75 процентов от всего населения государства. 

За предыдущий иудейский год население Израиля возросло на 96 тыс. человек, преимущественно благодаря естественному приросту. За означенный период в страну въехало 16 892 репатрианта — больше всего из России (3678), Эфиопии (2666), США (2363), Украины (2051) и Франции (1775). 

Около 40 процентов израильтян проживают в тель-авивской агломерации, являющейся наиболее густонаселенным и урбанизированным регионом страны. 17% проживают на севере страны, 14% — на юге. В Иерусалиме и Хайфе в совокупности проживают 12% населения страны, в Иудее и Самарии — 4%. 

Крупнейшая еврейская община диаспоры проживает в США — около 5,3 млн. Ряд демографов считают, что численность «расширенного еврейского населения» США значительно выше и доходит до 6,5-7 млн (превосходя таким образом Израиль). Далее в порядке убывания численности евреев следуют Франция (600 тыс.), Канада (390), Великобритания (350), Аргентина (280), Россия (228), Австралия (120), Германия (118), Бразилия, Украина и ЮАР (около 100 тыс. в каждом государстве). 

В диаспоре еврейское население не распределено, как правило, равномерно по территории страны, а сосредоточено в крупнейших мегаполисах. Около 2 млн евреев проживают в нью-йоркской агломерации (то есть больше чем в какой-либо стране мира, за исключением США и Израиля). Крупнейшими центрами концентрации еврейского населения (более 100 тыс. в каждом) являются также Лос-Анджелес, Майами (вместе с другими городами Южной Флориды), Париж, Филадельфия, Чикаго, Буэнос-Айрес, Бостон, Сан-Франциско, Лондон, Торонто, Вашингтон, Балтимор, Монреаль и Москва. 

Любопытно, что за пределами Израиля есть два города, большинство населения которых составляют евреи. Это пригороды Монреаля (Канада) Хемпстед и Кот-Сен-Люк. Правда, население каждого из этих городов не превышает 20 тыс. человек. 

В России, по данным переписи 2010 года, оказалось 157 тыс. евреев. По мнению демографов, численность еврейского населения несколько выше и составляет около 230 тыс. человек. Около 55 процентов еврейского населения России сосредоточено в четырех регионах: Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях.

Источник: http://www.sem40.ru/index.php?newsid=232601

Гора дома Г-сподня будет поставлена во главу гор и потекут к ней все народы

January 10th, 2010

Практически все известные нам из истории долговечные империи строились вокруг какой-то центральной идеи, а также имели некий сакральный центр, с этой идеей связанный. Для древней израильской Империи, Империи Давида и Соломона (Шломо) такой идеей и таким центром был великий Иерусалимский Храм Единого Б-га Авраама, Ицхака и Иакова. Традиция этой империи евреев, империи библейских пророков, традиция царя Давида оказала решающее влияние на развитие современной цивилизации.

В последнее время начинает постепенно вырисовываться идея строительства новой израильской Империи. Она приобретает актуальность связи с постоянно обостряющейся ситуацией на Ближнем Востоке. Если этот проект будет реализован, то сильный Израиль, контролирующий весь регион в его естественных геополитических границах от Нила да Евфрата, может принести стабильность в одну из пороховых бочек мира — одновременно изменив раскладку сил не только в Европе и Азии. И выкристаллизовываться этот старый — новый — имперский израильский проект будет вокруг идеи Храма.

* * *

И будет в последние дни, гора дома Г-сподня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы.

И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Г-сподню, в дом Б-га Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет Закон, и слово Г-сподне — из Иерусалима.

И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать

(Иешаягу, 2:2-4).

Эти слова принадлежат одному из величайших Пророков Вс-вышнего, почитаемому не только евреями, но и большей частью человечества, — пророку Иешаягу, известному в русской традиции как Пророк Исайя (Исайя. Гл. 2:2-4). Заданная ими, почти три тысячелетия назад, максима до сих пор во многом определяет направление хода истории на Ближнем Востоке, да и в мире в целом — хотят этого “действующие актеры” политики или не хотят. Впрочем, они-то чаще всего как раз и не хотят. Жить, не оглядываясь на древние пророчества, как кажется “современным людям”, и проще, и спокойнее, — но вот только почему-то проще и спокойнее современная жизнь не становится, а совсем наоборот…

В ходе победоносной Шестидневной войны в июне 1967 года израильская армия освободила главную еврейскую святыню и сосредоточие мессианских ожиданий всего человечества — Храмовую Гору в Иерусалиме. Иордания, оккупировавшая восточный Иерусалим с 49 по 67-й годы, препятствовала евреям молиться и даже просто посещать расположенные там святыни. Более того, большая часть строений еврейского квартала, включая древние синагоги и гробницы библейских и талмудических времен, были разрушены. Было также осквернено древнее еврейское кладбище на Масличной горе (Хар ха-Зейтим). В июне 1967 года в ходе упорных боев воздушно-десантные войска под командованием полковника Моты Гура и генерала Узи Наркиса овладели всем старым Городом Иерусалима и ворвались на Храмовую Гору. Над Горой был водружен израильский флаг.

Иерусалимский Храм — главная святыня иудаизма, в какой-то степени — и всего человечества. И те, для кого авторитет Еврейского священного Писания — Библии не пустой звук, не могут не относиться с почтением и трепетом и к самому Храму, и к идее его восстановления. В Иудаизме содержится прямая заповедь восстановления Храма, причем “в наше время” начать работы можно и нужно еще до прихода Машиаха-Мессии.

Это одна из трех заповедей, которые еврейский народ обязан исполнить после возвращения в Эрец Исраэль (Землю Обетованную). Обязанность принять участие в строительстве Храма возложена на каждого еврея, в нем должны принимать участие и женщины, освобожденные от значительной части “тяжелых” заповедей.

Самый авторитетный еврейский Законоучитель Моше (Моисей) Маймонид — Рамбам следующим образом сформулировал ее в своем основополагающем для Иудаизма кодексе “Мишне Тора” (раздел “Законы о царях и войне”, 32, глава 1): “Три вещи заповедано выполнить Израилю, когда они войдут в Землю [Обетованную]:

Назначить себе царя, как сказано: То поставь над собою царя, (Дварим [Второзаконие],17:15);

Уничтожить семя Амалека, как сказано: И будет: когда Г-сподь, Б-г твой, даст тебе покой от всех врагов твоих со всех сторон на земле, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе в удел для овладения ею, сотри память об Амалеке, (Дварим [Второзаконие], 25:19);

Построить Храм, как сказано: Но только к месту, которое изберет Г-сподь, Б-г ваш, из всех колен ваших, чтобы утвердить там Имя Свое, к Его обиталищу устремляйтесь, и приходи туда (Дварим [Второзаконие], 12:5)”.

Разногласий относительно обязательности для исполнения этих пунктов среди классических еврейских комментаторов и законоучителей нет, хотя последовательность выполнения заповедей может меняться в зависимости от политических обстоятельств.

Центральное значение возведения еврейского Храма для дальнейшей истории человечества, духовной и материальной, признается большинством религиозных учений современности, — внушая одним надежду, другим страх. Впрочем, не следует забывать: то, к каким именно последствиям приведут земные действия, как именно будет развиваться драма истории вплоть до ожидаемого конца Дней, как и сама суть этого “Конца Дней” — вплоть до завершения Драмы не дано осознать смертному, одновременно и участнику и зрителю Б-жественной мистерии жизни и смерти.

Представление о важности Иерусалимского Храма разделяли и христиане и мусульмане — одно из названий Иерусалима по-арабски — “Бейт-аль-Муккадас”, то есть арабизированное ивритское “Бейт-ха-Микдаш”, Храм. А знаменитый Золотой Купол, сооружение, именуемое Кипат-а-Села на иврите (Куббат ас-Сахра на арабском), — его еще часто называют Мечетью Омара, — на самом деле не мечеть, а купол, специально построенный отвоевавшим Иерусалим у христиан-византийцев в 667 году н. э. халифом Омаром над местом, где находилось сердце Храма, Святая Святых и главный жертвенник.

И именно наличие этого Купола во многом обуславливает крайне болезненное отношение современного мусульманского мира к процессу возвращения евреев на их историческую Родину. Хотя — это тоже необходимо упомянуть — в прошлом имели место и другие настроения. Можно вспомнить, например, крупнейшего татарского мусульманского деятеля конца 19 — первой половины 20-го веков Мусу Бигиева.

Впрочем, современные евреи и сами не спешат с выполнением Б-жественного повеления о восстановлении Дома Вс-вышнего — даже после возвращения на Землю, Обетованную (Обещанную) Евреям их Б-гом через Авраама, Ицхака (Исаака) и Иакова.

С Храмом связаны 200 из 613 заповедей Торы и без Храма их выполнение невозможно. Однако восстановление Храма коренным образом изменит распределение власти и сил внутри государства Израиль и всего еврейства, да и само лицо иудаизма. Духовенство любой религии, в качестве социального института, изначально консервативно и противится любым изменениям исторически сложившегося статус-кво, — даже если этот статус и не очень соответствует идеалу священных текстов. Раввинский истеблишмент тут не является исключением из общего социологического правила.

Не спешили поднимать вопрос Дома Г-споднего и политические руководители еврейского Государства. У власти во время Шестидневной войны, когда Храмовая Гора перешла под контроль Израиля, стояли социалисты, представители Рабочей Партии (тогда она называлась МАПАЙ и “Маарах”, теперь — “Авода”). Они, в первую очередь тогдашний министр обороны Моше Даян, считал, что религиозные догмы безнадежно устарели, и что наследие библейской истории ни в коем случае не может иметь актуального политического значения. “Зачем нам этот Ватикан?” — сказал Моше Даян еще накануне начала боев за Старый город Иерусалима и Храмовую Гору. После того, когда израильская армия все же освободила их, Даян передал всю исполнительную власть, как на Храмовой Горе, так и в других святых местах, почитаемых как евреями, так и арабами (самое известное из них “Меарат ха-Махпела” — “Гробница Праотцев” в Хевроне) не израильскому раввинату, но Верховному Мусульманскому Совету ВАКФ. С Храмовой Горы был снят израильский флаг.

Последующие израильские правительства проводили политику “покупки мира”, надеялись, что территориальные уступки арабам и передача максимально возможных полномочий арабским местным лидерам, в том числе и религиозным (в случае Храмовой Горы и других подобных мест) смогут привести к признанию Израиля соседними арабскими странами и к прочному миру на Ближнем Востоке. (Высшим проявлением этой политики стал план “одностороннего размежевания” Шарона). Однако в последующие за Шестидневной войной годы Храмовая гора была превращена ВАКФом в центр антиизраильской пропаганды, а Мечеть Омара — в символ борьбы арабского мира с Израилем.

В последнее время сомнения в верности этого курса уступок и сдержанности все чаще раздаются из уст высокопоставленных и военных и политиков. С резкой критикой решения о выходе из Газы в частности, и “политики уступок” вообще выступили пользующиеся большим авторитетом в военной среде генералы — бывший начальник Генштаба генерал-лейтенант (высшее звание в израильской армии) Моше (Буги) Яалон и уходящий в отставку глава Совета по национальной безопасности генерал-майор Гиора Айленд. Последний заявил, что “в стране отсутствует нормальный процесс принятия решений, и что размежевание было ошибкой исторического масштаба”.

Активизировались и сторонники “усиления еврейского присутствия на Храмовой горе”, причем они стараются доказать израильскому обществу, что, по словам Ури-Цви Гринберга, величайшего израильского поэта 20-го века, “пророка Избавления”, “огненного ангела”, как называли его современники, “Тот, кто владеет Храмовой горой, владеет всей Землей Израиля”.

Движение за начало процесса Восстановления Храма существовало и раньше, причем предлагались различные варианты, например, открыть на Горе синагогу — как первый этап подготовки к строительству Дома Вс-вышнего. Проблемой восстановления Храма в настоящий момент занимаются несколько организаций. Все они тесно сотрудничают, координируя свои действия. Можно сказать даже, что фактически речь идет о распределении ролей.

Первой организацией, активно добивающейся строительства Храма, стало основанное вскоре после Шестидневной Войны движение “Неэманей хар ха-баит” (“Ревнители Храмовой горы”). Его руководитель — бывший офицер “Моссада” Гершон Саломон. Движение регулярно обращается к правительству Израиля с требованиями удалить мечети с Горы Вс-вышнего. Каждый год, начиная с 1990-го года в праздник Суккот (в который евреи должны совершать паломничество в Храм), или в девятый день месяца Ава по еврейскому календарю, в день разрушения и Первого и Второго Храма, когда евреи оплакивают национальную трагедию, “Неэманей хар ха-байт”, проводят церемонию “закладки краеугольного камня в основание будущего Храма”. Этот самый “краеугольный камень для закладки Храма” Движение привозит в Иерусалим. В последний раз из пустыни Негев доставили многотонную “глыбу чистого мрамора, к которой не прикасалось зубило камнетеса”. Полиция неизменно запрещает поднимать камень на Гору. “Символическая церемония” закладки производиться на порядочном от нее отдалении — она неизменно вызывает бурные протесты по всему арабскому миру. Кроме того, министру внутренней безопасности перед каждым праздником Песах подают официальное заявление с просьбой о разрешении принести пасхальную жертву на Храмовой Горе.

Чуть позже возникло “Движение за возведение Храма”, возглавляемое равом Йосефом Эльбоймом и его сыном равом Давидом Эльбоймом. Коэны (священники) могут служить в Храме, только облачившись в особые одеяния, и свою деятельность Движение начало с создания этих одеяний. В дальнейшем ими были изданы несколько очень ценных исследований касательно галахических законов воссоздания Храма, регулярно проводятся лекции, издается литература. На сегодняшний момент в Движении насчитывается около трех тысяч членов, платящих регулярные членские взносы.

Сходной деятельностью, но в большем масштабе, занят и Институт Храма (Махон ха-Микдаш). Основатель и директор этого института рав Исраэль Ариэль был одним из парашютистов, освободивших Старый Город в 1967 году.

Институт Храма на сегодняшний день является крупнейшим учреждением, пропагандирующим идею возрождения Храма. Располагается он в еврейском Квартале Старого города Иерусалима, недалеко от Храмовой Горы. Коллектив ученых Института воссоздал утварь, необходимую для Храмового служения, одежды священников — в общем, подготовил почти всю необходимую для восстановления храмовой службы “логистику”. Все это демонстрируется в музее, действующем при институте. В центре Еврейского квартала, на улице Кардо — раскопанной и отреставрированной улице Иерусалима римских времен, стоит, под пуленепробиваемым стеклом, выполненная в Институте (на средства Вадима Рабиновича, одного из крупнейших украинских олигархов) золоченая Менора — Храмовый Семисвечник, один из центральных элементов Храма. Он тоже готов к тому, что бы его начали немедленно использовать по прямому назначению. Институт выпускает также многочисленную литературу, как исследовательскую, так и популярную. В частности, рав Ариель является автором многотомного “Атласа границ Земли Израиля” — исследования точных границ Земли Израиля в ее обетованных пределах от Нила до Евфрата.

Одним из ветеранов борьбы за Третий Храм является Иегуда Эцион. “Мечеть на Храмовой горе — это неправедное явление, возникшее в неправедные времена, на месте, где должна быть не мечеть, а наш третий Храм”. Это цитата из его недавнего интервью “Галей ЦАХАЛ” — “Радио армии обороны Израиля”, одной из двух крупнейших израильских радиостанций. Эцион был одним из лидеров “еврейского подполья” — так приятно назвать группу религиозных радикалов, совершивших в начале 80-х годов серию направленных против арабов терактов. В 1984 году был приговорен к семи годам заключения за подготовку взрыва мечети Омара и за участие в покушении на поддерживавших Организацию освобождения Палестины мэров Рамаллы и Шхема, населенных арабами городов в Самарии.

В конце 90-х Иегуда Эцион возглавил движение “Хай ве-каям” (“Жив и сущ” — слова эти Писание относит к Царю Давиду), которое регулярно проводило, вопреки запрету полиции, массовые попытки восхождения на Гору для молитвы. Сейчас движение формально не распущено, но реально не проводит каких-то заметных акций, а большинство его активистов участвуют в деятельности других организаций. Эцион организовал также проведение древнего ритуала, связанного с Храмом — обряд “освящения нового месяца”, который проводится рядом с Храмовой горой в специально образованным для этой цели бейт-дином (религиозным судом). О его необходимости писал в 13-м веке величайший законоучитель иудаизма Рамбам. Эцион осуществил также новое научное издание основополагающего труда религиозного сионизма — книги “Дришат Цийон” рава Калишера, которая во многом посвящена вопросу восстановления Храма.

Организацию “Эль Хар ха-Мор” (“К Храмовой Горе”), возглавляет группа раввинов из Самарии: Рав Давид Дудкевич, рав Ицхак Шапира, рав Менахем Феликс и его сын, рав Йоси Пели. Её главным достижением является проведение “Сивув шеарим” — “Обхода врат”, когда в преддверии наступления каждого нового еврейского месяца несколько тысяч человек совершают молитвенный обход Храмовой горы по внешнему ее периметру, останавливаясь для чтения псалмов и вознесения молитв о восстановлении Храма у всех ворот, ведущих на Гору. В “обходе”, в начале месяца Тамуз (25 июня 2006 г.), приняло участие около 10 тысяч человек. Большое значение имеет и то, что мероприятие носит полуофициальный характер: оно организуется совместно с муниципалитетом Иерусалима, по разрешению и в сопровождение полиции. “Эль Хар ха-Мор” также проводит лекции и издает галахические руководства по восхождению на Гору и организует сами восхождения.

С “Эль Хар ха-Мор” связана организация “Мишмар ха-Микдаш” (“Храмовая Стража”). Во время Храма существовала специальная “Храмовая стража”, храмовая полиция, “Мишмар ха-Микдаш” на иврите, которая следила за тем, что бы паломники и персонал Храма вели себя соответственно этому святому месту, охраняла Храм ночью и т.д. Наличие постоянно действующей специальной стражи является обязательной частью его распорядка, это требование Галахи (религиозного закона), часть заповеди Торы о “проявлении уважения к Храму”.

Согласно галахе, при посещении Горы необходимо соблюдать определенные галахические требования. Одетые в специальную форму члены возрожденной “Мишмар ха-Микдаш” проводят постоянные дежурства у ворот, через которые входят на Храмовую Гору. Они разъясняют желающим требования галахи, которые необходимо соблюдать при посещении святыни: какие именно места Храмовой Горы разрешены для посещения, а в какие, из-за их особой святости, нельзя заходить, — а также сопровождают группы паломников. Предназначение их — оказать уважение этому месту и возобновить Храмовую стражу, как это было в прошлом.

Законы Храмовой службы и организации работы Храма, необходимые для его восстановления людскими силами, изучаются в нескольких ешивах и коллелях (в коллелях учатся те, кто уже имеет серьезные познания в талмудической литературе, обычно это люди в возрасте). Законы изучаются в первую очередь в коллеле, действующем под эгидой “Махон ха-Микдаш” в поселении Бейт-Хаггай в Иудее и в ешиве “Раайон ха-Ехуди” (“Еврейская идея”), ранее являвшейся структурой запрещенной ныне партии “Ках” покойного раввина Меира Кахане. Руководит ею рав Иегуда Кройзер, раввин самарийского поселения Мицпе-Йерихо. Он издал несколько руководств относительно молитв и восхождений на Храмовую гору и вопросов строительства Храма.

Движение “Беад Арцейну” (“За Родину!”) организует регулярные восхождения на Храмовую гору, занимается изучением вопросов, связанных с Восстановлением Храма и организацией политической поддержки процесса Восстановления. Не так давно движение “Беад Арцейну” начало политическую кампанию за то, чтобы ООН приняла резолюцию о необходимости строительства Храма.

Ежегодно организации, выступающие за восстановление Храма, устраивают в Иерусалиме торжественную “Сеудат ха-Микдаш” — “Храмовую трапезу”. В освящённой трапезе, которую начали устраивать около пятнадцати лет назад 60 человек, теперь принимают участие тысячи.

Интерес к Храмовой Горе среди евреев и желание изменить сложившийся вокруг нее статус-кво подстегивает сам исламский ВАКФ. Кроме резких антиизраильских заявлений мусульманское руководство вдруг потребовало вообще запретить иудеям доступ к Стене Плача — Западной подпорочной стене Храмовой Горы, превращенной израильской пропагандой в главную святыню иудаизма. Более того, приходящие на молитву в мечети на Храмовой Горе мусульмане неоднократно забрасывали камнями евреев, в том числе детей, на расположенной у подножья Горы площади перед Стеной Плача. Убитых при этом не было — но, воистину, только Б-жьей милостью.

Религиозные лидеры арабов фактически разработали некий вариант “палестинской мифологии”, ставшей сейчас официальной идеологией “палестинской автономии”. Храмовая гора воспринимается как исключительно исламская святыня. Права евреев на нее отвергаются, отвергается вообще какая-либо связь евреев и Земли Израиля, отрицается вообще само существование Храма Соломона, историческое существование Царя Давида, пророков и прочих библейских сюжетов. ВАКФ систематически уничтожает археологические памятники храмового периода.

Официально для посещения религиозных евреев Храмовая гора открыта лишь с воскресенья по четверг, с 7:30 до 10:00 и с 12:30 до 13:30 часов. Паломников пускают лишь ограниченными группами и в сопровождении полиции. Для мусульман же вход свободный, в неограниченных количествах ив любое время суток. Более того, молиться евреям во время нахождения на горе вообще запрещено, как запрещены и иные проявления иудейского культа — трубление в шофар, возложение тфилин. Даже проносить на Гору еврейскую религиозную литературу строго запрещается. За этим следит израильская полиция. Каждую группу сопровождают израильские полицейские и стражи ВАКФа. Если еврей дерзнет открыто помолиться в наиболее святом для иудаизма месте — он подлежит аресту.

Ситуация эта, созданная решением правительства Израиля, просто фантасмагорична. Получается, что Храмовая Гора в центре Иерусалима, столицы государства Израиль, является единственным местом в мире, где запрещена еврейская молитва — такого нет даже в самых враждебных Израилю странах, включая находящиеся с ним в состоянии войны Иран и Сирию. Причем создана эта ситуация именно израильским правительством, оно специальным своим решением ввело эти ограничительные анти-еврейские меры — чтобы не раздражать арабов, “в целях сохранения общественного спокойствия”. Такова официальная формулировка.

Неудивительно, что это вызывает постоянное напряжение, протесты со стороны религиозных евреев. Поскольку многочисленные обращения в судебные инстанции о признании соответствующих декретов незаконными не дали результатов, ситуация провоцирует многих активистов на энергичные протесты, акции гражданского неповиновения и на силовые меры. Демонстративные попытки “несанкционированного” восхождения, обычно заканчивающиеся административными арестами, проходят регулярно.

Специально созданная для этой цели организация “Ревава” (что в переводе и означает “Десять тысяч”) собиралась привести на Храмовую гору 10.000 евреев, хотя пока, из-за противодействия полиции Иерусалима, массовое восхождение не было еще проведено.

У многих религиозных и просто национально-ориетированных евреев имеется четкое ощущение, что в главной святыне иудаизма верующие евреи подвергаются дискриминации, и неуклюжие действия израильского правительства по “охране общественного спокойствия” вызывают у них только возмущение. Происходит постоянная радикализация настроений в вопросе о праве евреев на Храмовую гору, вообще о допустимости арабского присутствия там.

В 1967 году, сразу после занятия Старого города, последовал приказ снести арабские дома, стоявшие напротив Стены плача и вплотную подходившие к Стене. Весь мир, естественно, промолчал, никто даже не заметил этого события.

Этот пример начинает вдохновлять все более широкие круги израильтян, уставших от постоянного арабского террора, непрекращающегося, несмотря на все “болезненные односторонние уступки” Израиля. Неудивительно, что некоторые израильтяне хотят покончить с проблемой террора, первопричиной которой они видят исламский экстремизм, нанеся удар по главной точке, символизирующей “мусульманское сопротивление израильской оккупации”. Ведь именно фотографии мечетей на Храмовой Горе стали как бы эмблемой ХАМАСа, “Хизбаллы”, “Исламского Джихада” и прочих организаций, ведущих под зеленым знаменем войну на уничтожение против Израиля.

В последнее время “люди Храма” (“аншей Бейт-ха-Микдаш), как называют себя многие сторонники восстановления “Дома Вс-вышнего в Иерусалиме”, стараются привлечь для обоснования этих идей имена, которые были бы авторитетны для максимально большего числа израильтян.

Одно из таких имен — раввин Шломо Горен (1917-1994), один из самых выдающихся израильских раввинов и один из самых почитаемых до сих пор отцов-основателей Еврейского Государства. В числе прочих заслуг, раввин Горен был первым Главным Раввином Израильской Армии и создателем самого института военного раввината, и главным ашкеназским раввином Израиля с 1973 по 1983 годы.

Во время Шестидневной Войны рав Шломо Горен занимал пост Главного раввина Израильской Армии в чине генерал-майора и активно участвовал в боевых действиях. Например, он был первым израильским солдатом, вошедшим в капитулировавший город Хеврон, столицу Иудеи и древнюю столицу Царя Давида. Горен рассматривал результаты той войны как событие гигантского духовного и религиозного значения. Он организовал и руководил первым б-гослужением у Западной Стены (Стены плача). Фотография рава Горена, трубящего в шофар (ритуальный рог) у Стены Плача, впервые после изгнания оттуда евреев Иорданской армией в 49-м году, вошла в школьные учебники. 7 июня рав Горен заявил у Западной Стены (Стены Плача): “Мы освободили город Б-га. Мы вступаем в эру Машиаха (Мессии) и, я обещаю христианскому миру, что мы позаботимся о взятом нами”. Он определил точное место расположения “Эвен ха-Штия” “Краеугольного камня”, на котором стоял жертвенник Иерусалимского Храма. Именно с этого места было начато сотворение мира, на нем был сотворен Первочеловек Адам и Ева, здесь Авраам готовился принести в жертву Ицхака (Исаака). По инициативе рава Горена на Храмовой Горе начались регулярные еврейские молитвы и были занесены Свитки Торы.

Однако другие подробности произошедших тогда событий оставались долгие годы неизвестными широкой публике. И именно о них заговорили теперь, напомнив факты, казалось бы, глубоко погребенные в подшивках старых газет.

Подшивки эти, вообще-то, полны материала, более горючего чем порох… Надо лишь хорошенько покопаться: Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: “смотри, вот это новое”; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после…,” Так сказал один древний еврейский националист (Коэлет, 1:9-11). Но это лишь лирическое отступление…

Итак: 17 декабря 1997 г. умер генерал-майор Узи Наркис, командовавший освобождением Иерусалима. 31 декабря 1997г. израильская газета “Гаарец” и агентство Ассошиэйтед Пресс напечатали его интервью, данное еще в мае того же года, но с условием напечатать его только после смерти генерала. В интервью Наркис вспоминал момент освобождения Храмовой Горы: “Парашютисты бродили по площади Храмовой Горы, как во сне. Рабби Шломо Горен был среди них. Я стоял один, погружённый в мысли. Внезапно рабби Шломо Горен подошёл ко мне.

Узи, — сказал он. — Сейчас надо подложить килограммов сто взрывчатки под мечеть Омара и избавиться от нее раз и навсегда.

— Рабби, прекратите, — сказал я ему.

Узи, ты войдёшь в Историю, если сделаешь это, — сказал он.

— Моё имя уже вписано в книги по истории Иерусалима, — ответил я, но Шломо Горен настаивал:

— Ты не осознаёшь, какое грандиозное значение это имело бы. Сегодня нам предоставлена такая возможность, завтра будет уже поздно.

— Рабби, — сказал я, — если вы не прекратите, я буду вынужден вас арестовать.

Этим наш разговор закончился. Рабби Шломо Горен повернулся и молча пошёл прочь…”.

После публикации интервью с Наркисом, израильское радио передало речь рабби Горена, сказанную в 1967 г. на военной конференции. В ней главный раввин Израильской Армии прямо сказал, что передача Храмовой Горы в руки ВАКФа (мусульманского совета, управления духовным имуществом) была трагедией: “Я сказал это министру обороны Моше Даяну. И он ответил мне: “Я понимаю, о чем Вы говорите, но неужели Вы действительно думаете, что мы должны были взорвать мечеть?” Я ответил ему: “Безусловно, мы были обязаны взорвать ее”. Это трагедия для многих поколений, что мы этого не сделали… Я бы сам пошел туда и стер бы ее навсегда с лица земли, чтобы там и следа не осталось от того, что там когда-то стояла мечеть Омара”.

Дело в том, что имя раввина Горена пользуется большим авторитетом не только у поселенцев и в религиозных кругах в целом, но и в армии, а также среди представителей лагеря левого сионизма, то есть среди тех, кто и осуществляет политику “одностороннего отступления” в частности и политику территориальных уступок арабам вообще… Мнение рава Шломо Горена имеет значение и для этих людей.

Кроме того, ему принадлежит галахическое постановление о том, что восхождение евреев на Храмовую Гору не только разрешено, но и является мицвой — религиозной заповедью, а в 1994 г. объявил, что религиозный закон приказывает евреям убить Арафата.

Безусловно, авторитет и идеи этого выдающегося религиозного деятеля и мыслителя послужат мощным орудием в разворачивающейся сейчас в Израиле борьбе вокруг самых святых мест иудаизма. Борьбе, которая окажет решающее влияние не только на облик еврейского государства, но и на события во всем мире.

Храмовая Гора — это не только место, с которого началось творение нашего мира, но и уснувший вулкан, который может проснуться в любую минуту. Польется из него смертельная огненная лава войны или благодатный огонь мира — зависит о того, хватит ли достаточной мудрости и духовного видения у всех “людей и языков”, столпившихся у ее подножья.

Авраам Шмулевич

Перевод и значение имени «Израиль»

Элиягу Эссас

Имя «Израиль» (Исраэль), данное Иакову, особое имя. Его носит весь еврейский народ, этим именем названо госeгосударство, расположенное на земле Обетованной, и это же имя означает Общину (Божий народ), состоящую из евреев и не евреев по плоти, объединенных вместе через служение Единому Богу Израилеву, и состоящих в завете с Ним.

Ниже я хочу привести различные значения и переводы этого имени:

«ИсраЭль — (ישראל) — богоборец (в смысле воин Бога, который имеет силу бороться с другими богами). А. Борель

Израиль — от слова срара — «господство», «властвование», означает, что отцовское благословение принадлежит Яакову по праву, соответствуя его величию». А. Борель

«Израиль на иврите можно прочитать и как «Яшар-эль», что может означать: «Яшар» (ישר) — прямой, и «Эль» (אל) — Бог: «Прямой перед Богом».

Его «небесное» имя Исраэль они читают как Яшар-Эль, то есть как «сила прямоты». Гитик

«Поясним суть слова Исраэль. Оно состоит из двух слов: Иср (будет победа — в будущем) и Эль (одно из Имен Всевышнего, означающее «Силу управления»)».

«Исраэль переведем так: «В будущем проявится Правление Силы Всевышнего»». Эссас

«Исра Эль — “Сар” — важный, уважаемый человек, а еще — вельможа, министр, “сар Э-ль” — большой человек перед Г-сподом». Зильбер

«По одной версии, это имя происходит от глагола сара (управлять, быть сильным, иметь власть, данную свыше), таким образом образуя слово, означающее «Имеющий власть над силами». Другие возможные значения — «Принц Божий» или «Борьба/сражение Эля»». Wenham

««Исраэль» отражает получение благословения благородным путем. «Серара», лингвистически связанное с именем Исраэль, означает «в открытой манере». Путь служения, обозначаемый именем «Исраэль», – это получить благословение «росы небесной и туков земных» путем «благородного и открытого поведения». У такого человека, когда он находится в мире, живет среди людей, нет необходимости скрывать свои истинные намерения служить Всевышнему. Он не испытывает напряжения, мир не имеет над ним власти и не скрывает от него таящуюся в себе Б-жественную природу.» Хасидус

Изра́иль — (ивр. ישראל‎ Исраэ́ль).Эта реплика ангела привела к распространенному толкованию значения имени Израиль — «боровшийся с Богом». Существуют варианты толкования «Эль борется» или «Эль сражается». По другой версии имя происходит от глагола śarar (управлять, быть сильным, быть облеченным доверием) и означает «Бог правит» или «Бог судит».в «Библии короля Якова» приводится интересное толкование: «Принц Божий». Гиллель Таганский

«В нееврейских переводах Торы встречаются сотни искажений оригинального текста. В отрывке, описывающем ночное сражение Яакова с малахом (духовной субстанцией, выполняющей задание Всевышнего), говорится, что Яаков своей силой одолел того малаха (см. Берешит, гл.32, ст.29). И это заставило малаха раскрыть Яакову его второе имя, которое станет основным — Исраэль (Израиль). В этом фрагменте написано: «…ки сарита им элоhим… ве-тухаль…», то есть — проявил силу перед малахом и одолел (его). Выражение «проявить силу» на иврите — серара (сокращенно — ср). Буква «и» в начале слова «Исраэль» указывает на будущее время. Слово эль в переводе — «духовная сила», а, кроме того, это — одно из Имен Всевышнего.

Поэтому имя Исраэль означает — «он (еврейский народ) проявит силу и сможет одолеть (даже силу) духовных субстанций, таких как тот малах (который был, кстати сказать, духовным корнем Эсава, брата-антипода Яакова)». В нееврейских переводах данного отрывка допустили ошибку, переведя выражение «ки сарита им элоhим…» как — «борьба с Всевышним». Впрочем, для такого перевода, казалось бы, есть основание. Ведь слово «элоhим» в большинстве случаев (но не во всех, подчеркиваю) означает — Всевышний (или какое-либо из Его Имен).

Но, как мы уже говорили, в нееврейских переводах Торы — сотни искажений. И перед нами — одно из них. И все же, на каком основании мы утверждаем, что упомянутый перевод — ошибочен? Основание у нас — очень простое. Весь эпизод (если можно так выразиться) борьбы Яакова с малахом еще раз описывается в Танахе, в книге пророка Гошеа (точнее — h-Ошеа). В ней читаем: «…ув-оно сара эт-элоhим, ва-йасар эль-малах, вайухаль» (гл.12, ст. 4-5). Что в переводе означает — «(Яаков) проявил силу перед элоhим, проявил силу перед малахом и одолел (его)». В этой фразе пророк, как очевидно, однозначно и недвусмысленно поясняет, что словом «элоhим» в данном случае обозначен именно малах, духовная субстанция, но — не Всевышний. Нееврейские переводчики, увы, «не обратили внимание» на то, о чем сообщил пророк Гошеа. Или — не захотели учитывать его описание…

Отметим попутно, что в более общем и полном переводе слово Исраэль означает — «Всевышний (в конце времен) будет (признан) правителем мира». Это произойдет, в частности, и через преодоление духовной силы (малаха) Эсава… Как видим, нееврейское понимание слова Исраэль — прямо противоположно правильному. Не с Всевышним наш народ будет бороться, а с духовным корнем Эсава. И одолеет его. И в заключение отмечу, что данный ответ написан за несколько дней до праздника Пурим. В эти дни мы отмечаем судьбоносную победу нашего народа над Аманом из рода Амалека, который был внуком Эсава.»

Источник: http://levit1144.ru/forum/56-9456-1

Музыка в Иерусалимском Храме

Александр Айзенштадт

У нас имеется очень мало доподлинно известных фактов о музыке, звучавшей в Иерусалимском Храме. Мишна, рассказывающая о том, что представлял из себя Храмовый оркестр, и как выглядели его музыкальные инструменты, да и отдельные истории о мелодиях, — кто-то услышал их то ли во сне, то ли во время медитаций при изучении Торы, — которые якобы относятся к периоду Храма. Современное профессиональное музыковедение доказывает, что мелодии эти вполне могут иметь отношение к музыкальным культурам средневековья, но уж никак не к эпохе Храма, — исторические документы свидетельствуют об иных законах построения музыкальных произведений в тот период. Оценить нелепость современных результатов исследований в этой сфере поможет простой пример. Среднестатистический человек сегодня просто утопает в океане самых разных мелодий. На вопрос, что ему известно о музыке хотя бы XV или XVI века, он, скорее всего, не ответит ничего определённого, ибо современная музыка, хотя и уходит своими корнями в ту эпоху, тем не менее, очень сильно контрастирует с музыкальными произведениями того периода. Они отвечали совершенно другим эстетическим и духовным потребностям людей, и, соотвественно, строились по другим законам, поэтому, для современного человека они зачастую либо непонятны, либо просто скучны и неинтересны. А уж различить принадлежность мелодии к тому или иному историческому периоду на слух сегодня может даже не каждый специалист, особенно, если речь идёт о музыке отдалённых эпох. Для прояснения сути вопроса отделим очевидные факты от вымышленной информации.

Музыка и слова

Доподлинно известный факт: в Храме был оркестр, и там пели Псалмы. Мы привыкли к тому, что современная вокальная музыка основана на рифмованных текстах, по-простому — стихах. Но ведь псалмы — не рифмованы. Любому композитору известно, что технологии соединения рифмованных и нерифмованных текстов с музыкой в корне различны. Задача композитора — «уловить» ритм стихотворения, и «соединить» его с ритмом мелодии. Появившееся в результате слияния вокальное произведение относится уже к отдельным жанрам романсов, оперных арий, песен. Их можно записать нотами, что позволит исполнять их многим музыкантам в самое различное время благодаря наличию музыкальной грамоты и владению музыкальными инструментами. Поэтому, и сегодня мы можем исполнять музыкальные произведения сто-, двухсот-, и даже трёхсотлетней давности по нотам и даже — пропеть вокальные партии. Но почему же не существует нот для музыки, скажем, тысячелетней давности, не говоря уже о произведениях ещё более древних времён? Точка зрения, предполагающая, что люди в те времена были «глупее» нас, и потому не смогли «изобрести» ноты, по крайней мере, наивна. Дело здесь, скорее всего, в самой музыке. Попробуем немного разобраться в этом.

Когда композитор пытается «положить» на музыку нерифмованный текст (например, псалмы), — он сталкивается с тем, что при соединении музыки и слов, музыка существует как бы отдельно и самостоятельно. Говоря простым языком: «шлягера» не получается. Более того, музыка стремится сохранить и самостоятельное музыкальное содержание. Поэтому, наверное, все попытки современных композиторов написать музыку к Псалмам, рождают тяжёлые для восприятия произведения, в которых «музыкальная ткань» крайне сложна и витиевата по сравнению с привычными уху популярными мелодиями. Также, проявляется ещё один очень интересный эффект: нерифмованные тексты позволяют изменять или варьировать музыкальное сопровождение в очень широких пределах, другими словами, музыка может проявляться импровизационно, придерживаясь лишь некоей «глобальной» идеи, которую левиты-музыканты в Храме и изучали на протяжении пяти лет, как известно нам из устной традиции. Так что же это за идея? Для того, чтобы разобраться в этом, поробуем представить себе, что ощущал человек, входя на территорию Иерусалимского Храма.

Очевидность сверхъестественного

В трактате «Пиркей Авот» (глава 5, мишна 7) написано, что десять чудес были сделаны нашим отцам в Храме:

— никогда не случалось преждевременных родов от обоняния запаха священного (жертвенного) мяса;

— священное мясо никода не портилось;

— ни одной мухи не видно было в помещении для убоя и разделки жертвенных животных;

— ни разу не осквернился первосвященик в Йом-Кипур;

— ни разу не погасили дожди огонь на жертвеннике и ветру (ни разу) не удалось отклонить столб дыма (на жертвеннике);

— не оказывались негодными (дефективными) омэр, два хлеба и хлеб предложения;

— стояли в тесноте, а падать ниц было просторно;

— змея и скорпион никогда не причиняли вреда (не жалили) в Иерушалаиме;

— и не говорил один человек другому: «Тесно здесь, негде мне переночевать в Иерушалаиме».

Тому, кто был в Иерусалиме зимой, известна сила его дождей и порывистых ветров, от которых не спасет ни один зонт. И тот, кто хотя бы раз в своей жизни передерживал на огне мясо, — никогда не забудет сильного и неприятного запаха горелого, исходящего от него, не говоря уже о сверхчувствительности к запахам у большинства беременных женщин. Так о чём же написано в «Пиркей Авот»?

Есть исторические свидетельства того, что любой человек, входя на территорию Иерусалимского Храма, испытывал совершенно иные пространственные ощущения, нежели в любом другом месте. Во-первых: если привычная перспектива зрения сужается и сходится в точку, то зрительная перспектива в Храме, наоборот, расширялась, давая абсолютно непривычные пропорции окружающих предметов. То есть, глядя на любое строение вне Храма снизу вверх, любой человек наблюдал соответствующее перспективе уменьшение размеров снизу вверх. В Храме же этот эффект проявлялся с точностью до наоборот: все строения снизу вверх расширялись, что вызывало ощущение грандиозности всех храмовых построек. С этим связано то, что окна в его помещениях были узкими внутри, и расширялись наружу — сам Храм излучал свет «жизни» для всего мира. Дальше — больше: вне Храма человек визуально довольно точно мог определить расстояние до каких-либо предметов, в Храме же, — как только человек обращал взгляд на тот или иной предмет, он как бы приближался к человеку, в то время как все остальное — отдалялось. Поэтому каждый, находящийся в Храме видел рядом с собой именно то, на что он обратил внимание, и что представляло предмет его интереса. Когда человек входил на территорию Храма, особенно во время праздников, с сопутствующим им скоплением большого количества людей, пространство как-будто расширялось настолько, что стоящие поблизости просто не чувствовались. Вокруг человека образовывалось его личное, индивидуальное пространство, в котором он был наедине с собой.

Поэтому, когда нужно было поклониться или упасть ниц во время молитв Рош-Ашана или Йом-Кипура, вокруг человека оказывалось «его личное» пространство «арба амот» (примерно 2 на 2 метра).

Во-вторых: чувство уединенности усиливалось и от необычного акустического пространства в Храме. Обычно, чем ближе или громче звук, тем отчетливее его слышит ухо. И вновь, теперь уже слух, — позволяет человеку определять расстояние до источника звука. В Храме же, человек слышал лишь то, что он должен был услышать, даже если это произносилось шепотом и на значительном удалении, — эффект индивидуальных наушников, в которые сообщалось только то, что предназначалось именно этому человеку. Когда в Храме звучала музыка, её звуки «обволакивали» человека, как это происходит, когда слушаешь музыку в наушниках. Ясно, что эмоциональное воздействие такого звука намного сильнее. В сочетании же со словами, это звучание очень глубоко проникало в сознание человека, как бы отрывая его повседневных мыслей и забот.

В-третьих: запахи, которые оружали человека в Храме, также обладали необычной, уникальной избирательностью. Из повседневной жизни нам хорошо известно, что физиологическое воздействие запахов на человека велико — они могут вызвать тошноту или галлюцинации, как следствие вдыхания дыма от сжигания наркотических растений. Насколько важны запахи, нам известно из Торы, которая, в частности, в главе «Корах» рассказывает нам о том, что «бунт» Кораха и последующая гибель двухсот пятидесяти человек как раз и были вызваны спором о сжигании «кторес» (специальной смеси различных трав). И о том, как в дальнейшем, во время эпидемии, которой Всевышний наказал тех, кто обвинял Моше в «жестокости», — именно Аарон, с помощью дыма тех самых «кторес» и остановил эту эпидемию. В средние века, во времена эпидемий холеры и чумы в Европе, возжигание смесей специальных трав помогало уменьшить опасность заболевания этими страшными болезнями в еврейских кварталах по сравнению с нееврейскими. И многие неевреи, зная об этом, селились рядом с евреями. Когда человек приходил в Храм, то запахи от сжигания различных жертв воздействовали на него на него особым образом, помогая ему сделать тшуву.

Главное, о чём нужно сказать особо, что человек, находясь в Храме, не только чувствовал наличие Шхины, что свидетельствовало о присутствии в Храме Творца, но и так же остро ощущал свою особую близость к нему. Путь к этой близости у каждого был сугубо индивидуальный. И в момент этой близости ни у кого не было сомнений, что Ашем связан с каждым человеком лично, и эта связь индивидуальна и очень сильна, что именно она даёт человеку жизненные силы и поддерживает его.

Теперь немного о музыкальных инструментах, на которых левиты исполняли музыку в Храме. Есть упоминание о том, как назывались музыкальные инструменты Храма. К сожалению, сейчас невозможно утверждать, что они соответствуют современным. В первой главе трактата «Брахот» Вавилонского Талмуда рассказывается о том, что царь Давид ставил на окно своей комнаты кинор, который будил его в полночь. В современном представлении кинор — скрипка. Но инстумент, описываемый в Талмуде скорее похож на арфу, хотя на современном иврите арфа — «невель». Причём, при перечислении названий музыкальных инструментов Храма мы встречаем и «кинор» и «невель». Остаётся только предполагать, что именно подразумевается под каждым из этих слов. Чем же может быть вызвано такое расхождение?

Все музыканты знают, что красота и качество звучания любого музыкального инструмента в основном зависит от материала, из которого он сделан. О различиях качества современных и древних материалов доподлинно известно. Если дерево, из которого сделана средневековая скрипка в настоящее время, просуществовав сотни лет, практически не подвергается естественным разрушениям, то современное — начинает разрушаться через 50—70 лет. И это при том, что оно подвергалось многолетней обработке и просушиванию. Это хорошо знакомо тем, у кого есть старинная мебель или старинные фортепиано. Сохранить такое дерево от естественного разрушения в результате воздействия влажности, от рассыхания или воздействия вредных древесных жучков, большая проблема для их владельцев. Но, как это ни странно, чем больше возраст инструмента, тем менее материал, из которого он сделан, подвержен этим факторам. Скорее всего это зависило не только от общих природных и экологических условий, но и также от способности человека «видеть» качественное состояние природных материалов. Мне приходилось встречать религиозных людей, которые «видели», именно видели каким-то своим внутренним зрением, окуналась ли посуда для еды или приготовления пищи в специальную микву или нет. (По правилам кашрута, вся посуда, из которой ест еврей, должна быть откашерована, и один из элементов кашерования — окунание посуды в специальную микву.) Есть мнение, что во времена существования Храма, таких людей было гораздо больше, и эта способность «видеть» кошерность посуды — была довольно обычным делом. Так вот: мастера, изготавливающие музыкальные инструменты, по-видимому, обладали подобной способностью. И главное, — они видели, насколько сочетаются различные материалы друг с другом. Например, хорошо известный строителям деревянных лодок факт, что любой железный гвоздь, забитый в деревянный корпус лодки, является источником очень быстрого разрушения дерева от ржавчины. Поэтому, железные гвозди при строительстве деревянных лодок стараются не использовать. И подобных примеров можно привести множество. Все они связаны с тем, что разные материалы по-разному реагируют на изменение температуры, влажности, и т.п. И если одновременно использовать такие материалы, то при изменении, скажем, влажности, — одни будут набухать сильнее, при этом значительно увеличиваясь в объёме, а други — в меньшей степени. Это может привести к взаиморазрушению. Поэтому «видеть», какие материалы помогают друг другу, а какие мешают, — очень важное условие для создания не только прочных музыкальных инструментов, но и для получения красивого звука, так как его качество зависит от способности корпуса инструмента резонировать источнику звука. И именно этот резонанс и определяет богатство тембра звучания. В наше время эта способность «видеть» заменяется множеством формул и рассчётов по «сопротивлению материалов» и т.д. К чему это привело — мы, к сожалению, отчётливо видим: хороших современных музыкальных инструментов производится всё меньше и меньше. Говоря же о музыкальных инструментах Храма, можно с уверенностью сказать, что они обладали максимально лучшим качеством звучания, которое вообще возможно в нашем мире, ибо руководство к их изготовлению было получено от Всевышнего вместе с устной Торой на горе Синай. Но многие могут резонно возразить, что, хотя многое зависит от качества музыкального инструмента, главное, всё-таки, — мастерство исполнения. В руках выдающегося музыканта «зазвучит» даже и не очень хороший инструмент. И с этим трудно не согласиться, если речь идёт, скажем, о классической музыке, которую музыкант осваиваил на протяжении многих лет, изучая не только теорию этой музыки, но и традиции её исполнения и интрепритаций. Исполнение музыки в Храме было только частью служения. В Храме не было музицирования в современном понимании, никто не мог «поиграть что-нибудь для себя». В момент исполнения левиты-музыканты получали пророчество и исполняли исключительно ту музыку, которую им «посылали» небеса. И это тоже — одно из невероятных чудес Храма. Музыка в Храме была неотъемлемой частью его самого, и она, к сожалению, ушла вместе с ним, в Храме не музыканты творили музыку, а музыка творила музыкантами, она их «вела». Храмовые мелодии обладали ещё одним удивительным свойством: они нравились всем, кто их слышал. Нам трудно себе это представить, ибо каждый человек обладает своим, глубоко индивидуальным музыкальном вкусом, удовлетворить который может только очень личный набор музыкальных интонаций и ритмов. И всегда получается так, что то, что нравится одному, у другого может вызвать противоположные ощущения и эмоции. Поэтому сейчас нет такой музыки, которая бы нравилась всем.

Храмовый оркестр — первый в мире оркестр, исполняющий духовную инструментальную музыку. Нет никаких свидетельств существования оркестров до него. В Древнем Египте были инструментальные ансамбли, которые сопровождали процесс идолослужения. Но это не были оркестры в строгом понимании этого слова. Эта тема, сама по себе, очень интересна и достойна особого развития, чего мы, к сожалению, не можем себе позволить в рамках данной статьи. Но, в качестве примера, можно привести сравнение: очень часто любители музицирования, собираясь вместе, приносят с собой различные музыкальные инструменты, чтобы поиграть любимые мелодии. Образуется подобие ансамбля. Но такой ансамбль принципиально отличается от профессионального музыкального ансамбля, который собирается для осуществления концертной деятельности. Профессионалы внимательно подбирают концертный репертуар для выступлений, репетируют перед выступлением, оттачивая своё исполнительское мастерство, для достижения индивидуального звучания и исполнения, которое сможет выделить его в «глазах» слушателей из числа подобных ансамблей. Одна из творческих задач такой деятельности — найти или воспитать своего слушателя. Этот пример — бытовой, но он позволяет почувствовать разницу между двумя качествами ансамблей — любительским и профессиональным.

Как бы то ни было, основное отличие оркестра от ансамбля в том, что ансамбль — сочетание различных музыкальных инструментов, существующих самостоятельно друг от друга. Оркестр же — единый организм, где каждый инструмент — органическая часть этого целого. Поэтому в то время как ансамбль может состоять практически из любого набора инструментов, набор инструментов в составе оркестра конкретный и точный.

Немного об оркестрах

Существует два вида оркестра: оркестр, состоящий из четырёх или пяти групп, объединяющих однородные по характеру инструменты (группа струнных, группа деревянных духовых инструментов, группа медных духовых инструментов, группа ударных инструментов и группа солирующих инструментов). Такие оркестры обладают очень мощным, подчиняющим внимание и волю слушателей, звучанием, где каждый голос — лишь часть общего звучания, не имеющая самостоятельного значения. Это позволяло гипнотически воздействовать на «толпу» и манипулировать ею. Подобное свойство таких оркестров всегда использовалось в современных видах идолослужения. Это же использовали и все диктаторы всех времен и народов для подчинения себе воли толпы. Еврейские композиторы, почему-то, преуспевали в создании музыки для оркестров второго типа, где каждый инструмент существовал, как самостоятельный голос, и имел свою музыкальную партию. И именно такой оркестр и был в Храме. Оркестр, где каждый музыкант — личность и индивидуальность. Но, при этом, все реализуют общую идею. Мишна сообщает из какого числа каких именно инструментов состояло ядро храмового оркестра: «невели» — не меньше двух и не больше шести; свирели — не меньше двух и не больше двенадцати; «абув» (видимо, что-то вроде флейты) — только один; труб — не меньше двух, к которым можно добавить сколько угодно, «киноров» — не меньше девяти, а прибавить можно сколько угодно; цильцаль (наподобие медных тарелок) — только один. Кроме того, указываются размеры хора левитов: не меньше двенадцати, к которым можно было прибавить любое число. Интересно, что в этот хор также допускались дети, голоса которых придавали звучанию особую красоту.

Храмовая музыка обладала огромной духовной силой. Есть свидетельства, что во время службы в Храме, некоторые умирали, ибо сила музыки была значительнее, чем силы, удерживающие душу в теле человека. Нам сейчас трудно себе это представить, так как современная музыкальная практика может вызвать у слушателя разве что только прилив чувственных ощущений, или изменение эмоционального состояния. Есть ещё и психотерапевтический эффект от воздействия определённой музыки на человека с нарушенным психоэмоциональным балансом нервной системы. Но это специальная область, которая, увы, в большинстве своём освоена шарлатанами, превратившими это в доходный бизнес. Но мы все ждём времени, когда будет вновь восстановлен Храм. Это ожидание связано с изучением всех видов деятельности, существовавших в Храме. Мы пытаемся восстановить хотя бы внешний вид предметов, которые использовались для храмовых работ, чтобы быть морально готовыми к возвращению нам Храма.

Источник: http://toldot.ru/tora/articles/articles_7672.html

С кем и о чём вести переговоры?

д-р Нахум Бен-Барух

2012г.

«В 1897 г. по призыву Теодора Герцля, провозвестника идеи еврейского государства, собрался Сионистский конгресс, провозгласивший право евреев на национальное возрождение на своей земле. Это право было признано в Декларации Бальфура от 2 ноября 1917 г. и подтверждено мандатом Лиги Наций, придавшим особую силу международного признания исторической связи еврейского народа с Эрец-Исраэль и праву евреев на воссоздание своего национального очага». ( Декларация Независимости Израиля». 14 мая 1948 г. – 5 ийяра 5708. )

Вечером 8 сентября 2010 года ( 1-ый день месяца тишри 5771 года по еврейскому летоисчислению ) все еврейские семьи в еврейских домах собрались за праздничным столом встретить Рош ха-Шана – один из главных еврейских праздников. Я уверен, что в каждой семье столы «ломились» от изобилия закусок с обязательными традиционными блюдами – «гефилте фиш», блюдцами с нарезанными дольками яблок и пиалами с мёдом…

Правда, в некоторых семьях, в том числе и у нас, в этот раз не было настоящей фаршированной рыбы по причине её нехватки на рынках, и пришлось заменить её тефтелями из магазина…И я вспомнил своё «босоногое» и полуголодное детство – 30-ие годы. Мама часто готовила фаршированную рыбу, так как в Днепропетровске, где я жил до войны, рыба была самым дешёвым «мясным» продуктом. У меня на всю жизнь осталось в памяти, как папа приходил с работы, ужинал, забирал меня «с улицы», и мы шли в магазин покупать свежего карпа. Магазин «Рыба» был необычным в городе – вместо прилавков были аквариумы! Продавец по просьбе покупателя вылавливал сачком приглядевшуюся ему ещё бьющуюся рыбу, бросал её на весы.

Для меня, самого маленького в семье, чтобы я не подавился рыбной костью, мама всегда готовила тефтели из фаршированной массы. Они назывались на идише «кайкелах». Это и было моё фаршированное рыбное блюдо…И такое блюдо я ел в этом году на Рош ха-Шана за столом – почти через 80 лет!

Уже давно нет мамы, уже нет и покойной жены, а против моего места за столом у дочери стоит её фотография на телевизоре – история повторяется, но в других форматах…
Естественно, что после множества тостов за счастье каждого в отдельности и всего еврейского народа Земли Израиля в целом, после обильного излияния за столом и перекуром на лестничной площадке, ( я не курю! ) начались разговоры о мире – Шаломе!

В нашей семье есть одна интеллектуалка – сионистка, но сильно «левого вращения». В общем, типичная представительница леворадикальной интеллигенции Израиля! Естественно, что её желание – заключить мир с «палестинцами», чтобы Иран не сбросил на нас атомную бомбу!

Её оппонентка, работающая в супермаркете «тётей Любой», т.е., кассиршей, ( кто этой клички не знает! ), ( моя старшая дочь… ) сказала, что она не большой политик, но видно, что разговаривают о мире не с теми, и не о том!

Так, рядовая жительница Израиля понимает то, что не понимают прожжённые политики – Биби, Обама и вся эта камарилья, толкающая Израиль к миру с бандитами – оккупантами!

Прислушиваясь к спору двух женщин разных поколений, ставших родственницами волею судьбы, я понял, что они не знают не только сути ядерного оружия ( что простительно! ), но ярая сионистка – интеллектуалка даже не знает, на каких условиях предлагают Израилю вести мирные переговоры и подписать соглашения о мире!

Я вступил в дискуссию и разъяснил суть «Арабской инициативы», трансформированной в бренд «Два государства для двух народов». И я хочу снова разъяснить эти «условия мира», хотя это будет повторением, за что меня с удовольствием и наслаждением обругал один очень злобный человек, но ему с достоинством дал отповедь мой единомышленник, так что мне пришлось только сделать «форферд»!

Повторение, как известно, «мать учения»!

Государство Израиля было воссоздано при поддержке всего мира после 2-ой Мировой войны. 29 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН квалифицированным большинством голосов ( 33 против 13 при 10 воздержавшихся ) приняла решение о разделе подмандатной Палестины ( Западной Эрец-Исраэль ) для создания двух государств – еврейского и арабского. ( Резолюция № 181 ).
В пятницу, 14 мая 1948 года ( 5 ийяра 5708 года по еврейскому летоисчислению ), руководство ишува в Палестине собралось в зале Тель-Авивского музея, и Давид Бен-Гурион зачитал «Декларацию Независимости Израиля», провозгласившую «создание еврейского государства в Эрец-Исраэль – Государства Израиля».

Руководство арабского населения Палестины не признало решения резолюции ООН № 181, ( ведь согласно Уставу ООН, эта резолюция была лишь рекомендацией! Ниже мы убедимся в профессионализме юристов ООН! ), отказалось признать Государство Израиля и при поддержке арабских государств постоянно стремилось военным путём уничтожить молодое еврейское государство.

В семи кровопролитных войнах, развязанных арабскими националистами за более чем 60 лет существования еврейского государства, – в «Войне за Независимость» 1948 г., «Синайской компании» 1956 г., «6-дневной Войне» 1967 г., «Войне Судного дня» 1973 г., «Ливанской войне» 1982 г., «2-ой Ливанской Войне» 2006 г. и «Операции «Литой свинец» 2008 г., – евреи ценою гибели свыше 20.000 храбрых воинов отстояли свою независимость.

В настоящее время свои неудачи военным путём уничтожить Государство Израиля – «сионистское образование», арабские оккупанты компенсируют дипломатическим «мирным» путём. «Норвежские Соглашения», «Женевская инициатива», «Дорожная карта», «Саудовская инициатива», трансформированная в «Арабскую инициативу», которая после Аннаполиса превратилась в идею «Два государства для двух народов» и прочие разработанные лево-радикальными политиками «инициативы», в основе которых лежит идея отступления Израиля к так называемым «границам 1967 года», т.е., к линии Родосского перемирия 1949 г., «возвращения» 4-5 млн. липовых беженцев на территорию Израиля и создания государства «Фаластын» со столицей в Иерусалиме в сердце еврейской Родины – все эти «мирные» инициативы преследую одну цель – уничтожение Государства
Израиля!

Вот что по этому поводу заявил посол ПА в Ливане г-н Аббас Заки:
«С созданием двух государств Израиль развалится, потому что, если евреи уйдут из Иерусалима, что останется от всех разговоров о Земле Обетованной и Избранном народе? Что останется от всех принесенных ими жертв – если им просто скажут уйти? Они считают, что у Иерусалима есть духовный статус. Евреи считают Иудею и Самарию своей исторической мечтой. Если евреи уйдут из этих мест, то сионистская идея развалится сама по себе. И тогда мы двинемся вперёд».
Таким образом, предпринимаемые в настоящее время попытки разрешить арабо-израильский конфликт путём «мирных переговоров» между Израилем и бандой «Абу» в духе выпускников самых престижных университетов США – Гарвардского и Йельского, – «Два государства для двух народов», безуспешны! Нельзя решить эту проблему на основе волюнтаристских, эмоциональных и меркантильных соображений, так как такой подход означает полную подмену понятий и фрустрацию цели!

Поэтому и похоронено «Осло», буксуют всякие «инициативы», как арабские, так и доморощенные, краплёные «Дорожные Карты», беспринципные «Принципы» Аннаполиса» и прочая бумажная галиматья, противоречащая исторической и юридической справедливости!
Переговоры следует вести с Лигой Арабских Государств ( ЛАГ ), инициировавшей все войны с Израилем и потерпевшей поражения! Переговоры следует вести о заключении мирных договоров со странами ЛАГ на основе соответствующих документов Лиги Наций и требований предписаний резолюции Совета Безопасности ООН № 242 от 22.11.1967.

Это ответ на вопрос – с кем вести переговоры?

А теперь – о чём вести переговоры?

Немного нашей истории.

Обоснование прав евреев на возвращение в Эрец-Исраэль было опубликовано накануне Берлинского Конгресса 1877 – 1978 г.г., обсуждавшего проблемы Ближнего Востока. Эта анонимная публикация известна как «План лорда Биконсфильда». Этот «План» стал основой правительственной программы переустройства Ближнего Востока, изложенной министром иностранных дел Великобритании лордом А. Д. Бальфуром в «Декларации Бальфура» от 02.11.1917 г. Этот документ и стал основой всех последующих документов по мандату Великобритании на Палестину, которые упомянуты и в «Декларации Независимости Израиля»! И не случайно в «Национальной Хартии Народа Палестины», принятой ООП 17.07.1968 г., особое внимание уделяется как «Декларации Бальфура», так и документам времён Британского мандата. Приведём содержание этого параграфа.
«Параграф 20. Следует отменить Декларацию Бальфура и документы времён Британского мандата со всеми вытекающими отсюда последствиями». Как говорится, «Без комментариев»…

Итоги 1-ой Мировой войны были подведены Версальским мирным договором ( 28 июня 1919 года ). Составной частью этого договора был Статус ( Устав ) Лиги Наций. Ст. 22 Устава полностью описывала условия мандатов, которые должны были получить «прогрессивные страны» с целью оказания помощи народам, проживающим на территории мандатов, обрести свою независимость.
Условия мандата на Палестину базировались на «Соглашении», подписанном между лидером арабов эмиром Хиджаза Фейсалом и президентом Всемирной Сионистской Организации д-ром Х. Вейцманом. Согласно условиям «Мандата на Палестину» вся Эрец-Исраэль по обе стороны Иордана отводилась под строительство «еврейского Национального очага и будущего независимого
суверенного еврейского государства»!

В период с 19 по 26 апреля 1920 года в г. Сан-Ремо ( Италия ) проходили заседания Верховного Совета держав Антанты, получившие в истории название «Мирная Конференция Сан-Ремо от 1920 г.» 24 апреля ( 6 ийяра 5680 года по еврейскому летоисчислению), решением Мирной Конференции в Сан-Ремо Великобритании был вручён мандат на управление Палестиной. Итак, на Мирной Конференции в Сан-Ремо 24 апреля 1920 года ( 6 ийяра 5680 года по еврейскому летоисчислению ) было официально провозглашено подмандатное государство Палестина, признанное «Национальным очагом» еврейского народа!

Я полагаю, что в интересах восстановления исторической и юридической справедливости, и чтобы покончить с арабской оккупацией Палестины, следует учредить государственный национальный праздник «День Сан-Ремо» и отмечать его 6 ийяра по еврейскому календарю, вслед за «Днём Независимости», который мы отмечаем 5 ийяра! Не могу удержаться, чтобы не отметить эту случайность как чудо, ниспосланное нам Свыше!

Мандат на Палестину был утверждён Советом Лиги Наций 24 июля 1922 года. К сожалению, в интересах англо-французской дипломатии, из территории мандата были изъяты Северная Галилея ( Южный Ливан ), Голаны с Хермоном и Заиорданье. Но ратификация англо-французского договора на передачу Голан произошла после 1922 года, следовательно, Голаны были переданы не законно!
Итак, Решение Совета Лиги Наций от 24 июля 1922 года, утвердившего условия «Мандата на Палестину», является обязательным для международного исполнения юридическим документом! Это закон! Такова была согласно Уставу Лиги Наций юридическая сила решений Совета Лиги Наций! ООН объявила себя правопреемницей Лиги Наций и признала законность указанного решения. ( Устав ООН, глава 12, ст. 80, п. 1 ). Следовательно, это «Решение» сохранило свою юридическую силу и в наши дни! Вот почему резолюция Генеральной Ассамблеи ООН является только рекомендацией – чтобы не противоречить Решению Совета Лиги Наций от 24 июля 1922 года!
Вот о чём надо вести переговоры!

В настоящее время Государство Израиля контролирует границы, соответствующие Решению Совета Лиги Наций от 24 июля 1922 года! Т.е., это границы, признанные мировой общественностью! И это безопасные границы, согласно «Плану Пентагона. 29 июня 1967 JSCM. Меморандум для министра обороны. Тема: Границы на Ближнем Востоке». Поэтому, эти границы соответствуют требованиям предписания резолюции ООН 242, п. 1б! И Израиль имеет законное право объявить эти границы «государственными границами»!

После такого моего разъяснения за новогодней трапезой наш оппонент – сионистка – интеллектуалка, почтенная дама с леворадикальными взглядами, замолчала. Ей нечем было «крыть»!

Замолчал и наш американский оппонент по проблеме документов Лиги Наций. Он по нашей просьбе прислал мне на английском языке суть своих взглядов по проблеме, изложенных на 4-х страницах. Основной принцип его взглядов на проблему – «Все книги врут». И только он излагает истинные мнения на основе разработанной им новой науки «Адекватная Кибернетика». После моей аргументированной и убедительной критики его взглядов и их несостоятельности решить арабо-израильскую проблему, он замолчал…

Я надеюсь, что скоро замолчит и доморощенный оппонент, у которого изойдёт вся его «амбициозная» желчь в результате его занятий «ловлей блох» в нашей дискуссии.

Замолчали бы и все «дерьмократы», стремящиеся в угоду исламу уничтожить Государство Израиля, если бы наше правительство и депутаты Кнессета поняли, наконец-то, с кем и о чём следует вести переговоры о мире!

Что мы можем сейчас сделать в ожидании отрезвления мирового сообщества от исламского дурмана? Я предлагаю депутатам Кнессета принять следующий «Пакет Законов об обеспечении безопасности Государства Израиля».

«На основании международных правовых документов по условиям «Мандата на Палестину». (Решение Совета Лиги Наций от 24 июля 1922 г. ), сохранившим свою юридическую обязательность и в наши дни ( Устав ООН, Глава 12, ст. 80, п. 1, подтверждено Гаагским Международным Судом );

Мы принимаем следующее решение:
1. Учитывая судьбоносное решение Мирной Конференции в Сан-Ремо ( 19-26 апреля 1920 года ), которая вручила 24 апреля 1920 года Англии Мандат на Палестину, который был первым обязывающим юридическим документом в истории возрождения Государства Израиля, вершиной достижения сионизма, и который заслуженно упоминается в истории как «Магна Карта», и который незаслуженно предан забвению, что даёт возможность исламским радикалам продолжать оккупацию Западной Эрец-Исраэль, осуществлять наглые незаконные атаки на Государство Израиля и предъявлять наглые требования, несовместимые с самим существованием страны,
Учредить в Государстве Израиля государственный национальный праздник – «День Сан-Ремо», и отмечать его 6 ийяра по еврейскому календарю.

2. На основании вышеприведенных международных правовых документов, никто не имеет права исключать из территории «еврейского Национального очага» земли для создания других государств. ( Статья 5 «Мандата на Палестину» ). Поэтому «Норвежские Соглашения» – «Осло-1» и «Осло-2» и последовавшие за ними соглашения «Хеврон» и «Уайн-Плантейшн» не законны и подлежат аннулированию. Более того, «Норвежские Соглашения» давно потеряли свою юридическую силу как международные правовые документы, т.к. ПА не выполнила свои основные обязательства:

а) – ведение борьбы с террором;

б) – отмена параграфов «Палестинской Хартии», призывающих к уничтожению Государства Израиля;

в) – не применение оружия против еврейского населения.

Далее, договор был заключён с террористической организацией, которая не являлась субъектом международного права. И последнее: «Норвежские Соглашения» были ратифицированы Кнессетом с нарушением процедурных норм – мошенничество при голосовании ( подкуп голоса депутата Алекса Гольдфарба, что дало при голосовании перевес в один голос – 61 против 59! ) Принятие Закона «Об учреждении «Дня Сан-Ремо» создаёт юридическую базу для отмены Кнессетом «Норвежских соглашений». Исходя из этого, Кнессет принимает «Закон об аннулировании «Норвежских Соглашений».

3. Принятие этих двух Законов создаёт условия для принятия Закона «О государственных границах» Государства Израиля от реки Иордан и до берега моря, включая Голаны с Хермоном. Эти границы соответствуют «Решению Совета Лиги Наций от 24 июля 1922 года» и требованиям предписаний резолюции Совета Безопасности ООН № 242 от 22.12.1967 года «О безопасных и признанных границах», ( п. 1б ) и «Плану Пентагона. 29 июня 1967. JSCM – 373-67. Меморандум для Министра Обороны. Тема: Границы на Ближнем Востоке».

4. Принять «Закон о государственном языке Государства Израиля» и считать государственным языком только язык иврит.

Лозунг «Два государства для двух народов» на территории Западной Эрец-Исраэль – это существенный шаг к новой Катастрофе! Истинный патриот Эрец-Исраэль Рехавам Зеэви ( Ганди ), ( Да будет отомщена его кровь! ) ещё десяток лет назад утверждал: «Или они уйдут, или мы уйдём! Нам некуда идти. Ходили уже 2000 лет по чужим странам. Сейчас мы пришли на нашу единственную родину, если снова уйдём – потеряемся».

Источник: http://www.cursor.net.au

Отец и Сын

(Иудаизм и Христианство)

Александр Майстровой

Александр Майстровой род. в 1960 г. в Москве. В 1982 г. окончил Московский институт инженеров транспорта. Параллельно с учебой и работой по специальности занимался журналистикой, печатаясь в московских и всесоюзных изданиях конца 70-х гг. С 1988 г. — в Израиле, печатается в русскоязычной прессе. Более десяти лет является политическим обозревателем в газете «Новости недели». Живет в Иерусалиме

Вряд ли в истории найдется конфликт столь продолжительный, запутанный и драматичный, как между христианством и иудаизмом. Непримиримо и неистово христиане вели спор с религией, из лона которой вышли, даже когда загнанные в гетто евреи полностью замкнулись в себе, отрешенно и безучастно снося укоры и поношения.

Что же столь немилосердно ожесточало «Новый Израиль» (ибо именно так называла себя христианская церковь) против народа, который уже, по учению христиан, был наказан за свою строптивость судьбой изгнанника и изгоя? Что побуждало христиан продолжать свой обличительный, обреченный оставаться без ответа, монолог? Что заставляло их пестовать враждебность к евреям и странные, болезненные суеверия, порожденные той же враждой?

Никто не может дать однозначный ответ на эти вопросы, но присутствие евреев в Европе на протяжении веков оставалось немым укором и одновременно вызовом христианскому миру. И, возможно, дальше всех продвинулся в своих догадках американский историк, специалист по средневековью Гэвин И.Лангмьюир, когда предположил: не евреям хотели христиане доказать правоту своей религии – они хотели ее доказать самим себе.

Катастрофа европейского еврейства стала апофеозом темных предрассудков, болезненных рефлексий и мистических страхов. После Освенцима отторжение евреев стало неприемлемым, даже постыдным для подлинных христиан. Но история сыграла с Европой злую шутку. Мрачные древние наветы оказались жизнеспособнее самой веры: освободившись от религиозных догм, Старый свет не смог освободиться от собственных мучительных наваждений. И если открытый антисемитизм стал невозможен, то вполне возможным оказался перенос заскорузлых фобий на еврейское государство – Израиль.

В то же время на другом конце христианского мира, по ту сторону Атлантики, укоренилось и обрело небывалую мощь новое, динамичное и совершенно уникальное движение. Христианские фундаменталисты-евангелики не просто отринули прежние предрассудки, но объявили евреев «избранным народом», а своим долгом – помощь этому народу. Так появились христиане-сионисты – порой куда более убежденные, чем сами евреи. Это был подлинный перелом в христианском мироощущении: религия Нового Завета, повзрослев, перестала укорять и проклинать религию Ветхого Завета, и, более того, не отказываясь от своих принципов, почувствовала себя в долгу перед ней.

Однако сегодня было бы еще рано говорить о примирении. Не только от христиан, но и от евреев требуется мужество и объективность, чтобы понять и осмыслить прошлое во всей его целостности. Страх перед миссионерством не должен заставлять евреев отталкивать протянутую им руку, а двухтысячелетние гонения не должны вытеснять из их исторической памяти тот факт, что, будучи некогда большинством, они и сами были нетерпимы к христианскому меньшинству. Как и христиане, они должны вернуться к давнему поворотному пункту истории и спросить себя: «Правы ли мы были и какова доля нашей вины?»

И если ответы на эти вопросы будут искренни и честны, они откроют путь не только к примирению с родственной религией, но и к очищению своей веры.

Тени прошлого

Две тысячи лет потребовалось Святому престолу, чтобы снять с евреев самое суровое обвинение – обвинение в убийстве Сына Божьего.

Остались ли какие-то преграды на пути безусловного признания евреев католическим миром? Нет, говорит посол Ватикана в Израиле монсеньор Ричард МАТИАС. Никаких, кроме… собственных предрассудков.

Сегодня постыдно относиться к евреям, как к народу-изгою. Но что и кому мешает относиться подобным образом к государству евреев?

Монсеньор Матиас родился в Германии. В Израиле в качестве полномочного представителя Ватикана находится с 1966 года. Один из ведущих участников переговоров об установлении дипломатических отношений между Святым престолом и Израилем. В качестве посредника, принимал участие в организации встреч между высокопоставленными израильскими чиновниками и палестинскими лидерами.

– Ватикан установил дипломатические отношения с еврейским государством позже, чем признал Албанию и Намибию. Чем объяснить столь запоздалое признание Израиля?

– Я не думаю, что признание запоздало. Это эволюционный процесс, он взял старт в начале шестидесятых годов и, не считая кратковременных перерывов, продолжался все это время. Вопрос о признании Святой церковью Израиля очень активно обсуждался в 1965-1966 годах – инициатором сближения с израильской стороны был Моше Даян. Он сделал многое, но в то время помехой стала Шестидневная война.

В 1978-1979 годах активность в переговорах достигла очередного пика. Я принимал в них участие – тогда сложилась очень благоприятная международная атмосфера: мир с Египтом, Кэмп-Дэвидское соглашение… Но, также как и в шестидесятых годах, помешала война. И тем не менее этот процесс выглядел необратимым. Он неизбежно должен был привести к установлению дипломатических отношений.

– И тем не менее, если бы в начале девяностых годов к власти в Израиле не пришло левое правительство и не начались переговоры с арабами, Ватикан до сих пор занимал бы выжидательную позицию?

– Это мнение ошибочно. Полноценные дипломатические отношения – вовсе не производная мирного процесса. Переговоры вышли на качественно новый уровень, когда у власти в Израиле находилось правительство Шамира, – до Войны в Персидском заливе, до Мадридской конференции, до всего, что за ней последовало. Речь уже шла о конкретных сроках и конкретных людях. В качестве первого израильского посла в Ватикане рассматривалась кандидатура Моше Гильбоа – он был человеком Шамира. Возможно, мирные переговоры немного ускорили процесс, но они не стали его катализатором.

Вы должны попытаться увидеть картину в целом: в восьмидесятых годах наше внимание было сфокусировано на Восточной Европе. Там живут миллионы католиков, и, несмотря на коммунистический диктат, они остались опорой церкви. А Израиль, в свою очередь, был занят региональными проблемами и ослаблением Ирака. Обе стороны действовали в разных плоскостях, пытаясь использовать меняющуюся геополитическую ситуацию.

После того как рухнул «железный занавес», мы смогли уделять больше внимания Ближнему Востоку. Назначили епископов в Аммане и Назарете. Заложили фундамент, без которого дипломатические протоколы были бы фикцией.

Мы строим свою внешнюю политику по определенной модели. Сперва – функциональные связи, затем – соглашение об установлении отношений, затем – обмен посольствами. Так было в наших отношениях с США, так сейчас происходит и с Россией.

– И все же создается впечатление, что Ватикан необъективен в отношении Израиля и его конфликта с арабами. Даже когда иракские ракеты падали на Тель-Авив, Верховный Понтифик осудил иракского мясника как бы нехотя, как бы под давлением итальянской еврейской общины…

– Тут нет предвзятости. На протяжении более чем двух столетий Святой престол проводит свою политику в соответствии с международными законами.

Когда в начале XIX века южноамериканские республики восстали против испанской короны, мы поддержали Испанию. Но не потому, что Испания была великой державой, а потому, что восставшие бросили вызов законной власти. При этом мы назначили в этих республиках временных епископов – не спрашивая разрешения Испании. Епископы представляли Святой престол до тех пор, пока страны континента не добились международного признания, в том числе и признания со стороны Испании. Потом они были отозваны, и туда прибыли постоянные представители Ватикана.

Другой пример. Когда после войны Германия была разделена, ФРГ отказалась признать коммунистическую ГДР и требовала отношения к себе как к наследнице довоенной Германии с соответствующими политическими обязательствами. Мы не пошли на этот шаг. Мы объявили, что рассматриваем Германию как единое целое и, хотя представитель Святого престола находился в Бонне, не пользовались такими понятиями, как «Западная Германия», «Восточная Германия», «Западный Берлин».

Но как только канцлер Вилли Брандт сделал заявление о признании ГДР и в Восточном Берлине было открыто посольство ФРГ, мы немедленно предприняли соответствующие шаги. Ведь теперь было два законных и признающих друг друга государства на немецкой земле. Святой престол открыл посольство в ФРГ и приступил к переговорам с ГДР об аккредитации там своего представительства.

– Но Израиль был признан международным сообществом еще в 1948 году…

– Известная резолюция ООН провозгласила, если помните, создание еврейского национального очага, палестинского национального очага и международной зоны в Иерусалиме. Два последних решения не выполнены. И это определяло нашу политику – политику, основанную на решениях международного сообщества. Это означает представительство и для израильтян, и для палестинцев – де-факто. Присутствие в Иерусалиме как в городе с международным статусом – де-факто.

В то же время при посольстве Израиля в Риме находится человек, уже многие годы поддерживающий с нами постоянный контакт. Поэтому, несмотря на отсутствие юридически оформленных дипломатических отношений, фактически они существуют давно. Ведь это не просто редкие встречи между дипломатами на нейтральной территории, а постоянные представительства. Кажется, парадокс, не так ли? Но теперь мы переходим к полноценным дипломатическим отношениям и двусмысленность будет устранена.

Святой престол признаёт Израиль, как признавал Германию в 1948 году, и это дает возможность маневра при определении границ и окончательного статуса Иерусалима. Мы признаем Израиль, как признают его все остальные государства. Со столицей в Тель-Авиве. Если международное сообщество согласится на то, чтобы Иерусалим был превращен в столицу Израиля, – чудесно! Святой престол никогда не выступал в качестве локомотива истории. Мы следуем за международным законом, фиксирующим исторические изменения.

Вы полагаете, Ватикан необъективен? Так же считают и арабы. Каждая сторона хотела бы сделать нас своим союзником. Чем-то вроде «большого брата». Но мы – не военная, не экономическая и не политическая держава со своими сиюминутными интересами. Мы представляем весь католический мир. Мы готовы участвовать в разрешении конфликта – но только в качестве нейтральных посредников. Здесь, в этом здании, проходили встречи между нынешним министром Яиром Цабаном и Фейсалом Хусейни в 1989 году, здесь собирались смешанные комиссии, занимавшиеся различными аспектами урегулирования. Мы нейтральны. Но наш нейтралитет кончается там, где начинается нарушение религиозных свобод и прав человека.

Когда комендантский час лишает людей возможности пойти в церковь или мечеть, мы выступаем в их защиту. Когда власти прибегают к коллективным наказаниям, мы отвергаем это как нарушение базисных прав личности. Когда люди, двадцать пять лет живущие в условиях оккупационного режима, требуют для себя самоопределения и наталкиваются на жесткую реакцию властей, мы выражаем свое несогласие.

– Несколько лет назад группа евреев вселилась в пустующие дома в христианском квартале Старого города в Иерусалиме, что вызвало резкую реакцию церкви и привело к обострению отношений с местными властями. Был ли это случайный инцидент или трения между евреями и христианами достаточно часты?

– Нет, я не могу сказать, что у нас бывают серьезные столкновения. Отношения между Ватиканом и Израилем базируются на фундаментальном договоре о статус-кво, фиксирующем собственность различных общин. В случае разногласий или уголовных преступлений, требующих вмешательства израильских властей, собирается смешанная комиссия, и почти всегда мы находим общий язык. Ни одна из сторон не стремится «вытолкнуть» другую, обмануть, навязать свою волю. Между нами установились деловые и доброжелательные отношения.

– Ватикан снял с евреев обвинение в распятии Христа. Но догматы католической церкви, в том числе и ее представление о себе как о «Новом Израиле», получившем от Бога Новый Завет, остались. Были ли религиозные постулаты препятствием на пути восстановления отношений с еврейским государством?

– Дело не столько в догмах, сколько в традициях, впитанных поколениями с молоком матери. Анафема, которой предали евреев за распятие Христа, – решение жестокое и несправедливое. То, что две тысячи лет назад люди кричали: «Распни его!» – не несло на себе печать религиозной ненависти. Это была интрига, навязанная толпе, а спущенная с цепи толпа всегда беспощадна к своей жертве. Всегда и везде. Но самое бесчеловечное – взваливать вину конкретных людей на все последующие поколения, на весь народ. Может ли сегодня, например, молодежь Турции нести вину за резню армян? Это невозможно – идиотское жестокое преступление группы ослепленных безумными идеями людей не должно ложиться тяжким бременем на следующие поколения. Кроме того, никакая толпа не в состоянии противиться воле тирана. Должен ли российский или американский еврей платить за жестокость своих предков? Конечно, нет!

Но если говорить о религиозной стороне дела, то обе стороны получили мощный заряд нетерпимости. После крушения Второго Храма евреи реформировали иудаизм, отлучили христиан от синагог и превратили их в изгоев. И это нанесло удар по обеим общинам. Отношение к христианам носило характер непримиримого осуждения. Еврейское мировоззрение в эту эпоху определяли не мудрецы еврейского народа – как рабби Гилель, например, – а необразованные и нетерпимые люди. Его определяли синагогальные старосты, для которых главным было число синагог в деревнях. И эта замкнутость рождала агрессивность и нетерпимость. «Вы, христиане, поклоняетесь человеку, который бросил вызов Богу!» – говорили евреи. Сторонников нового вероучения подвергали карам, притесняли, отвергали. Антихристианизм, антимессианизм (в разных сферах еврейской жизни) был особенно распространен среди еврейского истеблишмента, и это породило антиеврейские настроения – настроения, которые еще нельзя было назвать антисемитизмом. Сперва они носили характер недоверия и неприязни к иудаизму. Потом начали пробуждать дурные инстинкты, предрассудки, измышления о расовой неполноценности евреев.

Разумеется, антисемитизм абсолютно иррационален. Иисус был евреем, и Мария была еврейкой, и первые члены христианской общины были евреями. И тот, кто действительно читал Библию, читал Новый Завет, не может быть антисемитом. Вызывает протест нетерпимость еврейских первосвященников и раввинов к христианству, но это – совершенно другое дело.

При этом среди католиков была сильна вера, что евреи в конце концов признают Христа и примут его как Мессию. Почему, спрашивали они, евреи не могут или не хотят поверить в чудо воскресения Христа?

Все это объясняет, почему Ватикану трудно было пойти на быстрые и радикальные решения в отношении Израиля. Шаг за шагом – от посещения синагог до контактов с израильтянами и снятия обвинения в распятии Иисуса – мы готовили паству к новым реалиям.

– То, что Верховный Понтифик так долго оттягивал снятие обвинения с евреев, – свидетельствует ли о живучести антисемитских предрассудков среди католиков?

– Католическая церковь – единый огромный организм с очень стойкими, укоренными традициями. Они меняются крайне медленно, под давлением обстоятельств. Ведь даже одному человеку необыкновенно трудно отказаться от своих привычек. Скажем, я привык выпивать кружку пива перед ланчем. Это уже стало для меня чем-то само собой разумеющимся. Я не задумываюсь над последствиями. И вдруг в один прекрасный день врач говорит: это губительно для твоего здоровья, это приведет к циррозу печени. Мне надо отказаться от какой-то части своей жизни, пересмотреть отношение к самому себе. Такой шаг невозможно сделать разом – требуются усилия, воля. Что же говорить о кардинальном изменении учения, возраст которого – две тысячи лет?

Можно привести и другой пример – тоже из обыденной жизни. Ты куришь, а твой сосед не выносит дыма. Ты должен выбрать между привычкой и добрыми отношениями. Тебе нелегко жертвовать своим хорошим настроением, комфортом, не так ли?

На протяжении столетий духовные наставники, ссылаясь на Библию, напоминали пастве, как евреи требовали распять Иисуса. Они подчеркивали: евреи, евреи, евреи… На этом вырастали поколения. И вдруг – поворот на 180 градусов. Надо объяснять все заново, давать новую интерпретацию событиям двухтысячелетней давности.

Но сегодня вражда из-за фундаментальных противоречий между католицизмом и иудаизмом, религиозный антисемитизм ушли в прошлое. Церковь отвергает его, каждое новое поколение отходит от привычных стереотипов, а старики уносят в могилу свои ассоциации и образы еврейства. Этот конфликт исчерпал себя. Сейчас уже все однозначно – во всяком случае, с точки зрения религии: или ты добрый католик, или антисемит. Ненависть к евреям для верующего христианина – это преступление перед Богом, перед церковью. Но проблема в том, что религиозный антисемитизм перерождается, принимает другие формы, и это уже не имеет отношения к вере – к ее догматам и традициям.

– Процесс «перерождения» продолжается и сегодня?

– Да, конечно. Внешне он скорее напоминает антиизраилизм, но, в сущности, это тот же антисемитизм. Предрассудки по-прежнему очень притягательны. Когда обыватель то и дело видит по телевизору, как израильские солдаты убивают палестинских детей, антисемитские стереотипы оживают. Его убеждают, что израильтянин – плохой, бездушный, жестокий. Материал подается как будто объективно, и никого нельзя обвинить в расизме. Но ведь израильтянин – тот же еврей.

Это замкнутый круг – антисемитизм питает антиизраилизм, антиизраилизм создает почву для обвинений евреев в бесчеловечности и презрении к «гоям».

Все это очень опасно. Но вообще трудно говорить об антисемитизме, пусть даже только среди католиков, вне зависимости от конкретных особенностей того или иного народа. Католический мир весьма разнороден. Проявления антисемитизма несут отпечаток национальной истории, характера народа, его психологических комплексов и меры открытости.

– Как же он проявляется сегодня в разных странах?

– Например, антисемитизм среди католиков Испании не имеет ничего общего с французским антисемитизмом. В испанцах, особенно жителях бедных, патриархальных провинций (таких, как Балеарские острова) крепко сидит память о еврейском изгнании и о принявших крещение евреях. Они полны предрассудков, и, как ни парадоксально, острие антисемитизма обращено здесь не столько в сторону евреев, которых на островах почти не осталось, сколько в сторону, например, баптистов. В баптистах местные крестьяне видят маскирующихся под христиан евреев, а в их церквях – видоизменившиеся синагоги. Поэтому они не любят и обходят стороной этих «евреев», к еврейству не имеющих никакого отношения.

Другое дело во Франции. Крупные города (Париж, Марсель) – оплот буржуазной традиции. Здесь укоренился либерализм, еврейская община обладает немалым весом, простора для антисемитизма почти нет. Когда премьер-министр страны – еврей, как Фабиус, например, то максимум, о чем можно говорить, это о недовольстве чрезмерным влиянием маленькой общины. Совершенно другой подход.

В Англии евреи необычайно сильны. Среди промышленников и финансистов лондонского Сити их очень много. При этом католики, тоже религиозное меньшинство, далеко не так преуспели, как евреи. И это вызывает нечто похожее на ревность, зависть.

В США сложилась просто уникальная ситуация. Протестантскому населению свойственны (главным образом в южных штатах) антиеврейские и антикатолические предрассудки. У Ку-клукс-клана они проявляются, естественно, наиболее ярко – типа лозунга «Евреям, католикам и собакам вход воспрещен». И это сближает евреев и католиков. Но кто такие католики США? Поляки, ирландцы… Выходцы из стран, где антисемитизм всегда был наиболее силен. Во время расовых беспорядков в первой половине ХХ века евреи могли рассчитывать на поддержку сильных и рослых полицейских-ирландцев (ирландские эмигранты традиционно шли в полицию). А евреи-финансисты быстро находили общий язык с итальянцами-католиками, создававшими мафиозные структуры. Это был тоже своеобразный протест против высокомерия протестантов. Таковы парадоксы.

– Повлияет ли установление дипломатических отношений между Ватиканом и Израилем на отношение католического мира к евреям?

– Косвенно должно повлиять. Для евреев в католических странах признание Ватиканом Израиля значит очень много. Человеку трудно вести дела с партнерами на равных, когда он ощущает скрытую дискриминацию – если не по отношению к себе, то по отношению к своей религии, к государству своего народа. В глазах же нашей паствы признание Израиля подчеркивает законность его существования, меняет имидж еврея.

Сегодня у раввинов и служителей церкви общих интересов значительно больше, чем расхождений. Воспитание молодежи, сохранение религиозных идеалов и нравственных ценностей, духовное самочувствие людей, борьба с социальными пороками – вот подлинные проблемы, и они сближают стороны.

– Каково ваше отношение к исламскому фундаментализму?

Тут следует проявлять большую осторожность. Фундаментализм – не фанатизм, нельзя проводить между ними знак равенства. Фундаментализм ставит перед собой цель возродить религию, вернуть ей утраченную чистоту. Почему надо плохо относиться к фундаментализму? Евреи, христиане, мусульмане – все мы дети Всевышнего, потомки Адама. Фундаментализм возвращает людей к подлинным ценностям монотеизма. Они одинаковы у всех трех великих религий.

Проблема – в попытках утвердить эти идеи насильственным путем, в стремлении ввести религию в политику. В непонимании великих ценностей, упрощении и иссушении их. Тот же ХАМАС, например, превратился в закрытое политическое движение, нацеленное на завоевание власти. Трагедия начинается тогда, когда религия становится символом, когда носителями идеи становятся не духовные лица, а военизированные отряды фанатиков.

Март 1994

Христианскитй щит Израиля

Никто не знает, сколько их. Тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч? Разбросанные по всему миру, с амвонов протестантских церквей в Роттердаме и Эдинбурге, Канберре и Филадельфии, Рейкьявике и Копенгагене обращаются они к небесам с мольбой защитить и благословить землю, на которой никогда не были, людей, которых все народы во все века гнали от себя. Древние пророчества движут ими, любовь к Господу переплавляется в любовь к «народу, избранному Им», вина прошлого требует искупления и прощения. Единоверцы не понимают их, евреи – не принимают. И то, и другое для них несущественно, ибо они не просят понимания и не требуют благодарности. «Всевышним мы были избраны для того, чтобы пронести вас на своих плечах, – говорят эти люди, – и если у вас хватит лишь капли мудрости, чтобы не отталкивать от себя распростертую над Святой Землей божественную длань, то молитвами и материальной помощью мы создадим щит, перед которым будут бессильны все козни ваших врагов».

Перевернутый мир

Израиль был едва ли не последней страной мира, где узнали о Катастрофе. Точнее, о ней знали, но не говорили. Как не говорят о чем-то недостойном и постыдном. Еврей Израиля как бы не имел никакого отношения к галутному еврею, которого сжигали в печах крематориев. Он не страдал от комплекса неполноценности, был независим и самодостаточен. Слабость и сомнения вызывали в нем презрение, а прошедшие через Катастрофу люди были измучены и надломлены. Как можно уважать их, недоуменно спрашивали «гордые сабры», если они робко и покорно брели на бойню, даже не пытаясь спрятаться от своих палачей? Катастрофа, говорили они, прежде всего позор, а потом уже трагедия, и зачем, когда ты силен, удачлив и полон энергии, вспоминать о позоре? И Израиль молчал. Не как несчастных детей, нуждавшихся в защите и опеке, но как нелюбимых и недостойных пасынков принимал он своих соотечественников, уцелевших в европейской бойне.

«Люди, которые пережили все – гетто, концлагеря, Освенцим, – уходили в могилу, страшась поведать о том, что испытали. Их не хотели слушать, об их трагедии не хотели знать. Бывшие узники концлагерей чувствовали себя виноватыми в собственных несчастьях. Им говорили: «Наши дети – герои. Они сражаются за свою страну, они знают, что в любой момент, возможно, должны будут погибнуть за нее. Как мы можем рассказывать им о вас? Что они почувствуют, когда узнают, что вы, евреи, покорно шли на смерть?!» – вспоминает Сима Скуркович.

Сима, глава Общества бывших узников нацизма, единственная из своей семьи осталась в живых, пройдя кошмар Берген-Бельзена. В Израиле она была поражена заговором молчания, окружавшим жертв Катастрофы. «Люди жили в нищете и безвестности. Более чем кто-либо они нуждались в поддержке – материальной и духовной, но ими не занимались, их не опекали… О них забыли. Только после Шестидневной войны мы начали выступать перед солдатами израильской армии, рассказывая об испытаниях, выпавших на нашу долю. Для них это было откровением. Но наше положение не изменилось. Оно оставалось таким же бедственным, как и прежде».

Помощь пришла совершенно неожиданно, от людей, которых ни Сима, ни ее друзья никогда не видели и не встречали. «Они пришли к нам и сказали, что хотят узнать о наших судьбах и помочь нам. Они не были ни евреями, ни израильтянами. Называли себя «друзьями Израиля». Меня это насторожило. Я еще не встречала христиан, которые стремились бы бескорыстно помогать евреям. Я помню христиан в Литве. Помню, с какой алчностью и жестокостью они грабили нас, помню их злорадство, их показную религиозность. После всего, что было с нами, я ничего не хотела слышать о христианстве и христианах», – признаётся Сима.

Потребовалось время, чтобы осознать: люди, пришедшие к ним, не ищут выгоды для себя. Они помогают – и вместе с тем сами нуждаются в помощи, пытаясь найти ответы на мучающие их вопросы. «Это были представители послевоенного поколения, очень поверхностно знавшие о событиях Второй мировой войны и почти ничего не слышавшие о Катастрофе. Они все время спрашивали и не могли понять: как получилось так, что людей тысячами, сотнями тысяч убивали, топили, закапывали живьем, а мир молчал и даже не содрогнулся от ужаса?».

Постепенно отчуждение исчезло. Искренность не могла остаться незамеченной, участие порождало доверие. «Мы увидели, что они настроены очень серьезно: выясняли, кто нуждается в помощи, собирали адреса людей, переживших Катастрофу, опекали их, ухаживали за ними, приносили жившим в бедноте и забвении еду, лекарства, одежду, мебель. Для узников нацизма, оставшихся совершенно одинокими в этом мире и измученных кошмаром прошлого, не было большей радости, чем открывать дверь этим людям, говорить с ними, чувствовать их интерес. Вам, молодым, невозможно сейчас представить, какое это было счастье для нас, переживших Катастрофу! Никто не принимал в нашей судьбе участия, не пытался узнать, как мы чувствуем себя, что думаем, как еще существуем в этом мире после всего, что случилось. И вдруг появляются люди, которые распахивают нам свои объятия. От радости у многих наворачивались слезы на глаза, вся боль, жившая в них, прорывалась наружу, сознание того, что они кому-то нужны, придавало им силы…»

Христиане… под бело-голубым флагом

В протестантских странах, и прежде всего в США, никогда не было недостатка в евангелистах, проникнутых древнееврейским идеалом служения Всевышнему. С момента возникновения Израиля их сердца всегда были на стороне еврейского государства, а приход к власти Ликуда во главе с Менахемом Бегином положил начало религиозно-идеологическому союзу между израильскими правыми и христианами-сионистами – союзу, окончательно осознавшему себя в наши дни.

Евангелисты верят, что евреи – богоизбранный народ, а следовательно, прямая обязанность других народов, если они почитают Творца и хотят служить ему, – поддерживать сынов Моисея.

Верят они и в то, что второе пришествие Христа произойдет лишь тогда, когда все евреи соберутся в Земле Израиля и будут вести тот образ жизни, который заповедан им Богом. А раз так, то следует максимально способствовать репатриации евреев на Землю Обетованную. Бог возвращает свой народ в обещанную им страну и делает это, невзирая на ярость и упрямство их врагов.

Обладая немалым влиянием в Конгрессе и Сенате, имея в своих рядах столь страстных проповедников, как Джерри Фоллуэл и Пэт Робинсон, евангелисты влияют на политику и общую атмосферу в Штатах, противостоят проарабскому лобби и «интересантам» в госдепартаменте. «В США действуют двести тысяч евангелических пасторов, и мы просим их всеми доступными средствами оказывать поддержку Израилю и его премьер-министру», – заявил Фолуэлл во время визита премьер-министра Биньямина Нетаниягу в Вашингтон.

В начале восьмидесятых годов христиане-сионисты открыли в Иерусалиме «Христианское посольство», а затем его филиалы – в нескольких европейских столицах. Они взяли под опеку жертв Катастрофы, а когда началась Большая алия, устремились на помощь Израилю.

Они не произносили высоких речей и не устраивали помпезных церемоний, ничего не обещали и не требовали благодарности. Они действовали. Вывозили евреев из «горячих точек» пост-советского пространства, своим влиянием и авторитетом распахивая двери там, где Сохнут был бессилен. Собирали пожертвования, фрахтовали корабли, которые доставляли евреев в Хайфу и Ашкелон. Они открывали склады для репатриантов, оплачивали им лечение зубов, привозили в их дома холодильники и стиральные машины, помогали финансировать торжества, создавали бесплатные столовые, ухаживали за одинокими стариками и позволяли совершенно незнакомым людям звонить со своих телефонов. Их марши по Иерусалиму с бело-голубыми флагами стали символом мощной и искренней поддержки, которую евреи получали от них только потому, что были евреями.

Тем, кто незнаком с идеологией христиан-сионистов, это казалось непостижимым. В мире, где на сочувствие и симпатию могли рассчитывать все, кроме народа Моисея, бескорыстная солидарность с евреями выглядела как обман или мираж. «А если это не то и не другое – то зачем? – спрашивали себя израильтяне. – Неужели за две тысячи лет гонений, издевательств и глумления христиане изменили отношение к своим жертвам?»

В большинстве своем евреи отвечали на этот вопрос: «Нет». Те христиане, которые с псалмами Давида приходили на Святую Землю, чтобы проповедовать «возвращение в Сион», говорили: «Да». И не обижались на евреев за то, что те видели в них прежних христиан – высокомерных, насмешливых, ограниченных и чванливых.

«Я не мог удержаться от слез благодарности…»

«Я часто спрашивала себя: «Зачем? Зачем им понадобилось идти к нам, помогать нам, защищать нас? И нет ли за этим какой-либо иной, совсем не бескорыстной цели?» – говорит Сима. – И они отвечали мне, что Бог обещал собрать всех евреев здесь, на Святой Земле, – так написано в Библии. Это приказ, это заповедь. Заповедь, которую евреи должны выполнить. А остальные народы, если только они хотят служить Богу, должны помочь его народу собраться из рассеяния, должны оберегать его и отвращать от него то зло, что существует в мире и противостоит воле Творца. Они говорили мне: «Мы останемся с вами до последнего, что бы ни случилось. Мы не уйдем отсюда. Потому что это наш долг» «.

Христиане, провозглашающие себя друзьями Израиля, вызывали подозрения у многих евреев, и прежде всего у чиновников министерства внутренних дел. Здесь не верят в искренность этих людей. Здесь убеждены, что за их добрыми делами стоит не что иное, как стремление хитростью добиться того же, что ни силой, ни посулами не удалось католической и православной церкви – переманить евреев в «веру Христову». Для части израильтян, прежде всего для ортодоксов, они – миссионеры, и любой еврей должен не только отвергнуть их помощь, но и обходить их за сто миль. Тем не менее никто пока не смог уличить этих людей в неискренности или в попытках завуалированной проповеди христианства.

Эли Бейдер, участник Великой Отечественной войны, в прошлом – советский офицер, не скрывает, что долго не мог избавиться от предубеждения к христианам, помогавшим Израилю: «Воспитанные советским режимом, мы – в огромном большинстве своем – никогда уже не станем верующими людьми. Но, родившись евреями, мы также не отдадим предпочтения никакой другой религии. Мы против миссионерства. И когда я столкнулся с этими людьми, то начал допытываться: почему они все это делают для нас? Я очень внимательно следил за их деятельностью и в конечном счете отбросил подозрения. Я понял, что они – глубоко верующие люди, считающие своим долгом выполнить завет Бога – привести евреев в Эрец-Исраэль и помочь тем, кто прошел лагеря смерти и гетто, людям больным и бедным».

В отличие от Симы Скуркович, Эли – относительно недавний репатриант. Пять лет назад он возглавил клуб пенсионеров – репатриантов из СНГ и был приятно удивлен, когда христиане обратились к нему через Симу Скуркович с просьбой сообщить им адреса и телефоны бывших узников гетто и концентрационных лагерей. «Все, что они хотели, – это оказать жертвам Катастрофы безвозмездную и ничем не обусловленную материальную помощь. Меня это очень тронуло. Я, гвардии майор с двадцатипятилетним стажем военной службы, не мог сдержать слез благодарности и радости от того, что мы, евреи, не одиноки в этом суровом мире», – признаёт Эли.

Его последние сомнения в искренности евангелистов исчезли после одного из эпизодов, при котором он присутствовал лично. «В нашем доме проходила встреча христиан с узниками гетто. Инга, одна из женщин-добровольцев, спешила к своей подопечной – больной еврейке, которой помогала убирать квартиру. Увидев, как она торопится на автобус, я спросил, почему бы ей не взять такси. Она ответила, что у нее нет на это средств. Нет средств – и при этом она щедро тратила время и силы, чтобы помочь совершенно чужим ей людям… Дай Бог, чтобы так же относились к нам все наши чиновники!» – взволнованно говорит он.

Эли вспоминает, как Общество христиан – друзей Израиля, возглавляемое Роем и Шарон Сандерс, с согласия правительства Израиля на свои средства доставило в 1991-1992 годах репатриантов на трех пароходах из Одессы в Хайфу. Бейдер волнуется, когда говорит о том, что значат для него эти люди: «Нам трудно быть верующими – так уж получилось, это результат воспитания. Но мы верим в человечность и в сострадание. И я благодарен им за их доброту».

Во имя Бога и евреев

Огромная карта Израиля на стене утыкана флажками и обведена кружками. «Посмотри: это значит, что у каждого городка или поселка, или мошава есть свой духовный покровитель в христианском мире. Евреи, живущие здесь, даже не подозревают об этом, но мы – мы знаем. Где-то на другом конце земли, в Шотландии или Америке, христиане молятся, чтобы евреям здесь было хорошо, чтобы они жили в безопасности, чтобы зло не отыскало дорогу к этому месту. А потом они приезжают сюда, встречаются с теми, за чье благополучие возносят молитвы, и перебрасывают мост между христианским и еврейским мирами», – говорит Шарон Сандерс, вместе с мужем, Роем, десять лет назад создавшая Общество христиан – друзей Израиля.

Впервые чета Сандерс посетила Израиль на Рождество в 1975 году. Этот визит стал поворотным моментом в их жизни. Прежде Шарон и Рой, набожные протестанты из штата Иллинойс, ничего не знали ни о современных евреях, ни о еврейском государстве. Все их знания о древнем народе были почерпнуты из святых книг, в которых говорилось, что наступит день, когда «Господь вернет народ свой на землю, обещанную ему».

«То, что мы увидели, тронуло наше сердце. Мы увидели стены Иерусалима, увидели, как сбываются древние пророчества, как облекаются в плоть библейские предзнаменования, как евреи со всего мира, словно повинуясь неосознанному властному призыву, покидают свои дома и устремляются сюда, на Землю Обетованную, – вспоминает Рой. – Мы не могли остаться в стороне. Мы вернулись, полные желания как можно больше узнать о евреях, об их истории, традициях, об испытаниях, выпавших на их долю. В нас начало просыпаться желание сделать что-то для Израиля, для его народа».

Рой вспоминает, с каким ужасом узнавали они подробности Катастрофы. «Это не укладывалось в голове». И тогда они решили, что обязаны, не откладывая, сделать самое простое, что в их силах, – помочь тем, кто пережил муки в нацистском аду. Они отправили в «Джерузалем пост» письмо с просьбой к жертвам фашизма откликнуться и написать им. В ответ они получили послания от шестидесяти человек – граждан Израиля. Так начала зарождаться дружба между евреями, которых христианский мир обрек на невиданные дотоле в истории испытания, и христианами, никогда не причинявшими зла евреям, но добровольно взявшими на себя искупление вины за те мерзости, которые на протяжении веков творили их единоверцы.

Вскоре это показалось им недостаточным. В 1985 году они вновь приехали в Израиль и обратились в Христианское посольство с просьбой помочь им обосноваться в этой стране. Они не ждали ни ответной любви к себе со стороны евреев, ни привилегий со стороны властей. В Иллинойсе они продали свой дом, и на вырученные средства приобрели особняк недалеко от стен Старого города. Они призвали единомышленников со всего мира помочь Израилю – помочь влиянием, властью, молитвами, приезжать в Израиль, демонстрировать свою солидарность с Израилем, жертвовать средства для Израиля. Они объединили вокруг себя тысячи евангеликов со всего мира. Поначалу они помогали жертвам Катастрофы, потом стали опекать еще и новых репатриантов и военнослужащих Армии обороны Израиля.

Рой и Шарон не были обескуражены настороженностью многих израильтян. «Евреи очень пострадали от Церкви, от христиан, которые, пренебрегая волей Творца, преследовали и обрекали на страдания его народ, – говорит Рой. – Их можно понять. У них есть причины не доверять христианам. Нам стыдно за то, что творила Церковь все эти две тысячи лет».

Правда, уточняет он, зло причиняли евреям в основном католики и православные. Именно они стремились насильно обратить сынов Моисея в свою веру и превращали их в изгоев. Протестанты же, напротив, видели в евреях избранный народ, отношение к которому – своего рода индикатор отношения к самому Творцу. Но евреям, признаёт он, непросто провести различие между конфессиями, и ошибки, совершенные католиками и православными, они переносят на весь христианский мир.

Тем не менее, встречая радушие, искреннее стремление понять и помочь, израильтяне меняют свое отношение, говорит Рой. Тот факт, что не только репатрианты, но и солдаты – израильская молодежь – охотно идут на контакт, принимая благотворительность христиан и платя за это доверием и симпатией, обнадеживает его.

Не разочаровал ли их реальный Израиль – эгоистичный, зачастую неблагодарный, меркантильный, безразличный к своим же великим пророкам? Израиль, избравший своим символом не Иерусалим и гробницы праведников, а Тель-Авив с его азартом потребления, культом денег и удовольствий, прагматичностью и безверием? Рой Сандерс осторожен в своих оценках. «Израиль – обычная, нормальная страна, граждане которой хотят благоденствовать и пользоваться всем тем, что предоставляет им жизнь. Они сталкиваются с такими же проблемами, как и другие народы, – социальными и экономическими. Это – реальность. Просто не надо забывать о собственных ценностях и приоритетах».

Шарон Сандерс более откровенна. Что скрывать, на них удручающе действует слепое стремление израильтян к довольству и сытости, их забывчивость и безверие, культ материального преуспеяния. Евреи должны соблюдать свои традиции и обычаи, воспитывать детей в соответствии с национальными ценностями и религиозными заповедями. Но, сокрушается она, израильская молодежь перенимает все самое примитивное и низкопробное, что существует в американской культуре, а это – путь в никуда.

«Мы действительно иногда чувствуем себя разочарованными. Ведь мы верим в союз между Богом и его народом, верим в обещание вернуть евреев сюда, на Святую Землю, и нам грустно, когда сами евреи отказываются верить в свое предназначение. И все же, – кладет она руку на сердце, – наша вера сильнее горечи, которую мы иногда ощущаем. Мы не руководствуемся в своих действиях впечатлениями и газетными историями. Наше руководство – Книга, в которой дано все: и смысл существования, и радость, и прошлое, и будущее».

Шарон – оптимистка. Во всех людях, говорит она, теплится огонек веры. В глубине души даже самые далекие от религии евреи признаются себе, что их присутствие в Израиле не случайно. «Когда я спрашиваю репатриантов: «Почему вы здесь?» – они сперва пожимают плечами, а затем показывают на небо», – улыбается она.

«Не отталкивайте длань Господа»

«Вознесу я к племенам руку Мою, и подниму перед ними знамя Мое, и принесут они сыновей твоих на поля твои, и дочери твои несомы будут на их плечах», – написано в книге пророка Исайи. «Они» – это народы, которые поняли свой долг перед Богом и, отбросив предрассудки, посвятили себя служению Господу, – так говорят евангелики, воспитанные на Ветхом Завете. Пророчества сбываются, и сегодня более чем когда-либо евреи нуждаются в помощи христиан. Христианский мир должен не только молиться за Израиль, но и стать преградой на пути его врагов. Этим он выполнит свой долг и искупит свою вину.

«Не умолкну ради Сиона, и ради Иерусалима не успокоюсь, доколе не взойдет, как свет, правда его», – цитируют евангелики древнее пророчество. И когда покой и благодать снизойдут на Святую Землю, благословение получат и те, кто трудился во имя евреев: «Я благословлю тех, кто благосклонен к моему народу». Враги же евреев уйдут во тьму и исчезнут в бездне истории.

«Христианство пришло к нам от евреев, и первая церковь была еврейской, и корни наши – в еврейской религии. Как мы можем отворачиваться от евреев? – вопрошает Шарон. – Мы поддерживаем Израиль, и наша поддержка не оговаривается никакими условиями».

Но, не скрывает своей обеспокоенности чета Сандерс, будущее Израиля под угрозой. «Сейчас самый опасный период для вашей страны с 1967 года, – говорит Рой. – Вы пренебрегаете библейским наследием, отдаете земли, которые получили из рук Творца. Ведь без него были бы невозможны ваши победы. Без его вмешательства вы были бы давно изгнаны отсюда. Только соблюдая его заповеди, вы получите и покой, и благословение, и процветание. А отказываясь подчиняться его воле, вы обречете себя на испытания, гонения и страдания, как уже не раз бывало в прошлом. Мы видим, как Бог хочет собрать евреев здесь, но они отказываются приезжать, пренебрегая своим предназначением и выбирая другие страны».

«Почему евреи так упорно пытаются обмануть себя?! – прерывает мужа Шарон. – Что, кроме веры, может спасти Израиль в этом арабском море, стремящемся затопить его своей ненавистью? Евреи должны зубами и ногтями цепляться за эту землю. Не дай вам Бог пойти на раздел Иерусалима! Не дай Бог уйти с Голанских высот – это ваш буфер, ваш щит! Уже и так отдано слишком много! Не идите на новые компромиссы!»

Сима Скуркович разделяет обеспокоенность своих друзей-христиан. Еще недавно, вспоминает она, израильтян переполнял патриотизм. Они были готовы к любым жертвам и испытаниям, лишь бы сохранить эту землю, которую обрели в таких муках. Сегодня все изменилось. «Это произошло за очень короткое время, за последние несколько лет. Прежде молодежь рвалась в армию, стремилась попасть в боевые части, отличиться. Теперь кумир подростков – Авив Гефен, женоподобное существо, сумевшее уклониться от армии».

Не в силах сдерживаться, Сима дает волю своему гневу. «Я потрясена тем, что происходит! Недавно Гефен был в Германии, и знаешь, что он заявил в интервью немецкому телевидению?! «У вас был свой Гитлер, а у нас – свой Игаль Амир». Какое кощунство, какой цинизм! Как можно сказать такое да еще – немцам! И этим человеком восхищается наша молодежь?! Я не могла уснуть после этого! Такое не укладывается в голове! Если бы хотя бы половина израильтян была так же верна нашей стране и еврейским ценностям, как эти люди, – она кивает в сторону Роя и Шарон Сандерс, – мы не волновались бы за завтрашний день!»

Рой не пытается переубедить Симу. «Возможно, настало время, когда мы, христиане, должны напомнить вам, евреям, о вашей вере и вашем долге перед Творцом. Это – наша миссия. Мы будем молиться за вас, будем просить за вас Творца, мы поможем вам… Но все это будет бессмысленно, если вы сами не захотите помочь себе», – задумчиво говорит он.

Март 1996

Иероглифы и менора

В мае 1948 года, когда ООН объявила о создании Государства Израиль, а арабские легионеры в куфиях торжественным маршем прошли по Амману и Багдаду, обещая отвоевать Палестину у сионистов, произошло событие, которое не было замечено почти нигде в мире, в том числе в Израиле. В Японии, таинственной, замкнутой, униженной, пережившей жестокое поражение во второй мировой войне, появилось нечто столь же разительно отличающееся от японского характера, как дуб от сакуры.

Источник силы

Бог, в отличие от евреев и христиан, никогда не был для японцев высшей субстанцией, обязывающей к страху и послушанию. Он был неуловим, эфемерен, растворен в эстетической красоте и гармонии. И нравственность была подчинена не библейским заповедям, а запрятанной под европейский сюртук и негласно увековеченной клановости. Воплощением ее был культ «человека-ящика» (Кобо Абэ), существующего не как уникальное божественное творение, а как крохотная и законопослушная частичка общества. Его свобода была свободой созерцания – без творческого порыва и жажды откровения. Устремленность к небу не свойственна жителям Страны Восходящего солнца, поскольку Творца, великого и грозного, не было, а раз так, то не было и тяги к единению с Ним.

Тем более поразительно, что именно здесь родилось мессианское движение, доходящее до самоотречения и полное восторженного преклонения перед волей Всевышнего. Его создали японцы-христиане – крошечное религиозное меньшинство. Возникшее и сформировавшееся по образу и подобию строгих и равнодушных к каноническим догматам фундаменталистских течений в Америке и Западной Европе, оно обращалось к Ветхому Завету и черпало в нем силы. А поскольку Ветхий Завет – это рассказ о Завете между Богом и евреями, то и свою любовь к Творцу движение воплотило в служение… евреям. И, возвращаясь к обету Авраама, члены движения назвали себя «Охель моэд» – «шатер свидетельства» – место встречи между Богом и человеком; место, где Авраам впервые услышал глас Божий. В переводе на японский «Охель моэд» – «Макуа». Так они и представлялись израильтянам, когда впервые прибыли сюда в пятидесятых годах. А экспансивные, недоверчивые, самоуверенные и насмешливые израильтяне, привыкшие видеть в окружающем мире только врагов, недоумевали: чего хотят от них эти странные, улыбчивые, вежливые люди? Зачем и почему они клянутся в любви к Израилю? И какой «интерес» стоит за этой неизвестно откуда взявшейся любовью?

Герцль из Страны Восходящего Солнца

Авраам Икуро Тесимо, основатель движения «Макуа», не боялся этих вопросов. «Нас часто спрашивают, почему мы преданы государству Израиль, – писал он. – «Почему вы, японцы, так любите евреев?» Это постоянный вопрос, который мы слышим от евреев и неевреев. Наше страстное тяготение к Израилю кажется им непонятным и необъяснимым. Они не понимают, что наша любовь к Государству Израиль проистекает из нашей страстной любви к Библии. Нас называют иногда иудео-христианами. Но ведь в действительности иудаизм и христианство – не две различные религии; это две ветви, растущие из одного ствола – религии Библии».

Но не только верой объяснял Тесимо свое преклонение перед евреями. Религиозный долг – это одно, но есть еще и… голос крови. Потому что… Разве не подтверждают многочисленные гипотезы и находки, что японцы и есть часть тех самых потерянных десяти колен Израилевых, которые, будучи угнанными в Ассирию, словно провалились в «черную дыру» истории? Тесимо не сомневался, что это так. «Уже обнаружено, что по своему генетическому строению японцы ближе всего к обитателям Эрец-Исраэль. Возможно, именно из-за кровного родства мы чувствуем такую любовь и притяжение к народу Израиля. Благодаря Господу мы можем насладиться подлинной и искренней дружбой с евреями. Нет слов, которыми можно было бы описать нашу благодарность за доброту, проявленную к нам людьми Израиля».

Комментатор Библии и плодовитый писатель, Тесимо всю жизнь проявлял непостижимое тяготение к иудаизму и удивительно глубокое понимание еврейской традиции и истории. По словам своих учеников, он источал удивительную энергию и был наделен аурой, привлекавшей к нему людей. Его вера в исполнение божественных пророчеств была столь непоколебима, что в сподвижники к нему шли даже те, кто не только не задумывался над смыслом бытия, но и не шел в своем знакомстве со Священным Писанием дальше нескольких глав из Нового Завета.

Ядро движения составляла поначалу пара десятков человек. Сегодня не только в Японии, но и в других дальневосточных государствах, а также в США, Мексике, Бразилии насчитывается более пятидесяти тысяч последователей Авраама Тесимо. Их религиозность во многом напоминает хасидское мироощущение: бьющая через край радость веры и одновременно – полное подчинение воле Творца. В пятидесятых годах первые японские «халуцим» устремились в Израиль. Они приезжали в киббуцы, чтобы «поднимать» Землю Обетованную и «подниматься» самим. Они работали, читали ТАНАХ и учили иврит. Некоторые уезжали обратно, чтобы проповедовать в своей стране сионизм, другие шли учиться в израильские университеты; им на смену в киббуцы прибывали новые идеалисты. Основатель еврейского национально-религиозного движения рав Кук вряд ли мог предполагать, что обретет в Стране Восходящего Солнца тысячи рьяных поклонников. Но это произошло – одно из множества чудес в истории еврейского народа.

Тесимо, впервые приехавший в Израиль за десять лет до Шестидневной войны, поселился в киббуце Нир-Давид около горы Гильбоа. Спустя несколько лет он создал так называемый «отряд Хефциба», ставший своего рода «японским Сохнутом»: его активисты набирали группы молодых людей, стремившихся принять участие в возрождении еврейского государства, и переправляли их в Израиль – в киббуц Нир-Давид и десятки других населенных пунктов от Галилеи до Негева. Прошло некоторое время, и движение «Макуа» основало собственный киббуц. Он назывался так же, как и «ударный отряд», – «Хефциба».

Самурай со «щитом Давида»

Страстности, с которой маленькая «Макуа» встала на защиту Израиля, могли бы позавидовать влиятельные и богатые еврейские общины Америки и Европы. В 1967 году газета «Джерузалем пост» опубликовала фотографию перебинтованного Шломо Оно – в качестве добровольца он отправился на иерусалимский фронт и был ранен, когда спасал из-под обломков рухнувшего дома жителя Северного Тальпиота. Оно стал одним из многих членов «Макуа», которые готовы были принести себя в жертву во имя спасения Израиля.

Не успела начаться Шестидневная война, как Тесимо создал Чрезвычайный комитет японской помощи Израилю. Его влияние и авторитет в кругах японской интеллигенции превратили Комитет из символической организации в достаточно влиятельную силу на Японских островах, хотя официальный Токио занимал, при формальном нейтралитете, скорее проарабскую позицию. Война закончилась раньше, чем поступила помощь, но это ничуть не умалило заслуг Тесимо. «Насер будет поражен смертельным ударом с небес», – заявил глава «Макуа». Спустя несколько дней к нему пришел потрясенный посол Израиля в Японии. «Он сказал, что мои слова оказались пророческими», – вспоминал Тесимо в своей книге.

Осенью 1973 года Тесимо и его сподвижники действовали не менее оперативно. Тысячи сторонников Израиля, мобилизованных «Макуа», прошли с бело-голубыми флагами и произраильскими лозунгами из конца в конец Токио. За пару лет до этого состоялась не менее грандиозная демонстрация «Макуа» напротив здания ООН, генеральным секретарем которой был тогда двуличный и малодушный У Тан.

…Каждый год весной, в один и тот же день, в Иерусалиме можно увидеть странное зрелище: тысячи людей в традиционных японских одеяниях или вполне светских костюмах проходят по центру города с израильскими флагами. Символика на плакатах сюрреалистична: иероглифы вплетаются в узор меноры, золото древнееврейских букв озаряется сиянием красного восходящего солнца на белом полотнище.

Израильтяне относятся к этой процессии со смешанным чувством интереса и недоверия. Одни принимают последователей Тесимо за филиппинских рабочих, вышедших на демонстрацию, другие – за неведомо откуда взявшихся репатриантов-китайцев. «Макуа» это не смущает. Если братья не признают их, это еще не значит, что надо отказываться от братства. Братства по крови и братства по вере. Братства людей, движимых еврейскими пророчествами и поклоняющихся Единому и Сущему еврейскому Богу. «В служении Единому Богу, Богу Авраама, Исаака и Иакова, проводим мы каждый день нашей жизни. С иудаизмом в сердце мы верим, что придем к выполнению библейского Завета. Это – наш выбор. И он – не в политической идеологии, а в глубокой религиозной вере в Бога Израиля и его Завет» (Авраам Тесимо).

Мечта и реальность

Центр «Макуа» в Иерусалиме ничем не привлекает внимание прохожих. Приземистый дом, прячущийся за каменным забором в фешенебельном районе Гива Царфатит, больше похож на частную виллу, принадлежащую человеку из обеспеченного среднего сословия. Внутреннее убранство необычайно просто и строго. Доведенная до крайности первоначальная суровость ранних христианских общин. На стенах – портреты Авраама Тесимо. О «японском происхождении» дома напоминают только замысловатые восточные узоры на картинах и резные, под цвет бамбука, перегородки.

Дом этот может служить не только офисом, но и молитвенным домом, хотя здесь нет ни христианской, ни иудаистской символики. «Макуа» безразличны внешние религиозные атрибуты. Для обращения к Творцу не нужно ни амвонов, ни молельных залов, ни икон, ни тем более роскоши. Главное – внутренний смысл и духовная наполненность.

Трудно представить себе, как здесь можно молиться. Еще труднее называть еврейскими именами находящихся здесь людей и разговаривать с ними на иврите.

Ханоху Фуджи, председателю «Макуа», около сорока пяти лет. Он немногословен. Приветлив, но держит дистанцию. Говорит, тщательно подбирая слова, о себе предпочитает не рассказывать – отвечает только на «общие вопросы». Иврит стал вторым его родным языком. Ханох постоянно ссылается на Авраама Тесимо, как бы подчеркивая, что находится в тени его авторитета.

– Вы верите в гипотезу о том, что японцы – потомки одного из десяти «потерянных колен Израилевых», дошедшего до Японии и оставшегося там?

– Профессор Тесимо исследовал этот вопрос и обнаружил много свидетельств того, что версия, о которой вы говорите, подкреплена научными данными. Но главное, что связывает нас с этой землей, – сознание, что здесь зародилось христианство. Его создали евреи, они написали святые книги, подарили миру божественное откровение. За две тысячи лет христианская церковь ушла от своих корней. Она нацепила на себя роскошные одежды, превратилась в огромный аппарат, обросла канонами, догматами… Отвернулась от тех, кому обязана своим существованием, – от евреев. Можно ли быть христианами, не принимая ТАНАХ, пророчества, не благословляя народ, заключивший союз с Богом? Мы считаем, что нет, и потому приезжаем сюда, чтобы почувствовать атмосферу этой земли, чтобы здесь, в Израиле, выучить иврит, изучить Библию, чтобы вместе с евреями приблизить исполнение обещаний Господа.

– Японцы и евреи – столь различные по своей культуре, мироощущению, стилю жизни народы. Одно дело изучать ТАНАХ, язык, еврейскую историю, другое – жить здесь, в Израиле, в совершенно чуждой для вас стране. Мне кажется, что японцу привыкнуть к Израилю невероятно сложно.

–Для нас это прежде всего мечта, высшая цель – жить на этой земле, среди народа, которому было дано откровение. Потом… Мы живем довольно замкнуто. Наши контакты с израильским обществом незначительны. Мы, если так можно сказать, автономны.

– Но многие молодые японцы, члены «Макуа», учатся в израильских университетах, ульпанах. Они вынуждены общаться с израильтянами.

– Конечно. Они и общаются. У них завязываются знакомства, они лучше знакомы с характером израильтян. Но все равно мы стараемся держаться друг друга.

– А израильский характер вас не шокирует?

– Ну, различия между вами и нами действительно велики… Но мы не слишком обращаем на это внимание. У нас своя цель, своя мечта…

Каким вы видите современный Израиль? Наследником Древней Иудеи, царства Давида и Соломона? Вам не кажется, как многим религиозным евреям, что возрожденное здесь государство – искусственно и не имеет отношения к древним пророчествам?

– Для нас современный Израиль – продолжение еврейской истории. Он – исполнение божественного обета: собрать всех евреев из изгнания и привести их сюда, на землю отцов. Мы верим, что наступит день, когда евреи всего мира соберутся в Израиле. А все народы уверуют в единого Бога, как сказано в ТАНАХе.

– Мы сталкиваемся с интересным явлением. Многие неевреи верят в исполнение танахических пророчеств, а значительное число израильтян, со своей стороны, совершенно безразличны к еврейским ценностям и традициям. Вас это не настораживает?

– Это проблема не только Израиля. В Японии, например, после войны молодое поколение почти полностью отошло от национальных традиций и приняло западную культуру. Конечно, система образования в любой стране должна делать все возможное, чтобы не допустить ухода молодежи от своих корней. Но в Израиле, на мой взгляд, положение дел значительно лучше, чем у нас. У вас намного сильнее связь с традицией, историей… Хотя, может быть, на евреев возложена большая ответственность, чем на другие народы, и они должны постоянно осознавать свою миссию…

– То есть связь между прошлым и настоящим в Израиле не прервана?

– По-моему, нет. Возможно, она недостаточно прочна, но не прервана.

– Как к вам относятся израильтяне, с которыми вы сталкиваетесь?

– О, у нас очень хорошие отношения со многими израильскими политическими и общественными деятелями. С некоторыми учеными. Нам многие симпатизируют. Без их поддержки было бы трудно купить, например, землю в этой стране – в частности, этот дом. Ведь мы же не евреи.

– Сколько японцев – членов движения «Макуа» живут здесь?

– Пятьдесят-шестьдесят. В основном студенты.

– Мне пришлось наблюдать демонстрацию «Макуа» в Иерусалиме. Там было несколько тысяч человек.

– Почти все они приехали из Японии, США, чтобы принять участие в праздновании трехтысячелетия Иерусалима. Вообще мало таких, кто живет здесь постоянно. Люди сменяют друг друга. Завершают учебу, возвращаются домой. Те же, что остаются здесь навсегда, как бы выполняют роль гидов для новоприбывших. Японцы почти ничего не знают об Израиле. Всю информацию об этой стране они черпают из сводок новостей. Им кажется, что здесь идет непрерывная война, что израильтяне постоянно третируют арабов. Мы же стараемся давать им истинную, а не превратную информацию, подлинное представление об истории этой страны, о ее связи с прошлым.

Как вы относитесь к происходящим в Израиле политическим переменам?

– Мы не вмешиваемся в политику. Профессор Тесимо считал, что самое лучшее, если Израиль сохранит под своим контролем все библейские места, прежде всего Иерусалим. Мы думаем так же. Но политика – не та область, которая нас интересует.

– Каким вы видите будущее двухсторонних отношений между Японией и Израилем?

– В последние годы произошли значительные изменения к лучшему. Многие японские бизнесмены, общественные деятели, деятели искусства посетили Израиль. Это началось после того, как вы подписали соглашения с арабами.

– Некоторые видят много общего в судьбах японского и еврейского народов. И тот, и другой, по их мнению, были в глазах Запада изгоями, несмотря на свои природные дарования и амбиции.

– Я знаком с таким подходом, но мне трудно сказать, так это или нет. Возможно…

– Правда ли, что в Японии пользуются популярностью «Протоколы сионских мудрецов»?

– В Японии печатались и печатаются по сей день антисемитские издания.

– Хотя там почти нет евреев…

– Да, но в том-то и проблема. Японцы ничего не знают о евреях. Книгу какого-нибудь сумасшедшего о «происках мирового еврейства» у нас часто принимают за чистую монету. Но есть много таких, которые понимают абсурдность этих утверждений и выступают против подобной литературы. Человек образованный и интеллигентный в состоянии отличить правду от вымысла.

– Вы не думаете, что такого рода литература оказывает отрицательное влияние на отношение японцев к Израилю?

– Если и оказывает, то в незначительной степени. Многое зависит от контактов между двумя странами. А они в последнее время, как я уже сказал, улучшились. Мы пытаемся привлечь в Израиль все больше туристов – не только христиан, естественно.

– Вы поддерживаете контакты с христианами – такими же, как и вы, сторонниками Израиля из стран Запада?

– Нет, я бы не сказал. Среди них много таких, что занимаются миссионерством. Мы к этому не имеем никакого отношения.

Июль 1996


Текст приводится по изданию: Александр Майстровой, «Пути господни». Иерусалим, 2004.

Источник: http://www.jcrelations.net/.2861.0.html?L=7

Пророчества о возвращении еврейского народа в землю Израиля

Пророчества о возвращении еврейского народа в землю Израиля

Рав Мордехай Нойгершл

Пророчества в Торе Израиля — примеры

Исследователь: Можете ли вы привести пример пророчества, приведенного в Торе Израиля?

Рав: Мы займемся несколькими историческими системами, о которых идет речь в книгах Пророков:

1. История еврейского народа.

2. История Земли Израиля.

3. Пророчества, относящиеся к народам мира.

1. История еврейского народа

На протяжении истории в мире существовали многие сотни народов и племен. За прошедшие 5000 лет большинство их исчезло, не оставив после себя следа. Где можно найти какие-нибудь следы шумерских или аккадских племен, вавилонян или потомков племен Инка и ацтеков? Если бы археологи не откопали какие-то каменные и глиняные остатки их цивилизации, мы бы вообще не знали об их существовании.

Народы исчезают по-разному. Есть такие, что вымирают из-за болезней и природных катастроф (землетрясений, пожаров, наводнений, голода и т.п.). Другие были стерты с лица земли врагами, которые завоевали их землю и истребили их. Но, хотя это и случалось, такое исчезновение — вследствие тотального физического уничтожения — встречается не слишком часто, лишь немногие народы прекратили свое существование при таких трагических обстоятельствах. Большинство исчезнувших племен просто растворились в других народах — тех, кто пришли на их землю или тех, с которыми они смешались на протяжении их странствий. Очень мало таких народов, которые бы выжили и сохранили при этом ясную национальную самоидентификацию, не говоря уже о глубоких и ясных корнях.

В противоположность всему этому, выделяется удивительный факт выживания еврейского народа. Само по себе выживание это удивительно, а уж насколько народ Израиля сохранился, и тяжелейшие условия, которые он перенес, не имеют себе подобных в истории.

Как мы сказали, само по себе выживание народа (мы еще не говорили об обстоятельствах, делающих выживание евреев уникальным) — необычное явление, которым могут похвастаться лишь считанные народы. Множество философов, писателей и поэтов и все те, кто занимался историей разных этносов, отмечали уникальность еврейской истории. Кто-то славословил, кто-то бранил и насмехался, пытаясь распространить яд антисемитизма, но никто не остался равнодушным…

На этом этапе мы абстрагируемся от всех особенностей, сопровождающих еврейскую историю, и сосредоточимся только на самом по себе продолжающемся существовании этого народа.

Поскольку речь идет о необычном явлении, его невозможно предвидеть заблаговременно. И тем не менее, Тора заранее обещает, что еврейский народ не исчезнет.

Тора говорит в книге Ваикра (Числа), глава Бехукотай (26:44):

«Но и при всем этом, когда они будут в земле их врагов, не презрю Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их, ибо Я Г-сподь, Б-г их».

Этот стих сказан посреди главы о гневе Всевышнего и Его возмездии; за несколько стихов до этого Тора описывает разрушение Храма, войну и бедствия, которые предшествуют этому разрушению и будут сопровождать его. Тора, таким образом, знала заранее, что будут бедствия и страдания, но вместе с тем она обещает, что народ Израиля никогда не будет уничтожен.

Пророчества Ирмияу и Йешаяу о Вавилоне

Давайте попробуем встать на место пророка Ирмияу и увидеть то, что видел он. Ирмияу видел Вавилонскую империю во всем ее великолепии, видел, что она покоряет весь мир, что ее армия непобедима и, более всего, — что она завоевывает его землю, изгоняет его народ и разрушает его страну. С другой стороны, он видит разгром Израиля. Это был первый разгром еврейского народа за всю его историю. Ирмияу еще не видел, что у этого народа есть странная жизненная сила: его бьют в одном месте, а он вдруг высовывается и расцветает в другом, совершенно неожиданном. Если бы сегодня какой-то человек обещал бы, что еврейский народ не будет уничтожен, это не было бы особым пророчеством, так как исторический опыт показывает, что этот народ удивительно живуч, он выживает всегда, что бы с ним не случилось. Ирмияу, с другой стороны, жил в эпоху, когда еще невозможно было предвидеть, что история этого народа будет именно такой. Если бы Ирмеяу пророчествовал, что Вавилон будет властвовать всегда, а еврейский народ никогда не оправится от поражения, мы бы сказали, что события, которые лицезрел Ирмеяу, мощь Вавилона и ужасы разрушения так подействовали на него, что он посчитал, что это положение продлится вечно… Но Ирмеяу сказал совершенно противоположное! Могучему Вавилону он предрекал разрушение, а сокрушаемому еврейскому народу — вечное существование…!

Откроем книги пророков Ирмияу и Йешаяу, говорящих о Вавилоне:

«И будет Вавилон, краса царств, великолепие халдеев, как Сдом и Амора, низверженные Б-гом. Никогда не будет он заселен, и не будут жить в нем вовеки, и араб не раскинет там шатра, и пастухи не положат там (скота своего)». (Йешаяу 13, Ирмияу 50).

Если бы пророки просто обещали, что Вавилон будет разрушен, не указывая при этом точной даты, они бы не брали на себя никакого риска. Но это пророчество — не просто пророчество о разрушении, перед нами однозначное обещание, что с того момента, как Вавилон будет разрушен, никто не сможет отстроить его —никогда! Какой человек может набраться наглости говорить о вечности? Откуда рожденному женщиной знать, что готовит нам неограниченное будущее? Ведь чтобы позаботиться о том, чтобы это пророчество сбылось, нужно охранять развалины Вавилона, чтобы никто не посмел попытаться его отстроить!

Следует помнить, что даже в наши дни развитой технологии, когда относительно просто создать инфраструктуру, тем не менее города, которые были разрушены — из-за войны или из-за природных катастроф — были отстроены на том же самом месте (например, Минск). Даже Хиросима, пропитанная смертельной радиацией, что, на первый взгляд, обязывало воздержаться от отстраивания города, была восстановлена на том же самом месте. И уж тем более в древние времена, когда было трудно построить инфраструктуру — воду, дороги и т. п. При археологических раскопках, когда открывают останки древних городов, обычно откапывают несколько слоев, среди них — сгоревшие. Это явление указывает на то, что город разрушался и вновь отстраивался раз за разом на том же месте. Предсказывать, что определенный город будет разрушен и никогда более не отстроен — это огромный риск. Реальная вероятность того, что такое пророчество сбудется, очень мала, особенно если учитывать то, что пророчество должно исполняться непрерывно, на протяжении всей истории человечества, буквально вечно! И тем более если идет речь о таком городе, как Вавилон, центре империи, городе, который многие мечтали отстроить и властвовать из него над своим царством как продолжатели дела прославленного Невухаднецара (Навуходоносора). Александр Македонский хотел превратить Вавилон в столицу своей огромной империи и мобилизовал на восстановление города десять тысяч человек. Ничего не вышло из этой затеи: великий завоеватель неожиданно умер, не успев осуществить свои замыслы, его империя распалась. Так сбылось еще одно пророчество:

«Лечили мы Вавилон, но он не исцелился; оставьте его, и пойдем каждый в свою страну» (Ирмияу 51:9).

Мы видим, насколько центральное место занимал Вавилон. И о таком городе Ирмияу и Йешаяу пророчествуют, что он никогда не будет заселен!

Пророчества о народе Израиля и о Торе

В противоположность пророчеству о вечном разрушении, которое Ирмияу предрекает Вавилону, он предвещает народу Израиля выживание в любой ситуации:

«Так сказал Г-сподь, Который дает солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, Который волнует море, и бушуют его волны — Г-сподь Воинств имя Его. Если исчезнут предо Мной эти законы, — сказал Г-сподь, — то и семя Израиля перестанет быть народом предо Мною». (Ирмияу, 31:34).

В этом стихе содержатся три обещания:

  1. Что народ Израиля всегда будет существовать. (По крайней мере, пока существуют физические законы — прим. перев.)

  2. Евреи будут знать, что они — из «семени Израиля», будут знать, что они потомки Авраама, Ицхака и Яакова — Израиля. Среди еврейского народа есть левиим и коаним (священники), у которых есть документы о принадлежности их к роду священников, то есть прослежена вся их родословная до первосвященника Аарона! Это весьма и весьма непросто, ведь у народов мира родословная даже у знатных персон прослеживается только на несколько поколений назад.

  3. Народ Израиля всегда будет «народом перед Всевышним».

Все эти обещания Ирмияу дает народу, разгром которого он сам же и оплакивает!

Перед нами явный парадокс: как можно заранее предвидеть полный и абсолютный разгром правителей, сверхдержавы своего времени, и в то же время обещать, что гонимый и преследуемый народ будет существовать вечно, если не с помощью пророческого видения?

Йешаяу тоже пророчествует, что этот народ не прекратит заниматься Тором. В главе 59:21 его книги написано:

«А Я — вот завет Мой с ними — сказал Г-сподь: дух Мой, который на тебе, и слова Мои, которые Я вложил в твои уста, не отойдут от уст твоих, и от уст твоих потомков, и от уст потомков твоих потомков, — сказал Г-сподь, — отныне и вовеки».

Евреи всегда будут заниматься Торой, слова Торы не отойдут отуст народа, а не только от его памяти, то есть евреи всегда будут изучать Тору…

В последнее время, с развитием истории и археологии, в различных местах на земном шаре были найдены останки древних культур, которые раньше не были известны. Такие культуры, как аккадская, шумерская, египетская, вавилонская и ассирийская, греческая и римская, исчезли. Осколки этих культур изучаются в академических учреждениях как история. Принципы, взятые из них, считаются краеугольным камнем современных культур, а некоторые из них известны только считанным исследователям, посвящающим свое время их изучению. Общее для всех этих древних культур — то, что никто на свете не живет согласно им, и никто не занимается ими и не изучает их для того, чтобы следовать им и поступать в согласии с ними.

В то же время Тора Израиля продолжает постоянно изучаться так же, как изучалась всегда, и еврейский образ жизни соблюдается евреями как и прежде. В мире нет места, где бы древний образ жизни сохранился на протяжении столь долгого времени. Когда находят тфилин двухтысячелетней давности, они подобны тем, что мы надеваем сегодня; когда откапывают древние миквы (бассейны для ритуального омовения), выясняется, что они построены по тем же галахическим параметрам, по которым строятся и современные миквы. Удивительно, как Тора сохранилась в качестве системы законов повседневной жизни на протяжении столь длительного времени.

И опять же, поскольку это явление необычно и не встречается у других народов, невозможно предвидеть его заранее.

И тем не менее, пророки знали, что так будет…

Человек, стоящий возле шкафа с еврейскими книгами, не может не отметить, что перед ним — непрерывная историческая цепочка, продолжающаяся тысячелетия, на протяжении которых не прошло ни одного дня, когда бы евреи не изучали Тору и не занимались Торой. В самые трудные времена евреи не прекращали изучать Тору. В тяжелейший период крестовых походов — Раши и Тосафот. В период изгнания из Испании — дон Ицхак Абарбанель, Яавец и многие другие. И то же самое — во всех поколениях и при любых условиях. Даже во время Катастрофы были созданы труды по Торе, содержащие проповеди и открытия в Торе, сказанные в лагерях и в гетто: «Огонь святости» раби из Пиасцана, галахические вопросы и ответы раби Цви Майзлиша и др.

Это неестественное явление тоже было предвидено! И действительно, евреи никогда не прекращали заниматься Торой, обучать ей и создавать труды по Торе. Свидетельство этому — шкаф с еврейскими книгами, среди которых книги, написанные во все периоды еврейской истории.

Во всех цивилизациях принято, что культура развивается при экономическом и политическом благоденствии. Расцвет греческой культуры был тогда, когда государство преуспевало, а когда гегемония перешла к Риму, то и центр культуры перешел туда. И это логично: голодным людям — не до культуры. Перед нами еще один парадокс: Тора пророчествует, что еврейский народ будет в изгнании и будет терпеть все виды бедствий, и тем не менее будет изучать Тору!

Поскольку это явление не имеет себе подобных ни у какого другого народа или племени, никакой народ не может похвастаться настолько ясной непрерывностью изучения своего учения, одного и того же учения на протяжении столь долгого времени, то пророк не мог взять это пророчество из какой-то исторической модели, поскольку такой модели не существует. Нелогично также, что какое-то учение будет считаться действительным на протяжении стольких поколений без перерыва, и нелогично, что народ будет жить согласно древней системе законов тысячелетия.

Малочисленный народ

Чем народ более многочисленней, тем больше у него шансов на выживание. Если бы еврейский народ включал в себя очень большое количество людей, исполнении пророчества о его выживании было бы более вероятным. Это не значит, что возможно было заранее знать, что народ выживет, ведь, чтобы стать многочисленным, он должен был сначала выжить, но если бы количество евреев постоянно увеличивалось, выживание народа было бы более понятно. И вот та же самая Тора предсказывает, что именно там, где опасность уничтожения и ассимиляции велика сама по себе — в изгнании — на долю народа выпадет еще одно бедствие — резкое уменьшение народонаселения, что совершенно не способствует выживанию.

Тора говорит:

«И останется вас мало людей, тогда как вы были подобным множеством звездам небесным» (Дварим (Второзаконие) 28:62).

То есть, когда евреи уйдут в изгнание, они будут малочисленны. И действительно, еврейский народ — «с помощью» своих соседей — пунктуально выполняет это пророчество оставаться малым народом… Китайский народ, который не более древен, чем еврейский, сумел достичь громадного числа народонаселения, более миллиарда. При таком количестве народа, даже если случаются тяжелые бедствия и многие расплачиваются своей жизнью, народ не находится под угрозой истребления. С другой стороны, когда идет речь о малом народе, насчитывающем всего 18 миллионов, бедствие порядка Катастрофы европейского еврейства представляет собой угрозу самому его существованию.

И вновь парадокс: та же Тора, которая обещает, что народ не будет истреблен, обещает, что именно в наиболее трудные периоды истории народа, когда он уйдет в изгнание, он будет малочисленным и тем не менее не прекратит существование!

Рассеяние по всему миру

В той же главе Тора описывает, как будут жить евреи в изгнании (и здесь нужно еще раз подчеркнуть, что, по всем мнениям, Тора была написана намного раньше, чем был разрушен Второй Храм, т. е. примерно 70 г.н.э.).

«И рассеет тебя Г-сподь по всем народам, от края земли и до края земли» (там же, 64).

И действительно, нет места на земном шаре, где жили бы люди и докуда бы не дошли евреи. Нет столь разбросанного по миру народа, как еврейского! Откуда Моше знал, что это будет именно так? (И это пророчество полностью исполнилось только после второй мировой войны, когда евреи в бегстве от фашистов добрались до самых удаленных стран — таких как Новая Зеландия, Мадагаскар и др., так что Моше явно не мог об этом знать — прим. перев.)

Символично, что Америка была открыта в 1492 году, в год изгнания евреев из Испании. Испания была в свое время важнейшим мировым еврейским центром, и, более того, она представляла собой место, где евреи могли немного передохнуть от преследований народов мира, совсем как через многие годы Америка, страна, где евреи обладают полным равноправием и которая очень быстро превратилась в самый большой в мире еврейский центр.

Вернемся к пророчеству о рассеянии и его исполнении: подобное рассеяние является дополнительной опасностью для выживания народа. Ведь речь идет о малочисленном народе, и чем больше он будет рассеян по всему миру, тем больше опасность ассимиляции. Процент смешанных браков (среди нерелигиозных евреев) в районе Нью-Йорка меньше, чем в других городах, где евреев мало: в местах, где процент евреев больше, больше вероятность, что еврей встретит еврейку. Мы уже говорили о том, что большинство народов, сгинувших с лица земли, исчезли из-за ассимиляции… Отсюда мы можем сделать вывод, что пророчество о том, что народ будет малочисленней и к тому же еще и рассеян, делает предвидение о его выживании еще более нелогичным и противоречащим здравому смыслу; однако факт выживания народа налицо.

Изгнания

Тора продолжает и говорит:

«Но и между теми народами ты не успокоишься и не будет покоя ступне твоей ноги» (Дварим (Второзаконие) 28:65).

После того, как ты будешь рассеян между народами, тебе не дадут жить спокойно, а будут гонять тебя с одного места на другое…

В мире не было народа, который скитался бы, как евреи. В истории были переселения народов вследствие войны или природных катаклизмов, но не было случая, чтобы официальные правительства выносили постановление об изгнании целого народа. С другой стороны, большинство уважающих себя стран изгоняли своих евреев хотя бы один раз. Изгнание евреев Англии в 13-м веке, изгнание евреев Франции, изгнание из каждого города-государства в Германии, из Австрии, Литвы, Испании, изгнание и уничтожение евреев в Европе во время Второй мировой войны… Кто мог бы предвидеть заранее столь странное явление, что различные страны, населенные народами с совершенно разным менталитетом, будут едины в одном — в своем отношении к евреям? А Тора знала!

И опять же, — несмотря ни на что, — они не смогли уничтожить еврейский народ!!!

Антисемитизм

«И станешь ужасом, притчею и посмешищем среди народов, к которым отведет тебя Г-сподь»; «И будет твоя жизнь висеть (на волоске) перед тобою, и будешь бояться ночью и днем, и не будешь уверен в твоей жизни. Утром скажешь: “О, если бы настал вечер!”, а вечером скажешь: “О, если бы настало утро!” от страха в твоем сердце, которым ты будешь объят и от зрелища, которое увидишь». (Дварим (Второзаконие) 28).

Антисемитизм — непонятное явление, которое служило материалом для множества исследователей, пытавшихся объяснить его, но и после всех исследований оно остается странным.

Проф. Йосеф бен Шломо пишет:

«Эта ненависть принципиальна и ничем не обусловлена, и поэтому она ни от чего не зависима — ни от личных качеств и ни от национального характера, ни от экономического положения и ни от социальных условий, ни от формы правления и ни от отношения евреев к нему, ни от преуспевания и ни от неудачи, ни от отсталости и ни от прогрессивности, ибо все это мы испытали, а ненависть осталась на своем месте.

Нас ненавидят за то, что мы “слишком хорошие”, а с другой стороны — за то, что мы “кровопийцы”, за то, что мы сепаратисты и за то, что мы слишком много принимаем участие в общественной жизни. Нас ненавидят в периоды материального изобилия и преследуют во время экономических упадков. Нас презирают при монархическом, диктаторском или демократическом режиме, а при анархии мы являемся первой жертвой каждого грабителя. Мы ответственны за все провалы и лишние при любой удаче. Преклоняющегося еврея бьют, а на того, кто идет гордо, нападают, евреям не дают исполнять заповеди Торы, но ассимилирующегося еврея не принимают. В любой момент и в любом положении есть причина для ненависти к евреям…»

Такого рода явление, у которого нет естественного объяснения, невозможно предвидеть заранее. А Тора знала! И Тора же обещала, что несмотря ни на что, народ не перестанет существовать!

«Ибо не только один восстал на нас, чтобы нас уничтожить, а в каждом поколении встают на нас, чтобы уничтожить нас, но Святой, благословен Он, спасает нас от их руки» (Пасхальная Агада).

Народ, о котором больше всего говорят

Какова вероятность того, что столь малый и разбросанный народ, не имеющий своего национального центра, будет известен, что о нем будут говорить? Кто думает и говорит, например, о цыганском народе, кто знает о них, кроме тех, среди которых они жили?

«И будешь ужасом, притчей и поговоркой ( שנינה, шнина)». (Дварим 28).

Раши (около 900 лет назад) переводит понятие שנינה так: « שנינה (шнина) — от слова o, ושיננתם вешинантем — о тебе будут говорить».

Марк Твен в 1899 году написал в Harpers Magazine:

«Если права статистика, евреи составляют не более одного процента человечества (а в наше время — всего лишь около 0. 28% — прим. перев.) Горстка звездной пыли, потерянная в сиянии Млечного пути; было бы естественно, если бы никто не слышал о евреях. Но о них очень даже слышно, о них слышно с древних времен и до наших дней, этот народ — самый заметный на этой планете».

И это тоже Тора знала заранее.

Вывод:

История еврейского народа на протяжении двух тысяч лет изгнания уникальна и полна парадоксов. Маленький народ ненавидим всеми, против него измышляют безосновательные наветы, его изгоняют как из своей страны, так и из всех других, он терпит бесчисленные погромы, травлю и дискриминацию. И этот народ продолжает созидать свои духовные творения в условиях бедности и недостатка, гонений и преследований, и продолжает свой древний образ жизни. Он не исчезает ни через ассимиляцию, ни через физическое уничтожение. И вся эта история была написана в Торе заблаговременно, ясно и однозначно! Кто тот, кто мог бы обещать все это заранее?

2. История Земли Израиля

Как и у народа Израиля, у Земли Израиля есть уникальная история — без прецедентов, без всякой логики, и поэтому непредсказуемая заранее.

Земля, которая по природе своей плодородна, с мягким климатом, пригодная для земледелия, с нормальным количеством осадков, и тем не менее она готова дать свои плоды только одному народу — еврейскому! Когда евреи находятся в Земле Израиля, она процветает. Так было в период Первого Храма, и так же — в период Второго Храма. Иосиф Флавий описывает, как выглядела Земля Израиля в его время, перед самым разрушением Храма:

«Вся она — земля тучная и земля пастбищ, и также различные деревья растут на ней, и богатство урожая земли привлекает даже людей, далеких от любви к земледелию, и вся земля засеяна обитателями, нет ни одного пустого участка, и из-за благословения земли города Галилеи многочисленны, и множество деревень, полных людей, а число жителей самой маленькой деревни — пятнадцать тысяч» (Иудейская война, 3. 3. 2).

С другой стороны, в тот момент, когда евреи оставили Землю Израиля, она стала пустынной, и оставалась таковой все время, пока в нее не вернулся этот народ (явление, необычайное само по себе, так как никогда еще не было народа, который вернулся бы в свою землю после столь долгого времени, в течение которого он был разбросан по всему свету…) Тогда земля снова начала давать плоды и превратилась в цветущий сад.

Всякая земля, плодоносная по своей природе, не считается с личностью живущих на ней, такие страны, как Италия или Испания переходили из рук в руки, и тем не менее были столь же плодоносны. Не такова Земля Израиля. И это несмотря на то, что страна была свята для больших религий — христианства и ислама (сама по себе достаточная причина превратить ее в цветущий сад), и несмотря на то, что она является важным перекрестком дорог, ничего не помогло — Земля Израиля осталась пустынной.

Есть ли логика в таком явлении? Есть ли у него какой-либо прецедент?

Вся эта необычная история заранее написана в Торе и в книгах пророков!

«Ибо Г-сподь, Б-г твой, приводит тебя в хорошую землю… землю пшеницы и ячменя, и виноградных лоз, и смоковницы, и гранатовых деревьев, землю масличных деревьев и меда. Землю, в которой ты без скудости будешь есть хлеб, не будешь иметь в ней недостатка ни в чем…» (Дварим, 8:7).

И действительно, все время, пока народ Израиля находился в Земле Израиля, она процветала.

Тора знала, что народ Израиля оставит Землю Израиля и уйдет в изгнание, как написано: «А земля будет оставлена вами», и интересно, что Тора детально определяет характеристики народа, который изгонит евреев.

Исследователь: Что ты имеешь в виду в словах «Тора детально определяет характеристики народа, который изгонит евреев»?

Рав: В книге Дварим (Второзаконие), в главе 28 стих 49 Тора пишет: «Принесет на тебя Г-сподь народ издалека, с края земли, как орел налетит народ, языка которого ты не поймешь», а перед этим, в стихе 36, Тора добавляет еще одну характеристику: «Народ, которого не знал ни ты, ни отцы твои». То есть, народ, который произведет все эти разрушения, должен отвечать нескольким характеристикам: он должен прийти издалека, с края (заселенной в то время) земли, он должен быть незнакомым народом с чужим языком и должен быть как-то связан с орлом.

Египетский народ не подходит, так как он не живет «на краю земли», не связан с орлом, и, безусловно, не является «народом, которого не знал ни ты, ни отцы твои» — наши предки хорошо знали Египет. Вавилон тоже не подходит, так как он — не с «края земли», его язык известен, и наши предки были хорошо знакомы с ним еще до того, как вавилоняне пришли разрушать Первый Храм.

С другой стороны, Рим отвечает всем характеристикам:

  1. «Народ издалека, с края земли» — в тот период Рим властвовал над всеми краями заселенной земли: Турцией, Грецией, Италией, Испанией, Францией, Англией и всей Северной Африкой. К тому же, сам Рим находится далеко от Земли Израиля, «на краю земли» по тогдашним понятиям, и добраться до него трудно — прим. пер.

  2. «Налетит, как орел» — символом римского легиона был орел.

  3. «Народ, язык которого ты не поймешь» — латинский язык не был известен на Востоке.

  4. «Народ, которого не знал ни ты, ни отцы твои» — римский народ образовался в результате смешения различных племен незадолго (по историческим меркам) до разрушения Храма, и наши предки не могли быть с ним знакомы.

В стихе 68 той же главы Тора пишет: «И вернет тебя Г-сподь в Египет на кораблях… и будете продаваться там врагам вашим в рабы и рабыни, и нет покупателя». Этим стихом Тора заканчивает свое предупреждение. Тора описывает, что случится с евреями, попавшими в плен. Их повезут в Египет, и именно в Египет! На кораблях! Откуда было известно, что именно на кораблях? Может быть, на повозках или пешком?

Пленников будут продавать в рабы! Есть различные методы обращения с пленными, можно дать им автономию, как сделали вавилоняне, поселить их в другом месте, как сделали ассирийцы, убить их, как пытались сделать персы (Аман), заставить их работать, а затем уничтожить, как немцы… На этот раз — говорит Тора — они будут «продаваться в рабы»… И если этого недостаточно, Тора предсказывает также и положение на рабском рынке: «…и нет покупателя». Это пророчество тоже исполнилось во всех деталях.

Минтер, германский историк, пишет:

«После того, как Бейтар был захвачен, все было под властью Рима, но Палестина стала пустыней… Пленные в несчитанном количестве продавались в рабы, сначала на годичных рабских рынках… а те, кто не были проданы там, были привезены в Египет на кораблях…»

Ширер, другой немецкий историк, пишет, что количество рабов в Египте было так велико, что цена раба опустилась до цены дневного пропитания коня, и то же самое сказано у Гиронимуса. Таким образом, все детали этого пророчества исполнились:

  1. «И вернет тебя Г-сподь в Египет» — и действительно, пленники были приведены в Египет.

  2. «На кораблях» — так и было, по свидетельству Минтера и Ширера.

  3. «И будете продаваться там вашим врагам в рабы и рабыни» — пленников продавали в рабы.

  4. «И нет покупателя» — цена раба опустилась до цены дневного пропитания лошади…

Каждое из двух вышеприведенных пророчеств — о народе, который изгонит евреев, и о положении пленников, — впечатляет само по себе обилием деталей. Теперь давайте рассмотрим оба эти пророчества вместе. Тора пророчествует, что врагом будет не Египет, поскольку он должен быть «народом издалека, с края земли», как-то связанный с орлом, с незнакомым евреям языком и народом, новым на исторической сцене. Ни одному из этих условий Египет не отвечает. С другой стороны, он должен привести пленников именно в Египет! Не парадокс ли перед нами? Чтобы это пророчество исполнилось, следует позаботиться о том, чтобы римляне сначала захватили Египет и внушить им, чтобы они привели большое количество пленников именно в Египет, вместо того, чтобы привести их в их собственную страну — Рим!

И сразу же после изгнания евреев, страна должна превратиться в пустыню:

«И опустошу Я землю, и будут пустовать на ней ваши враги, обитающие на ней… и будет ваша земля в запустении, а города ваши будут развалинами» (Ваикра (Левит) 26:32).

Минтер пишет, и его слова уже упомянуты выше: «После того, как Бейтар был захвачен, все было под властью Рима, но Палестина стала пустыней…» Это запустение длилось, в принципе, все то время, пока народ Израиля был вне Земли Израиля — более 1800 лет. (В определенные периоды — во время Византийского царства и во время королевства крестоносцев — в некоторых районах Эрец Исраэль было, в определенной мере, земледелие, но обычно земля была пустынна).

Исследователь: Такое гневное пророчество — что Святая Земля будет пустынна такое долгое время?!

Рав: Действительно, это пророчество гнева и возмездия, и осуществляется оно только при условии, что народ Израиля согрешит. Но нет худа без добра, и поскольку евреи были вынуждены оставить свою землю, в пророчестве о запустении есть добрая весть. Земля Израиля может вместить более десяти миллионов человек, есть меньшие участки земли, вмещающие большее количество народа, и мы можем с ужасом представить себе, каково было бы наше возвращение, если бы земля была полна многочисленными деревнями и городами с большим населением — нам просто некуда было бы возвращаться (естественным путем, конечно). И Тора говорит в вышеупомянутом стихе: «И будут пустовать на ней ваши враги, обитающие на ней»! То есть, земля не будет совершенно ненаселенна, на ней будут жить враги, но не сумеют вывести ее из пустынного состояния… Она не будет совершенно ненаселенной пустыней, на ней будут жить люди, которые, естественно, будут стремиться к тому, чтобы развить ее, но она не будет развиваться…

Исследователь: И этот парадокс тоже был известен заранее?

Рав: Рамбан, который жил 750 лет назад, пишет в своем комментарии на этот стих:

«А то, что сказал здесь “и будут пустовать на ней ваши враги, обитающие на ней”, — это хорошая весть, извещающая всем нашим изгнаниям, что наша земля не принимает наших врагов, и это также великое доказательство и обещание нам, что не будет ни в каком заселенном месте доброй и широкой земли, которая была ранее заселена, и была бы так опустошена, и все пытаются заселить ее, но не могут».

Исследователь: До сих пор, пока вы говорили о пророчествах Торы и книгах пророков, — это соответствовало здравому смыслу, ведь Тора — слово Б-га, и пророки получили свои пророчества свыше. Но сейчас вы приводите слова Рамбана, который, хотя и был мудрецом Торы и праведником, но не был пророком?

Рав:1. Рамбан ничего не говорил от себя, он передавал знания, полученные им по традиции от учителей. В талмудической литературе содержатся многочисленные пророчества, и источник ее — не человеческий, хотя сказали и записали ее люди (обсуждением Устной Торы мы займемся в свое время).

  2. В данном случае Рамбан не добавил ничего нового, что не было бы написано в простом чтении стихов, а именно: Земля Израиля не принимает другие народы. Рамбан только объяснил нам более глубокое понимание смысла и последствий этого.

Сам Рамбан посетил Землю Израиля в середине 13-го века и отправил оттуда письмо своему сыну, в котором он описывает пустынность земли и пишет, среди прочего:

«Что я могу сказать тебе по поводу земли? Велико оставление и велико запустение, и все, что более свято — разрушено больше, Иерусалим разрушен больше всего, и земля Иудеи больше, чем Галилея».

Марк Твен, в числе многих других путешественников, посетил Палестину в 1867 году, и увиденное там он описывает, среди прочего, следующими словами:

«Земля Израиля сидит во вретище и пепле, над ней витает колдовство проклятия, которое иссушило ее поля и заключило ее силу и мощь в оковы, Земля Израиля пустынна и нежеланна, она не относится более к реальному миру… Земля снов» ( The Innocents Abroad 1867).

Одна из высших точек опустошения была в поколении, предшествовавшем обновлению процветания, — поколении начала двадцатого столетия, когда пришли «халуцим» («первопроходцы») и нашли соленую почву, заросшую колючками, болота и малярийных комаров, а также другие болезни, многие из новоприбывших заболели и поплатились жизнью.

Тора говорит в книге Дварим (Второзаконие) 29:21:

«И скажет последнее поколение, сыны ваши, которые встанут после вас, и чужак, который придет из далекой земли, и увидят бедствия этой земли и ее недуги, которыми поразил ее Г-сподь. Сера и соль, пожарище вся земля, не засевается, и не произращает, и не всходит на ней никакая трава» 

Это точное описание положения, в котором нашли «первопроходцы» Страну (в этом стихе, как и в предыдущем, есть и добрая весть, так как тот факт, что положение Эрец Исраэль перед началом возвращения народа на свою землю было именно таким, — этот факт явился одним из причин того, что многие арабы продавали свои земли за гроши).

Марк Твен посетил Палестину в 1867 году, в период, когда Эрец Исраэль выглядела так, как будто «не относится более к реальному миру», и кто бы мог подумать, что всего лишь за пятьдесят лет земля изменит свою природу и начнет — в первый раз после того, как ее оставили евреи, — давать плоды?

Евреи начали возвращаться в Землю Израиля! Это явление само по себе чудесно, оно не имеет прецедента в истории, никогда не было такого, чтобы через столь длительный промежуток времени после того, как народ оставил свою землю, он вернулся к ней.

И Земля Израиля снова начала давать плоды! Она цветет… И столь явным было явление процветания в тех местах, где жили евреи, что оно дало границам еврейского расселения имя «зеленой линии», поскольку с высоты птичьего полета можно было ясно видеть, докуда дошли евреи…

Весь «сценарий», таким образом, написан заранее.

1. Само по себе возвращение евреев в Землю Израиля.

Пророки, как известно, предрекали возвращение в Сион, например:

«Вот эти издалека придут, и вот эти — с севера и с запада, и эти — из земли Синим. Ликуйте, небеса, и веселись, земля, и разразитесь, горы, песней, ибо утешил Г-сподь народ Свой и бедных Своих пожалеет. А говорила Сион: “Оставил меня Г-сподь, и забыл меня Г-сподь!” Забудет ли женщина своего младенца, не жалея сына чрева своего? И эти могут забыть, но Я не забуду тебя. Ведь на ладонях начертал Я тебя, твои стены всегда предо Мной. Спешат сыновья твои; разрушители твои и опустошители твои уйдут от тебя. Подними свои глаза и посмотри вокруг: все собрались, пришли к тебе. Жив Я, слово Г-спода! Всех их, как украшение, ты наденешь, опояшешься ими, как невеста. Ибо твои развалины, и твои опустошения, и твоя разоренная земля… Ибо станешь теперь тесна для жителей, и истреблявшие тебя удалятся. Еще скажут в слух тебе твои потерянные дети: “Тесно для меня место: подвинься, чтобы я мог сесть”» (Йешаяу 49:18).

«И отстроят они руины вечные, развалины древние восстановят они и обновят разрушенные города, пустовавшие испокон веков». (Йешаяу 64:1).

«…еще будут сидеть на площадях Иерусалима старики и старухи… и наполнятся улицы города мальчиками и девочками, играющими [там] » (Зхарья 8, 4—5),

— и во многих других местах в книгах пророков. Христиане пытались прорицать, что евреи не вернутся в Иерусалим («Пророчество» Хрисостомуса, о котором шла речь выше), и это пророчество, несмотря на его логичность и соответствие принятому в мире положению вещей, не сбылось. А еврейские пророки предсказывали нечто противоположное здравому смыслу и тому, что принято в мире — что евреи вернутся на свою землю, — и их пророчество сбывается.

  2. Расцвет Земли Израиля при возвращении евреев предсказывается в словах пророка Йехезкеля, который говорит в главе 36 своей книги (стих 8):

«А вы, горы Израиля, ветви свои дайте и плоды свои принесите моему народу Израилю, ибо приблизились, чтобы прийти».

Йехезкель обещает, что с возвращением еврейского народа на свою землю она начнет давать плоды.

Исследователь: Почему вы относите пророчество Йехезкеля к возрождению Земли Израиля в двадцатом веке? Он, несомненно, имел в виду то, что произошло в его эпоху — возрождение Страны в период возвращения из вавилонского изгнания.

Рав: Действительно, Йехезкель, безусловно, имел в виду и это тоже (возрождение страны после возвращения из вавилонского изгнания тоже произошло, когда Йехезкеля уже не было в живых), но Талмуд в трактате Санедрин (98) пишет:

«Нет более явного признака конца изгнания, чем то, что сказано: А вы, горы Израиля, ветви свои дайте и плоды свои принесите моему народу Израилю, ибо приблизились, чтобы прийти».

То есть, мудрецы Талмуда, которые жили почти две тысячи лет назад (Вавилонский Талмуд был отредактирован и завершен 1400 лет назад), относили пророчество Йехезкеля и к возвращению в Сион, которое произойдет после разрушения Второго Храма. Таким образом, пророк Йехезкель предвещает расцвет и возрождение Земли Израиля всякий раз, когда народ Израиля возвращается в свою землю.

Обрезание

Исследователь: Если все столь ясно и предсказано заранее, и этим доказывают существование постоянного Б-жественного провидения, как получилось, что возвращение в Сион произошло в эпоху, когда евреи снимали с себя бремя заповедей, и именно за счет людей, которые не соблюдали традицию, а предводители их боролись с Торой и ее заповедями?

Рав: Эти люди, которые столь последовательно боролись с религией, выполняли, сами толком не зная почему, заповедь, которую нужно исполнять, чтобы удостоиться Земли Израиля. Известно ли тебе, что это за заповедь, которая дает право на Эрец Исраэль?

Исследователь: Нет.

Рав: Это заповедь обрезания. В первой книге Пятикнижия, Берейшит (Бытие) (17:1) сказано, что Всевышний дал Аврааму Землю Израиля в заслугу обрезания:

«Аврам был девяноста девяти лет, и Г-сподь явился Авраму и сказал ему: Я Б-г Всемогущий, ходи передо мной и будь непорочен. И поставлю Мой завет между Мною и тобой, и весьма-весьма размножу тебя… И дам тебе и твоему потомству землю, в которой ты живешь, всю землю Ханаана, в вечной владение, и буду им Б-гом. И сказал Б-г Аврааму: ты же соблюди Мой завет, и ты, и потомство твое после тебя в роды их. Вот завет Мой, который вы должны соблюдать между Мной и вами, и между потомством твоим после тебя: да будет обрезан у вас всякий мужчина. Обрезывайте крайнюю плоть вашу, и это будет знаком завета между Мной и вами»

В книге Зогар, основной книге кабалы, сказано (124:1): «Рабби Хия сказал: в заслугу того, что евреи обрезаны, они побеждают своих врагов и наследуют свой удел…» То есть, народ Израиля удостаивается Земли Израиля в заслугу обрезания.

Если бы сто пятьдесят лет назад, когда весь еврейский народ соблюдал заповеди Торы, еврея бы спросили: «Как ты думаешь, если произойдет катастрофа, и евреи прекратят соблюдать заповеди, но одну заповедь они все же соблюдать будут, у какой заповеди есть больше всего шансов?» Есть ли такой шанс у заповеди обрезания?

Исследователь: Почему нет? Ведь человек хочет быть причастным к своему народу, он ищет самоидентификацию?

Рав: Но почему заповедью, которая выбирается в качестве символа этой причастности и идентификации, должна быть именно заповедь обрезания? Это ведь единственная заповедь в Торе, которая связана с «жестоким» действием причинения боли ребенку? Не забывайте, что речь идет о людях, которые не верят в Б-га и в Тору, и делают все, чтобы отмежеваться от исполнения заповедей. Именно они будут выполнять трудную и связанную с болью заповедь, которая оставляет свой след на теле до самой смерти? И все это произойдет в поколении, в котором так борются с тем, что называется «религиозным принуждением»? Ведь нет большего «религиозного принуждения», чем произвести подобный религиозный ритуал над телом беззащитного ребенка, который не может сопротивляться? Почему даже главы движения против «религиозного принуждения» сделали своим сыновьям обрезание?

А пророк Захария (в соответствии с комментарием Рамбана) знал об этом заранее! Он пишет:

«И ради крови твоего завета Я вывел твоих узников из ямы, в которой нет воды».

Рамбан (750 лет назад) пишет в своем комментарии на этот стих:

«Здесь содержится намек на поколение перед приходом Машиаха, когда все поколение будет грешно и Тора будет забыта в Израиле, и умножатся наглость и нахальство, как написано: “Из ямы, в которой нет воды”, и у них останется только одна заслуга — обрезания».

Исследователь: Вы забыли, что взяли на себя обязательство не следовать за комментариями и рассматривать только «простой смысл Писания». Где в словах пророка вы видите то, что написал Рамбан — что имеется в виду исход из изгнания в заслугу заповеди обрезания?

Рав: Понятие «кровь твоего завета», упомянутое в стихе, несомненно относится к обрезанию, ибо это единственный завет, связанный с кровью. Действительно, в стихе не объяснено, что такое «яма, в которой нет воды». Рамбан, который жил 750 лет назад, объясняет, что имеется в виду исход из изгнания. Его комментарий написан задолго до этих событий (оставления евреями Торы и возвращение в Эрец Исраэль).

В мидраше «Агадат Берейшит» (более 1600 лет назад) сказано: «Даже если у Израиля нет хороших дел, Всевышний избавляет их в заслугу обрезания…» Мы говорим сейчас о словах Рамбана и «Агадат Берейшит». Откуда они знали, что случится в будущем? И мы уже пояснили выше, что это знание — не личное мнение этих мудрецов, оно было получено ими от предыдущих поколений.

Исследователь: Может быть, причина, по которой они знали, что евреи всегда будут соблюдать заповедь обрезания, — это научные исследования, говорящие о том, что обрезание предотвращает определенные болезни?

Рав: Нас сейчас не интересует, является ли обрезание гигиеничным или нет. Этот вопрос не был известен пятьдесят лет назад, когда евреи возвращались в Землю Израиля без Торы и с заповедью обрезания. И до сего дня евреи делают обрезание не по гигиеническим причинам, и этот современный вопрос не мог учитываться тысячи лет назад, когда было сказано это пророчество.

Исследователь: А что насчет сынов Ишмаэля, арабов, они ведь тоже делают обрезание?

Рав: И что вы хотите, чтобы они получили за это?

Исследователь: Если обрезанные удостаиваются обладать Землей Израиля, то у них тоже есть на это право?

Рав: Интересно, что и автор книги Зогар считает так же, как и вы. В Зогаре (Шмот, гл. Ваэра) сказано так:

«…Горе тому времени, когда родился Ишмаэль и был обрезан, что сделал Всевышний? Отдалил сынов Ишмаэля от Высшей привязанности и дал им часть в Земле Израиля внизу, за их обрезание. И в будущем сыны Ишмаэля будут властвовать в Святой земле, когда она будет пуста от всего, так же как их обрезание — пусто и несовершенно, и они будут мешать сынам Израиля возвратиться на свое место, пока не кончится эта заслуга сынов Ишмаэля…»

Зогар, таким образом, знал несколько вещей:

  1. Сыны Ишмаэля (арабы) будут проживать в Земле Израиля.

  2. Во время их власти Страна будет пустынна.

  3. Из рук арабов Страна вернется прямо к сынам Израиля, без какого-либо «промежуточного» народа посередине.

  4. «И они будут мешать сынам Израиля возвратиться на свое место», — будет палестинская проблема…

Все слова Зогара осуществились, опустошение в дни власти ишмаэлитов достигло такого уровня, что владельцы земель были рады избавиться от них и продавали их за бесценок. Земля вернулась от арабам к евреям, и есть палестинская проблема, и они пытаются помешать евреям вернуться на свое место.

Исследователь: Подведем итоги истории Земли Израиля.

Рав: В книгах пророков сказано, что Страна будет процветать, когда народ Израиля будет находиться в ней, и будет пустовать, когда евреи будут изгнаны. Евреи оставляют ее и уходят в изгнание, народ, изгоняющий их, — это римляне («с края земли, народ, языка которого ты не поймешь и т. д. »). Пленников увозят в Египет, там их продают в рабство, но нет покупателей. А Земля ждет их возвращения и не принимает никакой другой народ — она хранит верность сынам Израиля. В самом большом запустении Страна находится во время правления сынов Ишмаэля (арабов), и из их рук она возвращается к евреям. Когда народ Израиля в конце концов возвращается на свою землю, она опять начинает давать плоды. Народ возвращается, возвращается в большинстве своем без Торы и заповедей, но обрезание продолжает выполнять. Сразу же после его прибытия возникает палестинская проблема, осложняющая заселение и пребывание в Святой земле.

Задумайтесь на минутку: весь этот сценарий предвиден заранее в книгах пророков! И если добавить к этому сценарию еще и вышеупомянутые пророчества относительно всей истории народа Израиля, то наше изумление будет еще большим…

Западная Стена (Стена Плача) будет стоять вечно

«Вот, он стоит за нашей стеной» (Песнь Песней, 2:9) — «за западной Стеной, о которой Всевышний поклялся, что она никогда не будет разрушена» (Шир Аширим Рабамидраш (толкование Писания), который существует по крайней мере 1600 лет).

Как можно обещать, что каменная стена никогда не будет разрушена, в то время как все остальные стены разрушены? Ведь Иерусалим перенес множество войн, и разрушение стены вполне могло произойти, и даже сейчас есть такая теоретическая возможность. Кто может взять на себя обязательство, что именно с этой стеной ничего не случится? Это пророчество исполнилось самым впечатляющим образом, другие стены, окружавшие Храмовую Гору, были разрушены, а Западная стена осталась.

3. Пророчества, относящиеся к народам мира

Исследователь: Сосредотачиваются ли пророчества только на еврейском народе?

Рав: Тора — план всего мира. В этом качестве ей есть что сказать всем людям. Тора обращается и к народам мира, ведь они тоже имеют определенные обязанности, подобающие им, большинство народов обязаны выполнять Семь заповедей сынов Ноаха, потомки Авраама обязаны также делать обрезание, народ Израиля, будучи «царством священников», обязан выполнять 613 заповедей… Таким образом, ясно, что Тора включает в себя и «карту» событий, которые произойдут с народами мира.

Исследователь: Примеры, пожалуйста.

Рав: Мы уже говорили о пророчествах Ирмеяу и Йешаяу о городе Вавилоне, который никогда не будет заселен.

Еще один пример: Ноах (Ной) собирает своих сыновей и говорит им:

«Проклят Кнаан, рабом рабов будет братьям своим… Благословен Г-сподь, Б-г Шема… Украсит Б-г Йефета и будет (Б-г) пребывать в шатрах Шема» (Берейшит, 9:25).

Этот короткий стих включает в себя демографию всего человечества. Давай попробуем проанализировать разделение человечества.

Б-г «будет пребывать в шатрах Шема» и действительно, в «шатрах Шема» родились Авраам, Ицхак и Яаков, а от них — еврейский народ, который провозгласил в мире существование единого Б-га. И ислам, пропагандирующий веру в единого Б-га, вышел из другой ветви «шатров Шема» — Ишмаэля. (Поэтому евреи и арабы называются «семитами» — по имени Шема). Христианство, основатели которого вышли из иудаизма — из шатров Шема — тоже внесло свою лепту в искоренение идолопоклонства и распространение монотеизма в мире.

«Украсит Б-г Йефета», «А из сынов Йефета… Яван (Греция)…и Ашкеназ (Германия)» (Берейшит 10:2). Греция развивала красоту и искусство и сделала из него целую жизненную философию, как и Германия в свое время. Красота, таким образом, находилась там, где было задумано — в чертогах Йефета. А из сыновей Хама, отца Кнаана, который был проклят быть «рабом рабов», вышли Куш, Мицраим и другие (Брейшит 10:6: «А из сынов Хама — Куш и Мицраим…», то есть — жители Черной Африки (Куш на иврите — негр), которые через много лет стали самым большим в мире резервуаром рабов. (А оставшиеся в живых потомки самого Кнаана (Ханаана) стали рабами захвативших Землю Ханаан евреев — прим. перев.)

Исследователь: А что насчет народов Дальнего Востока, у которых есть столь разнообразная мистика?

Рав: В книге Берейшит написано:

«А сынам наложниц, которые были у Авраама, дал Авраам подарки, и послал их от своего сына Ицхака на восток, в землю восточную». (Берейшит 25:6).

Наши мудрецы говорят, что подарки, которые Авраам дал им — это «имена (сил) нечистоты». Возможно, что отсюда — истоки всей восточной мистики.

Смотрите, два коротких стиха включают в себя разделение большинства человечества, что и произошло через много лет после того, как эти стихи были написаны и распространены в мире.

Источник: http://toldot.ru/tora/articles/articles_207.html

Устная Тора в эпоху Первого Храма

Устная Тора в эпоху Первого Храма

Rabbi

Трактат Пиркей Авот начинается такими словами: «Моше получил Тору на Синае и передал ее Йеошуа, Йеошуа — старейшинам, старейшины — пророкам, а пророки передали ее мужам Великого Собрания».

Не вдаваясь в подробности, отметим, что, перечисляя самые первые звенья цепочки, по которой передавалась Устная Тора, составители Пиркей Авот указывают на четыре ранних этапа: 
а) эпоха Моше (1312—1272 гг. до н. э.), 
б) эпоха Йеошуа (1272—1244 гг. до н. э.), 
в) эпоха старейшин (1244—887 гг. до н. э.), 
г) эпоха пророков (887—422 г. до н. э.). 
Каждый из этих этапов имел свои особенности — как в области изучения Торы и духовной жизни, так и в политическом состоянии народа Израиля.

Эпоха Моше совпала с сорокалетним пребыванием евреев в пустыне, где, как мы помним из текста Торы, не сеяли и не собирали урожай, где питались исключительно маном (еврейское слово ман в русском языке приняло форму женского рода: «манна небесная»). Чудо с маном было очевидным, осязаемым. Оно сопровождало евреев все время, пока они, выйдя из Египта, занимались изучением только что полученной на Синае Торы. Народ ее учил, и Тора каждый день представала перед учениками в новом свете, постоянно пополняясь новыми заповедями и законами. 

Пророческий дар Моше, т. е. его прямой контакт с Б-гом, был настолько велик, что, в отличие от других пророков, он мог по собственной инициативе «устанавливать связь с небесами». Так что, каждый раз, когда возникал сложный вопрос, Моше обращался непосредственно ко Всевышнему. 
Например, в книге «Бемидбар» (см. гл. 27) рассказывается о дочерях некоего Цлофхада, потребовавших себе при разделе Земли Израиля долю умершего отца: «Наш отец умер в пустыне… и сыновей у него не было. Почему же будет исключено имя нашего отца из среды его семейства из-за того, что нет у него сына? Дай нам удел среди братьев нашего отца». И Моше представил их дело Всевышнему. Написано, что сказал Всевышний: «Справедливо говорят дочери Цлофхада, дай им надел среди братьев их отца…»

Каждая новая заповедь тщательно изучалась и обсуждалась, чтобы остаться в неизменном виде в памяти народа. 
Так продолжалось сорок лет. Наконец, Всевышний сказал Своему избраннику (Бемидбар 27:12): «Взойди на гору Ааварим и посмотри на землю, которую Я дал сынам Израиля. Посмотрев на нее, приобщись к своему народу…» 
Моше уже знал, что ему не суждено перейти через Иордан и войти в обещанную Страну. И вот теперь настал его срок. Еще он знал, что сейчас должен решиться вопрос о его преемнике. 
Где-то в глубине души у него теплилась надежда, что руководство над еврейским народом перейдет к одному из его сыновей. Читаем (Бемидбар 27:15): «И сказал Моше Всевышнему: Да назначит Г‑сподь Б‑г, (Творец) душ всех людей, мужа над этой общиной… чтобы не уподобилась Б-жья община овцам без пастыря». И сказал Г‑сподь Моше: «Возьми себе Йеошуа бин Нун, человека духа, и возложи на него свою руку».

Как видим, надежда Моше не оправдалась — преемником был избран не его сын, а Йеошуа, самый верный из его учеников, полностью посвятивший себя изучению Торы и никогда не выходивший из шатра Моше, где жадно ловил каждое слово учителя. Как говорят мудрецы: «Кто стережет смоковницу, тот и ест ее плод».

После смерти Моше Йеошуа взял бразды правления в свои руки. Его эпоха продолжалась 28 лет. (Трактат Пирке Авот, указывая его имя в первых своих строках, которые мы только что привели, понимает под ним целую эпоху, а не просто еще одно звено в цепочке поколений.) 

Перед Йеошуа стояли две основные задачи: обеспечить изучение Торы, передав ее потомкам, а также завоевать Эрец Исраэль, Страну Израиля. 
О том, как он справился со второй задачей, рассказано в Книге Йеошуа, первой из Невиим, Пророков. (Традиция сообщает, что ее написал сам Йеошуа.)

Любопытно начало книги: «И было после смерти Моше, Б‑жьего раба: сказал Г‑сподь (обращаясь к) Йеошуа бин Нун, слуге Моше: Моше, Мой раб, умер…»
Согласитесь, странное начало. Для чего понадобилось Всевышнему сообщать Йеошуа, что Моше умер, ведь тот, как все остальные евреи в стане Израиля, знал об этом. Тем более, он был его ближайшим учеником. В чем же дело? 
Устное предание рассказывает, что, пока длился тридцатидневный траур по Моше, были забыты до трех тысяч законов (алахот).

(Побочный вопрос: почему они были забыты? Потому что было прервано ежедневное учение Торы. Умер величайший пророк, все отмечали траур. А во время траура запрещено заниматься Торой, потому что она радует душу человека. Итак, никто из евреев целый месяц не учил Тору. В результате, забылось множество важнейших законов.)

Йеошуа знал, что сделал бы его учитель в таком случае, — он бы обратился ко Всевышнему. Так поступил и Йеошуа. Он обратился к Тому, Кто дал евреям Тору, с просьбой вернуть забытое. Вот тогда и последовал ответ: «Моше, Мой раб, умер». Это значит, что эпоха Моше — период дарования Торы — завершилась.

Тора была дана однажды. Она неизменна, ее нельзя «досочинить» или «доисправить». Как нельзя «досочинить» природу. 
О Торе сказано (Дварим 30:12): «Ло башамайим и, — Не на небесах Она». 
Вся Тора, которую пожелал даровать людям Всевышний, была дана Моше на Синае, — на небесах не осталось ни одного недосказанного слова.

Йеошуа тоже обладал пророческим даром, т. е. способностью прямого общения со Всевышним. Однако его дар не мог быть использован для введения новых или восстановления забытых законов, подобно тому как было во времена Моше.

В конце книги Ваикра (27:34) сказано: «Вот заповеди, которые Г‑сподь повелел Моше на горе Синай». 
Словом «вот» Тора обычно конкретизирует сказанное выше. Выше по тексту разговор шел о заповедях. Так вот они, эти заповеди. Эти, а не другие. Говорят мудрецы в трактате Шабат: «Отсюда учим, что даже пророк не вправе ничего прибавить (к Торе)».

Отныне Всевышний не будет раскрывать ни новых, ни забытых «старых» заповедей. 
Что же делать с забытыми? Восстанавливать их! 
Но как? 
Выводить из имеющихся законов Устной Торы и из текста Письменной Торы, пользуясь логикой и известными способами толкования. 

(Всего этих способов, или методов, ровно тринадцать; они тоже получены как часть Устной Торы.) Сам текст Письменной Торы, как мы помним, не что иное, как конспект; в нем закодирована вся информация, в том числе и забытая, утраченная, нужно только правильно воспользоваться методами дешифровки. 
Кстати, подобным образом евреи будут поступать, когда Устная Традиция, полученная от Моше, донесет до них только основные положения определенного закона, а не его частности и тонкости. В подобных случаях ученые смогут применить логическое мышление и правила толкования текста для выведения «новых» деталей закона.

Обратите внимание, слово «новые» в выражении «новые детали закона» взято в кавычки не случайно. На самом деле даже его детали вовсе не новые — они изначально содержатся в переданной нам Торе. 
Приведем в качестве примера самый простой силлогизм, известный еще по средней школе: 
«Сократ — человек, люди — смертны; вывод: Сократ — смертен». 

Скажите, это новый вывод? 
Нет, он уже содержится в двух предлагаемых посылках. Вывод из посылок — это информация, которая была скрыта в них, но теперь она представлена в явном виде. Так же и с Торой: мудрецам не надо создавать новые законы, они в силах вывести их из того, что было дано на Синае, а потому полученные ими новые детали — не что иное, как законы Торы, переданные через Моше.

Древние мудрецы говорили: «Лицо Моше — как лик солнца, лицо Йеошуа — как лик луны». Объяснение: как луна светит, отражая солнечный свет, так и все, что есть у Йеошуа, включая все его «открытия», идет от Моше. Он «излучает» только то, что получил от своего учителя.

«Возвращение» забытых во время траура по Моше законов проходило под руководством Йеошуа, но основная работа была возложена на мудреца по имени Отниэль бен Кназ. Он успешно справился с нелегкой и важной работой. Став после смерти Йеошуа его преемником, он руководил еврейским народом на протяжении сорока лет.

Отниэль открывает следующую эпоху, которую трактат Пирке Авот называет эпохой старейшин. 
Повествует Книга Йеошуа (23:31): «И служил Израиль Г-споду во все дни Йеошуа и во все дни старейшин, которые долго жили после Йеошуа». 

Согласно простому прочтению, старейшины, упомянутые в этом стихе, — сверстники Йеошуа, жившие еще после его смерти. 
Но комментаторы указывают, что здесь имеется в виду более длительный период, продолжавшийся более трех столетий. 
«Старейшины, долго жившие после Йеошуа» — это целый отрезок еврейской истории, известный под названием периода Судей. 
Название указывает на принятую тогда форму правления. 
Действительно, царской власти в Израиле в те годы не было; страной правили судьи, руководствующиеся исключительно законом Торы. 
В современных трудах по истории и политическим наукам такой способ правления принято называть теократией. Мы говорим о власти Судей, подразумевая при этом, что истинным властителем являлся только Всевышний, а законом, на основании которого осуществлялось правление в стране, была Тора, полученная на Синае. Строго говоря, каждый правящий Судья своего поколения был главой Центрального раввинского суда. Со временем этот суд получил название Санедрин; в нем окончательно разрешались все сомнительные и спорные вопросы закона.

Заповеди Торы касаются всех сфер человеческой жизни, поэтому Судьи, главы Санедрина, несли ответственность за реализацию всех установлений Всевышнего, а не только тех, что касались личной жизни граждан, т. е. в их компетенцию входили все проявления общественной жизни, включая изучение Торы, имущественное и гражданское право, браки и разводы, уголовное и судебное право, внешнюю политику, социальные вопросы и многое другое. 

В еврейских источниках той поры можно найти список глав Санедрина, сменявших один другого и перенимавших друг у друга Устное Учение. 

Вот этот список (составленный по принципу учитель-ученик): Отниэль бен Кназ, Эуд бен Гера, Шамгар, Двора-пророчица, Гидеон, Авимелех, Тола, Яир Агилади, Ифтах, Ивцан, Эйлон, Авдон, Шимшон (силач Самсон) и, наконец, Эли Акоэн, руководивший Санедрином с 927 по 887 г. до н. э. 

У каждого из Судей были сотни, а иногда и тысячи учеников, так что Тора никогда не становилась уделом узкой элитарной группы. 

Мы привели имена только тех учеников, кто, будучи самыми выдающимися в своем поколении, после смерти учителей становились главами Санедрина. 
Нет необходимости подробно останавливаться на личностях этих людей, так как все они упомянуты в Шофтим, Книге Судей, следующей за Книгой Йеошуа. Ограничимся лишь несколькими характерными штрихами.

Но прежде необходимо сделать важное замечание общего характера. Изучая книгу Шофтим, можно прийти к ошибочному выводу, будто в период Судей евреи раз за разом отходили от Торы. Они, мол, отходили, а Судьи их возвращали. Ведь как начинается в книге каждый новый рассказ о новом поколении: «И встало новое поколение… и оставили они Б-га своих предков… и последовали за иными божествами из богов народов, которые вокруг них». Как видим, дело буквально доходило до идолопоклонства. О каком изучении Торы могла идти речь?

Это впечатление ошибочно. 
Нам просто очень сложно понять психологию людей тех поколений, которые испытывали сильнейшую тягу к любым проявлениям духовности, в том числе к разного рода суррогатам духовного мира, включая сюда и поклонение промежуточным звеньям между Всевышним и Его творениями, — что, безусловно, запрещено Торой. И одновременно пытались соблюдать все остальные ее заповеди! 

В этом смысле очень характерно завещание, с которым Йеошуа перед смертью обращается к еврейскому народу (24:14, 15): «Теперь же благоговейте перед Б-гом и служите Ему чистосердечно и искренне. Отвергните божества, которым служили ваши предки за рекою и в Египте, и служите Г-споду. Если же вам не нравится служить Ему, ныне изберите сами себе, кому служить вам: божествам, которым служили ваши предки за рекой, или идолам эмореев, на земле которых вы живете, — а я и мой дом будем служить Г-споду».

Йеошуа не был либералом, провозвестником плюрализма. 
Но как понять его странные слова? Своим пророческим даром он видел то, что произойдет в дальнейшем: часть народа попытается совместить несовместимые вещи — Тору и язычество; они будут «хромать на обе ноги», по выражению пророка Элияу (Ильи). 

Об этом и предупреждает их умирающий вождь: двойственность невозможна, сделайте выбор — одно из двух: или будьте «как все», но без Торы; или, если хотите жить по Торе, отрекитесь от всякого желания подражать окружающим народам, отвергните язычество в любой его форме.

Потрясенный таким неожиданным требованием, народ обещал: «Нет, мы будем служить только Г-споду!». Но в дальнейшем, как и предрекал пророк, неоднократно нарушал это обещание: время от времени появлялись люди, пытавшиеся совместить служение Творцу мира с элементами финикийских культов. Однако серьезное изучение Торы и исполнение ее заповедей в народе не прекращалось ни на минуту.

Первый приступ увлечения язычеством наступил почти сразу после смерти Йеошуа. 

В наказание Всевышний отдал еврейский народ в руки арамейского царя Кушана, с легкостью поработившего всю Страну. 
В это тяжелое время во главе народа становится Отниэль бен Кназ, преемник Йеошуа. Будучи великим мудрецом, он понимал, что еще не настало время взяться за меч. 

Сначала нужно устранить истинную причину плачевного состояния народа — не политическую или военную, а духовную. 
Поэтому на протяжении первых восьми лет своего правления он занимался искоренением язычества. Лишь добившись духовного возрождения народа, он почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы решиться на восстание против арамейцев. Евреи под его руководством одержали победу, и следующие тридцать два года в Стране Израиля царил мир.

Однако после его смерти (1204 г. до н. э.) язычество вновь проникло в еврейскую среду и укоренилось в ней. Реакция Всевышнего последовала незамедлительно: крошечное государство Моав сумело в короткий срок подчинить себе многочисленный и сильный еврейский народ. Как видим, проявление Воли Творца в те времена наблюдалось воочию, а не было скрыто за множеством политических деталей и обстоятельств, как в наши дни. Всевышний действовал открыто и явно.

Освободителем Израиля от моавитян стал Эуд бен Гера из колена Биньямина. Его преемник, Шамгар, был верховным судьей всего один год, а после его смерти еврейский народ стала судить Двора-пророчица. 

Надо заметить, что женщина не обязана изучать Устную Тору, поскольку для ее духовного совершенства предусмотрены другие, более подходящие женской природе средства. Но Двора обладала такими познаниями в Торе, что мудрецы того поколения безоговорочно признали ее авторитет. 
Впрочем, несмотря на то что в Танахе о ней говорится как о Судье, вряд ли она занимала формальную судейскую должность в Санедрине; скорее всего, судьи и законоучители обращались к ней за разрешением сложных и спорных вопросов, как в свое время — к Моше или Йеошуа.

Следующим в цепочке передачи Устной Торы указан Гидеон, который встал во главе народа в 1084 году до н. э. в самый разгар борьбы с мидьянитянами. 
Вдохновленный пророческим видением, он собрал отряд в тридцать три тысячи бойцов и выступил в поход. 
Однако Всевышний остановил его (Шофтим 7:2): «Слишком много с тобой народа… Как бы не возгордился передо Мной Израиль, говоря: мы спасли себя своими руками». 

Гидеон сократил войско до десяти тысяч, но и это было слишком много. В итоге осталось всего триста воинов, с которыми Гидеон ночью напал на стан мидьянитян, застав их врасплох и вызвав тем самым панику. Враги бежали, не подозревая, что имеют дело с горсткой евреев.

Часто говорят, что у нашего народа все не как у других людей. Мы даже воюем не как другие. Обратите внимание, основная задача Гидеона как полководца заключалась не просто в победе над противником, здесь он был уверен, что Всевышний поможет своему народу, — а в том, чтобы доказать совсем неочевидный тезис: победа достигается не силой оружия, а волей Творца.

Одна любопытная «тактическая» деталь: преследуя мидьянитян, Гидеон обратился к жителям двух городов — Сукота и Пнуэля с просьбой накормить его уставших воинов. Те отказали в гостеприимстве своим защитникам, полагая, что еще не известно, за кем будет окончательная победа, и боясь мести со стороны мидьянитян. 

Победа оказалась за отрядом Гидеона. Возвращаясь после разгрома, учиненного над врагами, герой не захотел наказывать всех жителей города, так как прекрасно понимал, что виноваты не горожане, а их старейшины. 

Поэтому (читаем текст Танаха) «он захватил юношу, жителя города Сукот, и расспросил его; тот написал ему имена князей Сукота и его старейшин». 
Обратите внимание на слово «написал». 
Первый же попавшийся воинам Гидеона житель города, почти ребенок, написал имена старейшин. В просвещенной Европе такая история могла случиться не раньше конца девятнадцатого века, когда ценой огромных усилий была преодолена массовая безграмотность. Но события, о которых мы читаем в Танахе, происходили на Ближнем Востоке три тысячи лет назад! Как видим, всеобщая грамотность — нормальное явление в нашем народе на любом этапе его поистине колоссальной во времени истории.

Изгнание мидьянитян открывает сорокапятилетний период, в течение которого евреи, покончив с идолопоклонством, наслаждались мирной и спокойной жизнью, изучали Тору и обрабатывали землю. 
Все эти года во главе мудрецов стоял Тола из колена Иссахара, а после его смерти — Яир Агилади (уроженец Гилада, горной местности к востоку от Голанского кряжа, входящей в состав Эрец Исраэль). 

Умер Яир — и язычество вновь подняло голову. Наказание, как было принято в эпоху Судей, не заставило себя ждать: в 964 году Страну завоевывают и делят между собой аммонитяне, наши соседи с востока, и филистимляне, соседи с запада (по-еврейски они назывались плиштим; отсюда, кстати, пошло современное название Палестина, «подаренное» стране римлянами). 
Начинается период противоборств, угнетений и освободительных войн, в ходе которых выдвигаются новые народные вожди — Ифтах, Ивцан (по утверждению Талмуда — он же Боаз из Книги Рут), Эйлон и Шимшон из колена Дана.

Согласно мнению некоторых авторитетов, Шимшон скорее был военным вождем, чем духовным руководителем. Функции последнего еще при жизни Шимшона выполнял Эли Акоэн (первосвященник Эли), стоявший во главе Санедрина и, как говорят, получивший свои знания не только от Ивцана и Эйлона, но и от первосвященника Пинхаса, внука Аарона, удостоившегося удивительного долголетия. Впрочем, несмотря на свой авторитет, Эли Акоэн не смог убедить народ в необходимости оставить пути порока. 
В результате в конце его жизни происходит целая вереница трагических событий: разорение Страны, череда поражений в войнах с филистимлянами, разрушение национального духовного центра в Шило, где стоял Мишкан (переносный Храм, сооруженный евреями еще в пустыне). После разрушения Мишкана общественные жертвоприношения, необходимость совершения которых указана Торой, прекратились. Наступило «смутное время».

Человеком, сумевшим вывести Израиль из очередного плачевного состояния, был пророк Шмуэль, ученик и преемник первосвященника Эли, тогда еще совсем молодой человек. 

С него начинается четвертый этап передачи Торы — эпоха Пророков. 
Пророки в Израиле — не просто прорицатели будущего, наподобие древнегреческих провидцев и ясновидцев, с которыми мы знакомы по учебникам Древней истории. Еврейский пророк — это человек, достигший исключительного духовного совершенства и максимальной близости к Творцу, а именно: он способен устанавливать с Творцом прямой контакт, в результате которого на него как бы сходят пророческие видения, раскрывающие духовную суть реальной действительности. Само собой разумеется, многие пророки знали и будущее, но то был побочный результат их духовной деятельности.

Многие пророки посылались Всевышним к еврейскому народу с откровенно дидактической целью — чтобы указывать ему на ошибки, упрекать в грехах, предупреждать о жестоких испытаниях, ожидающих Израиль за измену Синайскому союзу. 
Таким образом предсказания грядущих бед становились известными в народе. Пророки не вещали о том, чего было не миновать, они не ставили евреев перед неизбежным грядущим, перед тем, что определено роком (само понятие рока, судьбы — изобретение греческое, предполагавшее отсутствие у человека свободы выбора, свободы на пути самоисправления; иудаизм утверждает, что на историческом уровне ничего неизбежного не бывает). 
Еврейские пророки «лечили» народ, предрекая ему то, что ждет его в случае отступничества от Торы. И народ выбирал, каким путем следовать.

Пророчество как явление появилось в нашем народе задолго до рождения Шмуэля. Пророками были наши отцы — Авраам, Ицхак и Яаков. 
Многие люди обладали пророческим даром в поколении, вышедшем из Египта. 
Сам Моше известен как величайший пророк — через него мы получили Тору. Тем же даром обладали и его брат, Аарон, и его сестра, Мирьям. Пророки не перевелись и в эпоху старейшин, когда пророчествовали Пинхас, Элькана и другие, хотя само явление уже встречалось не так часто, как прежде, во времена блуждания по пустыне.

Однако вслед за Шмуэлем стало появляться все больше и больше пророков, причем со временем они начали играть все более важную роль в жизни народа. Наиболее выдающиеся пророки руководили Санедрином — каждый в своем поколении, превратившись таким образом в звено цепочки, по которой передавалась Тора. Некоторые из них записывали свои пророчества. Те их книги, которые оказались актуальными на все времена, вошли затем в состав Танаха.

С именем Шмуэля связано не только начало нового периода в еврейской истории — периода Пророков, но и одно крупное изменение в жизни Израиля — возникновение власти царей. Именно Шмуэль помазал на царство сначала Шауля, а затем Давида, своего ближайшего ученика и преемника. 

С тех пор цари и пророки идут в еврейской истории рука об руку. 
Рядом с царем, наделенным неограниченной властью, всегда оказывается пророк, наставляющий его, предостерегающий от ошибок и злоупотреблений, а иногда и вступающий в открытую конфронтацию со своим государем, если действия того становятся неугодными Всевышнему. 
Любопытно, что с прекращением царской власти в момент Вавилонского изгнания пророчество быстро утратило свои позиции, превратившись сначала в редкое явление, а затем и вовсе исчезло как элемент еврейской народной жизни.

Вернемся к царям. 

Давид правил Израилем с 876 по 836 г. до н. э. 

Люди, знакомые с Танахом, видят в нем мужественного воина, добродетельного царя, вдохновенного поэта, автора непревзойденной лирики Книги Псалмов, Теилим. 

Однако царь Давид прославился еще и как крупнейший мудрец Торы своего времени. В 119-м Псалме он замечает: «Буду говорить о Твоих заповедях перед царями, не устыжусь». 
Раби Моше Хаим Луцато в книге «Месилат ешарим» поясняет: Давиду «по долгу службы» приходилось встречаться с другими царями, участвовать во встречах с правителями различных государств. Нетрудно себе представить, как проходили встречи нескольких ближневосточных владык: нескончаемый обмен любезностями, политика, угощения, разговоры о лошадях, войнах, охоте… Но что делал царь Давид на подобных встречах? Заводил разговор о Б-ге, о Торе и ее заповедях, о добре и справедливости… Нет сомнения, что его собеседники не раз недоуменно переглядывались между собой, но Давид не обращал на это внимания: «Буду говорить о Твоих заповедях перед царями, не устыжусь»…

Следующее звено в цепочке поколений — Ахия из Шило, переживший многих учеников Давида, в том числе его сына, Шломо (Соломона), царя Страны Израиля, названного мудрейшим из людей, строителя Иерусалимского храма. Ахия сыграл немаловажную роль в расколе еврейского государства, когда после смерти Шломо (796 г. до н. э.) десять северных колен Израиля отделились от царского дома Давида и образовали свое независимое государство.

Со времени раскола Израиля на два государства жизнь в каждом из них (в сферах политики, экономики, быта и пр.) текла по-разному, но главное оставалось общим — изучение и углубление Устной Торы. Что, впрочем, не помешало появлению новых негативных моментов. В то время как пророчество проявлялось все еще повсеместно и к нему относились как к чему-то обыденному, серьезные проблемы назрели в области исполнения заповедей. 

В Северном десятиколенном царстве произошло крупное нарушение одного из законов Торы: желая укрепить свою власть, основатель Северного царства Йеровам предпринял попытку отвадить своих подданных от Иерусалима, столицы Южного царства, где по-прежнему правили потомки царя Давида. 

Евреи обоих царств относились к Иерусалиму как к своему национальному духовному центру. Так было с момента возведения Храма и вплоть до Йеровама. Что он сделал? «Посоветовавшись, царь (приказал) соорудить двух золотых тельцов и сказал (евреям): довольно вам ходить в Иерусалим, вот твои божества, Израиль, которые вывели тебя из Египта» (Первая книга Млахим 12:28). 

То не было язычеством в чистом виде, поскольку царь не призывал народ служить кенаанским божкам. Он только хотел, чтобы люди служили единому Б-гу без совершения паломничества в Иерусалимский храм. 
Для этого были отлиты золотые тельцы, символизировавшие могущество Творца. Нарушался не запрет на идолопоклонство, нарушалась заповедь Торы, запрещающая создавать какое бы то ни было изображение Всевышнего (см. Шмот 20:19).

Если бы все ограничилось грехами Йеровама! 
Но процесс отпадения правящей элиты Северного царства от Торы, начатый при первом царе, продолжался при его преемниках. 
Царь Ахав, женившись на финикийской принцессе Изевели, стал после свадьбы покровительствовать жрецам ее народа, насаждавшим ужасные культы, центральным ядром которых были человеческие жертвоприношения и храмовая проституция. Хотя евреи в целом сохраняли верность Торе, среди знати нашлось много людей, изменивших заветам отцов, — например, Хиэль из города Бейт-Эль, богатый и знатный еврей, решивший восстановить город Йерихо (Иерихон). 

Строго говоря, не было бы ничего предосудительного в возведении нового города на месте старого, давно разрушенного, если бы не запрет, автором которого являлся Йеошуа бин Нун, — запрет на восстановление именно Йерихо. 

Читаем в Танахе (Йеошуа 6:26): «Проклят перед Б-гом тот, кто отстроит этот город, Йерихо; на своем первенце он обоснует его, на своем младшем поставит его ворота». 

Проклятие сбылось со зловещей точностью: уже в ходе закладки строительства стали умирать один за другим сыновья Хиэля, но он, объясняя все случайностью, упорно продолжал строительные работы. 
На похоронах последнего сына Хиэля встретились царь Ахав и ученик Ахии из Шило, Элияу Анави (Илья-пророк). 

«Странное дело, — съязвил Ахав, — может ли быть так, чтобы проклятие ученика сбылось, а проклятие учителя — нет? Известно, что наш Учитель Моше сказал в Торе, что, если мы будем служить другим богам, то небо закроется и не будет дождя. Но смотри, мы поклоняемся идолам — и ничего, дожди идут как ни в чем не бывало!» В ответ Элияу поклялся, что отныне не будет ни дождя ни росы. 

И Всевышний выполнил слова пророка — наступила страшная засуха. Но и тогда царь не прозрел. Он просто ополчился на пророка, так что тому пришлось скрываться от его гнева…

Борьбу с идолопоклонством в Северном царстве продолжал ученик пророка Элияу, Элиша. У последнего оказалось много последователей. 
Называли их бней аневиим, буквально «сыновья пророков». 
То были люди, «учившиеся на пророков», т. е. они сочетали изучение Торы с занятиями по самоусовершенствованию, включавшими в себя специальные уроки по развитию навыков пророчества. Ученики стремились достичь состояния, которое можно назвать вершиной человеческого духа, — хотя, следует признать, что подлинными пророками становились далеко не все, а только те, кого выбирал сам Творец. 

Одним из таких учеников Элиши был Йеояда Акоэн, родом из Иудеи, ставший впоследствии первосвященником Иерусалимского храма. Его имя нам тоже нужно для восстановления цепочки, по которой до нас дошла Устная Тора.

Что касается Южного царства, Иудеи, находившейся под властью династии Давида, то там положение было несколько лучше, чем в Северном. 
Язычество в Иудее не преуспело. 
Правда, вдова царя Ахазии, Аталия (дочь только что упомянутой нами северной царицы Изевели), попыталась внедрить идолопоклонство в Иерусалиме, но вспыхнувшее в 695 г. до н. э. восстание положило конец ее «реформам». Руководил восстанием сам первосвященник Йеояда, ученик пророка Элишы. Как видим, порой наступали времена, когда мудрецам Торы приходилось выходить из ешив и принимать непосредственное участие в серьезных политических актах.

Следующие за Йеоядой имена в цепочке поколений — Зехария и Ошея, оба жители Иудеи, и Амос, уроженец Северного царства. 
Все трое — пророки; с их речами можно познакомиться по тексту Танаха. Процитируем только слова Амоса, адресованные нашему поколению из глубины веков (8:11,12): «Вот наступят дни, — сказал Г‑сподь Б‑г, — когда Я пошлю голод на землю; не гибель урожая и засуху, а (голод и жажду) внимать словам Г‑спода. Будут ходить (евреи) от моря до моря, с севера на восток, будут скитаться в поисках слова Г-спода, но не найдут его». 

Пророк предвидел, что придет поколение, которое, ощутив духовную опустошенность своей эпохи, бросится на поиски духовности. 
Однако, оставаясь далеким от Торы, оно будет искать духовность где угодно, от одного моря до другого, в северных странах, восточных культурах, — но ничего не найдет…

В Иудее, как сказано выше, положение в смысле изучения и соблюдения многих законов Торы оставалось сносным. Но в общественной жизни, в сфере отношений между людьми, важнейшие законы Торы попирались и на Юге. 

Многие люди, считавшие себя вполне благочестивыми евреями, не чувствовали противоречия между скрупулезным соблюдением одних заповедей и полным пренебрежением к другим. 

Против такого положения восстает преемник Амоса Йешаяу (пророк Исайя). Он обрушивает на головы самодовольных людей беспощадные слова Всевышнего (1:13—17): «Не приносите больше пустого дара (жертвоприношений); воскурение — мерзость для меня. Новомесячий и (ваших) Суббот Я не терплю: все это — беззакония с празднеством… Перестаньте творить зло. Учитесь творить добро, стремитесь к справедливости, поддерживайте угнетенного, вступайтесь за вдову…»

Йешаяу, как и другим пророкам, пришлось столкнуться с властями: произошло это в царствование Ахаза, который, подражая своим северным соседям, увлекся идолопоклонством. 
К счастью, оно не пустило корней, и, когда на престол взошел сын Ахаза, Хизкияу, он уничтожил все следы идолопоклонства. 

Хизкияу был праведным царем; благодаря его правлению изучение Торы достигло небывалого расцвета. 
Существует предание о том, как царь приказал воткнуть у входа в Бейт-Амидраш (центральную академию) меч, который должен был красноречиво намекать отлынивающим от учебы на то, что их ждет. 
Однако в этом не было нужды, поскольку свет во многих синагогах и ешивах продолжал гореть и глубокой ночью. 
Народ не нуждался в стимулах: воодушевление учебой было настолько сильным, что Йешаяу свидетельствует (7:23): «Всякое место, где (раньше) росло до тысячи виноградных лоз (стоимостью) на тысячу серебряных монет, зарастет терновником и колючим кустарником». 
Люди настолько увлеклись учебой, что забросили заботы о насущном хлебе, в результате чего виноградники действительно поросли колючками и крапивой. 

Но Хизкияу на этом не остановился — он решил провести «общеизраильский» экзамен на знание Торы! О результатах этого грандиозного экзамена сообщает Талмуд: от Дана на севере страны до Беэр-Шевы на юге не нашлось ни одного невежды; мужчины, женщины и дети обладали твердыми знаниями по крайней мере в практическом аспекте Торы — в законах (в алахе).

Все эти годы Йешаяу шел рука об руку с молодым царем и поддерживал его во всех начинаниях. Каково же было горе и удивление пророка, когда Всевышний повелел ему навестить неожиданно заболевшего царя и сообщить ему о скорой кончине! 

Хизкияу спросил, за что обрушился на него такой гнев. «За то, что, вопреки заповеди, ты не женился и не произвел потомства,» — ответил Йешаяу. 
«Но я вынужден поступить так! — воскликнул царь. — У меня тоже есть пророческий дар, не такой, правда, как у тебя. Но благодаря ему я узнал, что от меня произойдут недостойные потомки!» — «Это не твое дело, — возразил пророк, — ты должен исполнять, что тебе велено, а Всевышний поступит, как угодно Ему…» — «Хорошо, тогда отдай мне в жены свою дочь; может быть, твои заслуги помогут ей и у нас родятся достойные сыновья.» — «Поздно! — ответил Йешаяу, — твои дни сочтены». 

И вот тут, при этих словах, царь впервые потерял самообладание и довольно резко произнес: «Сын Амоца, кончай свои пророчества и ступай! Мой предок Давид учил: никогда не поздно надеяться и просить о милости у Всевышнего, — даже если меч занесен над твоей головой!…»

Хизкияу оказался прав. 
Его раскаяние было настолько искренним, что он выздоровел, после чего сыграл свадьбу с дочерью Йешаяу. 
Правда, заслуги великого пророка его потомкам не помогли: сын царя, Менаше, стяжал себе славу худшего из всех еврейских царей. Читаем во Второй книге Млахим (21:1—6): «Двенадцать лет исполнилось Менаше, когда он стал царем; пятьдесят пять лет он царствовал в Иерусалиме… И делал зло в глазах Всевышнего… и ставил жертвенники Баалу… и поклонялся всему воинству небесному (звездам)… и провел сына своего через огонь». 

Прежде тоже случалось, что на престоле оказывались, мягко говоря, не самые достойные люди, но идолопоклонство и разврат не выходили за пределы царской семьи и ее приближенных. 
Даже во времена израильского царя Ахава поклонников финикийских культов было так мало, что, собравшись вместе, они вполне умещались в одном здании (см. Вторую книгу Млахим 2:10). 

Однако Менаше силой насаждал идолопоклонство в народе, подавляя железной рукой всякие попытки сопротивления. «И много невинной крови пролил Менаше, так что наполнил ею Иерусалим от края до края» (там же 21:16). Одной из первых жертв кровавого террора стал пророк Йешаяу.

За долгие годы правления Менаше преуспел в своих «реформах». 
Резко ухудшилось моральное состояние народа, погрязшего в идолопоклонстве и разврате. Еще в Синайской пустыне евреи были предупреждены (Дварим 11:16): «Берегитесь, дабы не обольстилось ваше сердце и не совратились вы, и не стали служить другим богам». Ибо, если это случится, то — «возгорится на вас гнев Б-га, замкнет Он небо и не будет дождя, и исчезнете вы скоро с прекрасной земли, которую Г-дь Б-г дает вам». 

Все знали, что наказанием за нарушение завета будет изгнание из Эрец Исраэль и опустошение страны. 
Об этом предупреждали и пророки, видевшие своими глазами распространение язычества, моральный упадок и коррупцию властей. Преемник Йешаи пророк Миха предостерегал (3:12): «Иерусалим превратится в руины, а гора дома Г-спода — в лесистые высоты». 
О том же говорили его ученики — Йоэль, Нахум и Хавакук, пророчествовавшие в страшные дни правления Менаше.

Однако люди не прислушивались к их словам. И такой день — день ужаса и катастрофы — настал. Первым пало под натиском ассирийцев Северное царство десяти колен. Произошло это в 555 г. до н. э., еще во время царствования Хизкияу, причем все население было немедленно угнано на восток.

Что касается Южного царства, то оно просуществовало после этой катастрофы 133 года. Но и финал Иудеи был трагичен. 
После смерти Менаше развращенные властью пособники покойного царя возвели на иерусалимский престол его малолетнего внука Йошияу, надеясь, что тот будет во всем им послушен. Однако надежды не оправдались: молодой царь «во всем шел по путям Давида, своего предка, не уклоняясь ни вправо, ни влево» (Вторая книга Млахим 22:2). «И не было до него царя как он, который ВЕРНУЛСЯ бы к Б-гу всем своим сердцем и всей своей душой, и всем своим существом, следуя Торе Моше» (там же 23:25). 

Он был настоящим бааль тшува (человеком, вернувшимся к Торе). 
Причем Йошияу сделал все, чтобы вернуть к Торе и народ Иудеи. Тем не менее, несмотря на все старания, ему не удалось полностью искоренить те явления, что успели пустить глубокие корни в народе за долгие годы правления его деда, царя-злодея Менаше. Многие евреи, внешне подчинившись молодому правителю, втайне продолжали вести прежний образ жизни. Оказалось, что нравственный распад давно затронул все слои общества, в том числе и среду ученых.

Пророки, стоявшие во главе мудрецов Торы, Цфания и его преемник Йирмеяу (Иеремия), безжалостно обличали пороки своих современников. «Как можете вы говорить: мы — мудрецы, и Тора Всевышнего с нами? Вот же, напрасно точили перо, напрасно писали писцы. Осрамились мудрецы… презрели слово Б-га, — в чем же их мудрость?» — вопрошал Йирмеяу (8:8). 

Иными словами, зря трудились писцы, переписывая Тору, — зачем она вам, если вы не выполняете ее законов, кому нужна ваша мудрость в ней, если ваша личная жизнь противоречит тому, что в ней написано? Но никто не прислушивался к нему, люди жили привычной жизнью, ни о чем не задумываясь. 
Читаем (Йирмеяу 8:6): «Никто не раскаивается в своем зле, (никто не) говорит: что я наделал! Каждый продолжает свой бег, как конь, который несется в бой!» Подобно боевому коню с шорами на глазах, люди мчатся по жизни, не оглядываясь назад, не думая о своих поступках и не понимая, что мчатся навстречу гибели.

Пророки, стоявшие во главе мудрецов Торы, понимали, что при таком положении дел Южное царство постигнет та же участь, что и Северное. 
Маленькое и слабое, оно чудом до сих пор держалось между ассиро-вавилонским молотом и египетской наковальней; однако, лишившись защиты Всевышнего, оно окажется легкой добычей для сверхдержав того времени. 
Так и случилось. 
Вскоре Иудее пришлось покориться новой силе, стремительно выдвинувшейся на мировую арену, — Вавилону, подмявшему под себя Ассирию. 
Разгромив евреев, вавилоняне, во избежание попыток восстаний, решили обезглавить народ, для чего выселили из Иерусалима духовную элиту — мудрецов Торы, которых привезли в Вавилон и там расселили. 
Однако восстания эта мера не предотвратила. Бунт разразился через несколько лет и был подавлен войсками под руководством полководца Невузардана. 
Чужеземцы разрушили Иерусалим и Храм, а население, на этот раз всех без исключения, угнали в Междуречье. 

Так в 422 г. до н. э. прекратило свое существование последнее еврейское государство древности, а сам еврейский народ приблизился к той роковой черте, за которой навечно исчезают нации, культуры и цивилизации.

Кстати, именно в это время произошел первый контакт между представителями двух цивилизаций — еврейской и древнегреческой. 

Вы заметили, что мы говорим — еврейская цивилизация, а не древнееврейская, как говорим древнегреческая, ибо века идут за веками, нет с нами древних греков. А еврейский народ — все тот же, что и раньше, поскольку не потерял ни своего национального характера, ни своей жизненной энергии. 
Мы все те же — со всеми присущими нашим предкам сомнениями и оптимизмом, умением сострадать и сопереживать, неистребимой жаждой интересоваться всем, чтобы обо всем иметь свое мнение. Наш народ молод, будто над ним не промчались три тысячелетия. И он же стар, безумно стар, ибо все видел, все помнит и всему научился. Древних греков, тогда только что народившихся, мы встретили, будучи уже очень древней нацией. И мы же их проводили в небытие. Причина такому долголетию только в одном — в Торе, которую в неизменном виде мы продолжаем соблюдать, изучать и передавать следующим поколениям.

Источники описывают, что в год разрушения Первого храма один молодой греческий философ посетил Израиль. 
До этого, ознакомившись со всеми философскими течениями родной Греции, он успел побывать в других странах, где беседовал с мудрецами и постигал тайны чужих культур. 
Возвращаясь из Египта, он решил завернуть в Иерусалим, где ожидал встретить кого-нибудь из еврейских мудрецов. 
На развалинах Храма он действительно обнаружил одинокую фигуру старца, плачущего на камнях поруганной святыни. 
Философ удивился и спросил: «Скажи, что можно обнаружить в камнях такого важного, что, утратив эту важность, человек станет плакать? 
И даже предположив, что в них было нечто важное, — достойно ли мудрецу рыдать о прошедшем? Ведь плач — удел женщин и детей!» 
На что еврей, подняв лицо, спокойно заметил, что лучше бы чужеземец, считающий себя ученым, побеседовал с ним по интересующим его вопросам, а не делал замечания на тему — достойно ли мудрецам плакать о прошедшем и утраченном. 

Грек задал свои вопросы — те же, что задавал в Египте и других странах: кем создан этот мир, что такое человек, что является пространством, есть ли творец у времени и т. п. Еврей коротко ответил на все вопросы. Философ, пораженный глубиной ответов, воскликнул: «Да от женщины ли ты рожден, о учитель?!» 
В конце старец заметил, что все эти знания его народ получил посредством Храма, который теперь лежит в развалинах. После чего они расстались. Правда, в конце беседы грек еще раз спросил, каков толк в слезах о том, чего уже нет. «Не о прошлом я плачу, — услышал он в ответ, — а о будущем, но тебе это уже не понять…» 

Так описывается встреча великого древнегреческого философа Плато (по-русски Платона) и великого еврейского пророка Йирмеяу. (Нельзя не отметить, что при последнем издании избранных переводов сочинений Платона на русский язык, автор предисловия к первому тому, видный академик и один из авторитетнейших современных русских ученых, позволил себе замечание, о том, что весь эпизод посещения Иерусалима отцом философии маловероятен. 
Поскольку, если у египетских жрецов еще можно было почерпнуть кое-какую мудрость, то чему можно было научиться у древних евреев? — Забавно, не правда ли?)

Но вернемся к нашим вавилонским изгнанникам. 
Измученные, разбитые, потерявшие всякую надежду на избавление после ужасов осады и плена, еврейские переселенцы, придя в Вавилон, обнаружили здесь нормально функционирующую еврейскую общину. 
Мудрецам и ученым, приведенным сюда одиннадцать лет назад, не пришлось пережить ни войн, ни ужасов осады, ни плена. 
Поселенные в Вавилоне, они организовали еврейскую жизнь вокруг самого главного ее компонента — изучения Торы. 
Молот уже был занесен над наковальней, но за несколько мгновений до рокового удара чья-то невидимая рука перенесла мудрецов Торы в безопасное место, где они продолжили занятия. 
Встретив через некоторое время своих измученных братьев, они сумели вдохнуть в них надежду на грядущее спасение, предсказанное великими пророками — Йешаяу и Йирмеяу (который оказался последним в этой цепочке).

Вскоре и сам Йирмеяу прибыл в Вавилон. 
Он не был угнан в дни разрушения Иерусалима и пришел к своим братьям добровольно. Вместе с ним прибыл его ближайший ученик Барух бен Нерия, который после смерти учителя стал одним из самых выдающихся мудрецов своего поколения.

Важнейшие, эпохальные события неслись тем временем одно за другим словно смерч. Огромная Вавилонская империя рухнула так же быстро, как и возникла. По истечении семидесяти лет своего господства над миром она пала под ударами двух союзных армий — персидского правителя Дария и мидийского царя Кира. Взойдя на престол новой мощной империи, возникшей на обломках Вавилона, Кир даровал евреям свободу и разрешил им вернуться в Эрец Исраэль, чтобы отстроить Иерусалим и Храм.

Заканчивая эту главу, восстановим всю цепочку передачи Торы в эпоху Первого храма:

Моше
Йеошуа бин Нун
Отниэль бен Кназ — Эуд бен Гера
Шамгар — Двора-пророчица — Гидеон
Авимелех — Тола — Яир Агилади
Ифтах — Ивцан — Эйлон
Авдон — Шимшон
Эли Акоэн
Шмуэль — царь Давид
Ахия из Шило — Элияу Анави — Элиша
Йеояда Акоэн — Зехария — Ошея — Амос
Йешаяу — Миха — Йоэль — Нахум
Хавакук — Цфания
Йирмеяу.

Источник: http://toldot.ru/tora/articles/articles_548.html

Твила — это только следствие изменений

(Размышления на умные мысли, но не мои)

(в сокращении и обработке)

И так, с самого начала скажу, что я ничего не утверждаю, а пытаюсь рассуждать.
Погружаясь в воду, мы погружаемся в смерть Машиаха.
А вот здесь было бы очень полезно остановиться и попробовать простым русским языком ясно изложить, что именно означают слова «в смерть Его крестились» и как именно происходит этот процесс.

К примеру, я думаю, что твила — это только следствие изменений УЖЕ произошедших в человеке. А природа у него осталась природой. Ведь и после твилы ничто человеческое нам не чуждо. Другое дело, что мы получаем силу справляться с этим…


Здесь очень важно изначально определиться какую дозу мистики мы допускаем в системе нашего исповедания. Например:
— во время вечери ничего сверхъестественного не происходит, мы просто вспоминаем смерть Машиаха или по нашей вере все же происходит нечто мистическое (не будем вдаваться в подробности);
— кровь Машиаха чудесным образом реально очищает (освобождает) нас от греха или это просто символ нашего покаяния;
и т.д.
Соответственно и отношение к твиле может быть двояким.

 
1. Я осознал необходимость изменения пути или необходимость вступления в Сионский завет, и твила является символом моего решения. При этом ничего мистического со мной не происходит. Я силой воли заставляю себя не грешить, а Руах Элохим мне в этом помогает.


2. До твилы я был мертвым по природе, чадом гнева, отчужден от общества израильского (здесь интересно было бы порассуждать, конечно не в этой теме, о разнице между атеистом евреем и атеистом гоем) и т.д. Приняв решение вступить в завет, я понимаю, что натура моя греховна и силой воли я не могу противостоять греху, кто бы мне не помогал.

Ибо тут начинается состояние описанное в конце 7 главы римлян. Кто же избавит меня от этого состояния. Путь описанный Шаулем начинается со смерти. Мой старый человек должен умереть, т.к. изменение себя усилиями воли, потуги грешного человека жить по заповедям — это тупиковый путь. Мой мозг обязательно найдет оправдание, как можно обойти заповедь:

а) Моше должен носить бороду, но не хочется? — брейся электробритвой и считай, что исполнил мицву;

б) Моше должен уничтожить хамец, а жалко? — заключи договор о продаже хамеца на время гою и сдай же ему этот угол в доме; и т.п. — греховная природа человека обязательно найдет выход.

Поэтому она должна умереть и, когда «мы погреблись с Ним крещением в смерть», моя старая природа реально умирает и из воды выходит новый воскресший для новой жизни Моше. Его природа теперь противоположна той, что была до погружения. Теперь его тянет к заповеди не только умом, но все его существо с радостью стремится угодить АШему, насладить Его. Руах Элохим не является внешним помощником, но становится частью его новой природы. Он может наполняться Им и жить Им.
Существенная оговорка, что все это происходит по вере, т.е. если у погружемого нет веры во все это, то этого и не будет. Следовательно погружемый в первом пункте получит то во что он верил.


1. Свойства воскресшего тела.

Шауль не случайно говорит, что в момент воскресения те, кто окажутся живы, получат новые тела. Следовательно они будут отличаться по свойствам от наших сегодняшних тел. На примере воскресшего Машиаха мы видим, что Он мог являться посреди закрытой комнаты, мог перемещаться на большие расстояния.

Где Он был непосредственно перед тем, как явиться посреди комнаты?

Видимо в другом мире (измерении?). Так же на глазах учеников он возносился на небо. Можно обозначить некоторые свойства воскресшего тела: его можно видеть и трогать, оно может исчезать, становиться невидимым (переходить в другой мир?), а потом снова являться на больших расстояниях, может перемещаться в пространстве и между мирами. На всякий случай замечу, что у воскресшего тела есть еще много свойств нам неизвестных.


2. Все первородное (вновь народившееся) должно быть принесено пред Господа. В том числе и в своем новом воскресшем теле Господь должен был явиться пред лицо АШема. Поэтому Марие было запрещено прикасаться к только что воскресшему телу, а в Фоме, наоборот, было предложено прикоснуться. Ибо в промежутке Машиах уже поклонился Творцу в новом теле. Этим можно объяснить и то, что воскресшие святые сначала будут вознесены навстречу Господу, а потом при Его явлении на землю придут вместе с Ним и будут царствовать 1000 лет.


Итого, можно предположить (ибо утверждать столь тонкие вещи берется только СБ), что Машиах в новом теле сначала вознесся к Творцу, затем 40 дней являлся (не пребывая в нашем мире постоянно) ученикам, затем вознесся к Творцу.

А Шаулю Он явился не в воскресшем теле, а как свет великий.

Это была беседа, на одном из форумов, и приведена в сокращении.

Заранее прошу у автора прощения, за свою, почти вольную корректировку беседы.

C уважением.

Погода в Израиле всегда хорошая

Автор: Авраам Коэн

Авраам Коэн

20.11.2012

Телефонный звонок:

– Хотел к вам приехать в начале зимы, погреться, а тут война… У вас жарко? Ненавижу ноябрь, ты же помнишь эту московскую слякоть, в такую погоду даже революции противно делать… а у тебя что там за грохот в трубке? Палят по Иерусалиму?

– Нет, это вертолеты гудят, у нас ракет нет, тихо, это на Юге, вокруг Газы жарковато… Погода у нас всегда хорошая, приезжай, сегодня было градусов 25, хоть и конец ноября – как у вас летом.

– Мы тут целыми днями смотрим новости из Израиля, переживаем, а у вас же телека нет, что вы делаете?

– Мы тоже переживаем… Молимся. Учимся, стараемся быть лучше. Мицвот всякие делаем…Помогаем материально. Многие семьи с детьми с Юга перебрались сюда, в хедере стульев свободных не осталась, пришлось из дома приносить – в каждом классе стало детей по полсотни…

У нас тоже семья с Юга живет, дети переехали спать в салон, спят даже под столом, гордятся – это важная заповедь – принимать гостей, комнаты и кровати свои им отдали… Очень радуются. Даже название придумали – наземная операция.

Вообщем, если надумаешь приехать – не стесняйся, только сообщи заранее…

– А чего это орет? Что ты сказал??

– Если надумаешь приехать – не стесняйся, только позвони, погода у нас всегда хорошая!

Я бы даже сказал – жаркая.

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_1431.html